Варварство или гуманизм?

|
Версия для печатиВерсия для печати
В 2001 Г. В ГЕРМАНИЮ БЫЛ ВОЗВРАЩЕН ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ «АРХИВ БАХА» — УНИКАЛЬНЫЙ СБОО

Перемещение культурных ценностей в СССР после Второй мировой: «компенсация» за потери вследствие войны и оккупации или «трофеи войны»? Украина нуждается в честном разговоре и преодолении советских мифов на эту тему.

Вопрос перемещения культурных ценностей в результате Второй мировой войны в течение нескольких последних десятилетий является одним из ключевых факторов международного сотрудничества в сфере культуры, в значительной степени влияет на взаимоотношения между странами и привлекает большое внимание широкой общественности. Своим содержанием он также включает судьбу предметов культуры других государств, оказавшихся во время и после войны на территории Украины, отмечает газета  День. Их официальный статус и будущая судьба являются темой не только профессиональных дискуссий среди юристов, историков и культурологов, но и стали вызовом государственной политики Украины относительно возвращения и реституции культурных ценностей.

Он отмечен многими политическими противостояниями и скандалами. Ключевое при этом значительное различие в понимании места таких перемещенных культурных ценностей в современной культурной жизни Украины — они являются «компенсацией» за потери вследствие войны и оккупации или «трофеями войны»? Независимое Украинское государство унаследовало эту проблему от бывшего СССР и до сих пор не может определиться ни на ментальном, ни на законодательном уровнях, как ее решить.

На эту тему: Реституция или репатриация: шанс на возвращение культурных сокровищ

Такая ситуация актуализирует необходимость объективного рассмотрения исторических обстоятельств перемещения культурных ценностей других стран на территорию СССР и УССР во время Второй мировой войны и в первые послевоенные годы, изменения в трактовке их статуса высшим партийным и государственным руководством бывшего Советского Союза. Очевидно, именно честный и объективный взгляд на события истории может стать залогом мировоззренческих изменений в украинском обществе и поиска правильных решений относительно отношения к таким предметам культуры на государственном уровне и выработки четкой и понятной политики относительно них.

Исследования современных украинских, американских, германских и российских историков позволяют с большой достоверностью восстановить обстоятельства перемещения культурных ценностей в СССР во время и после Второй мировой войны. И они в значительной степени опровергают ключевые тезисы бывшей советской пропаганды о благородной миссии спасения культурных сокровищ невероятной ценности на пути советской армии и в советской оккупационной зоне на территории побежденной Германии.

«КОНФИСКОВАНО В РАБОЧЕМ ПОРЯДКЕ КАК ТРОФЕЙНАЯ ВОЕННАЯ АМУНИЦИЯ»

Идея возмещения ущерба, нанесенного нацистской Германией и ее союзниками учреждениям образования, культуры и науки СССР, за счет их культурного потенциала принадлежала известному российскому и советскому деятелю культуры, историку искусства и реставратору И. Грабару. В 1943 г. он обратился к главе председателю Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков Н. Швернику с письмом, в котором обосновал целесообразность замещения утраченных культурных ценностей из вражеских коллекций как эквивалентную компенсацию за перемещенные или уничтоженные произведения искусства после завершения войны.

С этой целью предлагалось создать временное отдельное подразделение СНК СССР, которое сформировало бы специальный перечень предметов из музейных коллекций Германии, Австрии, Италии, Венгрии, Румынии и Финляндии, которые могли бы быть квалифицированы как эквивалентная компенсация. Н. Шверник подал предложения Грабаря в Политбюро ЦК ВКП(б), где они были поддержаны. 8 сентября 1943 г. отдельное бюро экспертов, которыми руководили известные советские ученые и музейные деятели В. Лазарев и С. Тройницкий, начало свою работу. Окончательный вариант проекта списка предметов культуры, которые предполагалось изъять как компенсацию из музейных собраний вражеских стран, был подготовлен 26 февраля 1945 г. и представлен на рассмотрение в Комитет по делам искусств при СНК СССР. Основу списка составляли предметы из коллекций музеев Берлина, включая знаменитый Пергамский алтарь, оцененный в 7 500 000 долларов США. Среди самых выдающихся экспонатов других немецких музеев в списке фигурировала «Сикстинская мадонна» Рафаэля из Дрезденской картинной галереи, которую оценили в 2 000 000 долларов США. В целом список музейных предметов на компенсацию потерь СССР в денежном эквиваленте был определен в 70 587 200 долларов США. Главная роль в выявлении и отборе предназначенных для этого культурных ценностей отводилась трофейным бригадам Комитета по делам искусств при СНК СССР.

Практическая реализация этих планов началась с наступлением советских войск на территорию Германии и Австрии, когда советские эксперты находились в передовых фронтовых частях. Но особенно значительный размах она приобрела уже после завершения боевых действий и капитуляции нацистского режима.

Так, 14 мая 1945 г. начальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) Г. Александров получил сообщение от главного политического управления Красной армии, в котором отмечалось: «Военный совет 3-го Украинского фронта доложил ГлавПУРСА, что в монастыре Клостерноисбург обнаружены две тысячи старинных картин, множество произведений скульптуры, ценные ковры и церковная утварь из золота и серебра. Специальная комиссия из представителей нашего командования установила, что выявленные ценности принадлежат Венскому историческому музею». На это сообщение было принято решение об «эвакуации» изъятых из данных фондов ценностей в «рабочем» порядке как трофейного военного снаряжения.

На эту тему: Имена убийц и мародеров угрожают вернуться в названия улиц?

С мая 1945 г. в составе российской военной администрации в Германии действовала группа музейных и библиотечных профессионалов, направленная Комитетом по делам культурно-образовательных учреждений при Совете министров РСФСР. Как отмечалось в отчете о ее деятельности «по выявлению, отбору и отправке в СССР книжных и музейных ценностей», на 30 ноября 1945 г. она нашла и отобрала более 160 вагонов «самых ценных библиотечных и музейных фондов». Среди обнаруженных и отобранных, в частности, были библиотеки имперской канцелярии, министерства восточной Европы, коллекция старопечатных книг и первая Библия Гутенберга.

Постановлением Государственного Комитета обороны СССР (ГКО СССР) от 31 мая 1945 г. Наркомату финансов СССР поручалось «вывезти на базу Управления драгметаллов Наркомата финансов СССР в г. Москву ювелирные изделия, коллекции монет и медалей из района г. Дрездена». 26 июня 1945 г. Сталин лично подписал новое постановление ГКО СССР, в котором отмечалось: «Обязать Комитет по делам искусств при СНК СССР (т. Храпченко) вывезти на базы Комитета в г. Москву для пополнения государственных музеев наиболее ценные художественные произведения живописи, скульптуры и предметы прикладного искусства, а также антикварные музейные ценности в количестве не более 2 000 единиц из трофейных складов в Дрездене. ...Утвердить руководителем работ по отгрузке художественных ценностей с трофейных складов в Дрезден полковника Ротатаева А.С. Тов. Храпченко командировать в распоряжение Ротатаева 10 специалистов».

Эта задача была выполнена очень оперативно. Уже 22 августа 1945 г. председатель Комитета по делам искусств при СНК СССР Н. Храпченко направил заместителю председателя СНК СССР В. Молотову докладную записку, в которой сообщалось: «В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны от 26 июня с. г. в г. Москву доставлены музейные ценности Дрезденской Художественной Галереи». Характеризуя вывезенные в СССР предметы культуры, он отметил такие всемирно известные шедевры, как «Сикстинская мадонна» Рафаэля, 14 картин Рембрандта, 11 картин Рубенса, пять картин Тициана, четыре картины Веронезе, 12 картин Ван Дейка, три картины Веласкеса, картины Тинторетто, пять картин Рибера, две картины Ботичелли и другие произведения. Упоминались также скульптуры древнегреческих художников Праксителя, Мирона, Поликлета, Скопаса, древнеегипетские вазы, коллекции уникального западноевропейского и восточного фарфора. В общем, как сообщалось в докладной записке, в Москву было доставлено «до двух тысяч художественных экспонатов». В заключение делались следующие выводы: «Комитет по делам искусств при СНК СССР наметил включить прибывшие ценности в состав Государственного музея изобразительного искусства имени Пушкина. Это позволяет — в сочетании с предыдущими коллекциями музея имени Пушкина — создать в Москве большой музей мирового искусства, аналогичный по своему значению таким художественным музеям, как Луврский музей в Париже, Британский музей в Лондоне, Государственный Эрмитаж в Ленинграде».

Согласно постановлению ГКО СССР от 3 августа 1946 г., на базы Комитета по делам архитектуры при СНК СССР вместе с лабораторным оборудованием для проведения исследовательских работ по строительным материалам было вывезено 220 ящиков с архитектурно-художественными и музейными ценностями (коллекции фарфора, майолики, керпмики).

В начале сентября 1945 г. в Москву поступило сообщение генерала В. Телегина об обнаружении в соляных и калийных шахтах Саксонии в окрестностях Магдебурга и Лейпцига части фондов библиотеки Прусской академии наук, Лейпцигского университета, Государственной библиотеки Берлина, Берлинского государственного музея, городского музея галереи Дессау, Архива города Гольберштадт, библиотеки г. Любека с фондами старопечатных и рукописных книг и Архива города Любека, Архива города Бремена, музейного собрания и библиотеки берлинского Цейхгауза и других собраний. Кроме того, значительное количество культурных ценностей было изъято из учреждений науки и культуры городов Магдебург и Лейпциг. В сообщении отмечалось: «Для отправки в СССР бригадой отобраны наиболее ценные в художественном и научном отношении книги, рукописи и музейные коллекции... Из 40 000 ящиков и свертков, обнаруженных в шахтах, отобрано 8 850 ящиков. Для отправки в СССР отобранной литературы и музейных коллекций нужно 85 вагонов».

В ноябре 1945 г. руководитель трофейной бригады Комитета по делам искусств при Совете министров СССР А. Самошкин информировал заместителя командующего РААН генерала армии В. Соколовского об обнаружении в Берлине на Музейном острове в подвалах Пергамского музея, Кайзер-Фридрих музея и нового монетного двора произведений искусства (античного, древнеегипетского, византийского, эпохи Ренессанса), а также уникальной по своему значению нумизматической коллекции.

Как вывод, в письме отмечалось: «Из нескольких тысяч находящихся там произведений крайне необходимо вывезти в СССР картины, скульптурные произведения и коллекцию монет, составляющих значительную художественную ценность. Из картин, отобранных комитетом искусств, необходимо назвать произведения таких величайших мастеров: Тициан, Гирляндайо, Тьеполо, Каналетто, Гварди, замечательных художников раннего Ренессанса, мастеров нидерландской (Снайдерс, Фейт, Метсю, Питтер-де-Гох, и др.) и испанской школы (Гойя) и т.д. Такое пополнение позволяет нашим музеям быть на уровне музеев мирового искусства.

Из памятников античного искусства абсолютно необходимо взять все оставшиеся архитектурные фрагменты Пергамского алтаря, уже вывезенного в СССР согласно постановлению Правительства. Без указанных деталей невозможно смонтировать весь комплекс, относящийся к Пергаму, — прекрасный памятник мирового искусства». Следует отметить, что среди ранее вывезенных в СССР ценностей были, в частности, всемирно известные сокровища из раскопок немецкого археолога Г. Шлимана на месте легендарной древней Трои, которые 30 июня 1945 г. вывезли самолетом из Берлина в Москву и передали в фонды Государственного музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина.

Об общих масштабах вывоза с территории Германии культурных ценностей достаточно полное представление дает подготовленная 30 июля 1957 г. Министерством культуры СССР для Президиума ЦК КПСС «Справка о культурных ценностях ГДР, находящихся на временном хранении в Советском Союзе». Согласно приведенным в ней данным, в учреждениях Министерства культуры СССР хранилось 1704785 экспонатов и 441 ящик неразобранных архивных и археологических материалов. В том числе произведений живописи — 4 169, скульптуры — 4 922, графики — 362 614, прикладного искусства — 96 182, нумизматики — 896 829, оружия — 15 263, археологических материалов — 131 054 и 400 ящиков, архивных материалов - 3 436 и 41 ящик, книг, фотоальбомов, репродукций, негативов, нот, звукозаписей – 180 730, различных вспомогательных материалов – 9 585. В Государственном хранилище МВД СССР хранилось 1 848 изделий прикладного искусства, которые числились на балансе в Управлении драгоценных металлов Министерства.

Кроме того, в учреждениях Министерства внутренних дел СССР находилось 131 502 ед. культурных ценностей. Среди них графики — 102, архивных материалов — 122 900, книг, фотоальбомов и т. д. — 8 500. В учреждениях Министерства высшего образования СССР хранилось 7 629 предметов культуры и три ящика с графикой, нумизматическими и архивными материалами. В том числе произведений живописи – 42, графики – один ящик, прикладного искусства – 6 017, нумизматики – 410 и 1 ящик монет, архивных материалов – 410 и 1 ящик, книг, фотоальбомов и т.п. – 750. В учреждениях Академии наук СССР было сосредоточено 17 626 предметов, среди них произведения живописи – 9, архивных материалов – 14 478, книг, фотоальбомов и других материалов – 3 013, других вспомогательных материалов – 124. Более 6 000 изделий Мейсенского фарфорового завода передали в музей Государственного фарфорового завода им. М. Ломоносова.

Подытожив эти приведенные в справке данные, можно определить, что на территории СССР на тот момент находилось 2 006 059 единиц предметов культуры и 534 ящика с необработанными археологическими, нумизматическими, архивными материалами и произведениями графики. Следует отметить, что эти показатели не учитывают произведения живописи мирового уровня, которые в общем количестве 1240 единиц СССР в 1955 г. вернули в Дрезденскую картинную галерею.

Часть немецких культурных ценностей в первые послевоенные годы оказалась на территории Украины.

Под эгидой возглавляемой Н. Хрущевым СНК УССР были сформированы и активно действовали на территории Германии собственные трофейные бригады («поисковые группы», «особые группы»), которые имели целью практически обеспечить возмещение в натуральном виде ущерба, нанесенного экономике и культуре Украины во время нацистской оккупации. В частности, они работали в районе Дрездена. Эти бригады пользовались значительной автономией от Комитета по делам искусств при СНК СССР, который имел мало сведений об их деятельности, и других всесоюзных структур. Так, в частности, еще в марте 1945 года в АН УССР был подготовлен перечень 72 немецких научных институтов, лабораторий и музеев, из которых планировалось изъять и доставить в Украину оборудование и предметы культуры.

В то же время отдельный перечень касался подробно описанного оборудования, необходимого для обеспечения дальнейшей деятельности 19 учреждений АН УССР (по каждому отдельно). Согласно отчету о работе «особых групп» на территории Германии от 15 ноября 1945 г., было подготовлено к отправке в Украину 17 предприятий, две типографии (46 вагонов), 11 вагонов научного оборудования, 2,5 тонны книг для Библиотеки АН УССР, 75 картин из Дрезденской картинной галереи. Также упоминалось о 12 тоннах изделий с выставки фабрики фарфора Августа Велнера. Отдельно среди предназначенных для отправки по железной дороге материалов дополнительно упоминались 225 картин из Дрезденской картинной галереи, 800 альбомов графики, два тонны технической документации по архитектуре и градостроительству.

Ряд исследователей считают, что эти украинские структуры отобрали на территории Германии значительное количество выдающихся культурных ценностей и в течение ноября — декабря 1945 г. и отправили их в Украину. В том числе воздушным путем в Киев были доставлены 497 произведений искусства - 456 картин из Дрезденской картинной галереи (среди них - знаменитый "Триптих" А. Дюрера, "Христос" Чима да Конельано, "Обнаружение Моисея" П. Веронезе, "Рождение Иисуса" Луки Кранаха, «Старая женщина с жаровней» П. Рубенса и ряд других достопримечательностей мировой культуры), а также 41 картину из других собраний.

Примечательно, что за указанные шедевры Дрезденской картинной галереи охотились эксперты из Москвы и Ленинграда, а Государственный Эрмитаж рассчитывал получить их для себя. Поэтому их отсутствие среди вывезенных в Мокву и Ленинград произведений искусства вызвало там растерянность и недоумение. Другие транспорты с ценностями Дрезденской картинной галереи прибыли в Киев поздней осенью — в начале зимы 1945 г. Есть данные о том, что члены поисковой бригады АН УССР Д. Красицкий и А. Заваров в конце 1945 г. отправили в Украину более 500 экспонатов Дрезденской и другие художественные вещи. В 1946 г. уполномоченный СНК УССР в Германии И. Табулевич организовал отправку в Киев изделий из фарфора типа «Старый Сакс» и образцов древнего китайского фарфора.

По информации исследователей, в настоящее время в Киевский музей западного и восточного искусства поступило 456 картин из Дрезденской картинной галереи. Причем сотрудники музея получили их на аэродроме на заснеженном поле. В том числе в одном из лежавших в снегу ящиков был знаменитый «Триптих» А. Дюрера. Остальную 41 картину получил Киевский исторический музей.

Учитывая официальные данные 1955 г. о 501 картине и двух пастелях «экстракласса» из сокровищ Дрезденской картинной галереи в фондах Киевского музея западного и восточного искусства, таких поступлений было несколько. Кроме того, в украинских музеях оказались произведения искусства из частных коллекций, которые находились на депозитах в Дрезденской картинной галерее, музеях Берлина и других германских городов. Есть данные о поступлении в конце 1945 г. 390 предметов живописи, скульптуры и декоративно-прикладного искусства в Киевский музей западного и восточного искусства, переданных по акту, утвержденному заместителем управляющего делами ЦК КП(б)У Федоровым.

По нашим подсчетам, в конце 1945 г. музей получил 764 картины и 2 пастели, кроме других произведений искусства. В научных публикациях приводятся официальные данные Министерства культуры СССР по состоянию на 1957 г., согласно которым в Киевском музее западного и восточного искусства тогда находилось 300 картин, 102 200 рисунков, гравюр, эстампов и т.д. и произведений декоративно-прикладного искусства, а также 665 картин, произведений графики и скульптуры, декоративного искусства из частных коллекций Берлина.

По другим данным, в перечне имеющихся предметов культуры содержалось 102 361 единица рисунков, гравюр, эстампов и миниатюр, 83 предмета декоративного искусства, 102 археологических и других памятников. В Киевском историческом музее хранилось 173 картины и 158 произведений декоративно-прикладного искусства (по другим данным – всего было до 270 ед.). Среди них были частные собрания портретов, в том числе семьи Симменс и других. В публикациях также упоминаются образцы древнего египетского текстиля и манускриптов на папирусе, 14 гравюр и 534 предмета нумизматики, полученных историческим музеем.

Произведения искусства попадали и в другие учреждения. Так, 16 картин, привезенных в Украину после завершения второй мировой войны, оказались в фондохранилище Киевского художественного института (ныне Национальная академия искусств Украины). Преимущественно это были картины немецких художников второй половины XIX – первой трети ХХ ст. У них нет музейных этикеток и, скорее всего, принадлежали к частным собраниям. По свидетельству некоторых преподавателей бывшего Киевского художественного института, в течение нескольких десятилетий в холле института находился свернутый в толстый рулон старинный гобелен из Дрезденской картинной галереи. Впоследствии он был убран в другое помещение.

Есть все основания предположить, что именно в это время в Украину попал сборник рукописей европейских композиторов XVI-XIX вв. из коллекций Берлинской певческой академии, насчитывавшей в общей сложности 5 173 единицы хранения (более 1 млн нотных листов), впоследствии получивший условное название «Архив Баха». В этот архивный сборник попала часть так называемого старого архива Баха — музыкальное наследие (автографы или авторизованные копии) второго сына Иоганна Себастьяна Баха — Карла Филиппа Эмануэля Баха, часть музыкального наследия Георга Филиппа Телеманна, Карла Генриха и Иоганна Готтлиба и Георга Бенди и многих других выдающихся представителей европейской музыкальной культуры. Подавляющее большинство из них – оригинальные или копийные рукописи, остальные – малотиражные литографированные издания или авторизованные копии.

Собрание попало в Украину при до сих пор не выясненных обстоятельствах. По традиционной «советской» версии считается, что оно было привезено в Киев советскими танкистами, которые нашли коллекцию в годы войны во время боевых действий в Силезии (теперь Польша), куда нацисты эвакуировали собрание Берлинской певческой академии. Сначала оно находилось в Киевской консерватории вместе с другими нотными собраниями. В 1973 г. собрание было передано на хранение в фонды Центрального государственного архива-музея литературы и искусства Украины (ЦДАМЛМУ), где оно оставалось открытым для свободного использования специалистами (Ф. 441).

Однако американская исследовательница П. Гримстед, долгое время разыскивавшая утраченные фонды Берлинской певческой академии, считает такую ​​трактовку появления части ее нотного собрания в Украине типичной советской легендой, похожей на попытки объяснить подобным образом и другие случаи появления на территории СССР немецких и других культурных ценностей. Она обращает внимание на активную деятельность в то время в Силезии трофейной бригады Четвертого украинского фронта, в частности, подполковника И. Шевченко, который также был участником украинских трофейных бригад, координировавшихся партийным и советским руководством УССР. По данным исследовательницы, часть культурных ценностей, обнаруженных в этом районе, была доставлена ​​непосредственно в Киев. Поэтому П. Гримстед считает вполне вероятным, что среди них была часть коллекции Берлинской певческой академии. Она подробно исследовала судьбу и перемещение этих собраний из Берлина и установила, что в августе 1943 г. 90 пакетов с фондами академии, помещенных в 14 больших ящиков, были эвакуированы в замк Уллерсдорф, расположенный в 90 км от современного польского Вроцлава. Впоследствии следы коллекции были утрачены на долгие десятилетия.

Согласно информации отдела пропаганды ЦК ВКП(б) от 8 сентября 1948 г. о распределении привезенной из Германии «трофейной литературы», в 1947 г. она была направлена ​​и в Украину, где ее распределили в 14 областях. В общей сложности 102 организации получили 213 581 экземпляр. Среди них, например, 23 декабря 1947 г. Академия архитектуры УССР получила 11 тонн трофейной литературы. После ее разборки выяснилось, что многие издания были привезены в большом количестве одинаковых экземпляров, иногда их число доходило до 300. При этом среди этих книг как «пособия по строительству и архитектуре» оказались альбомы гравюр XVIII в., по воспоминаниям работников академии, сначала в течение длительного времени находившиеся в опломбированных шкафах в помещениях учреждения без использования, а затем по просьбе ее администрации были переданы в фонды Киевского музея западного и восточного искусства.

Можно предположить, что в 1947 г. в Украину попали несколько тысяч книг из библиотеки Музея сахара Фонда «Немецкий технический музей Берлина», которые хранились в фондах библиотеки Научно-исследовательского института сахарной промышленности УССР. 76 единиц изданий из библиотеки «Розариум» г. Зангергаузен оказались в библиотеке Центрального республиканского ботанического сада АН УССР.

Культурные ценности из Германии попадали в разные учреждения и другими способами. Так, на территории Крымской области, до февраля 1954 г. находившейся в составе РСФСР, их появление было связано преимущественно с использованием для украшения дворцовых комплексов на южном берегу Крыма, где были созданы закрытые санаторно-курортные заведения для отдыха партийной и советской номенклатуры. Их охрана и обеспечение полностью осуществлялись НКВД СССР (впоследствии МГБ СССР). Так что привезенные в СССР картины, скульптуры, предметы декоративного искусства могли поступать сюда только под контролем соответствующих служб этого ведомства. Вполне вероятно, что таких культурных ценностей поступало туда слишком много, что создавало проблемы их использования и сохранения.

Также следует учитывать, что значительное количество перемещенных культурных ценностей было привезено на территорию Украины из стран Восточной и Центральной Европы, а главным образом - Германии, советскими солдатами и офицерами, должностными лицами, которые, возвращаясь домой с территорий, контролируемых Советской армией и оккупационной администрацией, в частном порядка увозили с собой найденные произведения искусства и другие объекты культуры. Многие такие раритеты как «сувениры» — память о событиях войны — остались в их семьях по сей день. Но многие такие достопримечательности были и являются до сих пор предметом активной торговли на черном рынке антиквариата, они оседают в частных коллекциях.

Безусловно, с позиций современности чрезвычайно трудно оценивать действия официальных властей СССР и советских граждан по предпринимаемым ими действиям по отношению к культурным ценностям Германии и других стран. С одной стороны, это была морально-эмоциональная реакция в ответ на преступления нацистского режима и его сообщников на оккупированной территории Советского Союза, имевшая реальную объективную основу. Ведь факт тотального разграбления и уничтожения культурных ценностей нацистами и приспешниками на захваченных землях не вызывает сомнений.

Главный международно-правовой документ, являвшийся действующим в то время для практически всех воюющих сторон — IV Гаагская конвенция 1907 г. о законах и обычаях войны на суше, — запрещала изъятие и конфискацию частной собственности, собственности религиозных и общественных организаций, а также культурных ценностей на оккупированных территориях. Вместе с тем ее положениями не определены алгоритмы действий в случае, когда одна из воюющих сторон первой нарушила эти требования международного права и повлекла своими действиями тяжелые последствия и ущерб, причиненный другим воюющим странам. При этом опыт урегулирования таких ситуаций и преодоления последствий установленных и подтвержденных действий против культурных ценностей был выработан по итогам Первой мировой войны, когда впервые был применен принцип restitution-in-kind (реституции в натуре) для физической компенсации утраченных особо важных и важных культурных ценностей по принципу «предмет на предмет» или «коллекция на коллекцию» за счет активов стороны, причинившей причиненный вред. Поэтому, на первый взгляд, действия Советского Союза были логичны и обоснованы.

Но с другой стороны, прежний международный опыт решения вопроса компенсации за причиненные потери культурных ценностей базировался исключительно на фиксации условий такого физического замещения утраченных культурных ценностей в официальных международных договорах с участием стороны, ответственной за совершенные преступления.

Соответственно, осуществление актов компенсации происходило открыто и понятно не только участникам военных действий, но и всей мировой общественности. Советский Союз осуществлял вывоз «трофейных» культурных ценностей без международных договорно-правовых документов, руководствуясь исключительно директивами высшего партийного и советского руководства СССР. К тому же такой вывоз происходил совершенно тайным способом и в режиме повышенной секретности.

Подавляющее число перемещенных в СССР предметов культуры было вывезено в 1945 г., когда еще не были разработаны и не вступили в силу принципы и порядок реституции культурных ценностей, определенных Контрольным советом по Германии как главным органом управления, представлявшим страны антигитлеровской коалиции. Однако, очевидно, это не освобождало СССР от осуществления официальных и публичных действий по объявлению своих потерь и открытому и аргументированному замещению утраченных культурных ценностей за счет коллекций и сборников, находившихся на территории Германии. И такая возможность была, но ею СССР не воспользовался.

К тому же, когда речь идет о «компенсации» потерь культурных ценностей музеев, архивов и библиотек СССР за счет «трофейных фондов» с территорий Германии и ее союзников, то привезенные в Советский Союз памятники культуры должны были пропорционально распределяться между ними в зависимости от количества. и значение утраченных предметов культуры. Но этого не произошло, хотя по состоянию на 1943-1945 гг. все ведущие музеи СССР, находившиеся на оккупированных врагом территориях, подали официальные акты о нанесенном ущербе и перечни утраченных культурных ценностей. Среди прочих это сделали и музеи, архивы и библиотеки РСФСР. В частности, в количественном и качественном отношении реальные потери музеев Украины значительно превышали потери других советских республик, территории которых были оккупированы, в том числе и РСФСР. Но лишь немногие немецкие музейные ценности в послевоенные годы попали на территорию Украины. И то очень ограниченному кругу учреждений.

Так что «компенсации» как таковой для них реально не произошло. Так же не были в реальном физическом смысле возмещены и убытки музеев других республик СССР, включая музейные учреждения РСФСР. Однако абсолютное большинство привезенных в Советский Союз «трофейных фондов» было сконцентрировано только в музеях Москвы и Ленинграда, особенно в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина (г. Москва) и Государственном Эрмитаже (г. Ленинград), которые практически не понесли потерь своих фондов в годы войны. Называть эти сосредоточенные в них культурные сокровища компенсацией невозможно.

Компенсация, «трофеи войны» или «временно находящиеся на территории СССР ценности»?

Как следствие таких действий партийного и советского руководства СССР, правовой статус перемещенных в СССР культурных ценностей так и не был определен. В период 1945-1955 гг. они трактовались исключительно как военные трофеи (трофейные музейные фонды, трофейная литература и т.д.). Но публично объявить их собственностью СССР Советский Союз так и не отважился. Соответственно, официальный статус культурных ценностей, перемещенных во времена СССР на территорию Украины и переданных в государственные украинские учреждения, не был четко выяснен и оформлен. Как правило, при их передаче в музейные или другие фонды записи о происхождении и основании поступления этих предметов культуры (или целых сборников) фиксировали следующим образом: «Привезено из Германии», «Поступило из Германии» (на русском языке, соответственно, записывалось в книги поступлений как "Привезено из Германии", "Завезенные из Германии", "Поступило из Германии"). Никаких конкретных ссылок, что это компенсация за потери данных музеев, архивов или библиотек, других заведений, пока в документах не обнаружено. А в ряде музеев Украины полученные из Германии фонды до сих пор, много десятилетий спустя, не внесены в постоянные фонды хранения.

Начиная с 1955 г. на уровне высшего партийного и советского руководства СССР, в том числе в публичных заявлениях и сообщениях правительства СССР, официальных документах международных переговоров (в частности с ГДР), такие культурные ценности стали называть «культурными ценностями, временно находящимися на территории СССР».

Этот вопрос впервые начал обсуждаться на уровне партийного и государственного руководства СССР в начале 1955 г. 3 марта министр иностранных дел СССР В. Молотов подал в ЦК КПСС докладную записку по поводу фондов Дрезденской картинной галереи, которые после Второй мировой войны оказались на территории СССР. В записке отмечалось, что для Советского Союза по этому делу есть только два возможных пути его решения — либо он официально объявляет, что культурные ценности Дрезденской картинной галереи принадлежат советским людям как их трофей в победе над Германией, либо они могут вернуть эти ценности немецкому народу, как его достояние». При этом, как обращают внимание исследователи К. Акинша и Г. Козлов, впервые была применена формулировка «временно находящиеся в СССР культурные ценности ГДР».

29 марта 1955 г. на уровне ЦК КПСС вопрос был окончательно решен. На основании данных Министерства культуры СССР планировалось передать в ГДР 738 картин, 10 гобеленов и 7 миниатюр из Государственного музея изящных искусств им. А.С. Пушкина, 11 картин из Государственного Эрмитажа.

31 марта 1955 г. центральные советские газеты опубликовали сообщения Совета министров СССР о возвращении произведений искусства в Дрезденскую картинную галерею. В сообщении говорилось, что во время Великой Отечественной войны в ходе боев на территории Германии советские воины спасли и перевезли в СССР произведения классического искусства из Дрезденской картинной галереи, которые являются большим мировым достоянием. Поэтому Совет министров СССР решил вернуть правительству Немецкой Демократической Республики все находившиеся в СССР картины Дрезденской картинной галереи. Указывалось, что возвращению будут подлежать около 750 картин.

​​2 мая 1955 г. в Государственном музее изящных искусств им. А.С. Пушкина в Москве открылась масштабная «Выставка картин Дрезденской галереи», на которой было представлено 350 полотен старых мастеров из довоенных собраний находившихся в фондах Дрезденской картинной галереи. Среди них показали такие шедевры мирового искусства, как «Сикстинская Мадонна» Рафаэля, «Спящая Венера» Джорджоне, «Портрет мальчика» Пинтуриккио, «Девушка, читающая письмо» Яна Вермеера Делфтского, «Святая Инесса» Хусепе де Риберы и другие. Выставка продлилась до 20 августа 1955 г. 25 августа состоялась церемония ее торжественного закрытия, во время которой был подписан акт первой передачи в ГДР произведений искусства - это был «Портрет молодого человека» А. Дюрера. Позже были подготовлены и переданы другие произведения искусства - всего 1240 картин. В том числе тогда из Киевского музея западного и восточного искусства отобрали для возвращения в ГДР 488 картин из довоенных собраний Дрезденской картинной галереи. Среди них были работы А. Дюрера, Ян ван Эйка и Вермеера. «Киевские фонды» первыми прибыли в Дрезден 3 ноября 1955 г. отдельным транспортом из Киева.

На эту тему: В оккупированном Крыму – более миллиона украинских музейных экспонатов

21 мая 1955 г. одно из ведущих советских изданий - газета «Известия» - опубликовало сообщение ТАСС «В Совете Министров СССР», где сообщалось о принятии правительством СССР решения о передаче правительству ГДР «материалов из немецких архивов, находящихся на хранении в архивных фондах СССР». Отмечалось, что передаваемые архивные материалы имеют государственное значение и представляют большую ценность в изучении истории Германии. Среди них указывалось на документы Министерства иностранных дел Германии и Пруссии периода 1837-1945 гг., документы министерств внутренних дел, юстиции, пропаганды, рейхстага и других германских учреждений.

В январе 1957 г. в Москве состоялись переговоры между правительственными делегациями СССР и ГДР. В секретных документах ЦК КПСС впоследствии отмечалось: «В ходе переговоров между правительственными делегациями СССР и ГДР в январе 1957 г. немецкая делегация (Л. Больц) задала вопрос о возвращении ГДР культурных ценностей, вывезенных в Советский Союз в период Отечественной войны.

Советская сторона дала согласие положительно рассмотреть просьбу немецких друзей, что нашло отражение в совместном заявлении правительственных делегаций Советского Союза и Германской Демократической Республики от 7 января 1957 г., в котором говорилось, что «стороны заявили о своей готовности рассмотреть вопросы, связанные с возвращением на взаимной основе культурных ценностей (произведений искусства, архивных материалов и т.п.) с тем, чтобы завершить начатое по инициативе Советского правительства урегулирование подобных вопросов, возникших во время войны». Полный текст чрезвычайно пространного совместного заявления был опубликован в газете «Правда» 8 января 1957 г. Немецкая сторона проявила инициативу и через официальные ноты посольства ГДР в СССР от 31 мая, 27 июня и 19 октября 1957 г. внесла в МИД Украины списки культурных ценностей, которые, по ее данным, находились в СССР и принадлежали музеям и библиотекам ГДР.

13 января 1958 г. в ЦК КПСС была подана секретная «Справка по вопросу возвращения культурных ценностей ГДР». В ней дополнительно была оценена ситуация, сложившаяся в этом направлении отношений с ГДР, и констатировалось: «Из выше приведенного видно, что соответствующие немецкие организации обладают полными данными о вывезенных из ГДР в СССР культурных ценностях». По всей видимости, имелась в виду известная своими оперативными возможностями секретная служба ГДР «Штази». В феврале 1958 г. был принят текст «совершенно секретного» постановления Секретариата ЦК КПСС «О передаче правительству Немецкой Демократической Республики немецких культурных ценностей, находящихся на временном хранении в СССР», проголосованного членами ЦК. Приведем фрагменты этого документа:

• «1. Информировать ЦК СЕПГ о готовности Советского Правительства передать Правительству ГДР на взаимной основе культурные ценности (произведения искусства, архивные материалы), спасенные Советской Армией и вывезенные в СССР в период Великой Отечественной войны с территории ГДР.

• 2. Передать Правительству Германской Демократической Республики свыше 1.990.000 предметов искусства из различных музеев и учреждений Берлина, Дрездена, Потсдама, Десау, в том числе свыше 2.100 картин, около 74.000 скульптур и предметов прикладного искусства, свыше 300.000 гравюр, рисунков, миниатюр, свыше 8.000 предметов оружия, около 800.000 предметов нумизматики, свыше 520.000 архивных, археологических и вспомогательных материалов, свыше 280.000 экземпляров книг и 534 ящика необработанного архивного, археологического и этнографического материала, находящихся на временном хранении в Государственном Эрмитаже, Музее изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Музеях Киева и других музеях и учреждениях СССР.

• 3. Согласовать с германскими друзьями порядок передачи указанных культурных ценностей, предложив в качестве основы следующее:

а) опубликовать в печати в феврале 1958 года сообщение: «В Совете Министров СССР» о передаче Правительству ГДР германских художественных и исторических ценностей, находящихся на временном хранении в СССР;

б) передачу культурных ценностей ГДР провести с 1 мая по 20 декабря1958 г. с участием германских специалистов. Отправку ценностей в ГДР провести в эти же сроки».

Начало передачи культурных ценностей в ГДР на официальном уровне было определено на 7 августа 1958 г.

Всего в ГДР было отправлено 300 грузовых вагонов с уникальным имуществом. В течение сентября 1958 г. - июля 1960 г. состоялось 19 передач и отправок культурных ценностей По состоянию на середину января 1959 г. 1569176 единиц «трофейных» предметов и еще 121 ящик с книгами и фотографиями из музейных и других учреждений Москвы, Ленинграда вернулись в Германскую Демократическую Республику. В мае 1960 г. Секретариат ЦК КПСС принял решение, согласно которому вопрос возвращения временно находившихся на территории Советского Союза культурных ценностей является «полностью решенным». Советский посол в ГДР М.Первухин был уполномочен подписать итоговый протокол о завершении их передачи в ГДР. Протокол был подписан в Берлине 29 июля 1960 г.

По данным Национального музея искусств им. Б. и В. Ханенко, в 1958 г. из бывшего Киевского музея западного и восточного искусства, который был его предшественником, в музеи ГДР было передано 97 788 изделий из тканей и уникальный древнеегипетский папирус. К сожалению, из-за невозможности непосредственной обработки музейной документации во время подготовки данной публикации более подробно этот вопрос пока осветить не удается.

Таким образом, в первые послевоенные годы высшее партийное и советское руководство СССР организовало массовый вывоз культурных ценностей с территории проигравшей Германии. Определяющая идея компенсации потерь Советского Союза в результате нацистской оккупации уже в 1945 г. трансформировалась в отношение к выявленным не только немецким культурным ценностям, но и достояниям других государств как к «трофеям». Собственно такие культурные ценности далее трактовались как «трофейные музейные фонды», «трофейная литература», «трофейные архивы» и т.д. Масштабы перемещения немецких и других культурных ценностей были очень большими - речь шла о миллионах музейных экспонатов, книг и архивных дел. Среди них широко известны шедевры мирового искусства и уникальные издания и документы.

Но такой вывоз культурных ценностей не был каким-либо способом официально оформлен как компенсация за причиненный ущерб. Он совершался в тайном режиме. Реального замещения на утраченные памятники конкретных музеев, библиотек и архивов не произошло. Большинство учреждений культуры и науки СССР, пострадавших в результате войны, так и не получили равноценного замещения своих утраченных фондов. Подавляющее большинство ценных музейных экспонатов, архивных и библиотечных фондов, «привезенных из Германии», было передано в несколько музеев, других учреждений Москвы и Ленинграда, которые, собственно, не понесли ощутимых потерь в результате войны.

В связи с передачей немецких культурных ценностей в ГДР, в том числе и выдающихся произведений Дрезденской картинной галереи, начиная с 1955 г. на официальном уровне в СССР по отношению к перемещенныи культурныи ценностям стало употребляться определение их как «временно находящихся на территории СССР». Эти предметы культуры, книги и архивы, которые еще оставались в Советском Союзе, начали скрываться в «специальных фондах», все данные о них были засекречены.

Тем самым многие памятники мировой культуры на многие десятилетия были полностью выведены из глобального научного и культурного пространства, считались безвозвратно утраченными. Неопределенность в установлении четкого правового статуса этих культурных ценностей привела к тому, что они стали своеобразной «миной замедленного действия» в будущем, вызвав немало мировых дискуссий, споров и конфликтов между государствами. Украинская ССР, которая являлась частью Советского Союза, в полной мере стала непосредственной участницей этих процессов, передав по наследству независимой Украине так и не решенные проблемы «трофейных фондов», розыска и возвращения утраченных культурных ценностей, компенсации украинским музеям, архивам и библиотекам нанесенных им войной колоссальных убытков, последствия которых так и не удалось преодолеть на протяжении всех послевоенных лет.

Поэтому углубленное и объективное изучение данной проблематики будет способствовать незаангажированному освещению процессов перемещения культурных ценностей на территорию Украины в результате Второй мировой войны и будет влиять на разработку украинского законодательства относительно определения современного государственного статуса бывших «трофейных фондов», международных переговоров относительно их судьбы между Украиной и ФР.

УКРАИНА - ФРГ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА ПО ПЕРЕМЕЩЕННЫМ КУЛЬТУРНЫМ ЦЕННОСТЯМ

Сотрудничество с Федеративной Республикой Германией по розыску и реституции утраченных во время Второй мировой войны культурных ценностей имеет для Украины чрезвычайно важное значение. Мотивация этого сотрудничества объективно основывается на трагических фактах истории. Находясь в составе СССР, в годы войны Украина испытала агрессию со стороны нацистской Германии и все трудности оккупационного режима. Причем территория Украины была полностью оккупирована войсками Германии и ее союзников. В результате военных действий и в период оккупации Украина понесла чрезвычайно масштабные потери культурного достояния. Это был настоящий культурный Апокалипсис, последствия которого не преодолены до сих пор. Очень большое количество бесценных украинских музейных, архивных, библиотечных фондов до сих пор считаются пропавшими бесследно.

официальным советским данным, в результате войны на территории Украины в руинах лежали 714 городов, 28 тысяч сел, 2 миллиона зданий. Всего на территории Украины пострадали 2 млн домов и сооружений. В том числе только построек, связанных с религиозными культами, оказалось разрушено около 700, среди них 476 церкви, 53 костела, 159 синагог. Среди многих потерь военного времени разрушены и повреждены недвижимые памятники архитектуры, монументального искусства, истории и археологии, которые невозможно было эвакуировать или спрятать. Согласно установившейся в источниках точке зрения, на территории Украины было разрушено и повреждено около 1 тыс. памятников архитектуры, из которых 347 утрачены полностью.

Однако, на наш взгляд, эти данные достаточно приблизительны. На самом деле потери недвижимых памятников культуры были гораздо больше. И здесь важно понимать, что многие населенные пункты в результате сплошных разрушений навсегда потеряли свой исторически сложившийся вид из-за уничтожения массовой исторической застройки. А это, наконец, оказало существенное влияние на формирование общественного сознания населения, которое тем самым потеряло визуальную материализированную связь со своим прошлым, с историей родного края.

Катастрофические последствия события Второй Мировой войны 1939 - 1945 гг. и немецко-советской войны 1941 - 1945 гг. имели и для движимых культурных ценностей - архивных, библиотечных и музейных фондов Украины.

По официальным данным Архивного управления при Совете Министров УССР, обнародованным в 1961 г., в результате войны и иностранной оккупации на территории Украины было уничтожено 18 млн архивных дел, хранившихся в государственных центральных и областных архивах и их филиалах (из имеющихся по состоянию на 1941 г.). - 30 млн дел). А вместе с фондами ведомственных, районных и городских архивов общие потери государственного архивного фонда в Украине составили 46 млн дел.

Среди них - уникальные документы по истории Украины XII - ХХ вв. Как выяснилось, до сегодняшнего дня не составлен проверенный и сводный реестр актов о военных убытках со статистическими данными о количестве утраченных, эвакуированных и сохраненных архивных фондов с указанием хронологических границ документов, окончательно не сведены первые послевоенные данные о потерях архивных фондов с данными о находке и возврате в результате послевоенной реституции архивных документов. По состоянию на 2007 г. удалось установить и зафиксировать (по неполным данным, поскольку по ряду архивов проверенные сведения еще не введены в научный оборот), что в результате войны и оккупации было утрачено по меньшей мере 25% всего довоенного государственного архивного фонда Украины.

Согласно первым послевоенным данным, общие потери книжного фонда Украины составляли 51 млн томов. Эту цифру сложно представить в физическом измерении. Пострадали крупнейшие библиотеки Украины - Академия наук в Киеве, им. В.Г. Короленко в Харькове, им. В.И. Ленина в Одессе, им. И.Франко во Львове и др. Только в Киеве было уничтожено и вывезено 4 млн книг, в том числе из собраний библиотеки АН Украины - более 320 тыс. книг, среди которых 5 ящиков старопечатных книг, 20 рукописей ХV - ХVІІІ в., редкие издания произведений Т.Г. Шевченко, А.Мицкевича, И.Франко. Среди похищенных из библиотек научных учреждений Киева - Первое и Второе Горностаевское Евангелие XVI в. в высокохудожественных серебряных с позолотой оправах, старинное Сербское евангелие, редкие рукописи персидской, абиссинской и китайской письменности, книги первопечатника И. Федорова и другие памятники культуры. Пострадала библиотека Киевского университета с фондом 1 млн 300 тыс. книг, утрачено более половины хранившегося в ней архива древних актов.

Согласно первым послевоенным официальным советским данным, на территории Украины в период войны и оккупации был разрушен и поврежден 151 музей разного профиля, вывезено более 40 тыс. уникальных экспонатов. Сотни тысяч предметов истории и искусства были похищены, уничтожены, повреждены и утеряны в период оккупации. Пострадали музеи и картинные галереи Киева, Харькова, Одессы, Львова, Чернигова, Полтавы, Сум, Херсона, Донецка, Каменец-Подольского, Ривного, Днепропетровска и многих других городов и районных центров. Музейному хозяйству республики был нанесен ущерб в сумме 1 млрд 350 млн руб. Однако названная цифра вряд ли в полной мере отражает подлинные масштабы потерь.

Соответственно, ожидания Украины от сотрудничества с Германией в вопросах реституции культурных ценностей связаны, прежде всего, с надеждами на розыск и возвращение максимально возможного количества утраченных в годы войны предметов культуры, архивных и библиотечных фондов.

В свою очередь для Германии Украина представляет объективный интерес как часть бывшего СССР в связи с организацией советского руководства массового вывоза культурных ценностей из зоны его ответственности на немецкой территории. В том числе это были музейные ценности, архивы, книжные коллекции. Данный фактор сегодня определяет заинтересованность Германии в диалоге с Украиной, в результате которого она надеется вернуть часть утраченных культурных ценностей, оказавшихся на украинской территории.

Следует отметить, что именно Украина проявила инициативу и сделала первый шаг навстречу немецкой стороне с целью начать реституционный диалог — в мае 1993 г. при проведении Дней культуры Украины в Баварии как акт доброй воли немецкой стороне украинской делегацией во главе с премьер-министром Л. Кучмой были переданы более 30 единиц исторических реликвий, связанных с именем Й. Гете (в том числе, по разным данным, от одного до нескольких автографов). Эти реликвии хранились в Киевском музее западного и восточного искусства, куда они попали после Второй мировой войны.

Такой начальный шаг украинской стороны вызвал большой общественный резонанс в Германии и стал толчком, который активизировал двусторонние отношения по этому вопросу. Уже в июле 1993 г. в Киев прибыла официальная правительственная германская делегация, которая провела переговоры с официальной делегацией Украины (12-13 июля 1993 г.). Подписанный по их итогам двусторонний протокол от 13 июля 1993 г. по проблемам культурных ценностей, утраченных или незаконно перемещенных во время Второй мировой войны и в последующие годы, задекларировал обоюдное стремление к взаимовыгодному и открытому диалогу.

Начало украинско-германского сотрудничества в вопросах реституции культурных ценностей было чрезвычайно динамичным и позволило экспертам говорить о практически образцовой формуле реституционного диалога в общеевропейском масштабе. Довольно регулярно проходили совместные заседания делегаций и имели место неоднократные акты взаимных передач выявленных культурных ценностей сторон. Особенно положительно эта тенденция выглядела на фоне немецко-российского противостояния, вызванного подготовкой и последующим принятием российского закона о статусе перемещенных в результате Второй мировой войны культурных ценностей, когда российская сторона остановила все переговоры по вопросам реституции.

В этот период прослеживается попытка сторон соблюдать принцип взаимности и встречных шагов, желание поддерживать паритет во встречных действиях. Прежде всего, начался открытый обмен информацией в вопросах возможных имеющихся культурных ценностей другой стороны на территориях Германии и Украины с целью их идентификации. Украинская и немецкая делегации обменялись неполными списками утраченных культурных ценностей. Большое значение для укрепления взаимного доверия и открытости имели достаточно интенсивные практические акты взаимных передач культурных ценностей.

В рамках двустороннего сотрудничества Украина передала немецкой стороне целый ряд культурных объектов. Археологический комплекс из более чем 6 тыс. фрагментов керамики и изделий из стекла, происходивший из памятника древних германцев поселения I-III в. Каблов, был возвращен по инициативе Института археологии НАН Украины в Маркишен-музей в Берлине по его просьбе в ноябре 1993 г. Осенью 1996 г. из фондов Киевского музея западного и восточного искусства в Дрезденскую картинную галерею было передано три альбома с гравюрами, литографиями и эстампами ХVІІІ -ХІХ в. (в общей сложности 221 ед.), среди которых значительную часть составляли художественно выполненные планы старинных немецких городов. В марте 1994 г. из Германии в Украину были переданы утраченные в годы войны 82 археологических предмета разных исторических периодов от энеолита до средневековья из довоенных фондов бывшего Херсонского историко-археологического музея. В декабре 1995 г. 723 книги по археологии из десяти довоенных киевских сборников, среди которых немало редких и ценных изданий, было возвращено в Украину директором археологического Пфальбаумузеума г. Унтерульдинген в Баварии Г. Шюбелем. Они долгое время хранились в сундуках в подвалах музея и попали туда предположительно как «трофей» одного из немецких чиновников-археологов, который в годы войны работал на оккупированной территории Украины, в частности в Киеве.

В 1995 г. в Украину вернулась Жалованная грамота Петра I об утверждении Варлаама Ясинского в сане митрополита, которая до войны принадлежала фондам современной Национальной научной библиотеки имени В. Вернадского НАН Украины и была вывезена в Германию во время Второй мировой войны (пергамент, рукопись, 1700 г.). Там грамота попала к американскому военному концу войны или в первые послевоенные годы и хранилась у него дома как «сувенир». В конце концов, памятник был приобретен директором киевского филиала Гете-института, графиней Уте Баудиссин при участии известного немецкого исследователя вопросов реституции, проф. В. Айхведе, и передана в Украину в Центральный государственный исторический архив Украины (г. Киев).

В дальнейшем украинско-германские переговоры по вопросам возвращения и реституции утраченных или незаконно перемещенных культурных ценностей происходили периодически и системно. В частности, дальнейшие заседания Смешанной украинско-немецкой комиссии проходили 30 ноября 2001 г., 24-25 ноября 2003 г. (г. Берлин), 2-3 сентября 2004 г. (г. Ялта), 3-5 апреля 2008 г. (г. Мюнхен), 6-7 декабря 2010 г. (г. Львов), 10-12 октября 2011 г. (г. Берлин), 9-10 ноября 2016 г. (г. Берлин), 27-28 ноября 2018 г. (г. Киев). В общей сложности состоялось уже двенадцать заседаний Смешанной комиссии, что убедительно свидетельствует об интенсивности двустороннего диалога и заинтересованности сторон в тесном взаимном сотрудничестве. Эти показатели с уверенностью позволяют утверждать, что подобного активного переговорного процесса в вопросе возвращения и реституции культурных ценностей у Украины больше нет ни с одной другой страной мира.

Интенсивные переговоры сопровождались взаимными актами передачи перемещенных культурных ценностей. Наибольший общественный резонанс в этом контексте вызвало возвращение в Германию в 2001 г. так называемого «Архива Баха» — уникального сборника рукописей европейских композиторов XVII-XIX вв. из коллекций Берлинской Певческой академии (Zing-Akademie), которая, как уже отмечалось выше, в первые послевоенные годы попала на территорию Украины и насчитывала 5173 единиц хранения (более 1 млн нотных листов).

Среди них — автографы и первопечатные произведения членов семьи И.-С. Баха — Вильгельма Фридемана Баха и Карла Филиппа Эммануэля Баха, Дж. Перголези, В.-А. Моцарта, А. Вивальди, Телемана, Гайдна, Генделя, Л.-В. Бетховена, Мендельсона, украинского композитора Бортнянского и многих других. В свою очередь в 2001 г. из Германии через Посольство ФРГ в Украину была возвращена картина неизвестного голландского художника XVII в., которая была вывезена нацистами из Уманской картинной галереи. В марте 2011 года в Украину были возвращены из Германии произведения народного декоративного искусства, вывезенные Айнзатцштабом А. Розенберга в 1943 г. из фондов Киевского государственного музея украинского искусства (коллекция писанок и декоративная тарелка — всего 211 ед.). 19 декабря 2013 г. В храме св. Николая города Могилев-Подольский Винницкой области в День Святого Николая состоялась передача иконы Божьей Матери, вывезенной во время Второй мировой войны в Германию и долгое время хранившейся в семье граждан ФРГ. 28 ноября 2018 г. в ходе очередного заседания Смешанной украинско-немецкой комиссии немецкая сторона официально вернула в Украину картину выдающегося украинского живописца второй пол.19 — нач. 20 в. Сергея Васильковского «Этюд с домом», обнаруженную у частного лица.

Новый резонансный акт передачи культурных ценностей имел место в конце мая 2019 г., когда в Национальную библиотеку Украины имени В.И. Вернадского из Германии вернулся еще один уникальный исторический документ XVIII в. — Жалованная грамота Петра I от 1708 года о поставлении на Киевскую митрополию Иоасафа Кроковского. В годы Второй мировой войны она была вывезена из коллекции рукописного отдела Библиотеки Академии наук Украины (ныне НБУВ НАН Украины), в частности из собрания документов Софийского монастыря, в составе которого хранились документы Киевской митрополии и коллекции Софийской митрополичьей ризницы. И эти примеры не исчерпывают имевшие место взаимные акты передач культурных ценностей.

Но исследование накопленного опыта взаимного сотрудничества между Украиной и Германией в этой сфере также позволяет засвидетельствовать и наличие достаточно сложных проблем, которые оказали и продолжают оказывать существенное влияние на практическую сферу реализации зафиксированных в совместных документах договоренностей.

Среди них актуальным остался вопрос предмета переговоров — а какие, собственно, культурные ценности следует считать «утраченными или незаконно вывезенными» (так же — «утраченными или незаконно перемещенными во время Второй мировой войны и в послевоенные годы»)? Безусловно, с точки зрения организации переговорного процесса было бы целесообразно официально выяснить, каким образом и в какой мере обе стороны, которые как государства, возникшие уже после событий Второй мировой войны (ФРГ много раньше, а Украина — значительно позже), в целом имеют отношение к событиям войны и периоду послевоенных лет и на основании каких базовых принципов между ними должны решаться конкретные вопросы судьбы культурных ценностей, с этим связанных. К сожалению, в процессе дальнейших переговоров предметом совместных протоколов и в дальнейшем были исключительно отдельные ситуации вокруг конкретных объектов культуры или коллекций культурных ценностей. Но базовые концептуальные принципы организации переговорного процесса так и остались не проработанными сторонами.

Между тем такая ситуация создала определенную правовую коллизию между законодательными нормами Украины и ФРГ относительно перемещенных культурных ценностей. Как уже отмечалось выше, согласно ст. 3 Закона Украины «О вывозе, ввозе и возврате культурных ценностей» от 21 сентября 1999 г., культурными ценностями Украины (т.е. на законном основании находящихся на ее территории. — С.К.), среди прочего, являются «культурные ценности, перемещенные на территорию Украины в результате Второй мировой войны как частичная компенсация за причиненный оккупантами ущерб». Данная норма закона, в частности, трактуется как определяющая культурные ценности, перемещенные с территории Германии во время войны и в первые послевоенные годы, как являющиеся «частичной компенсацией» за причиненные нацистской Германией как страной-оккупантом потери украинских культурных ценностей в результате войны. Автоматически эти культурные ценности считаются на законных основаниях находящимися на территории Украины. Как автор базового варианта закона отмечу, что он был одобрен Комитетом Верховной Рады, а впоследствии и всей Верховной Радой Украины практически без изменений авторской редакции. За исключением одной правки, внесенной народным депутатом от КПУ В. Заклунной, как раз о признании перемещенных на территорию Украины немецких культурных ценностей компенсацией за потери в годы войны.

Здесь прослеживается очевидная связь с действиями России, которая в то время приняла свой скандальный закон о перемещенных на ее территорию вследствие Второй мировой войны культурных ценностях, которые она односторонне объявила своей собственностью. Эта правка разрушила архитектуру и содержание закона, направленного на современное регулирование вопросов вывоза-ввоза культурных ценностей в соответствии с международно-правовыми нормами. Так что тема реституции в нем не была прописана должным образом. Но, несмотря на всю дискуссионность этой нормы закона, она до сих пор является частью украинского законодательства. В то же время на уровне федерального законодательства ФРГ перемещенные с территории Германии во время и после Второй мировой войны культурные ценности считаются незаконно вывезенными культурными ценностями, которые являются собственностью немецкого государства и подлежат безусловному возвращению в ФРГ. Итак, когда речь идет о межгосударственном сотрудничестве, есть основания полагать, что каждая из сторон вкладывает собственное содержание в понимание главного предмета совместных договоров, деклараций и протоколов — понятия (и юридического термина) «утраченные и незаконно вывезенные культурные ценности». И среди прочих факторов именно этим можно объяснить заметное снижение эффективности двустороннего сотрудничества в данной сфере. Поэтому согласование позиций сторон по данному вопросу является важным условием для продолжения межгосударственного диалога.

На эту тему: Москва не возвращает Украине вывезенные культурные ценности

Данная проблема имеет также и общественно-политический контекст. Со времен СССР в украинском обществе на уровне не только бытового сознания, но и на уровне профессиональных убеждений многих ученых прочно утвердилось убеждение, что перемещенные в результате Второй мировой войны на территорию Украины немецкие культурные ценности являются компенсацией за нанесенный нацистским режимом ущерб украинской культуре, и теперь с позиций справедливости и морали эти предметы не должны возвращаться в Германию. И такая позиция в значительной степени имеет место и в среде украинских политиков и членов правительства, что соответственно оказывает влияние на принятие политических и государственных решений по этим вопросам.

Сергей Кот, доктор исторических наук;  опубликовано в издании  День


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Новини

Важливо

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]