Сама виновата! Почему мы обвиняем жертв?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Дэвид Фельдман, профессор психологии Университета Санта-Клары и автор книги о людях, переживших насилие «Supersurvivors», объясняет причины виктимблейминга и способы противодействовать его возникновению и распространению.

Почему люди обвиняют жертву?

Жертвы насилия скажут вам, насколько их ранит (иногда не меньше, чем само насилие) отношение других людей к случившемуся: а чем ты спровоцировал насилие? Что на тебе было надето? Почему ты там оказался, надо было предусмотреть. И так далее. Виктимблейминг — наша огромная проблема. И не обязательно это прямое обвинение жертв в том, что они каким-то образом сами «напросились». Это и мысль о том, что «им надо было быть осмотрительнее», а значит случившееся — частично и их вина. Недавно дом моего соседа ограбили. Это случилось среди бела дня. И я поймал себя на мысли, что, видимо, сосед либо слишком много болтал с кем не надо и работали по наводке, либо не предусмотрел мер безопасности, либо заимел мстительных врагов. А я-то предусмотрительный, я молодец — заранее обо всем подумал, значит, мой дом в безопасности. Эта мысль сразу успокоила меня. Но обвинение жертвы — не то, чем мы можем гордиться. Это маргинализирует жертву, преуменьшает тяжесть преступления, поэтому другие жертвы боятся заявлять о случившемся — и зло не наказывается. В чем же психологические корни виктимблейминга?

В тему: ООН: 4 млн украинских женщин пережили физическое насилие, а 1,7 млн — сексуальное

Вера в справедливый мир

Да, частично виктимблейминг происходит от невежества и чувства собственного превосходства, но проблема лежит еще глубже и коренится в нашей вере в добрый и справедливый мир. Каждый день нам говорят об ужасных событиях, от войн и терактов до грабежей и изнасилований. Если бы мы были действительно рациональными людьми, мы бы понимали, что не застрахованы от того, что это может произойти и с нами в любой момент. Если бы мы так думали, мы бы жили в страхе и стрессе. Вы не напуганы? Тогда спросите себя почему?

Вы считаете, что с вами такого не случится? А разве вы не так же уязвимы, как любой другой человек на свете?

Дело в том, что наша психика защищается и мы хотим верить (и верим) в то, что мир — добрый и справедливый. В этом мире с хорошими людьми происходят только хорошие вещи. А мы — хорошие люди, поэтому с нами плохое не может случиться. А если с кем-то случилось плохое, значит он сам плохой.

Мы не глупы, конечно, умом-то мы понимаем, что с хорошими людьми могут случаться плохие вещи, но в глубине души мы все равно цепляемся за иллюзию «честного» мира. Именно поэтому мы так любим поговорки вроде «Как аукнется, так откликнется» или «Что посеешь, то и пожнешь». Нам было бы очень страшно и некомфортно жить в мире, где страдания незаслуженны, несчастья непредсказуемы, и нет никакого смысла быть добрым. Поэтому наш мозг придерживается детских иллюзий. Когда что-то происходит плохое с кем-то, то этот человек будто ставит под угрозу наше представление о мире, как о безопасном, справедливом месте. Мы не хотим верить, что это хороший человек, как мы сами и ему жутко не повезло. А завтра может не повезти нам. Нет, мы предпочитаем думать, что мы-то в безопасности, мы — хорошие, а он точно что-то плохое сделал. Мы психологически отделяем себя от жертвы. Что же жертва сделала не так? Мы найдем. Носила вызывающие наряды. Гуляла вечером не там, где надо. Выходила замуж не за того, кого надо. Недостаточно замков повесила на двери. Не так смотрела, говорила, дышала. Прекрасно, мы-то знаем, как правильно — поэтому с нами, умными и правильными, все будет хорошо. А этому — так и надо, раз он такой тупой и испорченный. Он это заслужил.

В тему: Террористы используют сексуальное насилие в качестве тактики ведения войны

Экспериментальные данные

Это не просто спекуляция. Психологи Лернер и Симмонс продемонстрировали на классическом тесте все, что вам нужно знать о виктимблейминге. Двум группам участников показывали видео, в котором человеку задавали вопросы и за неправильные ответы больно били током (конечно, это был актер и никто не пострадал). Обеим группам было жалко человека. Потом задание усложнили. Одной группе разрешили компенсировать страдания жертвы, голосуя за отмену наказания током за ошибки и вознаграждение деньгами за правильные ответы. Таким образом им дали возможность восстановить справедливость и сделать мир снова добрым. Второй группе участников такого не предложили. Им сказали просто сидеть и наблюдать за тем, как человека наказывают за ошибки. В конце у всех участников попросили высказать мнение о жертве. Те, которым был дан шанс восстановить справедливость, видели жертву как хорошего человека. Те, кто просто наблюдал за страданиями, сказали, что человек был сам в этих страданиях виноват.

То есть, если мы можем восстановить справедливость, если имеем влияние на ситуацию, мы действуем, и таким образом защищаем нашу веру в справедливый мир и начинаем думать, что жертва — хороший человек. Если возможности вступиться нет… мы опять-таки защищаем нашу веру в справедливый мир, только для этого нам нужно очернить жертву.

Таким образом, виктимблейминг — своего рода защитная реакция, которая помогает нам поддерживать розовые иллюзии. Жаль, что ради собственного удовлетворенного покоя нам нужно пожертвовать душевным миром другого человека. Переложить вину с преступника, с агрессора, на жертву.

Эмпатия

К счастью виктимблейминга можно избежать. Ключевой момент в этом — эмпатия. Исследователи Дэвид Адерман, Шарон Брем и Лоуренс Катц повторили с некоторыми изменениями предыдущий эксперимент. Вместо того, чтобы приказать участникам просто наблюдать за страданиями жертвы, ученые попросили участников представить себя на месте жертвы и свои чувства при этом. И этого простого приема с эмпатией, с сопереживанием хватило для того, чтобы резко уменьшить тенденцию к обвинению жертвы. В более свежем исследовании студентов просили измерять психологические параметры, в том числе уровень эмпатии. Оказалось, что, чем выше у человека развита эмпатия, тем скорее он увидит жертву изнасилования в позитивном свете, а чем эмпатия ниже, тем человек более склонен считать жертву плохой.

Поэтому в следующий раз, когда у вас возникнет искушение поинтересоваться, нет ли вины жертвы в ее трагедии, начните с вопроса себе: «Как бы я чувствовал себя на месте этого человека?» Только с помощью эмпатии мы можем сделать этот мир действительно справедливее.

Опубликовано в издании  WOMO.ua


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com