Сирия, зарин: кто виноват, что делать?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Сирия, зарин

Удар на расстоянии бомбами и ракетами может привести к поражению химоружием куда большего числа мирных людей, чем за всю гражданскую войну в Сирии.

Зарин, по заявлениям официальных лиц США, в Сирии применён всё же был и убил там множество людей. Но чей это зарин? И как предотвратить его дальнейшее использование?

Госсекретарь США Джон Керри уверен (по крайней мере так он сказал Сенату США), что сирийская оппозиция не могла произвести зарин и не имела его в своём распоряжении. Следовательно, виновным в случившемся могло быть только правительство Асада.

В тему: Джон Керри: власти Сирии использовали химоружие против своего народа

Это смелое утверждение вызывает вопросы: почему средний россиянин, зная соответствующие процессы, может сделать зарин сам, а средний сириец — нет? И не только россиянин: десять лет назад некий корреспондент Би-би-си прямо на сайте Бристольского университета (Великобритания) нашел линк к правильному рецепту изготовления зарина в «пять простых шагов, с использованием всего четырёх компонентов».

Несмотря на официальные обвинения США в адрес Ирана, якобы использовавшего химоружие в ответ на иракские атаки 1982–1988 годов, ЦРУ уверено: Иран не только не применял такое оружие сам, но и войну с Ираком продолжал потому, что считал невозможным мир с чудовищами, способными на применение газов. (Здесь и ниже иллюстрации Foreign Policy.)

У него была только одна проблема: для «задуманного» им количества боевого отравляющего вещества (БОВ) требовалось очень мало компонентов, а местные компании торговали только большими партиями. Впрочем, примирившись с лишними расходами, журналист быстро получил все прекурсоры по почте и... Из доставленного он мог сделать вдвое больше зарина, чем использовалось в известной атаке в токийском метро, убившей несколько тысяч человек. Без проблем, со стандартным оборудованием из любого химического класса любой школы, а при некоторой рукастости и осторожности — даже в «хорошо вентилируемом гараже». И «and you don't need to be a professor to work it out».

Что, сирийцы умственно неполноценнее британцев?.. Кстати, ещё раз о Великобритании и покупке компонентов для зарина. Десять месяцев назад нескольким британским компаниям были выданы экспортные лицензии на поставку в Сирию химикатов... Да, именно этих самых химикатов, позволяющих изготовить зарин «в пять простых шагов». Включая, скажем, фтористый калий и фторид натрия (все названия могут быть изменены, совпадения с реальными случайно).

Вы скажете: таблоиды ещё и не то напишут. Но вот что говорит член британской Палаты общин Томас Дохерти (Thomas Docherty): «В лучшем случае экспортировать материалы, пригодные для создания химического оружия, было халатностью, а в худшем — это было просто безжалостно». Профессор Алестер Хэй (Alastair Hay) из Лидского университета полагает: «Только последующее расследование покажет, были ли эти химикаты использованы Сирией для производства нервно-паралитических БОВ».

Нет, конечно, четыре месяца назад эти лицензии всё же были отозваны — всё-таки санкции. Но за шесть месяцев много чего может случиться. Да и Британия не единственный в мире производитель подобных компонентов. Вот только зачем такие закупки режиму Асада, и так владевшему нормальным зарином?

Аргументы «против» изготовления этого вещества «на коленке» очевидны: «гаражный» зарин будет нести следы некоторых побочных компонентов, нетипичных для приличного заводского изготовления. Увы, есть разные методы создания зарина в условиях школьной лаборатории, поэтому количество таких побочных компонентов, выдающих происхождение газа, может варьироваться.

Более того, по тканям убитых зарином найти следы самоделки вообще нельзя: побочные продукты будут только в почве, да и там они могут присутствовать помимо зарина. То есть нужно знать содержание таких веществ в норме до атаки. Наконец, подобная почва доступна в районе боевых действий, где любое расследование затруднено. Как отмечают специалисты, в принципе найти следы «домашнего» или военного происхождения зарина можно лишь на фрагментах ракет, с которыми якобы был доставлен газ. Но и такой сценарий требует проникновения в зону боёв.

Итак, ответа на вопрос «Кто виноват?» пока нет. То есть точного ответа. Джон Керри для себя уже всё решил и сообщил, что Асад теперь «присоединился к Адольфу Гитлеру и Саддаму Хуссейну... использовавшим это оружие в военное время». Его эмоции можно понять: политик бывал в этой неприятной компании, а тесное общение с диктаторами редко доставляет удовольствие:

Правда, не совсем ясно, почему в его химоружейном списке нет французов, которые первыми применили химическое оружие (в Первой мировой), британских ВВС, использовавших его в 1919 году против Советской России, РСФСР, применявшей его против собственного народа в 1921 году, египтян, прибегавших к нему после Второй мировой, и вьетнамцев, делавших это в 1980-х...

А вот несомненные доказательства использования химического оружия Гитлером истории неизвестны.

Непонятно и то, зачем г-н Керри упомянул в списке Хуссейна. Напомним: недавняя публикация Foreign Policy прямо указывает на то, что химические атаки Хуссейна осуществлялись с ведома США, бывшего в ту пору невоюющим союзником Ирака по ирано-иракскому конфликту. Подполковник ВВС США в отставке Рик Франкона (Rick Francona), военный атташе в Багдаде во время ударов 1988 года, прямо говорит о тогдашней химической войне со стороны Ирака: «Иракцы никогда не говорили нам, что собираются применить нервно-паралитический газ. Им и не надо было. Мы уже знали об этом» (причём с 1982 года). Волновало ли Америку применение запрещённого оружия её союзником?

Багдад не справляется: химоружия надо много, а производство слабое, нужен импорт оборудования из Италии, подчёркивает ЦРУ. Что сделано, чтобы остановить Ирак? Мы не в курсе. Зато точно знаем, что оборудование из Италии всё же завезли, хотя и через Сингапур. Так соблюдаются собственные санкции, когда они становятся невыгодными.

О да. Волновало. Вот что можно найти в тогдашних бумагах ЦРУ (см. рассекреченный документ от ноября 1983 года): «По мере продолжения иракских атак возрастает вероятность получения иранскими силами снарядов с ипритом и иракскими маркировками. Тегеран предоставит такие свидетельства ООН и обвинит США в соучастии нарушению международных законов».

Но со временем появились и другие поводы для волнений. В 1987 году Разведывательное управление Министерства обороны США (РУМО) при помощи спутников получило точные данные: иранцы нащупали слабое место в иракском фронте к югу от Басры и готовят там мощный удар, который может привести к победе в войне. Итог: Рейган пишет на полях этого доклада (в разделе At The Gates of Basrah): «Иранская победа неприемлема». РУМО передало всю имевшуюся у него информацию иракцам, и те предприняли зариновую атаку на иранские силы в этом районе. Общие потери Ирана от химического оружия в той войне оцениваются в 50–100 тысяч человек. А за всю Первую мировую они составили 1 300 000.

Иран ищет неразорвавшийся снаряд с ипритом, и когда найдёт, обвинит США перед лицом ООН в соучастии, обеспокоены заокеанские товарищи с холодной головой. Не без оснований?

Итак, назовём вещи своими именами. Вопреки многолетней официальной позиции, отрицавшей, что американцы вообще знали о «склонности» иракцев к химоружию, рассекреченные документы и воспоминания американских участников событий прямо указывают: всего 25 лет назад США работали наводчиком для зариновых атак, по сути, являясь их соучастниками. Почему же Джон Керри упомянул в одном ряду с Асадом Гитлера, никогда не участвовавшего в химических атаках, но забыл о Рейгане?

«Рейгановская администрация решила, что лучше позволить химическим атакам продолжаться, если они смогут решить исход [ирано-иракской] войны», — пишет Foreign Policy. Да, г-на Керри можно понять: чтобы победить Иран, годится и людоед Хуссейн, и зарин. А в передаче спутниковых данных в помощь Хуссейну по выбору точек для использования зарина, наверное, нет ничего плохого...

Иное дело — Сирия. Асад — союзник того самого Ирана, на который американские разведслужбы наводили зариновые удары Хуссейна. Сирия, очевидно, esse delendam, поэтому не наказать её за использование химического оружия просто нельзя.

Ну хорошо, кто виноват, мы установили: не важно, откуда зарин, важно, что Сирия — союзник Ирана. Но что же теперь делать с её химическим оружием?

Жертвы иракской химической атаки на город Сердешт. Значительная часть химических атак иракцев основывалась на разведданных спецслужб США, а их передача явным военным преступникам была санкционирована американским президентом. (Фото Wikimedia Commons.)

В принципе, можно нанести удары с использованием средств типа CBU-107, управляемой бомбы, способной к кассетному разбрасыванию поражающих металлических элементов. Она специально разрабатывалась для поражения складов химического оружия в густонаселённых районах. Множество отверстий в ёмкостях с жидким зарином заставит его вытечь, а солнечный ультрафиолет быстро разложит вещество. Одна бомба, содержащая 3 750 поражающих элементов, без разрушения соседних строений непременно «продырявит» нужные цели. Правда, зарин не только вытечет, но и убьёт при этом местное население.

Не верите? В 1943 году 105 бомбардировщиков Люфтваффе нанесли бомбовый удар по американским кораблям в Южной Италии, утопив 28 из них. В итоге союзники потеряли, предположительно, тысячу военных и столько же гражданских, причём значительную часть из-за того, что на одном из канувших кораблей находилось 60 тонн иприта (в авиабомбах). Всего им было поражено 628 военных и бог знает сколько гражданских. В общем-то, пронесло: основная масса иприта на утонувшем «либерти» осталась в бомбах на дне гавани, что спасло четвертьмиллионный портовый Бари от почти апокалиптического ужаса. Если бы бомбы успели выгрузить на берег, где иприту некуда было тонуть, а бомбы принялись бы детонировать, то город стал бы призраком. К слову, по токсичности зарин в огромное количество раз превосходит иприт.

Хорошо, если вас не устраивают кассетные бомбы, есть ещё вариант. BLU-119/B CrashPAD, 900-килограммовая бомба, также американского производства, также разработанная для уничтожения складов химоружия. Она несёт 300 кг зажигательной смеси с температурой горения в 2 700 °С. Такой жар непременно разложит основную часть зарина на поражаемых площадях. Увы, малая его часть будет подхвачена восходящими тепловыми потоками, неизбежными при горении, и разнесётся на много километров. Такая атака может стать самым масштабным химическим ударом по гражданскому населению за всю историю человечества.

Несмотря на наличие у ВВС США высокоэффективного ПО для моделирования разноса химоружия в таких случаях, всё учесть не получится: не хватает практики таких ударов. Даже с лучшим оружием и средствами планирования огромность задачи делает проведение операции без жертв среди гражданских труднореализуемым.

«Общие оценки сирийского химоружия варьируются от сотен до 10 000 тонн, — замечает Джеймс Кетчум (James Ketchum), в прошлом глава одного из подразделений Edgewood Arsenal, известного вам по участию в МКULTRA. — Они могут быть неполными, и взрывы способны высвободить нетронутыми смертельные газы с непоправимыми результатами, даже если такие вещества и подвергнутся серьёзному нагреву». 

Более или менее известно лишь размещение сирийских заводов по производству БОВ, а со складами всё не так ясно. Кроме того, даже заводы находятся в городах: их бомбежки могут привести к огромным жертвам. (Иллюстрация New Scientist.)

И действительно, если разброс оценок тоннажа химоружия в Сирии составляет «десятки раз», то даже пытаться нанести воздушные удары по складам глупо, ибо о них слишком мало известно.

Биофизик Брайан Хенли (Brian Hanley) отмечает, что компоненты зарина часто хранятся отдельно, ибо в таком виде малоопасны. Но при бомбометании по складам они неизбежно начнут смешиваться, со всеми вытекающим отсюда последствиями. Он честен: «Я думаю, куда лучшим выбором [по сравнению с ракетно-бомбовым сценарием] будет нанести наземный удар, захватить и вывезти компоненты для дальнейшего обезвреживания».

Но эти слова пока расходятся с тем, что декларировал президент США, сказавший лишь о дистанционных «точечных» ударах. Наземная операция в Сирии в исполнении американских ВС приведёт к большим расходам и некоторым потерям в живой силе. Не похоже, чтобы г-н Обама или американское общество были к такому варианту готовы. Зато похоже, что удар на расстоянии бомбами и ракетами может привести к поражению химоружием куда большего числа мирных людей, чем за всю гражданскую войну в Сирии.

Подготовлено Александрjv Березинsv по материалам NewScientist и Foreign Policy, опубликовано на сайте compulenta.computerra.ru


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com