Перевооружение армии Украины: словно нет войны

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Президент не верит в возможность войны и не хочет заниматься вооружением армии?

Анализ имеющихся угроз государству Украина свидетельствует о необходимости надлежащего перевооружения Вооруженных сил и других военных формирований. Это может стать тем самым козырем, который с момента обретения независимости способен прикупить Киев. В то же время, стала очевидной и необходимость постепенного и целенаправленного проведения реформы оборонной промышленности.

Следует признать, что отечественный оборонпром имеет определенный научно-технический и производственный потенциал для создания конкурентоспособных образцов вооружения и военной техники. Это такие подотрасли, как военно-транспортная авиация, высокоточное ракетное вооружение воздушного и наземного базирования, танки и легкие бронированные машины, радиолокационные станции, системы спутниковой навигации и электронного противодействия, ремонт и (в перспективе) модернизация зенитных ракетных комплексов, производство патрульных катеров. К этому можно добавить разработку и производство ключевых комплектующих к вооружениям и военной технике (ВВТ), в частности - авиационных двигателей и корабельных турбин, создание космических аппаратов и двигателей к крылатым ракетам, двигателей к ракетоносителям и др.

Однако вследствие длительного отсутствия внимания военно-политического руководства государства к сектору безопасности и, в частности, к развитию оборонных технологий и обновлению производственных мощностей предприятий оборонки, набирает обороты тенденция к критическому истощению основных фондов. Особенно это касается государственных предприятий, поскольку до сих пор наблюдается отстранения государства от проблемы подготовки производств, слишком медленно происходит и реализация важнейших решений в этой сфере.

Важной особенностью исследуемого периода стало странное несоответствие потенциала многочисленных разработок и идей в области обороны количеству реально доведенных до серийного производства. Темпы реализации создания новых видов вооружения оказались крайне низкими, что означает - надеяться на быструю реализацию новых проектов даже при условии наличия финансовых ресурсов невозможно.

Разрабатываемая Госпрограмма развития ВВТ до 2020 года предусматривает до двух сотен опытно-конструкторских работ, но пока национальная оборонная промышленность может охватить, по оценкам самих военных, не более 10-15% реальных потребностей армии.

В Украине на этом участке сектора безопасности накопилось слишком много очевидных недоработок и недостатков. Например, до сих пор не создан орган управления и координации оборонной промышленностью, о чем эксперты говорят со времени проведения парламентских слушаний в июле 2014 года. Более того, в результате непринятого решения не выполнены положения коалиционного соглашения о создании при Кабинете Министров Украины межведомственного органа для развития ОПК (центральный орган исполнительной власти со специальным статусом во главе с вице-премьер-министром).

Анализ поставок военной техники в ВСУ и других военных формирований свидетельствует о том, что перевооружение все еще ​​организовано по принципу поставки того, что есть, а не того, что необходимо.

Важно отметить, что конкретные факты свидетельствуют о замедлении с 2010 г. и до конца 2015 г. разработок и появления новых вооружений. С началом войны РФ против Украины власть сосредоточилась исключительно на поставках (с учетом налаживания производства) имеющихся вооружений и не обеспечила условий для создания новых - это является рискованной ошибкой и вызовом для ВСУ.

Так, если в период с 2000 по 2010 г. был разработан и принят на вооружение целый ряд новых образцов военной техники - в основном благодаря инициативам самих оборонных предприятий и усилиям ГК «Укрспецэкспорт» как активного участника и фактического механизма реализации элементов оборонно-промышленной политики (ОПП) государства, то после 2010 г. исчезли даже элементы ОПП. Только некоторые высокотехнологичные центры продолжили активную деятельность, и еще развернутая Россией война стимулировала появление совершенно новых игроков, которые нередко реализовывали усилия за счет волонтерских структур.

В качестве примеров можно упомянуть ГП «Оризон-Навигация», которая постоянно развивается и создает все новые и новые изделия. Но компания представила ряд инновационных разработок в 2015 году за счет удачной маркетинговой стратегии на внешних рынках. Или появление в эти же времена автоматического гранатомета УАГ-40 или артиллерийского боеприпаса «Цветник» - следствие длительной инерции разработок. Или еще показательный пример: инженеры завода «Маяк» оперативно разработали украинский образец винтовки, которую назвали «Гопак». Это проект разработан по инициативе частного предприятия во время войны. Таких инициатив немало, но все они связаны с небольшими масштабами самих проектов: создание ряда БПЛА тактического звена и различных бронированных автомобилей и др.

Эту тенденцию подтверждают и имена разработчиков и лоббистов всех созданных и принятых на вооружение видов техники. Кстати, показательно, что среди причастных к созданию новых оборонных систем есть только один министр обороны (Анатолий Гриценко) и совсем нет президентов или премьеров. В свою очередь, участниками проектов были все руководители ГК «Укрспецэкспорт» (Валерий Малев, Валерий Шмаров, Сергей Бондарчук) - до назначения на эту должность Дмитрия Саламатина, с именем которого связывают сознательное разрушение определенного количества значимых проектов.

В тему: Дмитрий Саламатин. Скотоводец

Что касается высших должностных лиц, то президент Виктор Ющенко пытался взять под личный контроль создание оперативно-тактического ракетнокого комплекса (ОТРК), даже «открыл» проект в 2006 году, однако, скорее, скомпрометировал проект. Президент Виктор Янукович в 2011 г. лично принял участие в старте проекта «Корвет», и тоже лишь опозорил его.

В тему: Оружейный бизнес Украины: казнокрадство, бардак и бордель

В новой, уже военной истории Украины во время появления в войсках новых видов техники в качестве лоббистов фигурировали и президент Украины Петр Порошенко (передача ремонтируемых / модернизированных танков и полученных от США контрбатарейных радаров), и секретарь СНБО Александр Турчинов (легкие бронированные машины и легкие вооружения, спуск на воду малого бронированного артиллерийского катера (МБАК) класса «Гюрза-М»), и глава МВД Арсен Аваков (легкие бронированные машины). Эти шаги чиновников пока больше интерпретированы специалистами как пиар, а не как лоббизм реально важных проектов. Особенно на фоне случаев некачественного ремонта бронетехники и закупки ГК «Укроборонпром» непригодных к войне старых британских бронированных автомобилей «Саксон».

Более того, представители действующей власти не действуют одной командой, а обмениваются критикой друг друга. Например, председатель комитета Верховной Рады по вопросам национальной безопасности и обороны Сергей Пашинский, который пытается играть существенную роль в получении иностранной военно-технической помощи, отмечает: «К сожалению, тема перевооружения украинских военнослужащих за 1,5 года войны ощущается все острее. «Укроборонпром» работает только на 5-10% своих возможностей. Поэтому мы готовим Закон, чтобы демонополизировать эту отрасль» (Укринформ, 11.08.2015). Забегая вперед, отметим, что ни этот, ни другие законодательные акты, необходимые для активизации разработок и производства ВВТ, так и не были приняты. Еще одна особенность современного процесса перевооружения связана с тем, что в отличие от периода 2000 - 2013 гг. топ-чиновники начали ассоциировать свою деятельность с поставками военной техники, к которым они не имеют никакого отношения.

В тему: Оружие для армии Украины: что сделал, делает и может сделать «Укроборонпром»

Эскизы крупных проектов пока остаются безымянными и только эскизами, что уменьшает доверие к возможности их продвижения. Например, информация в СМИ о планах Украины закупить в Китае легкие штурмовики для нужд ВСУ (многочисленные публикации в ноябре 2015 года) не подкреплена какими-либо официальными заявлениями, и неизвестно, кто именно эти планы рассматривает - или Генштаб ВСУ, или, скажем, аналитики СНБО, или просто настойчивые журналисты зондируют направление. Есть еще другой показательный пример: премьер-министр Арсений Яценюк в октябре 2015 года пообещал открыть в 2016 году линию по производству боеприпасов к стрелковому оружию. Но после экспертного анализа оказалось, что боеприпасы к стрелковому оружию не являются приоритетом для военного ведомства. ВСУ нужны боеприпасы для артиллерии и танков, а также вооружение для самолетов и вертолетов - только ракетно-артиллерийские удары и мощное авиационное вооружение способны обеспечить победную оборону в войне с агрессивной Россией.

В свою очередь, проведенный анализ технического состояния и лабораторно-стендовые испытания ракет Р-27, Р-60М, Р-73, Р-40Д, Х-25М, Х-29, X-58В, «возраст» которых - до 20 лет, показал, что продлить срок их службы действительно можно. Но после 20-25 лет из-за старения, износа и влияния внешних климатических факторов выходят из строя составные части управляемых авиационных средств поражения: пороховые газогенераторы, резинотехнические детали, меняются характеристики и параметры взрывчатых веществ, масел и гидрожидкостей, магнетронов, химических источников тока, предохранительно- исполнительных механизмов, контактных датчиков цели и прочих. Причем эти необратимые изменения в ракетах и бомбах невозможно определить имеющимися в военных частях системами контроля. Это означает, что якобы исправные по контролируемым параметрам управляемые авиационные средства поражения фактически могут быть непригодными к боевому применению (Defense Express, 28.07.2015). А также то, что крайне необходимы программы восстановления боеприпасов, а также создание новых боеприпасов для артиллерии и танков.

В условиях массовых поставок техники в Вооруженные силы и Национальной гвардии, значимые проекты, которые имеют исключительное значение для обороны государства, продвигаются с существенным опозданием. Скажем, автоматизированный звукометрический комплекс артиллерийской разведки «Положення-2» разработки одесского предприятия СКБ «Молния», который был принят на вооружение еще ​​в 2013 году, только под конец 2015-го (то есть, почти через два года войны!) получил реалистичные перспективы - благодаря использованию украинских и европейских комплектующих (импортозамещения) проект подошел к серийному производству на ГП «Львовский государственный завод «Лорта».

Итак, следует отметить, что в новых условиях должны трансформироваться роли Генерального штаба ВСУ и ведущих исследовательских учреждений, к которым относится, в первую очередь, Центральный научно-исследовательский институт вооружения и военной техники Вооруженных Сил Украины. Прежде всего - в исполнении двух важнейших функций: формирование ориентиров на будущее (краткосрочные, среднесрочные и на отдаленную 10-15-летнюю перспективу) и осуществление текущего мониторинга с констатацией недостатков. Ориентиров требует оборонная промышленность, особенно частные предприятия, которые могут задавать темп благодаря большему, чем государственные КБ или заводы, использованию оборотных средств. Например, в случае определения, что в государстве будет создаваться (возрождаться) отрасль производства боеприпасов, частные предприятия могли бы обеспечить создание качественных порохов или ключевых продуктов спецхимии (скажем, в Украине есть положительные примеры, когда частный сектор начал заниматься 40-мм боеприпасами к созданному автоматическому гранатомету).

Или официально информировать об ошибочных решениях соответствующий департамент Минобороны (времен руководства им Александром Ясинским) - закупки для нужд ВСУ автомобилей «Саксон», отказ от доведения до серии и закупки упомянутого «Положення-2» и изъятия из Гособоронзаказа программы модернизации вертолета Ми-24 ( с участием французской фирмы Sagem, разработка находилась на завершающем этапе выполнения, а из госбюджета в нее уже было вложено почти 400 млн грн). Ибо если эту функцию берут на себя СМИ («Зеркало недели», 6.03.2015), это объективно становится ударом по репутации Генштаба ВСУ и научно-исследовательских структур.

Армия перевооружается, это не подлежит сомнению. Но до армии вооруженной Украине, как и раньше, далеко. Из этого можно сделать вывод, что Президент не верит в возможность войны и не хочет этим заниматься.

Сергей Бадрак, Центр исследования армии, конверсии и разоружения; опубликовано в издании Главком

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com