Трагедия Ирака: очередная жертва на арене мировой геополитики

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Трагедия Ирака

Нашествие джихадистов ИГИЛа (Исламского Государства Ирака и Леванта, или же просто — Исламского Государства) — это катастрофа. И катастрофа даже не регионального масштаба: мусульманский мир никогда не будет прежним, а каким он будет — сегодня не сможет спрогнозировать никто.

Геополитика — процесс крайне сложный и малопредсказуемый. Изменчива риторика первых лиц государств. Сегодня лидеры стран обмениваются рукопожатиями, а завтра их армии уничтожают друг друга в кровопролитных сражениях. Сегодня мы видим сильное и целостное государство, а завтра оно распадается на части без существенного давления извне. Эту переменчивость как никогда точно это иллюстрирует сегодняшний пример Ирака.

Республика Ирак никогда не являлась монолитным государством. Ирак, как и 50 лет назад, так и сейчас терзают серьезные противоречия. И неизвестно, какой вопрос сейчас для Ирака актуальнее — религиозный (противостояние шииты — сунниты) или национальный (курды — арабы). Сегодня уже можно утверждать: в нынешних границах это мусульманское государство вряд ли сохранится.

Проблемы современного Ирака особо рельефны на фоне геополитической ситуации на Ближнем Востоке, где друг с другом соседствуют крайне радикальные и, скажем так, харизматичные государства. Почти во всех арабских странах ведущую роль в политике, экономике и жизни общества играет ислам и его различные течения. Даже в своей внешней и внутренней политике многочисленные калифы, аятоллы и эмиры как и 500 лет назад, так и сейчас руководствуются, прежде всего, нормами шариата.

Впрочем, между самими мусульманами существуют крупнейшие противоречия на той же почве. Весь исламский мир разделен на десятки различных течений, разница между которыми, впрочем, порой исключительно формальна. Подавляющее большинство мусульман исповедует ислам суннитского толка — примерно 1 миллиард 400 миллионов (80-90% от общего числа). Да и государства, где суннитский ислам является официальной религией, а сунниты играют ведущую роль в госуправлении — в явном большинстве.

Но исламский мир богат и разнообразен. Далеко не последнюю роль в нем играют шииты. Последователи этого религиозного течения, естественно, тоже придерживаются консервативного ислама, но не признают многих положений, которые для суннитов священны (например, законность правления всех праведных халифов — правителей первых исламских государств в истории).

В тему: В Ираке забивают камнями молодых людей-неформалов

В мире существует несколько государств, где шииты занимают главенствующее положение: это Иран (к нему и его роли в иракском кризисе мы еще вернемся), Азербайджан, Бахрейн и сам Ирак. В Республике Ирак до сих пор отсутствует официальная статистика числа приверженцев представителей различных верований и «ветвей» ислама, но считается, что шииты доминируют преимущественно на востоке и юго-востоке страны, а остальные территории заняты суннитами и курдами.

Курдская «карта»

История государства Ирак полна противоречий. Одна из немногих закономерностей, которую можно проследить в бесконечной череде революций, восстаний и акций протеста — это постоянная разрозненность страны по религиозному и национальному признакам, ее естественное разделение — кто бы к власти ни приходил. Надо сказать, что национальный вопрос в независимом Ираке являлся, возможно, даже важнейшей проблемой в его управлении.

Курды, живущие преимущественно на севере и северо-востоке государства, всегда стремились к независимости или, как минимум, к глубокой автономии. Часто на этом умело играли иностранные государства, которым была выгодна дестабилизация обстановки в Ираке, богатом нефтью.

Пик восстаний курдского народа пришелся на 60-е и 70е годы прошлого века — тогда духовный лидер курдов Мустафа Барзани несколько раз поднимал их на вооруженные выступления. Строго говоря, пресловутый «пик» накала в Иракском Курдистане никогда не спадал: при Саддаме Хуссейне эта территория считалась наиболее оппозиционной к действующей власти, здесь регулярно возникали стихийные митинги за независимость от багдадского правительства.

За время существования демократического Ирака борьба местных курдов за независимость лишь усилилась. После восстания 1991 года, когда против диктата Саддама Хуссейна выступили курды на севере и шииты на юге государства, основные силы иракской армии были выбиты с занятых курдами территорий. И уже в 90-х и начале нового тысячелетия фактически появилась первая за долгое время расширенная курдская автономия.

Отдельно стоит упомянуть о курдских вооруженных отрядах — пешмерга. Эти военизированные формирования зародились в конце 19 века. После развала Османской Империи, куда входил практически весь Курдистан, местные националисты усилили вооруженную борьбу за независимость. Пешмерга играли главенствующую роль в антисаддамовских восстаниях.

После вторжения коалиционных сил в Ирак курдские отряды выступили на их стороне и вели ключевые операции на северном фронте против сил Хуссейна. Сегодня пешмерга — это систематизированная курдская армия, отлично подготовленная и натренированная. Ее участие в иракском кризисе на чьей-либо стороне однозначно повернет решительно повлияет на ход событий в Ираке.

Последние лет десять Ирак на карте мира можно было условно делить на две едва ли не равноправные части; курдская автономия, богатая запасами нефти, стала экономически наиболее благополучным и развитым образованием в регионе. Плохо это или хорошо, но иракские власти в перестроечный период с 2003 года и тем более — сейчас оказались неспособны пресечь стремление значительной части своей страны к независимости.

Очевидно, что курдские волнения (независимость по факту — это пока не независимость на бумаге, именно этого добивается правительство Курдистана от Ирака последние годы, фактически функционируя автономно) крайне выгодны различным геополитическим игрокам. В их интересах — создать нечто вроде «управляемого хаоса» на территории Республики Ирак, где еще будут сохраняться и сепаратистские настроения. И мы еще даже не начинали говорить про исламских радикалов! Так или иначе, сильный Ирак сегодня не нужен никому — кроме, разве что, Ирана, да и то только при условии «шиитизации» населения.

Слабость Ирака спровоцировала исламских радикалов

Теперь — о религии в Ираке и ее основных течениях.

При Хуссейне в стране доминировал ислам суннитского толка — неудивительно, ведь руководитель страны сам его исповедовал. Впрочем, шииты в республике тех времен находились в относительно неплохих условиях — особенно в первые годы правления диктатора. После его свержения Ирак стал шиитским — во всяком случае, руководящая им верхушка придерживается именно этого исламского течения.

В то же время нельзя однозначно отнести страну к тому или иному течению. Правильнее было бы сказать, что сегодня бОльшая часть Ирака находится на распутье. Страна может попасть под влияние Ирана и его вездесущего аятоллы и стать однозначно шиитской. Но столь же вероятен сценарий радикализации общества — и тогда на авансцену истории Ирака снова выйдут сунниты. Шаткость нынешнего положения Ирака и его правящей верхушки столь очевидны, что лишь подталкивает (провоцирует) внешних геополитических игроков к вмешательству в положение дел в нефтеносном регионе. Руководству Ирака не позавидуешь...

В сегодняшних иракских событиях затрагиваются интересы многих политических игроков. В частности, та же Россия в принципе не может быть рада нашествию исламистов — это одновременно подрывает оборону союзнической Сирии (Россия традиционно выступает союзником консервативного Багдада; к слову, это очень сильно может повлиять на создание оси Багдад-Тегеран).

В тему: Путин навлек на Россию исламский гнев и сделал страну изгоем

События в Ираке дестабилизирует нефтяной рынок (в чем крайне заинтересована Саудовская Аравия — в регионе она будет иметь практически монополию по поставкам «черного золота», и незаинтересованы страны «золотого миллиарда»). Поэтому «дружественной» Республике Ирак уже сегодня посылается «гуманитарная помощь» — например, уже задействованные в учениях и даже боевых действиях самолеты.

Свои интересы в регионе имеет и Китай, ведь с недавнего времени азиатская и ближневосточная державы скоординировали совместные усилия по развитию инфраструктуры и использованию нефтепродуктов. Но надо понимать, что ни Китай, ни Россия не планируют свое открытое вмешательство в военный конфликт — и это прискорбный факт для властей медленно, но неумолимо разваливающейся страны.

Нельзя сказать, что до недавнего момента в Ираке все было спокойно. Медленно, но уверенно отдалялся Курдистан, периодически сотрясали волнения на религиозной почве. Тем не менее, сегодняшнее нашествие джихадистов ИГИЛа (Исламского Государства Ирака и Леванта, или же просто — Исламского Государства) — это настоящая катастрофа. Слабое иракское правительство явно неспособно противостоять захватчикам, консолидирующих протестные массы под знаменем консервативного суннитского ислама.

И это происходит по нескольким причинам.

Причина первая — внутренняя нестабильность и разлад. Как уже говорилось, нельзя называть Ирак сильным и централизованным государством: распри между шиитами и суннитами не дают обществу сплотиться перед исламистской угрозой (а пропагандисты ИГИЛа умело играют на религиозных чувствах радикальных суннитов, привлекая их на свою сторону). В то же время курды на севере страны уже фактически независимы. Более того, вместе с Багдадом они прямо сейчас пытаются разрешить территориальные вопросы — например, по Киркуку, который сейчас занят местными сепаратистами.

Очевидно, что власти Ирака на курдов уже никак повлиять не могут, и потому привлечение их на свою сторону в качестве равноправного партнера было бы идеальным вариантом для Бандада. Так же очевидно, что без мобильных курдских отрядов пешмерга армия Ирака, состоящая сплошь из новичков и непрофессионалов, не имеет шансов против джихадистов в открытом бою.

Причина вторая: коррупция. Это настоящий бич для стран с поверхностным управлением и слабым контролем над чиновничеством. В Ираке эта проблема оставалась актуальной на протяжении всего суверенного периода страны. Воровали все, и воровали столько, сколько могли унести. А сегодня дело порой доходит до абсурда: так, например, в иракской армии распространена схема, при которой бригадир с потенциальным солдатом «разводят» государство на деньги — записывающийся в ряды ополчения получает четверть суммы и просто ничего не делает, на службу не является. Остальную сумму получает бригадир. В итоге деньги затрачены, а бригады неукомплектованы.

Причина третья: реальная мощь ИГИЛа. Радикальная исламистская группировка, не так давно разорвавшая свои связи с Аль-Каидой, состоит из настоящих профессионалов — боевиков из многих стран мира. Все они уже прошли хорошую «стажировку» в Сирии, попутно взяв под контроль большую часть ее северо-восточных земель. Еще в 2012 году аналитики вопрошали, куда пойдут исламистские радикалы после Сирии — те выбрали самый логичный вариант: атаковали ослабленный и разрозненный Ирак. Вопрос: кто финансирует джихадистов — оружие у них первоклассное, есть и тяжелая бронетехника? Официальные лица Ирака утверждают: война на его территории и усиление суннитского движения в стране выгодны в первую очередь Саудовской Аравии...

В тему: Сирийская зАСАДа, или Как с водой выплеснули ребенка

Причина четвертая: слабость США. Сегодня официозом Штатов декларируются самые благие намерения в отношении Ирака и его защиты от исламистов. Но, по меткому выражению аналитиков, «самый слабый президент Америки за всю ее историю» очевидно неспособен решительно действовать на мировой арене. О чем можно говорить, если Украина, одной из первых вставшая на борьбу с Evil Empire (Империя Зла — так президент США Рональд Рейган назвал СССР — А), до сих пор не была в необходимом объеме поддержана американским правительством! Барак Обама — это не Рональд Рейган.

Он может ограничиться громкими заявлениями о, например, «необходимости демократии», но уже точно известно, что американские войска в Ираке воевать не будут. Даже возможность авиаудара по силам джихада может быть исключена — в том случае, если руководство Белого дома окажется слабее, чем от него ожидали.

В тему: Обама дал понять, что США может начать военную операцию в Ираке

А больше возможных защитников у Ирака нет, и вряд ли они появятся в будущем. Максимум — возможно, в его поддержку выступит Иран, но тому междуусобица и беспорядки в соседней стране тоже выгодны — теперь иранские аятоллы могут активно спекулировать на тему опасности радикального суннитского ислама для самого исламского мира.

В сегодняшних процессах на севере мусульманского государства работает важнейший закон геополитики — cui prodest, «кому выгодно». Радикальные сунниты захватывают один город за другим, ослабление шиитского Ирака неизбежно даже при его сохранении. Это действительно выгодно сауддитам — главным спонсорам революционных потрясений в регионе. С другой стороны, сильные исламисты будут опасны для всех — как для шиитских стран, так и для умеренных суннитских, где радикализация общества может сыграть злую шутку. Тот же Асад своими официальными заявлениями предупреждал: после Сирии, сдастся она или нет, следующими жертвами джихаддистов будут инициаторы и спонсоры джихада — те же сауддиты и Турция. И кто знает, на что сподобится ИГИЛ завтра...

Сегодня близок к развалу тот старый Ирак, который держался даже после свержения Саддама Хуссейна, Ирак, каким мы привыкли его видеть многие годы. Даже если государство устоит, а исламисты будут оттеснены за его границы, можно утверждать: весь арабский регион, а вместе с ним и сам исламский мир после этого никогда не будет прежним.

Петр Скороходов, специально для издания «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответств