Преступление без наказания. Часть 3: В моей биографии есть один позорный факт: я не сидел

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Выполнять преступные приказы - преступление. И границы давности нет. Но и без юристов понятно: исполнители были не простаками. Быть бездушным исполнителем-винтиком - выгодная, но неверная, бездушная формула... К 75-летию Большого террора...

(Продолжение. Начало:

А что, если бы каждый оперативник, идя ночью на арест, не был уверен, что вернется живым, и прощался бы со своей семьей. Если бы во все времена массовых посадок, когда сажали четверть города, люди не сидели по своим норкам, млея от страха при каждом ударе парадной двери или шагах на лестнице, а поняли, что терять нечего. Если бы... Если бы... Вас ведут сквозь толпу, между сотен таких же невинных и завтра обреченных. И ничто, никто не мешает. И можно, и крайне необходимо бы кричать! Кричать, что невинно арестованы!

Что переодетые воры берут людей! Что берут на подставных доносах и на основе лжи! Что идет глухая расправа над миллионами честных людей! И если бы услышали такие возгласы много раз в день и в разных частях села, города, может бы и люди встрепенулись и задумались. Нет! Загипнотизированные любезно честили своих палачей. Значит, ошибался Ф.Энгельс, который писал: "На практике мы должны требовать решительных мероприятий и беспощадности. Побежденные должны безжалостно уничтожаться.

Ну а любить ведь нас демократическая, красная или коммунистическая чернь никогда не будет". Вопреки всякой логике, любили, и дальше рабы уважают своих палачей... По словам художника-умельца Николая Сядристого, Ворошилов подписал 19 тысяч смертных приговоров, Сталин - 43 тысячи, а Молотов - 49 тысяч. Маленькие людишки не стоят называться людьми.

В тему: Как убивали украинских атаманов. Операция «Заповіт»- как советская власть уничтожала повстанцев

Может, аресты не стали бы такими легкими и массовыми? Нередки случаи были, что при крике расторопные молодчики отступали. Кроты, видите ли, не могли работать при свете, днем. "Так почему же молчали и молчим?" - еще и еще раз спрашиваем себя. Позицию общественности и каждого в частности можно передать словами Шевченко: "А мы глядели и молчали. Та молча чухали чубы.

Немые, подыве рабы...". Ибо у каждого найдется всегда дюжина гладких причин, почему он не жертвует собой: одни надеются на благополучный исход и криком боятся его нарушить, другие не созрели к понятию протеста: они покорные овцы. И, наконец, есть разряд людей, у которых грудь переполнена, глаза много видели, чтобы можно все выплеснуть - это озеро возмущения - в нескольких бессвязных возгласах. Попробуйте сейчас, во времена массового бесправия и показательной демократии, воскликнуть: "Нет!" - просто сказать?

Во времена массовых арестов, когда берут всех, как ты - честных, а за тобой почему-то не идут и не идут... Это мука, это страдание хуже любого ареста. И не только для слабых духом арест - облегчение, даже радость. Многие могут вместе с артистом М.В.Богословским сказать: "В моей биографии есть один позорный факт: я не сидел".

Известно, что любой орган без упражнений отмирает, и они упражнялись. Отведывали новый вкус - возникал новый аппетит. Они подчищали всех и вся, очищались большие города и малые села для того, чтобы наступило светлое будущее для остальных. Брали студентов, рабочих, интеллигенцию, специалистов, государственных чиновников, брали и личных дворян, т.е. тех, кто окончил университет. Ум был не нужен, только его имитация.

В тему: Как подавляли Украину в первые годы советской власти. История в документах

Забастовка студентов... Что, разгоняли, как в старые времена? Нет. В царском режиме забушевала бы вся благородная пресса, весь ученый мир: долой правительство, долой царя! А тут нет - тихо записали ораторов, дали разойтись, а в летние каникулы по одному взяли в разных местах и ​​навсегда. Будешь знать, как выступать.

Ни один гражданин, который когда-либо вступил в партию, но не к большевикам, уже судьбы своей не прошел, он был обречен (если не успел перебежать и стать оборотнем). Если не отказался от своих взглядов, то подпадал под грандиозный пасьянс, правила которого были не понятны тогда и черты которого передались нам: дальновидный ум спланировал, чьи-то аккуратные руки, не пропуская моменты, подхватывали карточку того, кто отбывал годы каторги, в первой колоде и легко переводил ее в другую колоду (ссылка) и т.д. Все это без шума. Без лишних эмоций и эксцессов сходило на "нет" движение тех, кто бушевал на студенческих митингах, кто гордо названивал кандалами, идя на каторгу за идеи, за народ.

Мы забываем родных и близких посаженных. Ибо какое у ​​них настроение после ареста родного? Так же могли забрать и их, если женщина или дети не отказались от отца. Тем самым воспитывались Павлики Морозовы. Сколько детей разделили трагедии родителей, которых любили! Они не могли ходить в школу, потому что их дразнили: "Твой папа - враг", а учителя это позволяли, делая гадкое дело.

Сколько их, расстроившись, ходили с поникшей головой, а старые женщины говорили: "В землю смотрит, умрет скоро". Они умирали от воспаления мозговой оболочки и в объятиях смерти все кричали: "Где мой папа? Дайте мне папу, маму!". А кто скажет, сколько их в отчаянии и горе умирало от безысходности, - потому что "травили" и не давали жить, - кончали жизнь самоубийством.

Это отдельная страница рассказа, и прежде к ней вернемся. Приведу один документ, выданный 15 августа 1937 года - оперативный приказ № 00486 наркома внутренних дел СССР: "После получения этого приказа приступить к репрессиям жен изменников родины: имеющих младенцев немедленно отправляются в лагерь, без завоза в тюрьму, вместе с детьми, откуда дети по достижении 1-1,5 года передаются в детские дома НКВД.

Арестованные дети комплектуются по группам так, чтобы в один и тот же детдом НКВД не попали дети, связаны между собой родством или знакомством.

При аресте жен их дети старше 1-1,5 года изымаются. На каждого ребенка старше 15 лет заводится следственное дело, и дети направляются в детские распределители отделов трудовых колоний НКВД.

Имущество арестованных жен конфискуется, квартиры опечатываются...".

Операция растянулась надолго, потому что главными условиями ее были тишина и незаметность. А кто был свидетелем, того судьба была заранее известна. В Томске был такой случай (из книги Левка Лукьяненко "Не дам загинуть Україні" ("Не дам погибнуть Украине" - Русск, “А”)):

"Ночью на двух автомашинах, загруженных трупами расстрелянных, выехали работники НКВД в лес за город для сжигания их. Операция проходила в строжайшей секретности. Никто из посторонних не должен был знать о месте и о самом факте сожжения. Но на рассвете в лесу встретился пешеход, который шел навстречу. Руководитель операции обратил внимание на то, что из-под брезента, которым был покрыт кузов, торчит нога. Это дало основание полагать, что пешеход все понял. Ему предложили ехать к месту, где его бросили в костер, и он заживо сгорел".

В тему: Расстрелы заключенных в июне-июле 1941 года. Как это было (ФОТО)

Часовой революции не ошибается. И переломили хребет крестьянству, рабочим, офицерскому корпусу, интеллигенции, и давно пора взяться за интеллигенцию техническую, которая очень самоуверена, ведет себя независимо, считает себя незаменимой. И не привыкшая схватывать приказы на лету. Захотели. И показали народу все причины наших хозяйственных неудач и недостатков, вредители со всех сторон - враги с логарифмическими линейками. И каждая отрасль, каждая фабрика и кустарная артель должна была у себя искать вредителей. Трагедию тех времен передают слова монолога:

В 20-х годах спрашивали: "Как вы живете?".

В начале 30-х годов: "Как Вы? Живете?".

В тему: «Нарком» СМЕРШа Виктор Абакумов ордена получал за расстрелы гражданских

И те, что сажали и мучили, в оправдание цинично утверждали: "Я верю, что Вы ни в чем не виноваты. Но Вы грамотный человек, Вы должны понять, что проводится широкая социальная профилактика". Так за несколько лет был переломлен хребет старой интеллигенции - духовности народа.

В те годы люди были еще гордые, и во многих еще не было понимания, что мораль - относительное понятие и имеет узкое классовое содержание. Добро и зло сравнивалось просто - сердцем. Люди отказывались от сексотства, и всех наказывали безжалостно. Со временем поток сошел к нулю: раз надо осведомлять, значит надо - куда деваться?

Очень много мужества нужно было, чтобы в том хоре и реве толпы сказать "Нет!". И даже не это. Просто промолчать. И это вызвало подозрение. Только отдельные голоса протеста раздавались в этой гробовой тишине зла. Этих смелых героев недалекого прошлого забыли, не хотели помнить, и только свежая память вспоминает В. Чорновила, Л. Лукьяненко, В. Стуса, генерала П. Григоренко, Леонида Клеца, Василия Макуха, Алексу Гирныка. Лидеры замолкали, населения систематически "вструшувалы", люди оставались без возможных руководителей сопротивления. Часто можно было услышать:

"Ты что высовываешься, ты что! Лучше всех? Тебе что, больше всех надо? Умный нашелся!" и т.д., и это было направлено против формирования сильной независимой личности с независимым мышлением. Деспотическое государство азиатского направления видело потенциальных лидеров и за создание общественного мнения искореняли их в зародыше с помощью доносчиков; чужаки - белые вороны, а посредственность - свой.

Они думали, что смельчаки посягают на кусок не своего пирога, и такого не прощали. Создавалась атмосфера, когда любая попытка на здравый смысл подвергалась травле и улюлюканью: любой рост становился одиозным, трудолюбие осмеивалось, интеллектуальные радости вызывали отторжение, в искусстве шел упадок стиля, в науке оригинальные работы вытеснялись и вытесняются компиляциями, а в общественной жизни узаконивается коррупция и ценятся не способности и таланты, а их отсутствие, не образованность, а невежество, не стойкость во мнении, а беспринципность.

Сколько людей с радостью приветствовали рев толпы, не догадываясь, что они на пороге очереди, и скоро их имена "поволокут" в этом реве. Большинство тех, кто были у власти, до момента собственной "посадки" безжалостно сажали других, послушно уничтожая себе подобных, по тем же инструкциям отдавали на расправу любого вчерашнего друга или родственника. Может быть, именно 1937-1938 г.г. показали, как мало стоила их идеология, которой они так гордились, грабя страну, уничтожая их крепость, разоряя и топча их святыни, думая построить (и это им удалось) общество себе подобных: шкурников, лизоблюдов и завистников.

Сейчас они увенчаны ореолом мучеников, ибо только в предсмертном времени некоторые становились людьми - небольшая их заслуга, успели побывать и палачами соратников, не учитывая, что прежде всего они были палачами для своего народа. Вот, например, как писал достойный последователь Г. Зиновьев в газете "Северная пальмира" за 19.09.1918 года: "Мы должны увлечь за собой 90 млн. из 100 населяющих Советскую Россию.

С остальными нельзя говорить – их надо уничтожить", йому вторив Троцький: "Репрессии для достижения хозяйственной цели – есть необходимое оружие социалистической диктатуры".. И перед ямой, в которую они уже собрались толкать людей - тебя, меня, нас, - каждый должен, оторопев, остановиться и задуматься: "Это так сложилось, что палачами были не мы, а они.

А не ты продавал друга не раз, а не ты глумился над правдой, честностью и справедливостью, распускал ложь и клевету, поддерживая зло и несправедливость?". Гордыня пленяет некоторых, кто ни разу не продался. "А вас купили?" - спроси его, и он смущается, ибо угоден преступной власти. А крикнул бы Малюта Скуратов их, наверное, и они б не сплоховали. Они перекрасились из красных цветов в сине-желтые, перешли из фашистско-коммунистической партии в демократическую, и в первых рядах снова уничтожают ум, топчут справедливость, насмехаются над честностью.

Хотя и мы не имеем права на критику, так как вина лежит и на нас, потому что молчали, когда били и втирали в грязь других. Да что говорить! За себя постоять не могли и не можем. Каждый должен всегда осуждать себя за грехи других.

В тему: Демьянов Лаз. Геноцид Галичины

Отбор шел и идет. Селекция людей, дарвиновский отбор... Это целая трагедия и комедия, но это факт. Идет партийная конференция, которую ведет новый секретарь райкома, вместо недавно посаженного. В конце принимается обращение к товарищу Сталину. Разумеется, все встают, как и по ходу конференции вскакивали при каждом упоминании вождя всех народов. И вот в зале раздаются бурные аплодисменты, переходящие в овации. 3 минуты, 4 минуты, 5 минут - уже болят ладони, затекают поднятые руки, задыхаются пожилые люди. Становится невыносимо глупо даже для фанатиков.

Но кто первым осмелится завершить эту комедию? Это мог бы сделать секретарь райкома, стоящий на трибуне и только что зачитавший обращение. Но он - недавний, он - вместо посаженного и боится. Ведь в зале стоят и аплодируют энкаведисты, они-то следят, кто перестанет хлопать первым. И это продолжается 6!, 7!, 8! минут ... Они пропали! Они не могут остановиться, пока не с разорванным сердцем! Еще в середине зала, в тесноте, можно чуть-чуть схитрить, бить медленнее, не так сильно, не так активно, но в президиуме, у всех на виду! Директор местной фабрики, независимая сильная личность, стоит в президиуме и, понимая всю фальшь, всю безысходность положения, аплодирует! 9 минут!, 10 минут!

Он смотрит с надеждой на секретаря, но этот не смеет остановиться. Все поголовно потеряли разум, с ума сошли! Поглядывая друг на друга с надеждой, но делая на лицах счастье, руководители будут аплодировать, пока их не вынесут на носилках, а те, что останутся, не дрогнут!.. И директор фабрики на 11-й минуте с деловым видом опускается на свое место. И, о чудо! - куда делся общий безудержный пафос и энтузиазм! Все вместе на том же хлопке садятся. Они спасены!

Белка догадалась выпрыгнуть из колеса!.. Вот по этому-то и узнают независимых людей. Вот так их изолируют: в ту же ночь директора фабрики арестовали. Ему легко мотают по другой причине 10 лет. И после подписания протокола следователь умышленно напоминает ему: "Никогда не переставайте аплодировать первым!". Это - отбор по Дарвину. Это и есть изматывание глупостью.

И во все органы - от сельсоветов, правлений колхозов и даже школы и выше, - проникали хитрые, самые скользские, часто лентяи и пьяницы или и недавние откровенные бандиты разных мастей, которые вовремя додумались повернуть носы по ветру. Так постепенно приходили к власти сталинские янычары, которые готовы были разорить все и вся ради собственной выгоды. Они стали верными псами "отца народов" за то, что тот дал им неограниченную власть и сытую жизнь, конечно, за счет других.

В тему: Одна пуля в две головы. 75 лет назад коммунистами расстреляна элита украинской нации

Для подтверждения этих слов возьмем статистические данные о повышении льгот по Винницкой области. Когда на страну надвигалось черной тучей горе - голод, принимается 2 ноября 1932 года закрытое постановление "Об улучшении материально-бытовых условий руководящих районных рабочих". К общему контингенту внесены 4283 человека, в том числе 2470 членов семей.

Им определяются такие нормы индивидуального снабжения: хлеба печеного в день - 800 гр., крупы в месяц - 2 кг, макарон - 1 кг, рыбы - 2 кг, сахара - 2 кг, мыла простого - 2 куска, туалетного - 1 кусок. Примерно половину этого получали и члены их семей. Кроме того, предусматривались и продукты для общественного питания в закрытых столовых. По всем районам республики было установлены единые ставки зарплаты - 240-280 руб., В то время как народ работал за "палочки-трудодни". Комментарии, как говорится, излишни.

Осталось только, а это может мысленно сделать каждый, провести параллель и спроектировать на современное положение вещей. Крестьяне и рабочие годами не получали ничего, из страны сделали базар - люди брошены на выживание, пенсионеры, проработавшие 30-40 лет, получают 800 - 900 грн., которых хватает на оплату коммунальных услуг. Цены - лучше молчать.

А руководители - слуги народа, увеличили себе зарплату до 10-12 тыс. грн. и более; депутаты и чиновники получают 18 000-24 000 грн. в месяц, пенсии - по 10 тыс. в месяц и дополнительно назначают себе доплаты, которые составляют 50-100%, за интенсификацию, в народе это понимают как за интенсивное хищение и разбазаривание народного добра. Они потеряли стыд и стыд перед людьми и Богом.

"Все пошло на круги своя. Ничего нет нового на свете", - говорил Экклезиаст. Время неизменно, мы только другими глазами смотрим на него. Слова, которые хотел привести давно, просятся на бумагу, и месту их вставить в любом месте. "Если то, что делают большевики с народом, является экспериментом, то для такого эксперимента я пожалел бы дать даже лягушку", - говорил еще в 1928 году физиолог И. П. Павлов.

Вот почему каждый порядочный человек может, вслед за В.Набоковым, повторить, что она ненавидит "такую ​​коммунистическую веру, как идею низкого равенства, как нудную страницу в праздничной истории человечества, которая отталкивает земные и внеземные красоты, как то, что бессмысленно посягает на мое свободное я, и поощряет невежество, тупость и самодовольство".

Кто же поручил власть негодяям? Народ? Нет. Народ тогда уже не спрашивали, а если спрашивали, то он знал, что говорить в угоду шутам. И если сейчас "совков" спрашивают, то все повторяется снова и снова. Сколько можно натыкаться на грабли? Призывать к здравому смыслу сумасшедших, которые признают только силу и тупость, - подобное можно квалифицировать только как проповедь среди взбесившихся псов. Сюрреалистическая трагедия непостижима и тем, что все это ради сытого, беззаботного существования стаи уродов, которые дорвались до власти.

Многое можно понять и объяснить, но оправдать - никогда. Ведь миллионы зэков нужно было выследить, арестовать, допросить, гонять по этапу, сиеречь, стрелять за шаг в сторону, разбивать мертвецам головы молотками... Если не миллионы, то, наверное, сотни тысяч зарабатывали на жизнь борьбой с "врагами народа". Сотни тысяч! Как быстро, как очень быстро удалось отыскать и воспитать такую ​​армию псов. Перекрыли среднестатистические показатели 1913 года не только по всем отраслям, но и по палачам.

(Окончание следует).

Михаил Пидборочинский, Всеукраинская общественная научная организация "Эксперты Украины"

Перевод: “Аргумент”


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com