Правда из земли. 60 лет пролежали в тайнике документы Службы безопасности ОУН

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

На опушке возле одного из сел Козивского района Тернопольщины в середине марта местный мужчина во время земляных работ случайно наткнулся на старый, советских времен, 15-литровый молочный бидон. Он оказался тайником, в которой нашли более 900 документов периода ОУН.

Этот архив позволит историкам подробнее изучить деятельность украинских повстанцев во второй половине 40-х годов.

«Повстанцы пытались минимизировать ведение документации»

Ценную находку сразу передали в архив Центра исследований освободительного движения во Львове. Всего насчитали 951 документ в хорошем состоянии. Хотя это и не самая большая из 22 подобных находок, но ее историческая ценность огромна, ведь повстанцы почти не документировали свою деятельность или искусно зашифровывали написанную информацию.

«Оуновцы пытались минимизировать ведение документации, — объясняет Андрей Усач, руководитель архива Центра исследований освободительного движения. — В 30-х годах было так называемое дело „архива Сеника“. Тогда польские власти нашли ОУНовский архив и на его основе были осуждены многие подпольщики, среди них и Степан Бандера».

В тему: Степан Бандера: реальная личность и миф

Найденные на Тернопольщине документы были завернуты в страницы газеты «Советская Украина» за 14 октября 1949 года. Благодаря этой дате и потому, что в архиве не найдено ни одного документа, датированного позднее, в Центре делают вывод, что закопали архив поздней осенью 1949 года.

«Газету для ОУНовцев специально выписывали крестьяне, — продолжает Андрей Усач. — В частности, для пропаганды. Подпольщики использовали статьи в газете, где восхвалялись „советы“, чтобы показать ложь советской власти».

Найденные документы — это, по сути, два отдельных архива. Один из них (тот, что постарше) в свое время также был спрятан сотрудниками Службы безопасности. Его вел неизвестный подпольщик в 1945-46 годах. «На бумаге, в которую был завернут этот архив, нашли надпись: „просушены“, — рассказывает Андрей. — Видно, что бумаги были намоченными, в некоторых местах подгоревшие, а между страницами мы нашли листья. Поэтому предполагаем, что этот архив хранился в схроне. Его энкаведисты нашли и уничтожили. А архив не обнаружили, поэтому он снова попал в подпольщикам».

Подпольщик, который вел этот архив, рисковал своей жизнью, скрывая его от советских спецслужб. Но только бойцы УПА нашли способ прятать свои архивы в бидонах, как было издано специальное распоряжение вести четкий учет таких емкостей. Дело в том, что в 40-х годах этой тары было не так уж и много: в колхозе и по несколько штук у крестьян, там работавших. Поэтому когда один из бидонов исчезал, владельца сразу заподозревали в связях с подпольем.

«Смертью этого человека население довольно»

Документация Службы безопасности в этом районе велась достаточно подробно и тщательно (как убеждены историки, так как именно в этих краях работал шеф Службы безопасности ОУН Николай Арсенич). Среди документов нашли, в частности, пропагандистские материалы, протоколы допросов и списки советской агентуры.

В тему: Николай Арсенич, «432», создатель Службы Безопасности ОУН: живым его взять не смогли

Например, в одном из документов описывается жизнь одного из советских с/о. «Секретный осведомитель» МВД, который в 40-м году вступил в ОУН«, — зачитывает господин Андрей отрывки из документа, которые еще можно разобрать. — А вот тут самое интересное: «в 46-м году связался с вором Михайлицею, вместе с которым ходили по Козову под маркой организации и грабили».

Советская власть часто использовала уголовных элементов, прощая им некоторые преступления, чтобы те докладывали властям о ситуации в селах. Иногда они, как и те двое, выдавали себя за ОУНовцев и грабили местное население. Судьба «секретного осведомителя» была решена: «Дня 12.06.47 боевики районной Службы безопасности пошли его арестовать, застали в доме за ужином. Он начал кричать и выскочил на улицу. При побеге боевик Тур посыпал огнем из ППШ. И от первых выстрелов с / о („секретный осведомитель“) гибнет».

В следующем документе говорится о двух однофамильцах, которые раньше были в ОУН, но затем предали организацию и активно помогали советской власти. Они также занимались грабежами, и подпольщики их ликвидировали. Интересно, что в архиве сохранились заметки, как на убийство одного из преступников отреагировали местные крестьяне: «Смертью этого человека население довольно. Со времени ликвидации вышеупомянутого вора и по сегодняшний день ни одной кражи в селе не было».

Среди бумаг есть и учебные материалы, и конспекты с лекциями, которые объясняли, в первую очередь повстанцам, идеи и принципы организации. Также ученые наткнулись на тетрадь-словарь, в который подпольщики записывали неизвестные им термины. К примеру, «гендлевий реїстр» — судебный список торговых предприятий, или «эдикт» -розпоряжение, «дуэль» — поединок ... Часто в таких материалах встречаются и некоторые русские слова, которые раньше повстанцам не приходилось слышать, ведь русский в то время в Западной Украине мало кто знал.

Рядом на столе лежат советские «трофеи», которые также были спрятаны в бидоне. Среди них — красноармейские книжки, комсомольские билеты, приказы, которые имели при себе советские агенты. Сохранились в документах и письма капитана МГБ (Министерство государственной безопасности), который писал своему агенту: «Если ты не выполнил то, что я тебе передал, зачем мне то, что ты оставил.

Надо было ко всему достигнутому тобой написать, когда можно будет сломать Верховину». Ученые предполагают, что это письмо могло быть ловушкой советских спецслужб, ведь такие письма они умышленно бросали там, где Служба безопасности могла их найти. В письме писали псевдо повстанца, чтобы его подставить.

Рядом с письмом лежит несколько выцветший листок, его изъяли у врага. Это — список людей, которых он должен арестовать в нескольких селах. Очевидно, сделать этого оперативник не успел и был задержанным сотрудниками Службы безопасности ОУН.

Через некрологи извещщали семьи

В архиве нашли 113 некрологов на 119 человек, в которых описаны истории жизни и смерти повстанцев. Особую ценность для историков такие некрологи представляют наличием в них, кроме псевдо, настоящих имен повстанцев. «Дело в том, что для конспирации подпольщики использовали только псевдо, и часто даже друзья, которые сражались бок о бок, могли не знать истинных имен друг друга, — продолжает Андрей Усач.

— Некрологи писали через неделю или две после гибели повстанца и, как правило, в нескольких экземплярах. Некоторые из них раздавали местным жителям, ведь истории жизни и смерти украинских героев вдохновляли людей бороться дальше. Возможно, посредством некрологов извещали семьи погибших. Но «открывали» имена только тех погибших, чьей семье уже ничто не угрожало.

Для полок архива

Как отмечает Андрей Усач, архив их Центра пополняется регулярно: к ним ежегодно попадает по три-четыре архива повстанцев, которые люди случайно находят до сих пор. Есть здесь найденные документы мельниковского подполья и даже маленький архив, который оставили польские подпольщики. В марте этого года в Центр принесли 13 документов, спрятанных в 1943 году. Это бумаги местного жителя, удостоверяющие его пребывания в польской и советской тюрьмах. Львовяне делали ремонт в квартире и случайно наткнулись на секретный тайник.

Увидеть эти и другие документы из архивов Центра могут все, кто интересуется историей. После реставрации все бумаги будут оцифрованы и выложены на сайте электронного архива украинского освободительного движения (avr.org.ua).

КСТАТИ

Документировать свою деятельность повстанцам нередко мешала и элементарная нехватка бумаги. Например, документы из найденного архива написаны в советских тетрадях, а то — и на папиросной бумаге. Получали бумагу через сторонников, которые специально ее покупали, выторговывали на черном рынке или в советских типографиях у надежных людей.

Иногда совершали нападения на различные советские учреждения, откуда забирали не только бумагу, но и принадлежности для письма и печатные машинки. Когда в 1947-48 годах достать бумагу было крайне трудно, то вели документы мелким почерком. Если же на листе оставалось свободное место, то его аккуратно отрезали и писали на нем другой документ.

 

Кристина Инжуватова, опубликовано в издании Україна молода

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com