Война, бедность, преступность, произвол

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

2015 год был для Украины не менее сложным, чем год предыдущий. Как и в 2014 году, в Украине было три разных реальности с правами человека: в оккупированном Крыму, части Донбасса, контролируемой самопровозглашёнными ДНР и ЛНР, и в других регионах страны.

Права человека в Украине в 2015 году: основные тенденции

Общий обзор (публикуется с сокращениями)

...

 Оккупация части территорий Украины и вооруженный конфликт на юго-востоке страны стали одним из главных источников системного и массового нарушения прав человека и основных свобод и, в общем, сдерживающим фактором для развития Украины в духе идей Революции достоинства.

Развитие оккупации Крыма, нарушения прав человека в результате нее и попытки крымскотатарского народа сопротивляться политике оккупационных властей, направленной на лишение их этнической и религиозной идентичности, положение с правами человека на оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях рассматриваются в отдельных разделах Доклада.

Новые нарушения прав человека

Оккупация Крыма и военный конфликт на Донбассе имели следствием наибольшую миграцию в Европе после Второй мировой войны. В 2015 году миграция еще больше усилилась. По состоянию на 28 декабря 2015 года по данным Министерства социальной политики в Украине зарегистрировано более 1,66 млн. внутренне перемещенных лиц. По разным оценкам, еще около 0,5 млн переселенцев не зарегистрировались в государственных органах. Соблюдение прав переселенцев рассматривается в отдельном разделе доклада.

В Украине в 2014 году появились, а в 2015 году еще и усилились экстраординарные нарушения прав человека, которых ранее не было: казни без суда, насильственные исчезновения, произвольные задержания и содержания под стражей вне любой какой-либо правовой процедуры, пытки, военные преступления. По данным миссии Управления Верховного комиссара ООН по правам человека, на конец октября 2015 года в результате вооруженного противостояния погибли около 8000 и были ранены более 17 000 человек.

Количество расстрелянных без суда и следствия и пропавших без вести неизвестно, по разным оценкам оно колеблется от 750 до 1200 жертв, но проверить эти данные пока не представляется возможным. Так же нельзя назвать точную цифру военных и гражданских пленных.

По состоянию на 1 октября 2015 года по данным СБУ было освобождено 2763 лицо, находившиееся в местах лишения свободы самопровозглашенных ДНР и ЛНР. 16 января 2016 года пресс-служба СБУсообщила,что удалось освободить из плена 2998 человек, еще 131 человек содержится в неволе, идут тяжелые переговоры об их освобождении.

Существует много сообщений о пытках пленных во время задержания и содержания под стражей. Эти действия имеют признаки преступлений против человечности. К сожалению, органы государственной власти не документировали эти преступления и даже не опрашивали освобожденных людей.

Эти функции взяли на себя общественные правозащитные организации, прежде всего УХСПЧ и ХПГ, юристы которых направили в Европейский суд по правам человека несколько сотен заявлений о незаконных арестах и содержании под стражей и пытках военнопленных и гражданских заложников.

Мониторинговое исследование с целью документирования таких фактов, которое было проведено Коалицией общественных организаций и инициатив «Справедливость ради мира на Донбассе» в тесном сотрудничестве с парламентским Уполномоченным по правам человека, выявило следующие масштабы нарушений фундаментальных прав человека и международного гуманитарного права, требующих применения международных механизмов защиты прав человека в различных юрисдикциях и дальнейших исследований.

Результаты анализа 165 формализованных анкет жертв нарушений, проведенного исследователями, свидетельствуют о необходимости значительно более широкого анкетирования, сбора и документирования нарушений прав человека в зоне вооруженного конфликта и регулярного инспектирования мест несвободы в ней.

Если экстраполировать результаты исследования собранных данных на весь массив лишенных свободы, то пыткам были подвергнуты 87% военнопленных и 50% гражданских. Количество мест содержания под стражей в самопровозглашенных ДНР и ЛНР было значительно больше, чем сообщалось органами власти: исследователи зафиксировали 41 такое место в ДНР и 38 в ЛНР, большинство из которых были совершенно не приспособлены для содержания заключенных. О некоторых местах лишения свободы можно говорить  как о пытках условиями содержания.

Существенной и относящейся десяткам тысяч пострадавших от вооруженного конфликта гражданским лицам в Донецкой и Луганской областях, является проблема компенсации семьям убитых в результате обстрелов, раненым, а также компенсации за утраченное или испорченное в результате обстрелов имущество, прежде всего, жилье. Государство должно как можно скорее выработать и внедрить такие механизмы.

Перспективы разрешения конфликта на юго-востоке Украины

Хрупкий мир держится на Минских договоренностях (трудно назвать соглашением документ, который не подписан первыми лицами государства и не был ратифицирован парламентом), с которыми не может согласиться и в которые не верит часть украинского общества. Позиция стран, представляющих ЕС в нормандском формате, известна: кроме Минских договоренностей нет ничего. Если Украина откажется от их выполнения, она останется наедине со своим оппонентом без европейской поддержки. Мир важнее всего. Поэтому надо их выполнять, несмотря на все предостережения и трудности.

30 декабря президенты Украины, России, Франции и канцлер Германии в телефонном разговоре продлили Минские договоренности на 2016 год. К большому сожалению, наши европейские партнеры не хотят признавать реалии. А именно - вполне бесперспективно требовать одностороннего выполнения Минских договоренностей от Украины, если российская сторона [1] не исполняет. Более того, Украина и не может выполнить Минские договоренности - просто потому, что этому мешает Россия.

Недаром заместитель председателя Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ Александр Хуг заявил на пресс-конференции в Киеве 31 декабря, что в 2016 году желательно подписать новое соглашение между сторонами конфликта на востоке Украины для урегулирования проблем, которые остаются нерешенными. «Что мы должны сделать, это достаточно понятно: достаточно выписать все существующие проблемы в соглашении и подписать его», - отметил Хуг.

Он напомнил, что в 2015 фиксировались нарушения режима прекращения огня, использование запрещенного минскими договоренностями вооружения, препятствование свободе передвижения наблюдателей миссии, а также сложности в пересечении линии разграничения гражданским населением.

Среди перечисленного Хугом только последним можно попрекать и Украину, и Россию, все остальные нарушения - на совести Российского государства.

Но А. Хуг назвал далеко не все положения Минских договоренностей, которые нарушаются Россией.

П.7 - обеспечить безопасный доступ, доставку, хранение и распределение гуманитарной помощи тем, кто в ней нуждается, на основе международного механизма. Ни одна гуманитарная помощь от имени государства в ДНР / ЛНР не попала.

П.6 - обеспечить освобождение и обмен всех заложников и лиц, незаконно удерживаемых, на основе принципа «всех на всех» не позднее, чем на пятый день после отвода тяжелого вооружения. Это положение также не выполнено. Как уже упоминалось, на конец 2015 года в неволе было 131 заложников и пленных, но проверить эти данные невозможно. Процесс освобождения и обмена полностью закрыт от общественности, он монополизирован Службой безопасности Украины, которая ссылается на необходимость секретности. Кто именно принимает решение об обмене - пока неизвестно.

Но известно, что СБУ вынуждена создавать так называемый «обменный фонд». Людям выдвигаются обвинения в «сепаратизме» по статье 110 УК Украины, или в совершении иного преступления, берут письменное согласие на обмен (иногда такое происходит уже во время судебного процесса), закрывают уголовное производство и он находится под стражей в СБУ неизвестно где, пока не проведут обмен. Эта отвратительная практика абсолютно вне права, но в Украине вынуждены прибегать к ней, чтобы освободить заложников и пленных.

Недавно обмен прекращен - Россия потребовала: сначала амнистия, а затем обмен. Речь идет о выполнении Украиной п.5 Минских договоренностей - обеспечить помилование и амнистию путем введения в силу закона, запрещающего преследование и наказание в связи с событиями в отдельных районах Донецкой и Луганской областей Украины. Однако, как можно простить тех, кто убивал и пытал, похищал, грабил и издевался?! Тем более отвратительно это выглядит на фоне более 400 уголовных производств, которые ведет Главная военная прокуратура против украинцев за военные преступления, которые при более детальном рассмотрении таковыми не являются - большинство уголовных производств связаны с незаконным хранением оружия и боеприпасов.

Такая амнистия только поощряет безнаказанность преступников, толкает их на новые преступления. Нельзя сдавать правосудие и справедливость в обмен на мир, потому что в результате не будет ни мира, ни справедливости - военный конфликт вернется.

Тем не менее, наши европейские партнеры говорят о необходимости принятия Верховной Радой закона об иммунитете тех, кто будет избираться в феврале в органы местного самоуправления ЛНР и ДНР. Опять не обращается внимание на то, что может быть избран убийца и палач.

Однако в п.5 речь не идет о полной и безоговорочной амнистии. Поэтому необходимо в законе об амнистии перечислить те статьи Уголовного кодекса, за преступления в соответствии с которым амнистия не применяется, прежде всего, преступления против человечности и военные преступления. И закон этот должен касаться не только боевиков ЛНР/ДНР, но и украинских военнослужащих и добровольцев. Такая амнистия является приемлемой и может действительно служить преодолению конфликта.

Вполне уместно предложение Романа Романова об обращении в Европейский Союз с просьбой о помощи по расследованию преступлений против человечности и военных преступлений, совершенных во время военного конфликта на Донбассе, потому что Украина не имеет опыта расследования, а также по созданию отдельной палаты в Верховном Суде Украины для рассмотрения международных преступлений с участием судей-иностранцев (последнее нужно учесть в изменениях в Конституцию относительно судопроизводства - см. о праве на справедливый суд).

П.9, 11, 12 - восстановление полного контроля над государственной границей со стороны украинского правительства во всей зоне конфликта, которое начинается в первый же день после проведения местных выборов на основе Закона Украины и конституционной реформы. Однако трудно поверить в то, что возможно провести местные выборы по украинскому закону под контролем наблюдателей и в соответствии со стандартами ОБСЕ на свободных, честных и справедливых выборах. Уже созданы “законы” о выборах ДНР и ЛНР, которые вызывают только нервный смех. Не стоит ожидать, что украинский парламент примет изменения в Конституцию сомнительного качества, которые предусматривают особый статус Донецкой и Луганской областей.

Эти положения Минских договоренностей написаны словно нарочно, исходя из презумпции, что все это не будет выполнено. А попытки все же найти 300 голосов для принятия изменений в Конституцию о децентрализации за короткий период с 25 января по 3 февраля, приведет только к расколу парламентского большинства и тяжелому внутриполитическому кризису на радость агрессору.

Следовательно, нужно предложить новые механизмы и процедуры для преодоления конфликта и сохранения мира. В частности, надо принять сбалансированный закон об амнистии и включить в Минские договоренности международные механизмы для расследования и судебного рассмотрения международных преступлений. Важное значение имеет также информирование западного мира о нарушении Минских договоренностей Россией и искусственно созданными ею ДНР и ЛНР.

Положение с правами человека в других регионах Украины

Ситуация с правами человека была мозаичной. Во многом она значительно лучше, чем в 2010-2013 гг.: существенно более высокий уровень политической свободы, свободы слова и свободы СМИ, свободы собраний и объединений. Однако выше, чем раньше, уровень насилия в обществе - прямое следствие военного конфликта на Донбассе.

Сравнительно с 2014 года выросла преступность, прежде всего бытовая, особенно на востоке страны. Воруют даже из погребов - продукты, консервацию. Это свидетельствует о бедности широких слоев населения из-за очень сложного социально-экономического положения страны, вызванного большими ежедневными расходами на военные нужды и тяжелым наследием разворовывания страны при режиме Януковича. Цены на все группы товаров и услуг выросли, реальные доходы людей существенно уменьшились, а количество людей, находящихся за чертой бедности - увеличилось.

В политической сфере росли взаимные подозрения и обвинения. При этом все политические силы руководствуются политической целесообразностью и пренебрегают правом, а у многих людей - и в государстве, и в обществе - сохраняется ошибочное представление, что сложные проблемы можно решить простым путем - с помощью применения силы и принуждения. Это очень серьезная ошибка, которая может иметь крайне плохие последствия. В частности, события у парламента 31 августа были проявлением этой ошибки.

Однако руководство государства должно принять на себя часть ответственности за то, что произошло. Потому что, если бы оно обратилось бы иначе, этого могло и не быть. Когда принимаются сомнительные, с точки зрения людей, которые защищали страну, решения, возникают именно такие события.

Люди, которые останавливали сепаратистскую заразу ценой собственной жизни, заслуживают того, чтобы с ними обсудили изменения в Конституцию, разъяснили ее логику, привели аргументы о необходимости особого статуса Донецкой и Луганской областей. Нельзя действовать тайно, ничего не объясняя. А даже не все члены конституционной комиссии видели законопроект о внесении изменений в Конституцию, касающийся децентрализации, пока он не появился на сайте парламента. Необходим диалог, надо уважать людей и обсуждать с ними все.

В тему: Почему Конституция от Порошенко - это обман

В то же время нельзя идти на поводу у тех, кто кричит об «измене», говорит об импичменте и досрочных парламентских выборах - на радость агрессору, который только и ждет, чтобы в Украине все со всеми перессорились. Все политические силы должны быть трезвомыслящими, не прибегать к провокационным действиям и никого принудительно не ломать.

Улучшилась в целом ситуация с правом на защиту от пыток и плохого обращения и правом на свободу и личную неприкосновенность. Исследование, проведенное Харьковским институтом социальных исследований в рамках проекта ХПГ в 2015 году в пяти регионах Украины, не затронутых военным конфликтом, показало существенное уменьшение численности случаев применения незаконного насилия правоохранителями. Оценочное количество таких нарушений за год по сравнению с 2011-м годом, когда в последний раз проводилось аналогичное исследование, уменьшилось более чем вдвое: с 980 тыс. (604.4 тыс. при задержании) до 409 тыс. (157.3 тыс. при задержании). Так же уменьшилось и оценочное количество пострадавших от пыток - со 113 тыс. до почти 63 тыс. в год. Однако, все равно эти цифры очень велики.

В то же время эксперты отметили, что уменьшение случаев незаконного насилия не является достижением МВД, поскольку в уголовном блоке органов внутренних дел системных изменений пока не произошло. Факторы, которые способствовали уменьшению незаконного насилия в милиции - это институциональные изменения: действие нового УПК и развитие системы предоставления бесплатной правовой помощи. Необходимость брать разрешение на задержание у следственного судьи привела к значительному уменьшению количества задержаний и, соответственно, уменьшению незаконных действий при задержании.

Также действенной нормой нового УПК оказалось отклонения доказательств судом, если они были собраны незаконным путем. Возможность обращения в центр юридической помощи и участие адвоката в допросе задержанного стала серьезным предохранителем незаконного насилия. Важную роль играют также послемайданные опасения резонанса незаконных действий: внимание общества к действиям милиции; развитие социальных сетей; конфликт на востоке, появление людей с боевым опытом - все это стало определенным противовесом применению незаконного насилия.

Пытки и жестокое обращение в учреждениях исполнения наказаний оставались проблемой, особенно плохой была ситуация в Бердичевской ИК №70, Бердянской ИК №77, Харьковской ИК №25 и 100, Изяславской ИК №58. И хотя благодаря возможности посещений этих учреждений и сотрудничества с парламентским Уполномоченным эти факты были задокументированы, призывыв к прокуратуре не приносят результатов: она по-прежнему крайне плохо выполняет свои функции по надзору за соблюдением законности в местах исполнения наказаний. Тем самым только еще больше усиливается безнаказанность персонала ИК. Эта ситуация ярко свидетельствует о необходимости реформирования органов и уголовно-исполнительной системы.

Средства для шестой волны мобилизации в некоторых местах, в частности, в Харькове, были не только неприемлемыми в демократическом государстве, но и такими, что лишь способны дискредитировать украинское государство в глазах цивилизованного мира. Милиционеры и люди в штатском, которые представлялись сотрудниками милиции, задерживали молодых людей на улицах, рынках, станциях метро, ​​в учебных заведениях во время сдачи ВНО и получения дипломов под разными предлогами - установление личности, учитывая сходство с подозреваемым в совершении преступления и т. д.

Задержание процессуально не оформлялось. Задержанных привозили сначала в райотделы, а потом везли в райвоенкоматы, или, гораздо чаще, отвозили после задержания прямо на сборный пункт Харьковского областного военкомата (ХОВК) по ул. Котлова, 205. Там выписывали и вручали повестки (при отсутствии документов повестки заполняли со слов задержанных). А со сборного пункта уже никуда не выпускали и вывозили в военную часть - служить. Родственников не извещали.

Заметим, что медкомиссия на сборном пункте была пустой формальностью, всех признавали годными. Родители рассказывали, что представленные документы о непригодности их сыновей к военной службе службе были проигнорированы, и больных ребят отправляли служить. Но зачем армии больные люди?! Очевидно, что нельзя мобилизовать студентов, пока они не закончили вузы. Нельзя задерживать людей без каких-либо оснований, такое задержание может быть квалифицировано как похищение человека.

Нельзя так грубо нарушать законодательство о призыве и превращать сборный пункт областного военкомата в место лишения свободы, ведь по своей воле никто из доставленных ребят не мог оттуда уйти, а также возможности встретиться со своими близкими им не давали. Кормили их там кое-как, ребята были голодные, довольствовались тем, что смогли передать родители через КПП сборного пункта, разделив передачи на всех, как в следственном изоляторе.

Обоснование этих действий от военных следующее: мол, действующее законодательство, согласно которому нужно выписать и доставить повестку, на корешке которой призванный распишется, а затем его вызовут в райвоенкомат, дает много возможностей уклониться от призыва, а потому и прибегли к таким действиям, поскольку план по мобилизации в Харькове выполняется очень плохо. Нужно выполнять свои конституционные обязанности и защищать страну от агрессора.

Такой варварский способ выполнения плана мобилизации позорит и армию, и милицию, и государство в целом. Военный конфликт на юго-востоке страны побуждает украинскую власть сплотить население, оно должно быть заинтересовано в максимальной поддержке государства и армии. Все украинцы должны разделиться на две части - те, кто защищает страну от агрессора, и те, кто им помогает.

Но кто захочет поддерживать государство, которое грубо нарушает права человека и действует как тот же агрессор (вспомним точно такие же облавы, которые устраивали в России, чтобы послать солдат на вторую чеченскую войну)? Ничего более вредного для Украины на радость российской пропаганде нельзя и придумать, ей даже врать не надо. А хуже всего то, что эта практика, очевидно являющаяся рудиментом советского образа мышления и действий, считается вполне приемлемой большой частью украинского чиновничества.

Такой же рудимент мы видим в равнодушном отношении к слишком долгому переподчинению пенсионеров города Счастье от оккупированного Луганска к Северодонецку - и пенсионеры Счастья восемь месяцев не получали пенсии. Аналогичная история произошла с пгт Мироновский и Луганским и городом Светлодарск, которые были подчинены Дебальцево, а после его сдачи в феврале 2015 года должны были перейти в подчинение Артемовска (ныне - Бахмут).

И вот все бюджетники не получали зарплаты с января по август, и в этих городах установился настоящий голод, который мы увидели наглядно, когда привезли туда продукты. Наши женщины просто расплакались, когда увидели в Мироновском драку голодных людей из-за хлеба. После вмешательства ХПГ в сентябре проблему решили и всю задолженность ликвидировали.

А чего стоят длинные очереди на пунктах пересечения линии разграничения! В этих очередях нет доступа к воде, долгое время не было туалетов - пока Международный Красный Крест не поставил биотуалеты. Это можно квалифицировать как бесчеловечное обращение в смысле статьи 3 Европейской конвенции. Очереди эти создали словно нарочно.

После таких действий государственных агентов можно не удивляться крайне критическому отношению в Донбассе к Украинскому государству.

Такие примеры действий в чисто советском духе можно приводить и дальше. Но есть и примеры положительные - начало работы общественного вещания, создание полиции и начало реформы милиции и МВД, открытие имущественных реестров Министерством юстиции, переход на электронную систему государственных закупок, принятие нового закона о государственной службе, начало работы Национального антикоррупционного бюро, сформированного на основе почти исключительно конкурсного отбора с участием общественности, начало введения технологии мобильной связи третьего поколения, начало введения электронного документооборота.

Реформы и права человека

Приведенные выше примеры иллюстрируют тезис, высказанный в начале, что борьба за права человека - это попытка избавиться от рудиментарных советских практик, очистить сознание от советских и посттоталитарных стереотипов и развернуть государственный аппарат в сторону реального внимания к правам человека и основным свободам. Ключевым фактором в этой борьбе являются институциональные изменения во всех сферах, которые, прежде всего, и свидетельствуют о реформах.

Уже накопленный опыт дает возможность сформулировать необходимые условия, без выполнения которых реформы не могут быть успешными.

Во-первых, сначала должна быть разработан образ реформы - документ стратегического характера, который четко определяет цель, принципы, задачи реформирования, работу, которую надо выполнить для выполнения этих задач, ожидаемые результаты и индикаторы их достижения, а также план действий по реализации этой стратегии. Желательно, чтобы эти документы были обсуждены экспертными кругами и утверждены правительством.

Во-вторых, реформирование любой системы должно проводить новая энергичная команда, которая имеет политическую волю для проведения изменений и достаточно полномочий для этого. Система реформировать сама себя не может и вообще будет сопротивляться любым изменениям. Для преодоления этого сопротивления и нужны и политическая воля, и возможности. А еще для успеха необходим кураж реформаторов, их постоянные быстрые непрерывные действия на опережение. Если изменения будут медленными, система легко к ним приспособится и сможет им противостоять.

В-третьих, команда реформаторов должна состоять как из государственных служащих, так и из общественных активистов, имеющих необходимые знания и опыт и являющихся информационно равными с государственными служащими. Необходимо также постоянно информировать о ходе реформ, используя различные средства коммуникации, прежде всего теле- и радиовещание и социальные сети, чтобы обеспечить обратную связь с обществом и иметь его поддержку. Без такой поддержки даже, казалось бы, вполне уместные изменения обречены на провал.

В-четвертых, должны быть обеспечены средства распознавания служащих среднего звена внутри системы, ориентированных на реформы, и процедуры, которые дают возможность таким «белым воронам» присоединиться к команде реформаторов.

В-пятых, необходимо провести, если возникнет необходимость, пилотные проекты для проверки основных идей стратегии реформ, определение стоимости этих изменений и подготовки их внедрения по всей стране. Этот тезис иногда отрицают, говоря, что в соответствии со статьей 19 Конституции органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны действовать только на основании, в пределах полномочий и способом, которые предусмотрены Конституцией и законами Украины.

Однако это не мешает создать специальное законодательство для проверки изменений, предлагаемых в отдельном пилотном регионе, а затем, если результаты будут успешными, закрепить эти изменения в законе. Пилотные проекты дают возможность оценить цену реформы и определить объем финансирования для ее проведения. Обычно их можно провести без увеличения бюджетных ассигнований.

В-шестых, когда все в плане действий уже сделано в рамках существующего бюджета, необходимо дополнительное финансирование для внедрения реформы. Отсутствие финансирования может свести на нет все реформаторские усилия.

По нашим наблюдениям, все скромные успехи в 2015 году были достигнуты благодаря выполнению перечисленных условий. И наоборот, отсутствие стратегического видения, новой команды и отсутствие политической воли привели к неудачным пока попыткам изменить судебную систему и прокуратуру.

Подытоживая, отметим, что опыт, приобретенный в 2015 году, и ход событий дают основания для осторожного оптимизма относительно развития страны в 2016-м. Большое количество людей решительно настроено на изменения в стране, степень взаимодействия государства и общества становится все выше, а старые советские практики все больше встречают публичное осуждение.


[1] Здесь и далее в речь идет именно о России, а не самопровозглашенных ДНР и ЛНР, поскольку, по мнению автора, они не являются самостоятельными, а только выполняют указания Кремля.

Евгений Захаров, опубликовано на сайте Харьковской правозащитной группы

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При лю