Сектор безопасности Украины: все трещит по швам

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

"Они все перессорились, никто ни с кем не желает работать" - такова тревожная инсайдерская оценка происходящего в секторе безопасности и обороны страны. Из офиса президента Украины — в день ротации Богдан-Ермак.

Отсутствие единственного лидера при наличии многих центров влияния заметно подкосило работу по развитию сектора, отмечает издание  ZN.ua.

К февралю сего года обнажились новые болезни "команды Зе", среди которых кадровая несовместимость и непрофессионализм приобрели характер хронических. Возможно, назначение Андрея Ермака и есть то предполагаемое решение Верховного главнокомандующего, с помощью которого он постарается выстроить единую вертикаль и решить, среди прочего, базовые проблемы развития армии и ОПК. Кажется, президент Зеленский отдает себе отчет в том, что в промедлении — лавинообразно растущие риски для будущего государства, да и самого президента.

На эту тему: Перевооружение армии Украины: словно нет войны

Оборонное реформирование и человеческий фактор

Выглядело бы предубеждением заявление, будто бы совершенно ничего не сделано в этом чувствительном секторе. Проведен оборонный обзор, проводится обзор ОПК, почти готова к утверждению новая Стратегия национальной безопасности. Однако от беглых оценок исходных данных и перечня намерений до реализации реформ — увы, марафонская дистанция. А ее, как представляется, никто пока бежать не собирается. Как свидетельствуют сами представители сектора, большая часть времени ныне посвящена не стратегическим вопросам, а как минимум второстепенным. Стратегическое все откладывается, некоторое — на неопределенный срок. Приведу примеры.

Закон "О национальной безопасности". Поправки к Закону Украины "О национальной безопасности" спланированы новой властью давно, но вот сделать их оказалось невозможно: спорящие центры влияния не могут прийти к согласию о принципиальных поправках, и позиции, как говорят они сами, непримиримы. Ситуация в тупике.

Закон "О Службе безопасности Украины". Ключевой закон, который, среди прочего, определяет отношение к Украине западных партнеров. В настоящий момент в наличии два проекта данного закона. Как оценивают стороны, проекты "от Баканова" и "из ОПУ" взаимоисключающие. Ситуация в глухом тупике.

Стратегия национальной безопасности. Новая власть обещала решить задачу выпуска в свет Стратегии национальной безопасности к 20 ноября 2019 года. К середине февраля 2020-го проект документа в принципе готов, и, как утверждают люди знающие, выписан он пристойно, хоть и не идеален. По меньшей мере он пригоден для реализации дальнейшего оборонного планирования, появления в стране Стратегии военной безопасности, программ развития армии, ОПК и вооружений. В нем нашлось место, чтобы отметить: членство в НАТО — конечная цель, Россия — агрессор, развитие сильной дееспособной армии является приоритетной задачей. Также нашлось место для резерва, территориальной обороны, мобресурса и развития технологий. И даже для кибербезопасности. Утвержденный документ необходим для движения вперед, которое захлебнулось еще в октябре-ноябре 2019 года.

Что тогда тормозит его утверждение? Злые языки (и трезвые головы) считают, что слишком уж четко и жестко Россия обозначена врагом. Что вроде бы не время для такой риторики на фоне наметившегося прогресса. Окончательного решения президента ждут после поездки на Мюнхенскую конференцию. Что ж, если позиция по РФ будет смягчена, то… У нынешней власти уже наметились точки клинча с обществом, и расширять эту плоскость — не только рубить сук, на котором власть расположилась, но и вложить топор в руки кремлевского украинофоба Путина, который не прочь срубить все дерево…

Военно-техническое сотрудничество. Военно-техническое сотрудничество (ВТС) только в своем примитивном виде рассматривается как экспорт или импорт вооружений и военной техники (ВВТ). Оружейная торговля во время войны резонно не станет вопросом первостепенным, а задачи импорта все больше смещаются к искусству убеждения заокеанских партнеров. А вот ключевой элемент ВТС — оформление совместных предприятий и международных проектов в области создания ВВТ и развития технологий — в Украине так и не сдвинулся с места со времени прихода новой команды.

Более того, источники в ОПУ сообщают, что президент Зеленский очень огорчился, когда его турецкий визави честно признался, что украинская сторона ничего не сделала в области обещанного развития турецко-украинского ВТС. Говорят даже, что руководителю Укроборонпрома несказанно повезло, что он в этот момент находился в Индии, иначе его карьера оборонно-промышленного менеджера могла бы досрочно завершиться уже в ходе визита турецкого лидера. Добавлю лишь то, что именно на турецком направлении в области ВТС у Украины был зафиксирован реальный прорыв (если не считать, конечно, давних польских наработок ГосККБ "Луч", но они к Укроборонпрому не имеют никакого отношения).

Вооруженные силы Украины. Для реалистичного реформирования армии нет авторитетного центра влияния, поэтому военное руководство, если не считать оборонного обзора и со скрипом подписанного гособоронзаказа (ГОЗ), ограничивается преимущественно заявлениями о намерениях. Интересно, знают ли в ОПУ, что практически все письма и послания в военное ведомство оседают в сите профильного департамента, — у министра руки до них не доходят? Еще один любопытный нюанс, касающийся армии: 2020 год в разгаре, а все еще нет даже проекта и положения о главнокомандующем.

Оборонно-промышленный комплекс. Лакмусовой бумажкой в деле развития ОПК является, как известно, гособоронзаказ (ГОЗ). И если в середине февраля его еще нет, значит, в этой области, увы, все разбалансировано. Хотелось бы напомнить, что в конце ноября 2020-го предприятиям сдавать ГОЗ. Когда в таком случае его выполнять, и можно ли выполнить качественно? Признавая форменной глупостью объединение министерств, власть никак не может решиться на создание профильного. "Профильный замминистра (Министерства развития экономики, торговли и сельского хозяйства Украины. — В.Б.) Светлана Панаиотиди имеет третью форму допуска, — заметил в беседе со мной один чиновник. — Как вы думаете, она имеет реальное влияние на формирование и продвижение гособоронзаказа?". Вопрос риторический, правда?

Но и это еще не все. Начало года для военного ведомства и Укроборонпрома омрачилось нешуточным скандалом вокруг качества брони заказанных бронетранспортеров. А также вокруг стоимости боевых машин, которая журналистам показалась завышенной. Но на прошедшей неделе реакция оборонного министра Андрея Загороднюка вместо объяснения в ответ на каверзный вопрос о ГОЗ вызвала шок далеко не только у экспертной среды.

Вот что написал о съемках интервью с главой оборонного ведомства для программы "Антиподы" ее ведущий Сергей Иванов (проект "Исландия") на своей ФБ-странице: "Вместо того чтобы выразить свою позицию или четко артикулировать позицию ведомства, почему в государственный оборонный заказ включена именно эта техника, почему она стоит дороже, чем в прошлом году, и ответить на другие вопросы, как это обычно делают госслужащие, он устроил форменную истерику, после чего остановил интервью и ушел". Министр не считает нужным обсуждать с обществом ГОЗ.

Впрочем, не стоит думать, будто предыдущая власть блистала реализованными решениями. К примеру, отчего бывший президент Петр Порошенко снискал себе худую славу государственного менеджера, будучи, без преувеличения, профессиональным чиновником? Потому что, зная и понимая кухню развития сектора безопасности и обороны, предпочитал армию не развивать, развитие ОПК видеть "по-своему", а трудоемкие вопросы откладывать на неопределенный срок.

Занимательный пример: группа специалистов, ныне изучающая возможность создания военной авиабазы на месте одного из бывших военных аэродромов, с изумлением обнаружила, что решение о создании авиабазы было принято и утверждено президентом Виктором Януковичем еще в 2012 году. Да вот незадача, министр экономического развития и торговли Украины Порошенко (на которого была возложена реализация задачи) посчитал, очевидно, что дело нестоящее. Хотя, говорят, и инвестор был для создания там международного хаба, и вложить готов был порядка 2 миллиардов долларов. Выходит, не всякий профессионал гож для дел государственных.

Кадры решают все?

Мандат — это слово сегодня стало паролем. Пока его нет ни у кого. Возможно, его получил новый глава президентского офиса. Говорят, в ближайшие дни следует ждать ряда кадровых перестановок. Хотя сам Андрей Ермак утверждает, что спешить не будет. Возможно. Но еще более важное дело в том, сумеет ли новый рулевой офиса создать там реальную площадку для подготовки и всесторонней экспертизы ключевых решений. И будет ли включен сектор безопасности и обороны в список приоритетов.

Хотя идеальная площадка для проведения реформ могла бы быть создана в Совете национальной безопасности и обороны, при нынешних кадровых раскладах она окончательно сместилась в ОПУ. Сумеет ли (и захочет ли) Ермак создать предпосылки для реализации реформ? Для чего было бы желательно как минимум сформировать действенную рабочую группу (а лучше — экспертный совет, к работе которого можно было бы привлечь не только профильных госчиновников, но и негосударственных экспертов).

Между тем кадровая лихорадка уже охватила не только ОПУ, но и Минобороны, и даже Укроборонпром. Например, неожиданно в поле зрения появились сразу четыре кандидатуры на должность министра обороны. Хотя решения расстаться с нынешним точно нет. Два генерала с содержательным бекграундом, политик с обширным опытом госуправления, соратница президента по партии — это общие контуры кандидатов. Не вникая в имена, есть смысл сказать несколько слов о критериях. Потому что человеческий фактор способен парализовать реализацию даже самых продуманных решений.

"Политик, лидер, обладающий определенной гибкостью, хорошо бы профессионал", — такую канву необходимых качеств обозначили несколько "бывших" топ-менеджеров военного ведомства. Но особые условия функционирования государства на этом этапе требуют некоторых добавлений. А именно: если не будет определенной персональной близости министра с Верховным главнокомандующим, опыт в области военного или государственного управления не может быть реализован в принципе.

В продолжение этого очень желательно, чтобы политик был представителем политической силы главы государства, а не близким к другой. Министр определенно должен быть гражданским, а не наспех уволенным генерал-полковником. Далее, именно лидерские качества министра обеспечивают возможность формирования своей команды или нахождение общего языка с представителями имеющейся. Еще — увы, есть необходимость говорить об этом, — у министра обороны не должно быть конфликта интересов, например, близких компаний, претендующих на гособоронзаказ. А состояние его здоровья должно позволять выполнять обязанности в условиях напряженного графика.

Полагаю, при определенных обещаниях трансформировать свою деятельность и выдать результат у Андрея Загороднюка есть шанс остаться военным министром. Трансформация касается в первую очередь реального обеспечения армии в условиях войны, — государственный оборонный заказ тут определенно приобретает приоритетность. Министру Загороднюку придется вспомнить печальный опыт президента Виктора Ющенко, который увлеченностью лозунгами на фоне собственных, мягко скажем, личностных ограничений дискредитировал идею интеграции Украины в НАТО. А заодно и пересмотреть свое отношение к гражданскому обществу: случай с журналистом Сергеем Ивановым четко продемонстрировал ограниченные лидерские качества нынешнего военного министра.

На эту тему: Украина урезает бюджет на армию, самый большой удар придется на перевооружение

Можно по-разному относиться к предшественнику Андрея Загороднюка генералу Степану Полтораку, но интуитивной чуткости к таким вопросам ему было не занимать. Наконец, главное — авторитет среди военных. До сегодняшнего дня в силу небрежного отношения к армии Петра Порошенко и Владимира Зеленского авторитета у них и их военных министров в самой армии нет! Эта проблема, возможно, должна определяться как вывод к сказанному выше. А именно: если новый глава президентского офиса трансформирует полученный мандат (можно лишь надеяться, что карт-бланш получен) в сбалансированное развитие сектора безопасности и обороны, включая формирование ВСУ нового типа, можно будет всерьез говорить о трансформации самого государства. Если же нынешний президент не знает, к чему приводит продолжительная имитация оборонного строительства, пусть спросит у своего предшественника.

Валентин Бадрак,  опубликовано в издании  ZN.ua


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com