Русский национализм и Украина

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Иллюстрация. След в покорении Сибири: Тобольскую митрополию в течение все

Источники имперской политики Москвы и работа украинцев на ее имперскую идею.

В Месопотамии около 2270 до нашей эры появилась первая в мировой истории империя. Произошло это в результате завоевания высокоразвитой и довольно успешной в экономическом, культурном и научном смыслах шумерской цивилизации Юга Месопотамии значительно отсталыми от шумеров племенами аккадцами, которые пришли с Севера. Захват облегчил политический раскол в пределах самой шумерской цивилизации. А создатель первой империи Саргон Древний использовал все достижения шумерской цивилизации для развития своего государства и даже активно привлекал к государственной службе старых чиновников, жрецов и тому подобное.

Этот пример стал правилом для следующих строительств все новых и новых империй. И не случайно: фактически любая империя является своеобразной раковой опухолью, живет, пока использует потенциал очередных покоренных клеток. То есть она пользуется ресурсами (как сырьевыми, так и человеческими и даже культурными) захваченных земель, поскольку завоеватель сильный только в своей агрессии, тогда как в большинстве других сфер проигрывает покоренном. При этом в случае человеческого потенциала речь идет не только о бесплатную рабочую силу и пополнения войска, но и о скачивании с покоренных территорий активных творческих личностей, чтобы они развивали основы империй.

В тему: Марк Солонин: «Советский народ не мог никого победить...»

Еще одной общей чертой для империй является процесс их образования: в результате завоевания северными народами южных. Ведь в домодерные времена, когда царила аграрная цивилизация (и когда появилось и существовало большинство империй), Юг имел куда большие ресурсы и более высокий уровень экономического развития, чем Север. Соответственно можно говорить о том, что бедность Севера служила консолидирующим его началом и одновременно стимулом для захвата богатых земель Юга. Так, после завоевания Юга появились как первые имперские образования, так и последняя империя в Китае, а в раннесредневековой Европе - Франкская империя после завоевания северными франкскими племенами Галлии и других земель на Юге.

К тому же во всех случаях возникновение империй происходило после завоевания одной страной других и взятия себе на службу человеческих и материальных ресурсов покоренных. А значит, имперские организмы по своей сути являются инструментом эксплуатации одними народами других, возведенной в ранг государственной политики, то есть имеет паразитарное начало. Соответственно, любая империя (как и любой паразит) в конце концов обречена на смерть. Причем смерть болезненную, когда наступает время расплаты за беды, причиненные другим. А это на закате империи выливается в войны против формирующего ее этноса угнетенных стран и народов, которые в конце концов уничтожали самые жестокие и самыебольшие  империи в истории человечества. 

Украинцы в имперской экспансии

Аналогично в истории Восточной Европы создание Российской империи было связано именно с окончательным покорением отсталой Севером (Московией) развитого Юга (собственно Руси). Только после завершения этого процесса Московия действительно стала империей, а следовательно, сам факт покорения ею Руси-Украины является отправной точкой имперской истории России. Однако в этом случае процесс возникновения очередной империи был очень длительным: начавшись еще во второй половине XII века (от погрома Киева войсками северного, владимиро-суздальского князя Андрея Боголюбского в 1169 году), он завершись только в начале XVIII века (поражением в 1709-м освободительного восстания, организованного Мазепой против московского господства в Украине).

Именно с этого времени (еще до Ништадского мира со Швецией 1721) Петр I де-факто превращается в императора. И весь этот период покорения Московией-Россией Руси-Украины именно на нас было направлено и израсходовано больше сил новой империи, в значительной мере спасало другие народы от московского ига и одновременно свидетельствовало особую важность Украины для построения собственно Российской империи.

Насколько важным приобретением для России была Украина, свидетельствует тот факт, что сразу же после усмирения последней ситуация с построением новой империи на Востоке Европы меняется. Уже в том же XVIII веке объектами территориальной экспансии Москвы (а потом и построенной, в частности, силами украинских казаков новой имперской столицы - Петербурга) становятся Юго-Восточная Прибалтика, Беларусь, Польша, Молдова, Крымское ханство, Северный Кавказ, Казахстан, Дальний Восток и даже расположенная на другом континенте Аляска.

Закономерно, что это было не простое временное совпадение и во многом ко всем этим успехам Российской империи были причастны и украинцы. Более того, быстрый территориальный рост Москвы начался после включения в ее состав украинских земель. Стоит вспомнить хотя бы тот факт, что именно с начала интеграции части украинских земель (вследствие дипломатической комбинации Богдана Хмельницкого в середине XVII века и освоения украинцами подвластной Москве Слобожанщины) Московия быстро выходит на экспансию Сибири (которая к тому же велась, в частности, силами украинского казачества).

Строители империи. Сыновья украинского гетмана Кирилла Разумовского Алексей и Андрей возглавляли российское образование и дипломатию

При этом от времени Руины покорение новых территорий для Москвы и поддержка на них московской власти осуществлялось даже силами сосланных в Сибирь украинских гетманов, казацкой старшины и простых казаков, которые к тому же имели антимосковскую позицию. Последнее не следует рассматривать как слом и коллаборационизм. Украинец, как лицо очень религиозное, оказываясь за тысячи километров от родного дома и не имея никаких контактов с Родиной, быстро осознавал новую реальность: что он должен отстаивать в «диких языческих землях» интересы единой присутствующей здесь еще силы - Москвы, как государства все-таки христианского (православного). Поэтому вчерашние враги московского господства (Самойловичи, Петр Дорошенко) и десятки и сотни других украинских предводителей, загнанных Москвой в Сибирь, становятся продвиженцами ее интересов на осваиваемых этой метрополией новых землях-аннексиях.

Этот процесс захвата Московией Сибири был закреплен украинскими религиозными деятелями, которые вместе с обращением сибирских народов в православие автоматически покоряли их московской власти. Да, именно украинцы на протяжении почти всего XVIII века возглавляли Тобольскую митрополию, в состав которой входило большинство Сибири.

В частности, в 1701 году этот пост занял святой Дмитрий Ростовский (украинец Даниил Туптало), в следующем году еще один украинец - Филофей (Рафаил Богуславович Лещинский), в 1741-м - Арсений (Александр Иванович Мациевич, выходец с Волыни и один из немногих церковных иерархов, который выступил с критикой секулярной политики Екатерины ІІ, за что и понес наказание), а потом выходец из Галиции святой Павел (Петр Канючкевич). В то же время эти иерархи способствовали перетягиванию в Сибирь большого количества украинских монахов. Закономерно, что их целью было обращение местного населения в православие, но в итоге такая деятельность лишь способствовала укреплению российского господства в Сибири.

Специфика коллаборации

В деле сотрудничества украинцев с имперской властью следует отметить две вещи. Во-первых, украинцы не были уникальным примером коллаборационизма: служение представителей покоренных народов завоевателю характеризовало все народы во всех империях. Вспомним хотя бы пример советников вавилонских царей, имевших еврейское происхождение, или же пример Иосифа в Древнем Египте.

И пока эта практика сохранялась, жили и сами империи. Ведь правда заключается в том, что имперский центр всегда слабее суммарного потенциала захваченных стран. Поэтому только пока все они работают на этот центр, сохраняется и сама империя. Когда покоренные народы осознают пагубность такой ситуации для себя и начинают борьбу (а самое главное - уменьшается до минимума количество коллаборационистов), разрушаются и погибают и сами империи.

Ведь последние не способны существовать без покоренных стран, поскольку отвыкли работать сами на себя и привыкли жить за счет других. И чем дольше существует империя, то необратимее соответствующий процесс. Это особенно характерно для восточных империй. Поэтому именно они заядло борются за сохранение под своей властью всех покоренных народов и ради этого идут на все: исключительно жестокие репрессии, запрет языка, культуры, даже самой исторической памяти и самоназвания покоренных народов.

Этим объясняется и такая ожесточенная борьба России за Украину. Сам факт этой борьбы свидетельствует, с одной стороны, то, что РФ и дальше остается империей (к тому же империей восточного типа, то есть деспотической), а с другой - что для России (как империи) существование без Украины невозможно. Последнее, между прочим, не раз подтверждали и российские лидеры разных эпох. Вспомним в этом контексте хотя бы выступление Ленина перед большевистскими войсками, которые отправлялись на завоевание Украины 1918 года, в котором он подчеркнул, что «без украинского хлеба, угля и сахара русская революция погибнет».

Во-вторых, любая империя всегда предпринимает максимум усилий для постоянного рекрутирования большого количества коллаборационистов. Не обычных людей (хотя империи не гнушаются никем), а людей активных, известных среди общественности или тех, кто к этому стремится. Такая цель достигается различными средствами - от банального подкупа и обещаний всеобщего признания их заслуг до игры на примитивных инстинктах и чувствах, например зависти, ненависти и желании мести, сексуальных и прочих предпочтений и тому подобное. Все это империя обещает полностью удовлетворить при условии перехода ей на службу представителей покоренных народов.

Среди украинцев, правда, наблюдалось особенно широкое сотрудничество и ассимиляция, но она была следствием длительного периода отсутствия государственности (и не самого долгого в мировой истории процесса борьбы против имперского порабощения), при котором все активные противники имперского покорения уничтожались.

Параллельно с этим российские власти (так же, как и ряд предыдущих захватчиков) фактически купили нашу элиту в лице казацкой старшины в конце XVIII века, наделив ее правами и привилегиями российского дворянства, а еще раньше - православных иерархов обещаниями защиты от претензий иноверцев. Поэтому православная церковь сыграла роль своеобразного троянского коня, который проложил путь имперскому покорению Украины.

Была куплена даже значительная часть простого казачества посредством перевода их в разряд так называемых малороссийских казаков, которые сохранили личную свободу и не были закрепощенными. Именно это и обеспечило бескровную ликвидацию украинских автономных образований во второй половине XVIII века и одновременно дало России массу способных военных, руководителей, дипломатов, деятелей науки, образования и культуры. Так, сын последнего украинского гетмана Кирилла Разумовского Алексей стал первым министром народного образования в Российской империи, а другой его сын Андрей - известным российским дипломатом (был одной из ключевых фигур на Венском конгрессе, который определил судьбу Европы почти на весь XIX век).

В тему: Александр Суворов. Призрак империи

Создатели имперской идеологии

В общем, во второй половине XVIII - первых десятилетиях XIX века среди первых лиц, определявших политику Российской империи, было немало украинцев. Это и самый известный дипломат и канцлер Алексей Безбородько, дипломат и государственный деятель высшего ранга при трех российских монархах Дмитрий Трощинский и многие другие. А что касается низшего уровня управленческой иерархии, то заметное присутствие в нем украинцев ярко изобразил Тарас Шевченко в поэме «Сон».

Судьба распорядилась так, что украинцы заметно приложились к созданию также фундамента собственно имперской идеологии России. Так, выдающийся украинский религиозный и образовательный деятель Феофан Прокопович, который начинал свою карьеру как сподвижник Мазепы, после поражения последнего быстро «перекрасился» и стал доверенных лицом Петра I. Именно Прокопович, несмотря на свой духовный сан, и сформулировал основы его имперской политики и даже обосновал покорение православной церкви имперской власти. Эту политику продолжил и углубил еще один украинский религиозный деятель Стефан Яворский. И в итоге она сформулировала базу имперской идеологии, которая работала до переформатирования Российской империи в 1917 году. Ее суть сводилась к следующему:

1) абсолютная власть российского монарха, которая имеет божественное происхождение и даже стоит выше других монархов (как единственный истинно христианский);

2) зависимая от российского царя (хотя и единственная государственная) Русская православная церковь; 

3) единство всех славян империи как «единого русского народа» (здесь советская идеология пошла еще дальше, причислив к «единому советскому народу» все подчиненные на то время Россией народы).

Тарас Шевченко и Николай Гоголь. Диалог с митрополией определил судьбу и творческий путь

Поэтому общеизвестная валуевская триада (православие, самодержавие, народность) XIX века была только ее упрощенным представлением. Таким образом, именно украинские деятели создали фундамент имперской идеологии России, которая позже лишь внешне видоизменялась в соответствии с духом времени, но сохраняла присущий украинцам философский подход.

Зато в современную оболочку она была «одета» в значительной мере благодаря немецким деятелям, что в разное время оказывались на службе у российских монархов (опять-таки, не без помощи украинцев). Именно из-за немецких влияний в идеологии Российской империи появлялись распространенные во времена колониальных завоеваний политические доктрины, которые эти завоевания обосновывали. Особенно определяющим в связи с этим стал XIX век.

Именно тогда, с одной стороны, ускорился колониальный раздел мира, который закончился в конце этого века преобразованием большинстве стран в колонии ведущих государств мира, которые создали свои колониальные империи. А последние для сохранения своего господства над покоренными народами разработали и соответствующую идеологию, которая имела именно националистическое (даже расистское) звучание. С другой стороны, начиная с середины XIX века, активизировалось движение покоренных народов к освобождению, которое так же обретало националистическую окраску (ведь врага нужно побеждать его же оружием), хотя его появление заставляло империи проводить своеобразные контрмеры.

Именно вследствие всех упомянутых выше тенденций в мире,которые  окончательно оформились в конце XIX века, господствующая идеология Российской империи, среагировав на эти новые реалии и вызовы, стала наполняться националистическим звучанием. При этом российский национальный вектор в идеологии Российской империи приходилось распространять на все сообщества, поскольку даже сами россияне в большей степени были конгломератом слабо соединенных между собой региональных групп, связанных только общей властью, церковью и границей.

Последнее дало основания ряду исследователей отрицать сам факт существования русских как отдельного этноса или спорить об их этнической принадлежности к той или иной группе народов (в частности, отрицалась их принадлежность к славянским народам). Поэтому Российской империи просто жизненно необходимо было разработать и распространить имперскую идеологию, которая должна была иметь ярко выраженную националистическую окраску.

Наступление на национальные движения

Параллельно с этим же Российскую империю уже в первой половине XIX века начали потрясать выступления угнетенных народов, которые приобретали именно националистическое содержание и с началом XX века особенно усилились. Особую опасность составляли евреи, поляки и отчасти и украинцы. Именно поэтому для российских властей задачей номер один (поскольку речь шла о сохранении самой империи) стало распространение нового видения имперской идеологии (с усиленным акцентом на «русскость») и массовое рекрутирование ее адептов. И эта идеология прежде всего должна быть направлена на борьбу с национальными движениями среди упомянутых выше народов. Для успеха в такой борьбе империя уже традиционно усилила не только пропаганду на землях упомянутых народов, но и активизировала дело поиска проводников своей идеологии среди них.

Эта линия активно реализовывалась в Украине, поскольку именно на ее землях сошлись интересы как самой империи и украинцев, так и поляков и евреев.

Такой ситуации способствовала, во-первых, принадлежность большинства украинцев к Русской православной церкви, тогда как для евреев и поляков их религиозные структуры были главными очагами сохранения их национальной идентичности. Таким образом, религиозный фактор неразрывно связан с национальным, и об этом не стоит забывать даже в XXI веке.

Во-вторых, успешная и активная работа российской пропаганды в Украине обусловлена длительным присутствием российских властей на украинской территории при одновременном столь же длительном отсутствии собственно украинской государственности на большинстве украинской этнической территории. Это, с одной стороны, способствовало уничтожению самых ярых защитников украинского дела. А с другой - позволило выработать эффективную процедуру выявления и рекрутирования в ряды распространителей имперской идеологии выходцев из всех слоев украинского общества, что требовалось для полного охвата всего населения Украины этой идеологией.

В тему: Россия: банановая империя

Наиболее показательным здесь является пример Николая Гоголя и Тараса Шевченко. Обоим российские власти предложили различные «бонусы» в форме должностей, широких возможностей для творчества и т.д., но при условии служения империи. Первый принял ее предложение, хотя впоследствии внутренние муки из-за этого перехода спровоцировали его преждевременную смерть. А второй отказался от сотрудничества, за что был жестоко наказан ссылкой в Казахстан как простой солдат с запретом «писать и рисовать», что в конечном итоге так же обусловило его преждевременную смерть.

Комплекс двойной лояльности

Надо отметить, что среди украинской интеллигенции под влиянием жесткого давления на нее со стороны имперской власти выработался своеобразный комплекс двойной лояльности. Такие лица на внутреннем уровне (в быту, семейном общении) сохраняли пиетет и влюбленность в украинскую культуру, но на официальном уровне общались на русском языке и работали в российских государственных учреждениях (включая государственные учебные заведения и научные учреждения).

К середине XIX века комплекс двойной лояльности получил такое распространение, что даже нашел свое отражение в повести Ивана Нечуй-Левицкого «Хмари» (в образе университетского профессора Дашковича). Этот комплекс имели и другие «безгосударственные» европейские народы XIX века. В частности, он был распространен среди подвластных Австрийской империи славянских народов (включая подвластных ей украинцев) и известный как австрославизм, который заключался в увязке всех надежд на развитие своих народов с Австрийской империей и лаской ее монархов.

Однако такая сложная комбинация не совсем импонировала Российской империи, которая стремилась к полному переходу всех подданных на ее позиции. Была она очень сложной и для простых людей. Зато последних легче было перетянуть на полностью преданную империи позицию вследствие более легкого манипулирования, меньших запросов и большую роль элементарных инстинктов и чувств у таких людей.

При этом в результате несложных манипуляций (кому-то предоставить желанную должность, кому-то помочь поквитаться за давние обиды или даже просто пообещать что-то или «осчастливить» подарком памятной грамоты монаршего фото) Российская империя получала полностью преданных ей лиц, которые одновременно были готовы к распространению имперской идеологии среди остальных общественности. Обычно такие адепты рекрутировались из деклассированных элементов, а также из молодежи.

Последняя вообще была лучшей базой для поиска таких адептов, так как ей проще было задурманить голову (мощное влияние имперской идеологии осуществлялось через институт образования, армии и т.д.), она имела наиболее неопределенные планы и пожелания (как и незавершенной была ее система жизненных ценностей и приоритетов, а следовательно, из нее еще можно было «слепить» что-то нужное империи), труднее контролировала свои эмоции и чувства (что облегчало выявление «струн», на которые можно было нажать).

Функцию распространения имперской идеологии естественно играли россияне, которые поселялись в Украине. В связи с этим нужно подчеркнуть, что часто у человека, который оказывается в отличном этнокультурном окружении, особенно обостряется чувство собственной национальной принадлежности и он становится особенно ярым националистом. Поэтому естественно, что среди этнических русских, поселявшихся в Украине, было немало ярых не просто националистов, а даже шовинистов. Прежде всего это проявлялось на уровне пренебрежительного отношения широких кругов российских колонистов в Украине к ее титульному этносу вследствие существенных различий в системе культуры, мировоззрения, поведенческих комплексов и тому подобное.

Все это в итоге и спровоцировало нападки со стороны российских колонистов на украинцев, которые при этом навязывали нам свои ценности и культуру. Последнее в определенной степени и обусловило появление истинно украинского названия россиян - «москали», что ассоциировалась в сознании тогдашних украинцев с захватническим по своей сути поведением российских колонистов в Украине, но единственно приемлемым для носителей имперских установок.

Среди представителей российских колонистов, которые и дальше прибывали в Украину, случались также довольно интеллектуально развитые личности. Они специально отправлялись в Украину с целью усиленной ассимиляторской политики. Это достигалось при направлении их на церковные должности и в сфере управления и образования. В то же время тем, кто изъявлял желание переехать в западные губернии, выдавали специальное повышенное жалование (особенно в случае преподавания русского языка: тогда назначалась и специальная постоянная надбавка) и предоставлялись другие бонусы. То же касалось и приобретение имений в западных губерниях Российской империи и было закреплено законодательно.

Однако еще большее внимание власти Российской империи было направлено на привлечение самих украинцев к делу утверждения и распространения имперской идеологии.

Андрій Чуткий, опубликовано в издании Тиждень

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com