Почему молодые люди уезжают учить сельских детей

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Проект «Навчай для України» изменил подход к сельскому учительству. Претендент должен был пройти три раунда отбора, полтора месяца учиться в летнем институте, быть готовым переехать в другой регион. 1 сентября наступил решающий момент — 17 победителей вышли на работу.

Право работать в сельских школах в Украине ещё не было таким труднодоступным. Претендент должен был пройти три раунда отбора, полтора месяца учиться с утра до вечера в летнем институте и быть готовым на два года переехать в другой регион. Изменил подход к сельскому учительству проект «Навчай для України». 1 сентября наступил решающий момент — 17 победителей вышли на работу.

Непройденный отбор

15 марта у меня был обычный рабочий день: подбор новостей для радио, обзвоны, запись комментариев. Под вечер в Facebook-ленте увидел рекламу, которая на месяцы изменила повестку разговоров, ожиданий, набор тем на встречах с друзьями.

Ссылка вела на сайт общественной организации «Навчай для України». Организаторы набирали людей, готовых быть учителями в сельских школах. После отбора нужно отучиться полтора месяца в летнем институте и затем два года проработать в селе. Образование не важно — методикам научат на летнем интенсиве, а за два года работы участники заочно получат педагогический диплом в Киевском университете им. Гринченко. Министерство образования — партнёр организации. Учителя получают официальную зарплату, плюс стипендию партнёров общественной организации «Навчай для України».

Моя подруга мечтает преподавать зарубежную литературу, я помышляю об истории. Захватила романтика переезда, работы с детьми, возможности учить и учиться. Однажды даже приснилось, как веду урок. Оба подали анкеты, прошли skype-собеседование, и в середине мая нас пригласили на очный тур. Нужно было сдать тест на знание предмета, подготовить 10-минутный урок и решить задачи организаторов — например, выбрать одного ученика из пяти отличников для поездки в Польшу. Затем ещё и объяснить «маме» невыбранного ученика, почему он не поедет. Для меня урок оказался сложным — взрослые в роли детей перебивали, плевались бумажками из ручек и просились в туалет. А я рассказывал, почему Украина отказывается от понятия Великой Отечественной войны в пользу Второй мировой.

Но пока ждали результатов, всё больше сомневались — действительно ли готовы уехать в село? В Киеве — работа и увлечения, друзья. Да и есть ли мотивация? В итоге не знали, обрадуемся или расстроимся после отказа. Организаторы уловили наши сомнения — предложили попробовать силы на следующий год. Но 1 сентября мы всё равно в селе — знакомимся с теми, кто дошёл до конца.

Спасители истории. Если бы не Мария Кимпинская (слева) и Анна Кобзарь (справа), жукинская школа осталась бы без учителей истории

В тему: Украина готовится к внедрению 12-летнего среднего образования

«Меня зовут Мария, теперь уже Мария Павловна»

Село Жукин в 55 км от Киева в полвосьмого утра встретило шумным базаром: фрукты, овощи, птица, кролики. Здесь 1100 жителей, работает птицеферма, из достопримечательностей — река Десна и мемориал в честь погибших во Второй мировой. Сельский клуб — пустой и с разбитыми окнами, а на вопрос о минимаркете жители смеются. А ещё здесь нет банкомата, хотя зарплата учителям приходит на карточку, — снять можно только за 40 км в Вышгороде.

Сельская школа выглядит прогрессивной: в большинстве классов сделан ремонт, в крыле начальной школы — уголок с игрушками и шведской стенкой, в кабинете английского — парты расставлены кругом. Директор гордится, что даже работает метеостанция, в кабинете географии — на каждую парту по глобусу, а молодым учителям выдали ноутбуки.

Школа опорная, здесь учатся дети из пяти сёл. 120 учеников. Из них семеро пошли в одиннадцатый класс, а 13 — в первый.

Девушка в вышиванке и в нарядной юбке встречает на пороге.

— Меня зовут Мария. Теперь уже Мария Павловна. Надо привыкать, — улыбается она.

Марии Кимпинской 23 года. Родилась и жила во Львове, в этом году окончила магистратуру в Украинском католическом университете по специальности «история», работала в библиотеке. До программы бесплатно помогала старшеклассникам готовиться к внешнему оцениванию. О проекте «Навчай для України» узнала в марте.

— Я мечтала работать в школе, но понимала, что будет сложно, — нет опыта, только наблюдения за своими учителями. Думала поучиться педагогике и собиралась поискать школу, где можно было бы поработать хотя бы год. А с проектом больше поддержки, — рассказывает новая учительница.

Если бы не Мария и другая участница проекта «Навчай для України» Анна Кобзарь, в этом году жукинская школа осталась бы без учителей истории. Анну — теперь уже Анну Евгеньевну — спровоцировал муж.

— Я защитила дипломную работу, и неясно было, чем бы полезным заняться. Муж предложил заполнить заявку — впрочем, сказал, что не справлюсь. Но я заполнила и справилась. Когда меня пригласили, мы были в Одессе на защите диплома. И тогда муж заявил: «Нет, я передумал, тебе не стоит ехать». Но решила сделать по-своему. И это то, чем бы, наверное, хотела заниматься.

Колоритный антураж. Анна Кобзарь с мужем будут жить в доме, похожем на этнографический музей

Супруги часто становились причиной, из-за которой участники отказывались ехать уже после отбора. Двое из тех, с кем мы проходили отбор, не стали учителями как раз из-за семей. У Анны Евгеньевны всё иначе — муж тоже переехал в село, хоть и не участвует в проекте.

— Я вырос в городе, даже бабушки в селе нет. Нет сельского опыта. Но жил раньше в летнем институте, не избегаю физического труда, справлюсь при необходимости с хозяйством. Я онлайн-предприниматель, у меня сайт по изучению польского языка и культуры. Меня не пугала перспектива переезда, поскольку не привязан к определённому офису или даже городу. Хочу быть рядом с женой, поддерживать её. Для неё это стрессовая ситуация, новая среда. Лучше быть рядом, — рассказывает Павел Кобзарь.

— Но тут хотя бы должен быть нормальный интернет, тестировали его? — спрашиваю у Павла.

— Ещё не тестировали, но смотрел на сайте мобильных операторов — нужен 3G-модем, чтобы работать.

Анна и Мария обрадовались, что будут трудиться вместе, — сблизились ещё на летнем интенсиве.

— Мы вообще интеллектуалы, — смеясь, говорит Анна Кобзарь. — Есть люди, с которыми начинаешь говорить о высоких материях, — и не получается. А тут все понимают ценности, которые искали во время летнего института, и мы думаем, как реализовать их. Что нас ещё сближает? Мы красивые! И волонтёрство нас сближает, потому нам есть о чём поговорить.

Пока Мария сняла комнату у местной жительницы, Анна с мужем — дом, похожий на этнографический музей. Но, возможно, Мария пере­едет к коллеге.

Анна пять лет занималась с детьми в организации «Пласт». Говорит, что ученикам готова рассказывать не только о предмете, но и о жизни.

— По словам директора школы, в прошлом году дети не хотели сдавать ВНО, потому что говорили: «Перспектив нет. Куда ехать, зачем поступать? Здесь работа, хозяйство». Я в Могилянке училась четыре года. Принципиально не сдавала курсовых и дипломных. Как раз на четвёртом курсе набралось три незачёта, и меня отчислили перед защитой диплома. Я хотела, чтобы они были научными, чтобы это был новый вклад, качественная работа. Но понимала, что не могу сказать своего слова в этих темах, только обработать труды предшественников.

Проблема с молодыми кадрами стоит очень остро. При такой зарплате молодёжь не очень хочет идти. Но потребность в качественном образовании не снимается, какой бы школа ни была

Потом четыре года работала администратором в школе английского, в торговле, готовила кофе, мне это тоже нравилось. Однако в то же время вступила в «Пласт», мы занимались с детьми национально-патриотическим воспитанием, популяризацией украинскости. То есть у меня были и работа, и занятие для души. Сейчас поняла, что для души важнее, поэтому уволилась с работы с хорошей зарплатой. В это время программа поменялась, заплатила за учёбу, защитила две курсовые и дипломную, выпустилась с бакалаврата. Потому знаю, что сказать детям, которые считают, что у них нет перспектив и возможностей.

Анна с мужем в селе только осваиваются. Мария тут с середины августа, успела перезнакомиться со всем коллективом. Говорит, директор и педагоги встретили доброжелательно. Уже прикидывает, что будет использовать в школе.

— Хочу попробовать «ротацию станций». Это интерактивные уроки, когда класс делится на две-три группы. У каждой группы есть задание, которое нужно сделать за 15 минут. Потом они меняются местами. Таким образом, каждая группа за урок может выполнить три задания.

Анна Кобзарь полагает: заинтересовать учеников могут детали — она сама до сих пор помнит рассказ преподавателя об украинской революции.

— Меня заинтересовал преподаватель, который рассказывал об этом периоде в Киево-Могилянской академии, — Виталий Скальский. Он очень харизматичный. Первое, о чём спросил, когда зашёл в аудиторию, — знаем ли, где были наши предки в 1917 году. И меня это зацепило, потому что я не знаю. Он излагал предмет очень по-человечески. Например, у Грушевского все вещи сгорели в вагонах, когда он возвращался в Киев. Грушевский приехал, а тут наводнение — на четыре метра вода поднялась. Да ещё Пасха 1917 года. Навод­нение, праздник, а люди съезжаются в Киев, потому что надо провести Всеукраинский конгресс. От этих рассказов мурашки пробегали! Потому на 10-минутном уроке я рассказывала об украинской революции. И меня порадовало, что Виктория Барбанюк, которая отбирала участников, шикала на других «взрослых детей»: «Дайте послушать».

Директор школы Нина Титаренко уже договорилась с Марией, что та будет вести краеведческий кружок, включится в работу детской организации «Сокол» («Джура»). Её участники готовят подарки для воинов АТО, проводят спортивные соревнования. Анна может открыть в селе ячейку «Пласта».

В тему: Лилия Гриневич: Невозможно учить современных детей так, как учили нас

«Нам бы таких учителей»

Проект «Навчай для України» — партнёр международной сети Teach for all («Учи для всех»), представленной в 45 государствах. Подразделения в каждой стране независимы, но консультируют друг друга. Есть и глобальная организация, которая координирует работу сети. Организации набирают учителей в отдалённые районы или в проблемные школы крупных городов, например, в иммигрантских районах. На постсоветском пространстве организации, аналогичные «Навчай для України», работают в Литве, Латвии, Эстонии, Армении и России. В Украине проект реализуется впервые.

Искусство мотивации. Соосновательница «Навчай для України» Римма Эль Джувейди считает, что главное отличие участников — горящие глаза

— Когда мы до запуска программы работали над пониманием украинского образовательного контекста, поняли, что в сельской местности, и не только, качество образования отличается в зависимости от социально-экономического положения семьи и населённого пункта. Это видно по многим показателям — например, по результатам ВНО и вступительной кампании. И не так легко найти молодых специалистов для сельской местности. Ещё больше мы убедились в том, что программа нужна, когда начали получать заявки директоров школ в регионах, в которых работаем. Некоторые заявляли по пять-семь вакансий. Очевидно, есть спрос на молодых специалистов. Школы хотят новых идей, подходов, стремятся предоставлять более прогрессивные образовательные услуги, — рассказывает соосновательница и операционный директор проекта «Навчай для України» Римма Эль Джувейди.

Изначально организаторы планировали запускать программу в Киевской, Львовской и Харьковской областях. Но последняя отпала — как объясняет Римма Эль Джувейди, областной департамент образования и науки не проявил заинтересованности. Третьим регионом стала Одесская область.

— В один из приездов в Одессу мы познакомились с руководителями областного департамента образования, они сказали: «Нам интересно участие в программе, возможно, в следующем году». Понимая, что есть органы образования, которые хотят работать, есть школы, где много вакансий, есть понимание программы на местах, мы быстро договорились с департаментом. Нам пришло 100 заявок, а далее мы общались с директорами, была встреча в Одессе, и так вышли на школы, с которыми хотели бы работать, — говорит операционный директор.

В итоге проходило два параллельных отбора — и для будущих учителей, и для школ. Всего организаторам поступило три сотни заявок от участников и полторы сотни от школ. В финале остались 17 человек, устроившихся в 14 школ в 14 населённых пунктах. Молодых учителей получили не только сельские школы, но и школы небольших городов и посёлков. В программе участвуют в основном гуманитарии — учителя истории, английского языка, литературы. Есть преподаватели географии и математики. Не удалось набрать учителей информатики и физики. Из 17 «новобранцев» — только три парня.

— Во-первых, общее качество участников — это мотивация, — говорит операционный директор «Навчай для України». — Конечно, у каждого она разная, однако все горят, хотят работать с детьми, делать что-то качественное, менять систему образования. Во-вторых, насколько я видела, им нравится работать в предмете. Я была на нескольких уроках, и мы не раз ловили себя на мысли, насколько нам интересно. Думали даже: «Как бы было хорошо, если бы у нас были такие учителя». В-третьих, это лидерский потенциал — у всех опыт лидерства в группе, в коллективе, где они брали на себя ответственность, ставили перед собой цель и достигали её.

«Я нашла работу в городской частной школе. Но отказалась, надеясь на участие в программе. О селе я и не думала»

Основными критериями оценки школы был директор, его мотивация и желание сотрудничать с программой. Директора заполняли специальную форму, мы решали, действительно ли готовы работать со школой и готова ли она работать с нами. Это не просто человек, который закроет им вакансию. Мы ожидаем от директора поддержки, содействия как участнику, так и программе.

Директор жукинской школы Нина Титаренко о программе «Навчай для України» узнала ещё в конце 2016 года и сразу связалась с организаторами. Говорит, что теперь ей завидуют коллеги из соседних школ.

— Проблема с молодыми кадрами стоит очень остро. При такой зарплате молодёжь не очень хочет идти. Но потребность в качественном образовании не снимается, какой бы школа ни была. Когда узнали, что есть такой проект, сказали: «Быстро нас туда запишите». Другие школы вообще не получили молодых специалистов. На днях директора ко мне подошли, спрашивают: «Как вы так сумели?» Я говорю: «Никто и вам не запрещал», посоветовала обратиться в программу. Отвечают: «Мы тогда не поняли».

От участников и организаторы, и директора ждут новых подходов в образовании, новых идей. Отдельно у претендентов спрашивали, какие кружки будут вести. То, что учителя пока без педагогического образования, директора «Навчай для України» не смущает.

— Педагогического образования недостаточно, чтобы быть хорошим, мотивированным учителем. Однако у многих участников был опыт работы с детьми ещё до программы, все прошли полуторамесячный интенсивный тренинг по педагогической подготовке. Они учатся на магистерской программе в Университете им. Гринченко. У них будет и далее поддержка менторов и методистов, — говорит Римма Эль Джувейди.

«Приезжайте без конкурса»

Обе новые учительницы жукинской школы говорят: не отважились бы ехать в село, если бы не программа. Сейчас участники на неполных ставках, чтобы было время готовиться. Без выслуги лет и при половине или трёх четвертях ставки зарплата — около двух тысяч гривен.

— Я нашла работу в городской частной школе. Но отказалась, надеясь на участие в программе. О селе я и не думала, — говорит Мария Кимпинская.

— Жильё, которое искали в селе, стоило минимум две тысячи гривен, плюс коммунальные услуги, а отопление газовое. Конечно, большинству учителей непонятно, зачем работать на полставки, когда это банально равно стоимости жилья! — добавляет Анна Кобзарь.

Вперёд, к знаниям. Потребность в качественном образовании не снимается и в селе

Вместе с зарплатой участники каждый месяц будут получать стипендию партнёров «Навчай для України», среди которых — Western NIS Enterprise Fund. Размер стипендии организаторы не называют — чтобы деньги не были мотивацией для будущих участников и камнем преткновения в коллективе.

— Сам факт стипендии может вызвать кривотолки, — говорю я учительницам.

— Пока мы стараемся быть друг для друга хорошими. Если зарекомендуем себя детям, надеемся, не будет острых вопросов. Иначе бы не переезжали. А так это шанс показать детям и тем, кто будет узнавать о программе, что можно классно преподавать, быть в контакте с детьми, — отвечает Анна Кобзарь.

Римма Эль Джувейди дополняет: учителя, которые уже работают в селе, сами могут попробовать себя в проекте. Для участников программы, которая хоть и ориентируется на молодёжь, нет предельного возраста. В октябре организаторы планируют объявить отбор на следующий год.

Уже скоро Анна Евгеньевна и Мария Павловна познакомятся с учениками неформально — одиннадцатиклассники обещали экскурсию по селу.

— Сначала Десну покажем, а позже можно будет поля показать — там очень красиво, — рассказывает ученица Ирина Грищенко.

В День знаний от учеников Мария Павловна и Анна Евгеньевна получили цветы, от своей новой начальницы Нины Титаренко — символический карандаш с конфетами. Нам же, прощаясь, директор школы сказала:

— Приезжайте к нам работать. Возьмём без конкурса...

Григорий Пырлик, опубликовано в журнале Фокус


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующег