Страна для всех беженцев мира — возможно ли ее создать?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Джейсон Бузи — разбогатевший на торговле недвижимостью в районе залива Сан-Франциско гражданин Израиля — имеет большой план. На первый, второй и третий взгляды абсолютно утопичный — создать с нуля отдельную страну для всех тех, кто так в ней нуждается.

Пока российские пограничники возятся с запрещёнными продуктами, их европейские коллеги сталкиваются с несколько более серьёзной проблемой — тысячами мигрантов из стран Африки и Ближнего Востока, которые всеми способами пытаются прорваться в лучшую жизнь — штурмуют подземные тоннели, тонут в водах Средиземного моря, годами ждут своей очереди в лагерях временного проживания.

Количество людей, вынужденных покинуть родные дома и страны, по оценкам ООН, достигло в этом году рекордных 60 миллионов человек, а представители международных организаций красноречиво расписываются в собственном бессилии. И тут из табакерки выскакивает Джейсон Бузи — разбогатевший на торговле недвижимостью в районе залива Сан-Франциско гражданин Израиля, у которого есть большой план. На первый, второй и третий взгляды абсолютно утопичный — создать с нуля отдельную страну для всех тех, кто так в ней нуждается.

Земля обетованная: Возможно ли создать отдельную страну для всех беженцев мира?. Изображение № 1.fbvkpn

Свой проект Бузи назвал Refugee Nation, что в переводе означает «Нация беженцев». Миллионер, сколотивший состояние на продаже недвижимости в Силиконовой долине, собирается создать «землю обетованную» для десятков миллионов людей. «У них разное прошлое, расы и религии. Но у них есть и общий знаменатель: это невинные люди, семьи и общины, а иногда и целые этнические группы, которые остались без дома и страны в результате военных конфликтов, экономических потрясений или этнических чисток. Сегодня мы собрались, чтобы сказать: „Хватит!“ Мы предлагаем радикальное решение, которое при этом не является невыполнимым или безумным. Наоборот, это самый разумный способ разрешить многолетнюю проблему размещения беженцев», — это Бузи заявляет в манифесте, опубликованном на сайте организации.

По словам магната, идея создания новой страны появилась у него уже давно. «Я вырос в Израиле — стране, созданной для евреев, многие из которых были беженцами. Я учился и живу в США — стране, созданной беженцами в поисках убежища. Я думаю, в XXI веке никто не должен оставаться без своего дома и своей страны», — рассказывает Бузи всё в том же манифесте. Миллионер удивляется, что никто раньше не предложил эту идею: как считает Джейсон, она лежит на поверхности и довольно легко реализуема.

Где?

Это основной вопрос, который возникает при чтении манифеста. Бузи же уверен, что найти место для новой страны — совершенно не проблема. «Во-первых, даже в Соединённых Штатах существует много пригодной для жизни, но не заселённой земли. В той же Калифорнии 90% населения живут на 10% территории. Такая же ситуация, например, во многих скандинавских странах», — утверждает миллионер. Бузи считает приоритетным вариантом создание нового государства на пустующей земле в Европе и уверен, что новая нация станет важным членом Евросоюза.

Земля обетованная: Возможно ли создать отдельную страну для всех беженцев мира?. Изображение № 2.

ФИНЛЯНДИЯ

население: 5 479 800 чел.

плотность: 16 чел./км²

Земля обетованная: Возможно ли создать отдельную страну для всех беженцев мира?. Изображение № 3.

ФИЛИППИНЫ

население: 101 108 300 чел.

плотность: 338 чел./км²

Земля обетованная: Возможно ли создать отдельную страну для всех беженцев мира?. Изображение № 4.

ДОМИНИКАНСКАЯ РЕСПУБЛИКА

население: 10 219 630 чел.

плотность: 201 чел./км²

Но и в случае если это не сработает, выход есть: новая страна может разместиться на одном из островов, скажем, Филиппин. В Тихом океане существуют тысячи незаселённых островов, и некоторые из них могут стать приютом для беженцев. Правда, возникают проблемы с законом: например, Филиппинские острова могут покупать только жители Филиппин. Но Джейсона Бузи это не смущает: «Законы можно легко изменить, был бы политический заказ, и острова приютят беженцев со всего мира».

Третий план заселения — наполнить беженцами страну с большой территорией и недостатком населения (с согласия властей этой страны, естественно). В качестве примера такого государства автор манифеста приводит Доминикану, где на 290 квадратных милях живет 73 тысячи человек (для сравнения: в Сингапуре на такой же территории обитают 5 миллионов жителей). Жители страны-реципиента станут национальным меньшинством, но обретут поддержку мирового сообщества. Кроме того, в этом случае не придётся основывать новое государство и бороться за его признание и независимость.

Наконец, четвёртый вариант расположения нового государства, который даже окрылённому Джейсону Бузи кажется не очень осуществимым, — насыпать новый остров в международных водах Мирового океана. Это и затратно, и вредит экологии, хотя и не совсем невозможно.

Что?

«Если кто-то думает, что в новом государстве будут изобретены какие-то новые формы правления, он будет разочарован: как показывает история, самыми успешными были демократические плюралистические страны с капиталистической экономикой», — пишет магнат в манифесте Refugee Nation. Основной задачей новой страны будет поддержание баланса между экономическим ростом и социальными благами. С одной стороны, все должны работать, с другой — все должны иметь возможность найти работу и нормальный доход. По мнению Бузи, обеспечить экономическое развитие государства лучше всего удаётся Соединённым Штатам, а социальное обеспечение больше всего развито в Скандинавии. Новая страна должна соединить достоинства скандинавской и американской систем, нивелировав недостатки.

Бюджету нового государства предстоят большие расходы, которые, по замыслу Бузи, должна помочь потянуть либо группа миллиардеров, либо ООН, либо индивидуальные инвесторы, либо корпорации, которые взамен получат лицензии на коммуникации. Ещё один вариант — краудфаундинг среди обычных людей.

Официальным языком новой страны станет английский: это язык, на котором говорит самое большое число наций, на этом языке говорят в сферах интернета, коммерции и развлечений, его легко учить. В новом государстве будут открыты центры изучения английского языка, где его сможет выучить любой гражданин.

Подводные камни

Сложностей миллионер видит две: этическую и политическую. Многие считают, что создание единого государства для беженцев — как раз антииммигрантский шаг в духе «вышлите их в какое-нибудь гетто». Бузи считает, что создать беженцам новое государство а значит, дать им кров и хлеб, которого они лишены, — это самый гуманистический шаг. Второе препятствие — непонятно, как буду уживаться люди из разных мест, с разными религиями и жизненным опытом. Магнат вообще не считает это проблемой: если нужно будет, уживутся все, считает он.

Альтернативы

Джейсон Бузи готов решать проблему беженцев, даже если не удастся создать для них отдельное государство. Он предлагает в таком случае всем странам мира разделить беженцев в соответствии с тем, какое количество людей они готовы принять (это зависит от территории и состояния экономики). Ещё один вариант — упразднить визовый режим во всех странах, создав один тип паспорта для всех.

Впрочем, сам автор инициативы признаёт, что свободное перемещение всех людей по всем странам — явно дело отдалённого будущего. Ещё менее осуществимый вариант — прекращение всех вооружённых конфликтов во всех горячих точках, чтобы все беженцы могли просто вернуться к себе домой.

Что думают эксперты?

Создать государство, которое объединит под своим крылом всех гонимых людей, — гуманистическая идея. Её реализация избавила бы мир от крупной проблемы. Однако возможно ли на самом деле основать «нацию беженцев»? Вот что думают на этот счёт эксперты.

Дмитрий Солонников — политолог, директор Института современного государственного развития:

«С точки зрения международного права такая инициатива, конечно, является утопией, потому что ни одно государство не уступит свою землю. Он может купить землю, может организовать на ней какое-то поселение, но находиться она при этом будет в юрисдикции какого-то иного государства. Поэтому как государство это нереально, а как поселение для беженцев — почему бы и нет. Он может там даже ввести свои правила, если они не будут противоречить конституции того государства, где это всё будет находиться. То, что, начавшись как поселение беженцев, это образование получит права государства, очень маловероятно. Это в принципе возможно, но не прямо сейчас.

Коммуны создавались в течение какого-то времени: они сначала получали права, гражданство, потом автономию. Это история на несколько поколений. Албанцы, уехавшие в Сербию, потом создали Косово, отделили своё государство. Теоретически такое может произойти и в любом другом месте. Люди могут объединиться и через несколько поколений попытаться получить государственный статус. При определённых обстоятельствах — военной агрессии, воли мирового сообщества, наличии третьих государств, которые будут в этом заинтересованы, — такое возможно. Однако это уникальная ситуация: в случае с Косово США и европейским странам было выгодно развалить Сербию, а албанские беженцы при этом получили свою государство. Но таких мест в мире крайне мало, в основном подобные действия не поддерживаются. И курды в Турции, и армяне в Турции, и баски в Испании — продолжать это можно долго. Это не поддерживается ни основным государством, ни мировым сообществом. Поэтому вряд ли обстоятельства сложатся так удачно, чтобы новое государство могло появиться».

Алексей Макаркин — политолог, заместитель директора Центра политических технологий:

"Я думаю, что это утопия, во-первых, потому что ни одно государство не согласится пожертвовать часть своей территории для такого квазигосударства. Во-вторых, беженцы ведь убегают не просто так, они бегут уже в устроенные государства. То есть они бегут в Старый Свет, и если им скажут, что вот вам страна предоставляет кусочек, но его надо обустраивать, то тут же возникнет проблема, ведь многие хотят получить статус политических беженцев, хотят жить в Европе, хотят получать пособия. Понятно, почему это предложил американец, ведь Америка изначально страна иммигрантов, это люди, которые ехали туда из самых разных стран по разным причинам. Но тогда была другая ситуация, самые первые поселенцы были, по сути, беженцы, это были представители небольших протестантских сект, которым было очень дискомфортно в Англии. Они не признавали официальную англиканскую церковь, её обряды и правила, её епископов, уезжали в Америку и там строили своё общество. Но у них был огромный религиозный фактор. Они чувствовали себя в каком-то смысле продолжателями дела древних евреев, которые ушли из Египта на новые земли, и проводили аналогии между собой и ими. И это очень помогало им претерпевать сложности с климатом, новой территорией, которую надо было обустраивать, с индейцами, ведь это потом индейцев стали уничтожать организованно и загонять в резервации. Первоначально там более сильной стороной были индейцы. И этот религиозный фактор работал, у них была идея.

А здесь человек убегает, чтобы спасти свою жизнь и семью и чтобы получить гарантированный кусок хлеба в обществе, которое для него является мечтой. Ему хочется, чтобы он и его семья жили в западном обществе, в Европе. Поэтому мысли, что вот приедут беженцы на свободную территорию и пусть её обустраивают, — это утопия. Плюс они разные, мы часто, когда видим людей, которые убегают в Европу от войны, от эпидемии, не делаем между ними разницы. Для европейцев они все на одно лицо, они все беженцы. На самом деле они очень разные, у них разные верования, национальные особенности, языки, у них могут быть конфликтные ситуации, поэтому здесь тоже собрать всех — это, если использовать библейские аналогии, построить новую Вавилонскую башню. Причём в условиях, когда строители не очень хотят строить, а хотят, чтобы им кто-то помог. Так что вот эти проблемы не имеют простых решений.

Плюс, допустим, в Израиле есть такие правые политические силы, которые говорят: почему бы палестинцам не уехать в арабские страны? Почему бы палестинским беженцам не обустроиться в этих арабских странах? Арабские страны большие, территории много, в Израиле будут жить израильтяне, а палестинцы распределятся по арабским территориям. Интересно, что даже те палестинцы, которые родились уже в изгнании, они всё равно хотят вернуться. Вся эта простая схема рушится, если мы увидим, что палестинцы воспринимают как свою родину именно Палестину. В отношении беженцев возникает много красивых идей или внешне эффективных: давайте всех палестинцев переселим, не всё ли им равно, где жить. Но, когда это касается реальных людей, их представлений о жизни, традиций и самоощущения, это всё рушится. Поэтому я думаю, что идея выделить для них отдельную страну — это утопия«.

Беженцы и нелегальные иммигранты — одна из самых сложных проблем, с которыми приходится сталкиваться мировому сообществу. Хотя бы потому, что она, как матрёшка, включает в себя несколько проблем. Возможно, эта задача вообще не подразумевает простых решений. А может быть, она как раз ждёт утопического лаконичного решения — такого, как Refugee Nation.

Фотографии: Википедия

Elena Loginova, опубликовано на сайте Furfur.me


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

Видео