«Це Україна». Путешествие на войну

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Журналисты из Беларуси попали на фронт — в расположение добровольцев и Вооруженных сил Украины, много общались с мирными жителями. Для чего? Ответ прежний. Чтобы ценить жизнь, надо побывать там, где она ничего не стоит.

15 сентября на востоке Украины вступило в силу перемирие, его первоначальный срок — семь дней. На днях главы МИД Германии и Франции Франк-Вальтер Штайнмайер и Жан-Марк Эйро посетили часть Донбасса, контролируемую Киевом.

Незадолго до этого на востоке Украины побывали белорусские журналисты Василий Семашко и Анна Иванова. Посетив территорию самопровозглашенной ДНР (и объявленных после этого террористами врагами — А), они решили взглянуть, что происходит по другую сторону фронта.

Журналисты попали в расположение добровольцев и Вооруженных сил Украины, много общались с мирными жителями. Для чего? Ответ прежний. Чтобы ценить жизнь, надо побывать там, где она ничего не стоит.

ДНР, где они были в апреле, в Украине считается террористической организацией. А «Правый сектор», по приглашению бойцов которого журналисты ехали в Украину, террористической организацией признан в России.

В серии репортажей из этой поездки не ищите комментариев экспертов, официальных заявлений. Здесь будет много личных впечатлений и наблюдений, прямой речи героев, резкость которых порой вступала в противоречие с Уголовным кодексом. И еще много фото и видео.

«Возможно, именно те, к кому мы едем в гости, стреляли туда, где мы были во время прошлой поездки на Донбасс. А те, кто раньше радушно принимали нас как гостей, теперь, возможно, будут по нам стрелять», — замечает Василий Семашко.

Как и в прошлый раз, в дорогу они отправились на автомобиле. Первый репортаж о дороге в зону АТО.

«Це Україна»

«Це Україна» — заметно сразу после открытия пограничного шлагбаума. К автомобилям подходит пузатый загорелый мужик в выцветшей майке и шортах с беджем, на котором от руки написано «Страховой агент», и интересуется наличием страховки. Узнав, что наши жизни не застрахованы, он направляет нас в будку, напоминающую сельский магазинчик, которые были в Беларуси лет 20 назад.

Там другой похоже одетый служащий дает почитать очередное постановление об обязательном страховании жизни прибывающих в Украину на автотранспорте. Учитывая, что едем туда, где далеко не простая обстановка, решаем оформить совсем не дешевую страховку. Позже, посидев полчаса в интернете, выясняю, что в других местах подобную страховку можно оформить в несколько раз дешевле.

Что «Це Україна» — заметно по «блакитно-жовтой» окраске почти всего того, что можно покрасить — заборы, мусорные контейнеры, столбы, опоры ЛЭП.

На многих жилых домах и коммерческих учреждениях висят флаги Украины.

Старинный спокойный провинциальный Чернигов.

Иногда, глядя на стоящие у магазина автомобили, кажется, что переместился на 30 лет назад в СССР.

Последний Майдан Чернигов пережил относительно спокойно, хотя памятник Ленину здесь тоже сбросили.

Сейчас постамент памятника украшен патриотической символикой и стихами.

Одно время подземный переход у памятника Ленину был расписан по теме Майдана. Сейчас большая часть этих надписей закрашена, а угол в переходе украшает забавная лиса.

Парк на берегу Десны, старые пушки, церкви на высоком берегу. В тени памятника Тарасу Шевченко подростки играют в карты.

Около пушек фотограф снимает выпускницу училища МВД.

Чернигов — отличное место, где стоит провести выходной — близко от Беларуси. Интересная архитектура, очень привлекательные цены в кафе и магазинах. В магазинах пиво «страны-агрессора» российской марки «Балтика», произведенное в Украине, стоит невдалеке от «бандеровского» производства Львова.

Присутствует и белорусское пиво завода «Оливария». Особенно впечатляет, что белорусское пиво в Украине, даже с учетом всех таможенных пошлин и транспортировки, стоит меньше, чем в Минске, в нескольких сотнях метрах от пивзавода. «Це Україна».

Через два часа пути — Киев.

Киев. Память о Майдане, витрины с «Роллс-Ройсами» и бойцы в бронежилетах

На улицах много автомобилей, народ спешит по делам и отдыхает в многочисленных уличных кафе.

Отдыхающие на тротуаре бомжи в центре города и витрина с «Роллс-Ройсами».

В центре много туристов, в том числе русскоязычных.

Символикой Евросоюза немецкое посольство поясняет Украине, что «Вместе сильнее».

На Европейской площади вместе с флагами Украины развеваются флаги Евросоюза.

Даже на крыльце Министерства аграрной политики и продовольствия рядом с флагом Украины висит флаг Евросоюза.

Балюстраду эскалаторов метро во множестве украшают светящиеся шильды с флагом Украины и надписями на украинском и русском языках — «Единая страна».

Этот двуязычный лозунг был особенно актуален сразу после Майдана, когда под предлогом защиты русскоязычного населения появились в Крыму «вежливые люди», а в других регионах Украины под тем же предлогом пророссийские активисты пытались захватить власть. В Донецке и Луганске это удалось.

Ленин на постаменте напротив Бессарабского рынка давно демонтирован.

Но свято место пусто не бывает: внизу постамента кто-то прикрепил небольшую табличку с портретами людей, которых многие украинские националисты считают героями, — убитого милиционерами Александра Музычко — Сашка Белого и убитого бойцами СБУ Олега Мужчиля — Лесника.

Первый известен по видео, на котором снято, как после Майдана Александр дал оплеуху местному прокурору, а второй — тем, что при попытке ареста убил подполковника киевской «Альфы», после чего был убит сам.

На бронзовой скульптуре, посвященной воссоединению украинского и русского народов, буквы сбиты, но текст читается. Поверх текста, судя по свежей краске, недавно кто-то нарисовал флаг Украины с традиционной надписью «Слава Украине».

Справа на скульптурной композиции из камня на фигуре, явно символизирующей русского боярина, видны следы подтеков зеленки.

Там, где во время Майдана были баррикады и горели автомобильные покрышки, — сейчас чистота не хуже, чем в Минске.

О Майдане напоминают лишь отдельные памятные знаки. Такими знаками на улице Грушевского отмечено место гибели белоруса Михаила Жизневского и Сергея Нигояна — первых погибших из «Небесной сотни».

В тему: Порошенко утвердил родителям Жизневского пожизненную стипендию

Причем памятных знаков, посвященных Жизневскому, сейчас два. Первый — посреди проезжей части, на месте его гибели.

Второй — поблизости около тротуара.

Около этих знаков — свечи-лампады, цветы, флаги, в том числе и «бел-чырвона-белы».

В тему: Фильм «Михаил Жизневский. Воин света»

Тут же в мегафон зазывают на экскурсию в Межигорье полюбоваться бытом сбежавшего президента Януковича. Поездка туда же на маршрутке обойдется в разы дешевле.

Некоторые государственные учреждения охраняют бойцы Национальной гвардии в бронежилетах, хотя в городе спокойно.

Около центрального здания СБУ 24 августа 2015 года появилась скульптурная композиция «Казак-победитель», посвященная защитникам независимости Украины — участникам АТО. На постаменте в виде контуров Украины казак на коне, похожий на Георгия Победоносца, копьем поражает дракона или крылатого змея, вцепившегося в Украину в районе Донбасса. На голове зверя корона, а в руках — скипетр с еще одной короной.

В киосках на Майдане по сравнению с 2014 годом стало намного меньше сувениров, посвященных Майдану, «Правому сектору» и непростым российско-украинским отношениям — их теперь можно приобрести у уличных торговцев в районе Андреевского спуска. Там же у торговцев стариной продается советская и немецко-фашистская атрибутика — комсомольские значки, реплики эсэсовских колец с мертвой головой, плакаты тех времен и т.д.

На многих билбордах изображен боец в черном, с закрытым маской лицом на некой машине с пулеметом ДШК.

Эта реклама призывает служить по контракту в армии Украины. Солдат-контрактник получает зарплату, эквивалентную 300 долларам США, что является не самой плохой для Киева и весьма хорошей для провинции.

Зачем лицо солдата на плакатах закрыто маской, непонятно.

Передвигаются полицейские в «Тойотах-Приусах», массово закупленных к чемпионату Европы по футболу 2012 года.

Обеды на дороге за 2,5 доллара и почему такое невозможно в Беларуси

Из Киева направляемся через Полтаву в Днепропетровск, который недавно был переименован в Днепр.

Дорога на Полтаву большей частью весьма неплохая даже по белорусским меркам. И, в отличие от белорусских дорог подобного качества, бесплатная. Но такие хорошие дороги в Украине редкость.

В Украине загородные дороги редко обходят стороной поселки и деревни. Приходится часто снижать скорость. Зато приятно видеть обилие заправок, кафе, гостиниц, придорожную торговлю. Чуть ли не у каждого дома стоят таблички, что здесь можно приобрести сало, молоко и молочные продукты, кроликов, гусей и т.д. Много табличек о готовности приобрести бензин или дизельное топливо.

Забавно видеть в Украине автозаправки с названием БРСМ.

На некоторых заправках указано, что топливо там из Беларуси — считается, что оно более высокого качества, особенно дизельное.

Как-то, увидев в небольшой деревне вдали от большой дороги написанную от руки табличку «Обеды», остановились.

Перед деревенским домом — беседка со столом. Рядом — киоск-магазин. Хозяйка приглашает нас во двор помыть руки из умывальника с «носиком». Интересуется, где мы желаем обедать, в доме или в беседке. Выбираем беседку. Порции были большие и вкусные. Подавала их хозяйка в домашней посуде. Два борща, одно картофельное пюре с соусом, две порции блинчиков с творогом и сметаной, два чая обошлись в 2,5 доллара.

Сожалею, что такое в Беларуси давно стало невозможным из-за отношения государства к малому бизнесу. Умывальник с носиком, открытая беседка — это запрет СЭС. Шильда, подпертая камнем, «неутвержденная» беседка, отсутствие стоянки — запрет ведомства архитектуры. Отсутствие заверенного печатью меню — запрет торгового ведомства. Естественно, «Обеды» не остались бы без внимания налоговой инспекции. Рассказываю об этом хозяйке, а она не понимает, для чего в Беларуси, чтобы кормить людей обедами, необходимо столько условий — ведь если людям не понравится, они просто не будут здесь обедать.

Около некоторых сельских домов видны трактора, а кое-где — комбайны, в том числе и John Deere.

Постепенно леса сменяют степи. Остановившись для отдыха, буквально пьем насыщенный цветами степной воздух.

На подъезде к Днепру, на одной из заправок, — колонна из шести фур Красного Креста с госномерами Швейцарии.

На въезде в Днепр — блокпост. Солдаты выборочно останавливают автомобили для контроля. Этот блокпост — память о том, что раньше фронт был ближе к городу.

Днепропетровск — Днепр

Днепропетровск был назван в честь реки Днепр и революционера Григория Петровского. По традиции город сокращенно именовали Днепром, и сейчас это название в связи с декоммунизацией стало официальным.

На въезде в город сохранилось сделанное из бетона старое название, но с бетонного ордена Ленина сбит профиль вождя, а сам орден окрашен в красно-черные цвета.

Раньше Днепропетровск был одним из ключевых центров ядерной, оборонной и космической промышленности Советского Союза. Из-за этого город был закрытым до 1990-х годов.

В тему: «Мне кажется, что украинцы и россияне — враги на сто лет. Хотел бы ошибиться»

Сейчас Днепр остается крупным промышленным городом с населением примерно миллион человек.

Как и в других крупных городах Украины, здесь снесены памятники Ленину. При этом памятники погибшим во Вторую мировую войну ухожены и их сносить не собираются.

В центре города с 1967 года стоит танк Т-34 в память о Герое Советского Союза генерале Ефиме Пушкине, получившем это звание 9 сентября 1941 года при обороне Днепропетровска, а позже принимавшем участие в освобождении Днепропетровской области.

В Днепре нам показывают небольшой монумент погибшим в АТО. Гранитный камень, перед которым уложена брусчатка с улицы Грушевского в Киеве. Такую брусчатку использовали на Майдане в качестве метательных снарядов.

На камне табличка информирует, что здесь будет заложена аллея Небесной сотни. Поблизости вдоль пешеходной дорожки протянулся длинный стенд с фотографиями Небесной сотни и погибших в АТО.

Рядом с камнем — православный крест. А на земле — гранитные плиты с длинными списками имен бойцов, погибших в АТО. Каждая плита имеет символику подразделения, где служили погибшие. На некоторых плитах список небольшой — много свободного места. А для погибших бойцов ДУК «Правый сектор» одной плиты оказалось мало — две плиты почти полностью заполнены фамилиями.

В длинном списке имен погибших сопровождающая нас бывшая журналистка, а ныне боец УДА Елена Белозерская показывает свою подругу Анастасию Горбачеву.

Там же и фамилия погибшего белоруса Виталия Тилиженко.

Создатели монумента предусмотрели много места для новых плит.

В мае в Днепре рядом с историческим музеем имени Яворницкого открылся первый в Украине уличный музей АТО «Дорогами Донбасса».

Выставка насчитывает 400 экспонатов. Среди них — реальные вещи с Донбасса: поврежденная военная техника, снаряды и простреленные дорожные знаки.

Кроме того, на выставке можно увидеть блокпост украинской армии в Песках и «развалины» Донецкого аэропорта.

Впечатляет пробитая осколками до состояния решета стальная армейская каска.

Чего не хватает в музее — это разрушенных непрекращающимися обстрелами домов мирных жителей по обе стороны конфликта.

Елена просит сфотографировать ее на фоне стенда с фотографией солдат с бронетехникой. На стенде написано: «с. Карловка. Штурм. Натиску террористов под Карловкой противостояли подразделения 93-й бригады. Июль 2014».

Елена поясняет, что сама была участницей того боя. В реальности, говорит она, первый бой за Карловку проводило немногочисленное подразделение «Правого сектора» при личном участии Яроша. Военнослужащие ВСУ, кроме артиллеристов, в бой тогда не вмешивались. Второй бой провели сообща — ВСУ и «правосеки», вперемешку ехали на «броне», в пеших рядах шли одни добробатовцы. Но об участии последних нигде ничего не сказано.

В доказательство Елена показала видео, где Дмитрий Ярош, построив своих бойцов после первого боя за Карловку, рассказывает: «Мы надеялись, что подойдет броня, подойдет подкрепление живой силой. Не подошло. Мы надеялись, что артиллерия раздолбает их блокпосты по полной программе, — не вышло...».

Как и в любом музее, среди экспонатов ходят посетители, с интересом разглядывая макет блокпоста, башню от подбитого танка, продырявленные осколками дорожные указатели населенных пунктов, торчащие из разлитого бетона стреляные гильзы.

Мы уже были в местах, откуда привезены многие экспонаты музея. Было какое-то чувство, что это декорация, хотя предметы экспозиции настоящие.

Боевые действия идут всего в 200 километрах, а здесь работает посвященный им музей. «Це Украина».

Чтобы показать нам пример волонтерской помощи военным, Елена ведет нас на вокзал Днепра, где волонтеры год назад оборудовали пункт помощи воинам АТО, соорудив для них ВИП-зал.

В огороженном углу установлены более уютные мягкие сиденья, девушки-волонтеры предлагают военным бесплатно «чай-кофе-печенюшки».

В углу свернуты маты, на которых можно с относительным комфортом спать на полу. Имеется небольшая библиотека.

Солдат, особенно побывавший на передовой, в быту неприхотлив. При необходимости чай-кофе может купить в буфете, а поспать и на деревянных скамейках, благо в Днепре обстрелов не бывает. Но в более уютном зале исключительно для воинов АТО солдат чувствует престиж своей профессии, здесь его ценят выше других граждан, проявляя о нем персональную заботу. Подобные пункты действуют на вокзалах в Харькове и Киеве.

Достопримечательность этого места — коллекция шевронов, которые оставляют на память посетители.

Часть шевронов вряд ли является официально утвержденной армейской геральдической службой. Шевроны на современной форме держатся на ворсовой «липучке» — их легко менять. Поэтому некоторые бойцы имеют при себе комплект разных шевронов, которые меняют в зависимости от настроения. На войне командиры допускают проявление чувства юмора.

 

Фото: Василий Семашко

Василий Семашко, Анна Иванова; опубликовано на портале TUT.BY


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответстве