Генерал Петр Григоренко: бунтарь, отец украинской демократии

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Генерал Петр Григоренко

«Из подполья вышли крысы, захватившие власть над людьми. Крысы добились изгнания меня из Родины. Но будущего у крыс нет. Мы вернемся на Родину и увидим наш освобожденный от крысиного нашествия народ!» Минуло 105 лет от рождения знаменитого генерала Петра Григоренко.

Спросите студентов университета — что знают они об этом человеке? Уверена, что большинство даже имени такого не слышали. А о школьниках я и вовсе молчу. Вот это и болит, ведь такие люди — гордость нации, на их примере нужно воспитывать молодое поколение украинцев.

Он в свое время сделал блестящую военную и партийную карьеру. Сын небогатого крестьянина из Запорожской области, он подростком ушел из дома, выучился на офицера, прошел командиром дивизии Вторую мировую войну, получил орден Ленина. А по ее окончании стал генерал-майором и создал собственную кафедру в престижном военном заведении — Московской высшей академии им. Фрунзе. На учебниках Григоренко выучились тысячи советских офицеров, а его, как сознательного коммуниста, постоянно делегировали на высокие партийные съезды.

А потом в один момент все изменилось. В 1961 году генерал Григоренко выступил против власти — он посмел критиковать самого генсека Хрущева за повторение сталинских методов правления. Его выгнали из Москвы, но он не прекращал борьбу с режимом: выступал в защиту крымскотатарских повстанцев, требовал освобождения академика Сахарова. И власть жестоко отомстила непокорному офицеру и честному человеку.

Петр Григорьевич был одним из первых, к кому в СССР применили карательную психиатрию. Диссидентам, осужденным на лагеря, пожалуй, еще повезло, если сравнить пережитое ими с тем адом, через который прошел Григоренко.

Ведь его, здорового мужчину, семь лет «лечили» сильнодействующими препаратами, которые прописывают шизофреникам! И несмотря на старания медиков-садистов, генерал сохранил здравый смысл, острый ум и не сломался в борьбе с тиранией.

Кем был этот человек для украинского народа — в разговоре с диссидентами Василием Овсиенко, историком, общественным деятелем, и Семеном Глузманом, врачом-психиатром и правозащитником, который единственный в СССР осмелился высказаться против псевдодиагноза генерала.

«Да он сумасшедший!»

В. Овсиенко: — Генерал Григоренко — первый представитель верхушки власти, который осмелился пойти против нее. Казалось бы, совершенная биография образцового коммуниста. Он был участником боев на реке Халхин-Гол в 1939 году, а вторую мировую войну прошел с двумя ранениями и закончил ее в должности начальника штаба дивизии. Среди наград — орден Ленина, два ордена Красного Знамени, Красной Звезды и множество медалей. Потом он пишет почти сотню учебников для военных кафедр и преподает в военной академии им. М.В. Фрунзе.

И вдруг в 1969 году на партконференции Ленинского района Москвы генерал Григоренко резко критикует курс партии! Он открыто говорит, что назревает новый культ личности — Хрущева, и что стране нужны кардинальные изменения.

— Возможно, Григоренко надеялся, что к нему прислушаются, ведь он был уважаемым и авторитетным лицом?

В. Овсиенко: — Нет, он не питал иллюзий, прекрасно знал, какой будет реакция режима. Просто, как человек честный, не мог молчать. Григоренко после этого выслали из Москвы на Дальний Восток — командовать оперативным отделом штаба армии. Здесь он продолжает начатое дело, создает организацию «Союз борьбы» и распространяет открытки антикоммунистического содержания.

С. Глузман: — Власть понимает, что это не просто бунтарь, а опасный борец с системой. Его лишают генеральского звания, пенсии, всех наград. Но признают ... невменяемым! Еще бы, человек, столько сделал для советского государства, что не может мгновенно стать ее врагом. Итак, это шизофрения! И в августе 1964 Григоренко помещают в Ленинградскую специальную психиатрическую больницу. Учтите, что на дворе не сталинизм, а якобы «оттепель»...

— Вообще, удивительно, как такой свободолюбивый человек пережил сталинские времена, не попав в мясорубку НКВД во время расправы над Тухачевским и другими красными командирами...

В. Овсиенко: — Григоренко спасло то, что он сначала учился в академии, а затем воевал на Дальнем Востоке, за тысячи километров от Москвы. Однако был момент, когда на него пыталась донести родная жена, из преданных коммунисток. Женщине не понравилась переписка Григоренко с братом Иваном, она испугалась, что эти письма найдут и накажут всю семью. Петр Григорьевич каким-то чудом остановил жену, и это его спасло.

— Трудно представить, как врачи, которые давали клятву Гиппократа, могли уничтожать здорового человека сильнодействующими препаратами...

С. Глузман: — Они не имели выбора. Диагноз, написанный в высоких кабинетах ЦК КПСС, никто не осмелился опровергать. Для врача это означало в лучшем случае увольнение с работы, в худшем — суд.

— Но вы же не испугались. Как случилось, что вчерашний выпускник медуниверситета, киевлянин, вдруг проводит психиатрическую экспертизу опального генерала, опасного врага и особого узника, которого тщательно охраняют?

С. Глузман: — Это была уже вторая диспансеризация Григоренко в психиатрической больнице, в 1972 году. От друзей я услышал, что есть человек, которого ни за что мучают. И обязанность и врача, и человека подсказали, что надо что-то делать. Друзья связались с адвокатом Петра Григорьевича, она сумела переписать его карточку. Я ее изучал, пробовал проконсультироваться со старшими коллегами, но на меня смотрели как на прокаженного. В конце концов, я сам составил экспертизу, а двух других экспертов — так нужно было для протокола — просто придумал.

— Этот поступок стоил вам семь лет лагерей и пять — ссылки. Никогда о нем не жалели?

С. Глузман: — Нет. Я жил, как подсказывала совесть. Только горько было от того, что не смог помочь Петру Григорьевичу.

Таран против тирании

— С именем Григоренко связывают создание украинского Хельсинской группы. Каков ее вклад в историю демократии на наших землях?

В. Овсиенко: — Сначала такая организация по инициативе Григоренко появилась в Москве, в мае 1976 года. Она объединила разных свободолюбивых людей, не согласных с режимом. Но Петр Григорьевич всегда оставался украинцем и переживал за свой народ, он имел здесь много друзей. Собственно, в разговоре с Николаем Руденко он и высказался за создание такой же организации в Украине. И она появляется у нас уже в ноябре. Григоренко подчеркивал, что украинский союз, в отличие от московского, не только защищает права человека, но и отстаивает интересы нации.

В тему: Как рождалась Украинская Хельсинская группа. Война КГБ против диссидентов

Вообще, опальный генерал с большим уважением относился к каждому народу. Не стоит забывать, что первый его арест был спровоцирован выступлением в 1967 году, когда он защищал активистов крымскотатарского движения. Григоренко считал, что в СССР нарушают права «малых» народов, и не мог с этим мириться.

В тему: Альфред Рибер. Гражданские войны в Советском Союзе. Часть 1

— Как действовала Хельсинская группа?

В. Овсиенко: — Эти группы стали легальными, ведь, по уставу, создавались для содействия советской власти в выполнении ею гуманитарной части итогового акта Хельсинского совещания. С точки зрения государства, вполне законная и благородная миссия. Активисты должны были собирать доказательства нарушения постановлений о правах граждан и жалобы потерпевших, доводить факты нарушений до сведения общественности, информировать правительства государств, подписавших итоговый акт.

И они это делали честно и активно! А кроме того, устраивали акции протеста, выходили на митинги, писали обращения в европейские организации. То есть открыто выражали недовольство «наигуманнейшей» и «наидемократичнейшей» властью рабочих и крестьян! Неудивительно, что едва ли не все члены УГГ впоследствии пройдут через тюрьмы, лагеря, ссылки. Но свое дело они сделали, став мощным тараном, который расшатал основы тираничного государства. Василий Стус, Левко Лукьяненко, Вячеслав Чорновил, Стефания Шабатура и десятки других патриотов-диссидентов — это те люди, которых объединил вокруг высокой идеи Петр Григоренко.

В тему: Война КГБ против диссидентов. Погрому «шестидесятников» — 40 лет

Вон из СССР!

— Меня поразили строки автобиографической книги генерала: «Из подполья вышли крысы, захватившие власть над людьми. Крысы добились изгнания меня из Родины. Но будущего у крыс нет. Мы вернемся на Родину и увидим наш освобожденный от крысиного нашествия народ!»

В.Овсиенко: — Эту книгу «В подполье можно встретить только крыс» он писал в США в 80-х годах. Но увы, на родину, откуда его изгнала советская власть, вернуться не пришлось. Сердце Петра Григоренко перестало биться 25 лет назад в Нью-Йорке. А на похороны борца за свободу съехались люди со всего мира.

— Как генерал-бунтарь сумел выехать в США?

С. Овсиенко: — После психиатрических клиник его здоровье было подорвано. И партийные чиновники сделали вид, что хотят помочь герою войны — его направляют в 1977 году на операцию в США. И уже через несколько дней выдают указ о лишении Григоренко советского гражданства. Узнав об этом, Петр Григорьевич сказал: «Жаль. Теперь я не могу умереть дома».

Но он прожил еще десять лет. Больной и слабый, Петр Григоренко не сдавался. Встречался с представителями правительства США, с президентом Рейганом, руководителями европейских стран. Он поставил украинский национальный интерес на международную основу, в контекст противоборства демократического Запада с тоталитарного Востоком. После свидетельств Григоренко и других правозащитников СССР был вынужден выйти из Международной ассоциации психиатров. Но только с распадом СССР карательная психиатрии была преодолена.

В разных странах Григоренко добивался, чтобы Хельсинские группы оказывали давление на свои правительства, а те — на тоталитарных систему СССР. Чтобы требовали соблюдения демократических прав в стране. Кстати, известное выражение Ронадльда Рейгана о «империя зла» возникло под влиянием писем Григоренко.

С. Глузман: — Знаете, что первым сделал Петр Григорьевич в США? Он письменно обратился к Американской психиатрической ассоциации, чтобы его обследовали. Ответ был такой — экспертизу проведут, но ее результаты обнародуют. Даже в том случае, если болезнь подтвердится. И Григоренко без колебаний на это соглашается. Ибо знает, что полностью здоров. И вот после тщательного обследования американские профессора дают заключение: Григоренко вполне психически здоров и адекватен.

Вся длительная работа медиков с генералом тщательно фиксировалась на пленку. Я просмотрел ее в 1989 году, в офисе американской ассоциации. И знаете, что меня возмущает? Прошло столько лет, а Украина так и не обратилась к США, чтобы получить копии записи! Неужели в демократической стране, которой мы себя называем, это никому не нужно? Почему эти материалы не интересуют ни министерство здравоохранения, ни историков, ни политологов?

В тему: Издевались при жизни, глумятся после смерти. Чиновникам не нужен музей «шестидесятников»

Жизнь Григоренко — яркий пример человечности и устойчивости при любых условиях. Его, видимо, без преувеличения можно назвать христианским мучеником.

— Вернули ли Петру Григоренко звание и награды?

— Да, посмертно. Указом президента РФ Бориса Ельцина его признали политзаключенным, отменили ложный диагноз, а также восстановили генеральское звание, все регалии и награды.

Ирина Львова, опубликовано в газете  Експрес

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com