Воры и мародеры

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как после обыска СБУ исчезают ценные вещи, а прокуроры покрывают подонков.

Антон, Андрей и Алексей - три совершенно разных мужчины. И по профессии, и по возрасту. Они вообще не имеют ничего общего, если бы к каждому из них не приходили с обысками представители Службы безопасности Украины. После этих визитов у каждого из них исчезло немало ценных вещей.

Истории этих мужчин, скорее похожи на сюжет блокбастера, чем на случаи из жизни обычного человека. Оружие, хлопцы в форме, похищения, задержания, СИЗО и даже самостоятельные расследования и розыск пропавших вещей - здесь есть все.

Корреспондент издания "Заборона" Василиса Думан встретилась с людьми, которые на собственной шкуре почувствовали, каково это - стать объектом для пристального внимания со стороны работников спецслужбы. Говорят - опыт не из приятных. Почему, читайте далее в материале.

(Все истории записаны со слов и документов, предоставленных героями материала).

ДЕЛО № 1:

«СБУ перекрыла мощный канал контрабанды стрелкового оружия»

Главный герой: Андрей Кутьин

Возраст: 32 лет

Профессия: инженер-программист

Место жительства: Киев

Следователи Управления СБУ в Харьковской области Александр Черновол и Дмитрий Гнатушко

Прокурор отдела прокуратуры Харьковской области Олег Максюк

Мартовским утром 2017 года Андрея Кутьина разбудили незваные гости. Они сильно и настойчиво стучали в дверь. Мужчина выбежал и увидел двух автоматчиков, прокурора, работников СБУ и понятых - человек десять. У гостей были документы об обыске на основании того, что Кутьина подозревают в контрабанде и незаконном обращении с оружием.

«Меня мордой в пол, руки в наручники и спрашивают: «Где оружие?», - вспоминает Андрей.

Кутьин показал все, что имел. Оружие было, но со всеми необходимыми документами, говорит он. Хранилось в сейфе, как и семейные сбережения в разной валюте в сумме около 36 000 долларов. Общий подвал дома тоже обыскали и, как утверждает наш собеседник, увидели чужие боевые патроны.

Также нашли макеты, которые оружием не считаются. Это такие автоматы и пистолеты, которые специально обездвижены или из них были вынуты определенные детали. Стрелять из макетов невозможно. Макетов было много. Андрей объяснил, что коллекционировал их, обменивал и продавал. Этому хобби он посвятил пять-шесть лет своей жизни. Особенно интересовался Второй мировой и современностью, собирал также холодное оружие, каски и головные уборы XX века. Вещи были дорогими.

Из квартиры забрали все ценное, утверждает Кутьин. Деньги, макеты, оружие с разрешениями. Внесли в протокол. А потом Андрей обнаружил, что некоторые вещи во время обыска просто исчезли.

Обыск, изъятие и описания продолжались целый день. Все это время Андрей сидел в коридоре в наручниках и наблюдал за событиями, которые разворачивались вокруг него. Родителей героя из квартиры также не выпускали. Андрей утверждает, что просил адвоката, но ему отказали.

Вечером Андрею дали подписать протокол обыска, посадили в машину и куда-то повезли. Родители неделю не имели ни малейшего представления, где он есть. А он был в Харькове. Андрея поселили в какой-то квартире и приставили к нему двух охранников. Они все время сидели в соседней комнате, периодически приносили что-то поесть.

«Я был в ступоре, даже подумать о таком не мог, разве в кино видел!» - вспоминает мужчина.

Андрей Кутьин утверждает, что находился в Харькове с 7 по 10 марта. Расписка обнародована с его разрешения.

Время от времени Андрея возили на разговоры к руководству. Во время одной из таких поездок ему предложили вернуть деньги и коллекционные макеты. Он согласился и написал два заявления. Их забрали, но вместо денег дали расписку от знакомого, который якобы одолжил их у Андрея в тот же день. Макеты пообещали привезти из Харькова в Киев самостоятельно, но, по словам Кутина, вернули далеко не все.

«Я говорю: а где остальные? Они мне: чувак, извини - руководству подарки надо было сделать. В качестве подарков? Те плечами пожимают - не нравится, можем и эти забрать. Дошло до того, что у меня был охотничий порох в канистрах - они даже оттуда по пивканистры повидсипалы », - вспоминает Андрей.

Возвращение юридически оформлено постановлениями прокурора от 7 и 17 марта.

В них отмечается, что вещи и деньги изъяты безосновательно, поскольку отношения к делу не имеют. Поэтому арест должен быть снят.

В первом постановлении - о возвращении денег - речь идет и о самом досудебном расследовании. Что якобы следствием установлено, как Кутьин перемещал через границу, скрывая от таможенников, пистолеты марки Glock и торговал ими, отправляя покупателям частями с разных адресов и от разных лиц.

Фотокопии документов предоставлены редакции Андреем Кутьиным

Протокол обыска свидетельствует, что пистолеты Glock не нашли - разве что дезактивированные затворы (верхняя часть пистолета, - ред.) без стволов. Андрей также утверждает, что последние несколько лет он за границу не выезжал вообще. А детали, из которых эксперт СБУ составил боевой пистолет, могли быть куплены у разных людей, не связанных между собой.

Во втором постановлении о возвращении вещей, датированном почти двумя неделями позже, о контрабанде речь уже не идет. Зато нашему собеседнику инкриминируют незаконное приобретение и хранение боеприпасов - тех самых чужих патронов, которые нашли в общем подвале.

Но мы забежали вперед. Тогда же, в Харькове, для Кутьина через суд добились домашнего ареста, дали денег на поезд и отправили в Киев.

Андрей приехал домой, где обеспокоенные родители не понимали, что делать. Не зная, что им ответить, Андрей лег спать. Утром на свежую голову почитал законодательство, нанял адвоката и обратился к СМИ. После этого обнаружил, что его макеты продаются в интернете. Уверяет, что таких больше ни у кого не было. Каждый экземпляр имел индивидуальный номер, но на фотографиях они были затерты.

Из личного архива Андрея Кутьина

«Я попросил у человека, который ими торговал, показать эти номера. Тот, как узнал, что у меня их украли, сразу отказался общаться», - рассказывает Андрей.

Затем его повторно задерживали, отпускали под залог, потом были суды. Там он узнал, например, что в Харьков его не вывозили - он туда якобы явился по повестке. Последние разы прокурор не появлялся на заседания, а сам Андрей утверждает, что его прослушивают, потому что сторона обвинения подавала как доказательную базу записи его телефонных разговоров с адвокатом. Окончательно точку в этой истории поставит суд, поскольку дело уже должны рассматривать по существу.

На время обыска в квартире у Андрея было 15 макетов SCORPION - в заводских упаковках и с документами. Это такие пистолеты-пулеметы, которые разрабатывались для танкистов еще во времена существования Чехословакии. Как говорится в материалах дела Андрея, во всех стволах был штиф, который делал невозможным прохождение пули. Такие пистолеты не предназначены для стрельбы.

«Несколько бутылок дорогого алкоголя. Несколько коллекционных ножей, новый хороший бронежилет. Маскхалат - не знаю, зачем он им. Он был дырявый» - до сих пор удивляется Андрей.

К материалам дела приобщили экспертизу, в ходе которой специалисту дали три пакета с деталями и поставили вопрос: «составляют ли они при сборке конкретную единицу огнестрельного оружия?» (сохранен язык оригинала - авт.). Ранее сотрудники спецслужб под прикрытием заказывали у Кутьина некоторые запчасти, но из них пистолет не сложишь. Мужчина отмечает, что именно это, созданное на экспертизе, а не изъятое при обыске оружие, добавили в качестве доказательства в его дело.

В тему: Кормовая база СБУ

ДЕЛО № 2:

«В Киеве СБУ разоблачила международную организованную группировку торговцев оружием»

Главный герой: Алексей Демьянчук

Возраст: 49 лет

Профессия: моряк

Место жительства: Киев

Следователь СУ Главного управления Нацполиции

в Киеве: Бабаян Т.В.

Прокурор второго отдела процессуального руководства прокуратуры Киева: Гойденко И.А.

«Можете не разуваться, - говорит Алексей, впуская нас к себе домой. - После двух обысков жена отказывается уже что-то убирать».

Он заходит в комнату и растерянно разводит руками. Показывает, что в ней почти ничего не осталось. Говорить о деталях своего дела здесь человек отказывается, потому что уверен, что дом прослушивают.

По профессии Демьянчук - моряк, cтарший механик судна. Он родился в России, учился в Одессе, снова плавал в России, а с 2007 года живет в Киеве на Троещине с женой и двумя детьми. В 2014 году Алексей стал заместителем командира батальона «Сич» по вооружению и помогал «Правому сектору».

Оружие он знает хорошо, коллекционирует его. Собирает, меняет и продает раритеты. Шутит, что коллекционеры - больные люди, которые, получают какую-то эксклюзивную вещь и потом не могут с ней расстаться, сколько бы за нее не предлагали.

О каждом экспонате из своей частной коллекции мужчина может много и подробно рассказывать. Вот это, например, стандартная кавалерийская сабля 1881 года:

Это - старинная пехотная винтовка образца 1821 года. Она капсульная, ее нельзя считать огнестрелом:

Но самая большая слабость Алексея - антикварные револьверы. Говорит, имел коллекцию общей стоимостью примерно на 200 000 долларов. До обыска.

«Вот здесь на рогах висели два кольта - ушли. Там тоже висели револьверы. У меня их было более 60 штук. Осталось пять-шесть», - рассказывает Алексей.

Демьянчука задержали 18 апреля на парковке под домом. Алексей вспоминает, что тогда по Киеву провели серию обысков, которые СБУ потом назвал разоблачением международной организованной группировки торговцев оружием. Говорит также, что в эту историю попали многие его знакомые коллекционеры. А он сам стал героем оперативного видео. Об этой спецоперации отчитывался перед общественностью заместитель председателя СБ Украины Виктор Кононенко.

В тему: Порошенко назначил протеже Кононенко из «ореховой мафии» зампредседателя СБУ по борьбе с коррупцией

В тот день Алексей сидел в машине вместе с товарищем. Знакомого прогнали, Алексея скрутили.

«Еще так долго морочили чего-то, недотепы - не могли наручники одеть. Сначала одни нацепили, потом другие и еще пластиковыми что-то закрепляли. Одели. Говорят: вставай! А у меня штаны светлые, то я им: положили - сами поднимайте. Начали меня поднимать - наручники сползли. Кинокомедия какая-то!», - рассказывает Алексей о моменте, который четко видно на видео СБУ.

Алексея перевели на траву, а в его квартире тем временем продолжался обыск. Сначала дома не было никого, только потом пришли старший сын и жена. Вечером мужчине принесли протокол с перечнем изъятых вещей, где кто-то, как утверждает Демьянчук, подделал его подпись.

Подпись, которая Демьянук увидел на протоколе обыска жилья

Подпись, которая Демьянук поставил под протоколом обыска авто

Алексея повезли сначала в СБУ, а затем - в изолятор временного содержания. Но без флюорографии тамошние дежурные отказывались принимать новозажержанного.

«Вот, думаю, вы надо мной издевались, то теперь я над вами поприкалываюсь», - улыбается Алексей.

Около часа ночи двое милиционеров катались с Алексеем по столице и искали, где бы сделать флюорографию. Нашли чужой снимок, и Алексей сразу заявил дежурному, что никакого обследования не делал.

«Я говорю: флюрограма не моя. Он такой: как это?.. А я ему: она женская» - рассказывает Демьянчук. Поехали искать дальше. Обследование смогли сделать только около пяти утра. Потом был суд, залог в миллион гривен, месяц СИЗО.

«Кстати, хорошо отдохнул, - говорит Демьянчук. - Я даже несколько благодарен, иначе как бы я туда попал? А так познакомился с весьма «интересными» людьми.

«У нас был человек, который убил бабушку, то он мыл пол и парашу. Моя 263 статья «уважаемая». Там есть правило такое, что когда с тобой попили чай, значит ты «порядочный», - делится он.

Был не только чай. Демьянчук сравнивает месяц в СИЗО с длинным запоем и говорит, что на второй день уже отказывался пить, потому что «печень не колхозная».

Адвокаты подали апелляцию и добились пересмотра размера залога - его уменьшили до 100 000 гривен. На выходе из СИЗО Демьянчука повторно задержали - на этот раз Днепровское управление полиции Киева. Опять вмешались адвокаты и через суд арест отменили. Полицейские еще приходили с обыском, но на этот раз Алексей заблаговременно вызвал адвоката, контролировал процесс, поэтому все изъятые предметы были надлежащим образом зафиксированы.

«У меня на балконе лежали гаражные петли из супермаркета, то они и их забрали как предметы, похожие на глушители», - смеется моряк.

Что до утраченной коллекции, то это для Алексея смех сквозь слезы. В машине, говорит он, были старый кольт, планшет в чехле от него, а также две тысячи долларов. Как и ряд коллекционных экспонатов из гаража и квартиры, эти вещи в протокол не попали.

Масштабы потерь Демьянчук смог полностью оценить только когда вернулся домой. А через некоторое время исчезнувшее во время обыска раритетное оружие появилось в интернете - уже как товар.

«Я как увидел, чертыхался на полдома. - вспоминает Алексей. - Хотел сразу написать продавцу, что он животное. Но жена меня остановила. Говорит, месть - блюдо, которое подают холодным. Я подумал, посоветовался с адвокатами и договорился с тем человеком о покупке своего же пистолета».

Речь идет о редком Гассере. Алексей узнал его по индивидуальному номеру, а также - по барабану, который ему делал на заказ оружейник из Бердянска.

Револьвер Гассера в продаже на специализированном сайте Violity.

Новосозданный барабан револьвера Гассера. Источник - онлайн-портфолио оружейника из Бердянска.

Чтобы задержать торговца, Алексей с товарищами и адвокатами провели целую «спецоперацию». На встречу с продавцом пошел мужчина, который выдавал себя за заинтересованного покупателя. Он узнал, что торговца зовут Михаил и что у него могут быть и другие пистолеты и револьверы Алексея. Разговор писали одновременно на диктофон и на видео. Затем Михаила задержали и вызвали полицию.

Результаты этой «спецоперации» защита Алексея пытается включить в его дело. Сейчас Демьянчуку инкриминируют 263 статью Уголовного кодекса - незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами. В протокол обыска попали несколько изъятых раритетных револьверов, макеты (оружие, из которого невозможно стрелять, - авт.), много разных запчастей и пистолеты Glock под патрон Флобера (патрон для спортивной и развлекательной стрельбы, на который не требуется разрешение, заверяет моряк).

Глоков запротоколировали около шести, но Демьянчук говорит, что имел таких десять.

По состоянию на сейчас идет этап досудебного расследования. Правоохранители предлагали Демьянчуку подписать соглашение о признании виновности, расписку о неразглашении деталей дела, а также заявление, что он не имеет претензий к Мише-торговцу, который продавал пропавший во время обыска револьвер Гассера. Ни на одно из этих предложений моряк не согласился.

Алексей уверяет, что подавляющее большинство оружия, которое у него была и исчезло, - это пистолеты, которым более 110 лет. Согласно международному законодательству, которое Украина ратифицировала после вступления в ВТО, такие вещи юридически уже не считаются оружием, поскольку патронов к ним не производят и стрелять из них невозможно. У Демьянчука изъяли и сравнительно более новый огнестрел, маузеры и парабеллум, но из них были вынуты пружины и буйки, поэтому их тоже уже нельзя было считать оружием, говорит Алексей. Добавляет, что в протокол вписали максимум треть из того, что исчезло во время обыска.

По словам Алексея, сейчас в СИЗО заключенные делятся на «порядочных» и «непорядочных» людей. Последние выполняют роль обслуживающего персонала

В тему: СБУ не регистрирует факт контрабанды $1,5 млн с участием своего сотрудника - СМИ

ДЕЛО №3:

«На Киевщине задержали торговца оружием»

Главный геро:й Антон Примушко

Возраст: 49 лет

Профессия: военный

Место жительства: Киевщина

Следователи Управления СБ в Киеве и Киевской области: Федулов Д.А., Павленко А.В.

Прокурор: Чуйков В.С.

Вот сидит Антон - строгий и большой, как гора. Но плечи у него устало ссутулены. Антон - военный. Позади у него - война юридическая, впереди - война в зоне Операции объединенных сил (бывшее АТО).

А здесь и сейчас он с головой погрузился в кипу судебных бумаг, которая внушает страх своим масштабом.

«Это еще не все, - говорит Антон, листая смоченным слюною пальцем документы. - Наверху больше».

Мужчина показывает на свой двухэтажный дом, где в 2015 году состоялся обыск. Его проводили сотрудники СБУ. Тогда военному инкриминировали нелегальную торговлю оружием, а из его дома исчезло множество вещей. С тех пор проходит третий год - Антона уже давно оправдал суд, а уголовное дело закрыли. Юридическая война должна была закончиться. Но Антон не чувствует себя победителем - ему идти воевать по-настоящему, а он не имеет с чем. Во время обыска у него забрали бронежилеты и разгрузки, рабочий инвентарь, прицелы, очки ночного видения, патроны и множество других вещей, без которых на фронте трудно. Убытки можно оценить в десятки тысяч долларов. Вопреки постановлению суда, не вернули даже то, что должны были, говорит Антон.

На момент возбуждения уголовного дела о торговле оружием Примушко был начальником штаба батальона «Киев-2». Добровольцам именно дали приказ вернуться из зоны боевых действий в столицу. Этот, а также другие батальоны («Киев-1», «Сич», «Золотые ворота», «Святая Мария») должны были реорганизовать в единый полк, подчиненный Министерству внутренних дел.

За 2014-15 годы в «Киеве-2» собралось много трофейного оружия. Все это добро тщательно инвентаризировали. Подали соответствующий рапорт начальнику Главного Управления МВД Украины Александру Терещуку. Копии всех документов собрали в пакет. Оружие погрузили в автомобиль и отправились в Киев.

В столице оказалось, что процедуры оформления такого оружия в законодательстве или инструкциях нет. Что делать дальше - непонятно. Было около трех часов ночи, ноябрь 2015 года. Командир батальйона по телефону сказал Антону ехать домой отсыпаться, а через день должна была состояться встреча с руководством. Там планировали решить дальнейшую судьбу трофеев.

Под утро Антон приехал домой, в поселок под Киевом. Машину загнал во двор. А уже около 8 утра, говорит, пришлось вставать - пришли работники СБУ с обыском.

«Спрашивают: оружие есть? Пацаны, джек-пот. Здесь валом!», - смеется Антон, вспоминая свой с ними первый диалог.

В этой истории вообще много смешных моментов. Например, к материалам дела прикреплен рапорт оперативника и допрос его как свидетеля. Он рассказывает, что видел, как Антон заходил и выходил из дома с большими сумками. Именно эти наблюдения легли в основу возбуждения уголовного дела.

Отрывок из допроса следователя СБУ в качестве свидетеля. Опубликовано с разрешения Антона Примушко.

Антон думал - недоразумение. Показал все оружие, машину, предоставил документы. Объяснил, что это - трофеи, поедут в главное управление МВД. А остальное - собственно, с соответствующими разрешениями. Но вдруг оказалось, что копии рапорта и актов по инвентаризации трофеев куда-то исчезли. Как, впрочем, и разрешения.

Сотрудники СБУ рыскали в доме, в хлеву и во дворе, выгребая все, вспоминает Антон. Во время обыска что-то изымали с занесением в протокол, а что-то просто забирали. Например, машина, на которой военный привез трофеи. Сейчас она в розыске, но Антон сомневается, что ее когда-то найдут.

Отсутствие некоторых вещей Антон заметил сразу, о чем указал в протоколе обыска. Многого другого не досчитались позже.

«В протокол не внесен прицел [...] прицел [...] и деньги 1500 грн, которые исчезли из помещения, которое обыскивалось. Примушко А.Е.» Отрывок из протокола обыска опубликован с разрешения Антона Примушко

В доме в сейфе хранились охотничьи винтовки, наградное оружие Примушко (все официально оформлено), а также - детские золотые крестики и супружеские кольца Антона и Кати, его жены.

На следующий день после обыска жена поняла, что золота нет. Впоследствии, когда семья подавала жалобу по поводу пропавших вещей, прокурор, который оформлял дело, требовал от Кати доказать, что украшения были. А еще стыдил за то, что из-за каких-то двух граммов золота жалуются.

«Я его спросила, а воровать не стыдно?», - вспоминает Катя.

Оружие, которое нашли у Антона, работники СБУ разложили во дворе и в доме. Затем фотографиями и видеорядом с этой раскладкой проиллюстрировали пресс-релиз об операции с разоблачением торговца. В кадре откуда-то появилась даже георгиевская лента.

«Спрашиваю: вы все должны вносить в протокол? Все, - отвечают. А я им: вот у вас тут лежит георгиевская лента. Почему она не внесена? Раз нет в протоколе, вы ее или подбросили, или украли», - вспоминает Антон. Лента, которую работники контрразведки бережно разложили в кадре, его тогда возмутила особо.

Фотография пресс-релиза СБУ (Отдельный привет - фальсификатору информации от СБУ Елене Гитлянской. Столь лживого, некомпетентного и малограмотного пресс-секретаря СБУ не имела со дня своего создания. - А). Источник - Цензор.Нет

Дорогой качественный тепловизор внесли в протокол только потому, что военный отказывался тронуться с места без этого.

«Я сел на диван и говорю: никуда не пойду, пока не впишете в протокол тепловизор. Хоть убейте. Наверное, только благодаря этому я смог его получить обратно», - рассказывает герой. После закрытия дела тепловизор ему вернули, но с признаками пользования - на нем были фотографии, которые мужчина сам никогда не делал.

Фотографии с изъятого тепловизора, которые Антон обнаружил, когда вернул себе вещь

После обыска сотрудниками Службы безопасности Украины и прокуратуры Шевченковского района Киева из дома Примушко исчезли вещи на 80 пунктов в списке и на сумму более 20 000 долларов США, говорит он. Их так и не внесли в протокол. Проверку по этому поводу прокуратура закрыла.

Из того, что в протокол попало, вернули тоже далеко не все. Например, изъяли два карабина, оборудованные дорогущими прицелами. А вернули уже без них. Или патроны. Их Антон тоже месяцами безуспешно пытается вернуть. Пишет ходатайства, обивает пороги самых инстанций только для того, чтобы наконец была выполнено решение суда.

Мы обратились в пресс-службу Киевской областной прокуратуры с запросом, почему не выполняется решение суда. Нам так и не ответили. В телефонном разговоре сказали, что наше обращение должен обрабатывать другой отдел, потому запрос решили просто проигнорировать.

Еще некоторое время после обыска сын Антона и Кати носил к родителям в комнату свои игрушки - боялся, что дяди из СБУ снова придут и все заберут.

«Но это понемногу забывается», - говорит Катя.

Антон, в отличие от сына, все помнит. Бумажная волокита истощает и длится годами. Но так он теперь живет - со всей своей памятью, кипами документов и ярым убеждением, что вернет свое.

Заборона послала несколько запросов в Генпрокуратуру и Службу безопасности Украины. Мы попросили сообщить, сколько с 2014 года было зафиксировано жалоб граждан об исчезновении вещей и сколько было открыто производств, и сколько работников СБУ наказали. В Генпрокуратуре нам ответили, что закон обязывает их предоставлять публичную информацию, но не подсчитывать статистику. И если это нам не нравится, мы можем судиться. В Службе безопасности Украины тоже отметили, что похожую статистику не ведут - это не предусмотрено законодательством и внутренними нормативными актами. Но в то же время отметили, что очищение своих рядов является принципиальной позицией руководства и с 2014 года в этом направлении сделано больше, чем за весь период независимости Украины (что также является ложью - А.).

В тему: Через оффшор - в ОРДЛО: как организована контрабанда металлолома из Украины в РФ

«С июля 2015 года по материалам внутренней безопасности было начато около сотни уголовных производств в отношении сотрудников Службы - по трети из них уже есть приговоры», - говорится в ответе на запрос в СБУ.

В то же время, то, что случаи исчезновения личных вещей во время обысков не единичны, Забороне подтвердили бывший заместитель председателя СБУ Виктор Ягун и экс-прокурор Владимир Петраковский. Ягун добавил, что это явление присуще не только СБУ, но и правоохранительным органам в целом. Оба причины таких нарушений видят в безнаказанности работников СБУ. Виктор Ягун отметил, что подобные случаи вспоминает, а вот серьезное наказание для нарушителей-правоохранителей - нет. Петраковский рассказал, что прокуроры слишком зависимы от работников СБУ в оперативной работе - они не хотят ссориться и портить отношения, поэтому крайне неохотно привлекают их к ответственности.

Добиваться денежных компенсаций, писать жалобы в прокуратуру и обеспечивать общественный резонанс таких последствий обысков - это как лечить симптомы, но не исследовать причины болезни. Чтобы явления вроде краж имущества правоохранителями исчезли в принципе, нужно реформировать систему, говорят эксперты. Важный шаг на этом пути - это уже созданное Государственное бюро расследований. Если ГБР заработает правильно, то будет серьезно ослаблена связь между прокуратурой и СБУ, говорит Владимир Петраковский. В частности, все внутренние расследования против сотрудников правоохранительных органов будут проводиться уже здесь. У прокуратуры наконец заберут следственные действия на этапе досудебного расследования, выполняемые временно (аж с 1996 года, - ред.) в соответствии с переходными положениями Конституции Украины (пункт 9, раздел XV).

Если же смотреть на проблему глобально, то оба указывают на необходимость создать профильный парламентский комитет, поскольку сейчас практически нет контроля за работой спецслужб. Ягун считает, что туда должны входить люди, которые никогда не работали в СБУ. Петраковский рассказал об идее создания поста специального омбудсмена, который занимался бы изучением жалоб на Службу безопасности. Или о варианте переформатирования Совета национальной безопасности в офис контроля, как это есть в США.

Но это идеалистический план развития событий, в направлении которого надо еще много работать. Тогда, возможно, СБУ станет страшным сном для предателей государства и террористов и гордостью для простых граждан, а не наоборот.

Василиса Думан, фото: Антон Скиба; опубликовано в издании  Заборона

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com