Шпионские игры. Почему вышел из СИЗО экс-переводчик Гройсмана

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Экс-переводчик премьер-министра Украины Станислав Ежов в суде. Киев, 3 ию

Голосеевский районный суд Киева отпустил из СИЗО под домашний арест Станислава Ежова - бывшего переводчика премьер-министра Украины Владимира Гройсмана. Он был задержан в конце 2017 года по подозрению в госизмене.

По версии СБУ, Ежов передавал закрытую информацию о работе правительства и его главы российским спецслужбам. Корреспондент Радио Свобода побывал на суде по этому шпионскому делу и выяснил, почему, по мнению самого переводчика, в его действиях не было состава преступления.

Вечером 20 декабря 2017 года ведущая телеканала «Прямой» прервала выпуск новостей на срочное включение из-под здания Кабинета министров. Зрители увидели на экране, как два человека в черных костюмах ведут под руки мужчину, закованного в наручники.

Через несколько секунд в кадре появился начальник департамента контрразведки Службы безопасности Украины Андрей Петров. Он пояснил, что только что его подчиненные задержали чиновника Кабмина, который подозревается в сотрудничестве с российскими спецслужбами.

«Он имел доступ к очень узкой, специфической информации Кабмина. Он работал, как настоящий шпион, однако он предатель. Он работал достаточно инициативно, передавал информацию, похищал документы, подслушивал новости, искал информацию среди коллег и исправно передавал ее спецслужбам российским, своим кураторам, на которых он работал. Этакая настоящая крыса в очках», - сказал генерал СБУ журналисту.

Задержанным был Станислав Ежов - заместитель руководителя протокола премьер-министра Украины Владимира Гройсмана и его личный переводчик. На следующий день ему вручили подозрение в госизмене (ст. 111 УК) и отправили под арест, где он провел следующие полтора года.

Недавно - 25 июня 2019 года Конституционный суд Украины принял решение, благодаря которому Ежову удалось выйти из СИЗО. Судьи этого учреждения отменили норму Уголовно-процессуального кодекса, согласно которой к обвиняемым в госизмене применяется только одна, самая жесткая мера пресечения - содержание под стражей.

3 июля Голосеевский районный суд Киева, ссылаясь на это решение, отпустил переводчика под домашний арест.

Адвокат Валентин Рибін і Станіслав Єжов у суді. 2 липня 2019 року

Адвокат Валентин Рыбин и Станислав Ежов в суде. 2 июля 2019 года

Переписка с Еленой Прекрасной

Ежов вышел из СИЗО почти через год после начала судебных слушаний по его делу.

Процесс стартовал в августе 2018 года в Голосеевском районном суде. В обвинительном акте, который там был объявлен, говорится, что, по версии следствия, Ежов был завербован российскими спецслужбами 16 июня 2017 года в Санкт-Петербурге.

Сотрудник Кабмина поехал туда к родственникам своей жены, которая является гражданкой России. Там, как утверждает следствие, он по собственной инициативе встретился с представителем Главного управления Генштаба Минобороны России по имени Александр, который предложил ему партнёрство.

По версии обвинения, Ежов согласился, и уже через три дня в Киеве - собрал и отправил иностранной разведке 758 документов о рабочих визитах премьера Гройсмана в Бельгию, Израиль, Польшу, США и другие страны.

Прокуратура утверждает, что в течение следующих 6 месяцев он регулярно отсылал информацию о работе правительства на электронный адрес olena.precrasna@yandex.ru, которым якобы пользовались российские спецслужбы. Среди документов, которые он передавал, были различные материалы: статистические сводки, тексты публичных выступлений, список охраны премьера, план движения кортежей.

Кроме того, по версии следствия, Ежов начал тайком записывать на свой айфон встречи Гройсмана с западными чиновниками, на которых он осуществлял перевод для премьера.

Аудио-записи этих разговоров он тоже отсылал «Елене Прекрасной». В частности, таким образом он записал и отправил частные беседы Гройсмана с главой НАТО Йенсом Столтенбергом, верховной представительницей Евросоюза Могерини и спецпредставителем США Куртом Волкером.

Позже - уже на суде над Ежовым - стенограммы этих разговоров были зачитаны прокурором как письменные доказательства.

Станіслав Єжов у суді. 26 листопада 2018 року

Станислав Ежов в суде. 26 ноября 2018 года

На встречах, которые записывал Ежов, Гройсман, в частности, обсуждал с западными партнерами вопросы сотрудничества, реформах и борьбы с коррупцией в Украине и войну на Донбассе.

По версии обвинения, Ежов не только переписывался со своим российским куратором по имени Александр, но и периодически с ним виделся. Их встречи, как утверждает прокуратура, время от времени происходили в Минске, в ресторане «Раковский Бровар».

Согласно материалам дела, в октябре 2017 года за Ежовым начала следить контрразведка СБУ. Украинские спецслужбы установили на его компьютере шпионскую программу и получили доступ к электронной почте переводчика. Через два месяца он был задержан.

«Мне все время стыдно»

Ежов был переводчиком Гройсмана с 2015 года, еще со времени, когда он был спикером Верховной Рады Украины. Перед этим он успел поработать со многими руководителями страны и побывать на разных должностях.

В 2001 году, окончив Институт международных отношений, Станислав устроился в службу официальных переводов МИД. Впоследствии он переехал в Словению, где работал в украинском посольстве.

Оттуда Ежов вернулся в Киев в 2009 году и стал личным переводчиком Виктора Ющенко в последние несколько месяцев его президентства. Пришел новый президент, а Ежов остался на аналогичной должности в Администрации президента и два года работал с Виктором Януковичем.

В 2012 году Ежов переехал в Вашингтон, где стал советником посла Украины в США. Когда он работал в Америке, в Киеве начались протесты на Майдане. Ежов не поддержал революцию достоинства и расценивал события в Украине как «вооруженный государственный переворот». По его словам, свои взгляды он особо не скрывал, ни в частных беседах, ни в социальных сетях.

В 2015 году Ежов вернулся в Киев, и, несмотря на неприятие новой власти, устроился на работу в управление межпарламентских связей в Верховной Раде, которую тогда возглавлял Гройсман. Затем вместе с шефом переводчик пошел в правительство, где стал заместителем начальника протокола. В том, что Ежов работал на власть, которая, по его мнению, появилась после переворота, он сам противоречия видит.

«Я все время служил незаконной власти. Я работал с Кучмой, который был тираном. Затем я был переводчиком у Ющенко, который довел страну до развала. Затем я был личным переводчиком Януковича, который был преступником и самоустранился от должности. Затем работал в команде Гройсмана. Смотрю на свой послужной список, и мне все время стыдно за то, что я делал, потому что каждая следующая власть разоблачала предыдущуую», - говорит Ежов.

Возвращение на «место преступления»

После задержания Ежов не признал вину и сейчас заявляет, что в его действиях не было состава преступления. При этом он не отрицает, что пересылал внутренние документы Кабмина и записи частных бесед премьера. Но утверждает, что отправлял их не российским спецслужбам.

По его мнению, обвинение не предоставило никаких доказательств того, что адрес olena.precrasna@yandex.ru, на который он пересылал материалы, принадлежит агентам иностранной разведки. С кем же тогда переписывался Ежов, сам он не говорит.

«На данном этапе это обвинение должно показать, кому отправлялись материалы, и отправлялись ли вообще. Пока я не даю показания, моя очередь наступит в конце, тогда мы этот вопрос обсудим», - сказал Ежов корреспонденту Радио Свобода.

По мнению его адвоката Валентина Рыбина, обвинение также не предоставило доказательств того, что Ежов виделся с представителями российской разведки в реальной жизни.

В августе прошлого года прокуроры передали в суд фотографии, на которых изображена встреча подсудимого с возможным куратором в минском кафе. Однако суд не принял это доказательство, поскольку обвинение не смогло объяснить, как были получены эти снимки.

Как утверждает защита, в действиях Ежова не было нарушений также и потому, что при приеме на работу он не подписывал должностные инструкции, которые бы запрещали ему передавать посторонним лицам внутренние документы.

Кроме того, материалы, которые он посылал «Елене Прекрасной», по версии адвоката Рыбина, формально не являлись тайными, и поэтому их распространение не могло навредить Украине.

«Информация, которую передавал Станислав Ежов, не является информацией с ограниченным доступом, не содержит грифа «секретно» или «совершенно секретно». Эта информация получалась при выполнении обычной деятельности и рассылалась не только Ежову, но и десяткам других сотрудников Кабмина», - говорит адвокат.

То же, по его мнению, касается и разговоров Гройсмана с западными чиновниками, которые были записаны Ежовым на айфон.

Рыбин утверждает, что эти беседы хотя и были частными, однако не имели формального статуса тайных. И это, по мнению адвоката, доказал сам прокурор, когда полностью зачитал стенограмму этих разговоров на открытом заседании перед журналистами. Защитник считает, что это подтвердил и сам Гройсман, когда комментировал задержание своего переводчика.

«Подчеркиваю, что у него не было никакого доступа к государственной тайне. И поэтому никаких, так сказать, каких-либо серьезных потерь мы не получили», - заявил премьер во время выступления в Верховной Раде в конце 2017 года.

Что говорит прокурор?

Иного мнения придерживается прокурор Игорь Крынин, представляющий обвинение в суде. Он не отрицает, что информация, которую передавал Ежов, не был тайной, однако считает, что ее распространения все равно нанесло вред Украине.

«Идет разговор тет-а-тет между высокопоставленными должностными лицами государства, где обсуждаются вопросы внутренней, внешней и других сфер нашего государства. А эта информация становится известной менее чем через сутки иностранной стороне. Сами можете представить насколько это важно для обороноспособности нашего государства», - сказал прокурор корреспонденту Радио Свобода.

Прокурори на суді у справі за підозрою у держзраді Станіслава Єжова

Прокуроры на суде по делу по подозрению в госизмене Станислава Ежова

В тему: Как Россия охотится на украинцев, помогавших Грузии в войне с Россией в 2008 году

Окончательное решение о том, был ли состав преступления в действиях Ежова, примет суд.

Пока же процесс застрял на стадии изучения доказательств. Заседания назначаются примерно раз в месяц, и такими темпами слушания могут затянуться еще на несколько лет.

С 3 июля 2019 года Станислав Ежов ждет завершения судебного разбирательства не в СИЗО, а под домашним арестом. Он круглосуточно должен находиться в своей квартире в центре Киева, из которой, согласно с материалами дела, он и пересылал служебные материалы и записи встреч Гройсмана.

Если суд признает экс-переводчика Станислава Ежова виновным в госизмене, ему грозит от 12 до 15 лет лишения свободы.

Алексей Арунян, опубликовано в издании  Радіо Свобода

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com