ВСУ: призрак в броне

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

У украинского ОПК есть огромный потенциал, впрочем, его реализация требует современного подхода к управлению, внедрение новейших технологий не только за станками, но и в офисах.

В этом году на нужды Министерства обороны из госбюджета выделено 64,4 млрд грн, что составляет почти 2,49% ВВП (в прошлом году было 2,46%, или 5,94 млрд грн). На что потратят эти деньги? Как и в 2017-м, можно говорить о том, что военный бюджет должен решить только насущные потребности бойцов (денежное содержание, закупка новой формы и питания).

Суммарные затраты на заработную плату для военнослужащих — 30,7 млрд грн. В частности, с начала года увеличено вознаграждение для тех, кто участвует в АТО: теперь рядовой на первой линии обороны будет получать 14,5 тыс. грн, а его командир роты, например, 18,5 тыс. 20 января министр обороны Степан Полторак подписал концепцию реформы системы питания в ВСУ. Первым этапом предусмотрено перевести на новые стандарты питания отдельные воинские части, а также учебные и лечебные заведения МО. На этом этапе только на ремонт и оборудование планируют потратить около 150 млн грн.

Para bellum

Однако армия воюет не только пайками. Один из больных вопросов — оснащение. В бюджете-2017 по статье «Развитие вооружения и военной техники» предусмотрено выделить 6,5 млрд грн, или 10% всех денег армии, — рекордная сумма для Украины. Это больше, чем в прошлом году (4,5 млрд грн), выросли затраты и в процентах (10% против 7,7%). К сожалению, не факт, что ожидаемые средства будут получены в полном объеме: в 2016 году это не удалось, из-за чего в государственные программы внесли коррективы. Кроме того, если перевести эти суммы по соответствующему курсу в валюту (что необходимо, например, для закупки современных узлов и комплектующих за рубежом), картина становится еще менее оптимистичной. Для сравнения: современные требования НАТО определяют финансирование закупок нового вооружения и боевой подготовки подразделений на уровне не менее 30% всего оборонного бюджета, а он, в свою очередь, должен составлять не менее 2% ВВП.

Россия в 2017-м планирует потратить на свою армию около $48 млрд. Поляки на оборону выделяют $9,6 млрд. Лидером остаются США с $546,6 млрд базового военного бюджета на 2017 финансовый год, что составляет треть суммарных милитаристских расходов в мире. Впрочем, даже в условиях ограниченного финансирования предприятия украинского ОПК продолжают свою работу и модернизацию, ведь армия не может прекратить оборону страны. Часть военной техники реализуется на открытых торгах через систему ProZorro (преимущественно для НГУ и ГСЧС), однако большинство — в закрытом режиме в рамках государственного оборонного заказа. Согласно данным ГК «Укроборонпром», за 2016год военным было передано 2139 единиц нового и модернизированного ВВТ. Разрабатываются и новые образцы. Среди главных инновационных проектов — новейший транспортный самолет Ан-132, беспилотные «Горлица» и «Фантом», боевые модули «Тайпан», «Дуплет» и «Кастет», цифровая система управления огнем «Охотник».

В тему: Путин блефует, грозя разрушить украинский ВПК

Изменения отечественного оборонпрома регламентируются распоряжением Кабинета Министров № 19-р от 2016 года. Этим решением одобрена Концепция Государственной целевой программы реформирования и развития оборонно-промышленного комплекса на период до 2020 года. Главная ее цель — приведение отечественного ОПК к современному уровню, что усилит не только обороноспособность страны, но и конкурентоспособность на внешнем рынке. На первом этапе (2016-2017 годы) программой предусмотрены следующие основные мероприятия:

— обеспечение украинских военных формирований отремонтированной и модернизированной техникой;

— налаживание серийного выпуска новых разработок, а также проведение ремонта, подготовка к эксплуатации и модернизация имеющихся образцов ВВТ;

— внедрение действенного механизма сотрудничества государства и предприятий ОПК в вопросах разработки и выпуска ВВТ в пределах оборонного заказа;

— системное реформирование структуры деятельности предприятий ОПК, проведение их реструктуризации и корпоратизации в соответствии с современными международными стандартами;

— определение мер и механизма импортозамещения, а также обеспечение диверсификации экспортного потенциала;

— обеспечение развития конструктивной военно-технического сотрудничества со странами-партнерами для обеспечения украинских военных формирований ВВТ в соответствии со стандартами НАТО.

К 2020 году — в случае успешного выполнения программы — запланировано достичь полной независимости отечественного ОПК от Российской Федерации с одновременным увеличением масштабов собственного производства техники и комплектующих. В то же время ожидается активизация усилий по продвижению украинской техники на международном рынке. Кроме указанной концепции правительство Украины в феврале этого года утвердило и среднесрочный государственный оборонный заказ. У нас впервые приняли такую программу, и это очень обнадеживающий знак, ведь речь идет о принятии определенных правил игры на ближайшее время, что поможет предприятиям лучше ориентироваться в нестабильных условиях отечественной экономики. Заказ предусматривает прогнозируемость расходов госбюджета, создает условия для равномерной загрузки предприятий ОПК и будет способствовать их развитию.

В тему: «Укроборонпром» официально заявляет о 100% выполнении государственного оборонного заказа-2016

Вредные привычки

Практическое выполнение указанных мероприятий — реальный вызов украинской власти. Несмотря на фактические успехи отечественного ОПК, остается много проблемных вопросов. Не все предприятия полностью избавились от зависимости от комплектующих из России. Так, на фоне большого количества бронетехники, которая была передана армии с 2014 года, есть проблема с боевыми вертолетами. До сих пор нет полного цикла изготовления этих машин, ведь, например, отсутствуют лопасти к Ми-24, которые производят в РФ. Некоторые узлы к бронетехнике также производят на российских предприятиях, что затрудняет процесс ее модернизации. Известны случаи использования материалов из России в производстве ВВТ, отдельные сплавы в Украину попадают фактически путем контрабанды.

Не всегда понятно и распределение техники среди силовых ведомств. Удивляет, что на передовых позициях бойцы передвигаются на стареньких ЗИЛах, однако, например, НГУ получит очередную партию новеньких бронированных грузовиков. Яркая недавняя новость — получение подразделением патрульной полиции в Сарнах, Ровенской, БМП и БТР в качестве дополнительного транспорта.

После инцидента на военных хранилищах в Балаклее вновь актуальным стал вопрос обеспечения ВСУ боеприпасами собственного производства. Министр обороны Полторак во время недавнего брифинга отметил:

«... Правительство приняло концепцию создания в Украине предприятий по производству боеприпасов». И хотя информации о ней на сайте Кабмина нет и дело, скорее, о решении СНБО начать Государственную целевую программу создания и освоения производства боеприпасов и продуктов специальной химии на период до 2021 года, в целом намерения очень правильные. Хотя и видятся очень несвоевременным, как для четвертого года вооруженного противостояния. Даже несмотря на то, что о создании нового патронного завода на замену оккупированному в Луганске первые лица страны говорят не первый год. Так, еще в январе 2016-го руководитель Укроборонпрома Роман Романов отметил, что «уже в этом году, как мы и обещали два года назад, вы получите первую информацию о патронном заводе, который обеспечит нашу армию и страну». А перед ним в октябре 2015 года Арсений Яценюк, который тогда занимал пост премьер-министра, пообещал, что через год Украина будет иметь новое предприятие. «В следующем году будет открыта линия боеприпасов к стрелковому оружию», — цитировал его официальный портал правительства. Сколько еще брифингов, обещаний и концепций пройдет, пока армия, наконец, получит боеприпасы, пока не известно, но это ставит под сомнение способность решить и более сложные вопросы отечественного ОПК.

В тему: Расстреливать мало. Теневые схемы в оборонке на примере Житомирского бронетанкового завода

Боевые колесницы зоны АТО

Но есть и хорошие новости от непосредственных пользователей украинской оборонки. По сравнению с началом АТО количество и качество техники, поступающей в войска, постепенно растут. Речь идет и о советской технике после капитального ремонта, и о новых образцах. Так, командир роты 72-й механизированной бригады капитан Сергей Мисюра, известный также как блогер Капитан Прайс, отметил, что недавно получил несколько единиц техники после ремонта, которые приятно удивили качеством проведенных работ. По его словам, рота укомплектована боевой техникой на 100%, соседние подразделения имеют около 80-90%. Похожего мнения и в одной из самых известных частей ВДВ. Как пояснил офицер одного из батальонов, новая техника поступает в небольшом количестве, однако регулярно. И хотя военным, конечно, хочется большего, сейчас полученного вооружения для выполнения боевых задач хватает. В бригаде уже есть подразделения, полностью укомплектованные, например, новыми БТР.

Офицер отметил также активную работу производителей с пользователями на местах: машины постоянно совершенствуются. В качестве примера назвал замену двигателя на БТР-3, что значительно увеличило надежность машины в целом. Аналогично решили проблему с подвеской в «Спартанах»: после первых проблемных образцов, которые не выдерживали нагрузки бронированного корпуса (частично из-за их нецелевого использования, ведь в начале войны не хватало БТР), в технике из новой партии уже учтены замечания военных. Положительные отзывы десантников получил и новейшей боевой модуль «Шквал». Среди нерешенных вопросов, по мнению специалиста, — нехватка нормальных учебных курсов для водителей-механиков. Иногда непрофессиональные действия бойцов выводят из строя даже совершенную технику, тем более что современные БТР становятся более сложными, в них больше электроники и вспомогательных систем по сравнению с советскими аналогами.

По-своему из этой ситуации пытаются выйти на Львовском бронетанковом заводе. Как пояснили на предприятии, его специалисты не только ремонтируют технику, но и приглашают экипажи для обучения, общей обкатки и выяснения проблемных моментов. Это помогает держать связь с военными и предотвращает повреждение машин из-за отсутствия у бойцов опыта.

Общей проблемой для всех родов войск остается отсутствие автомобильной техники. На передовой не хватает бортовых вездеходов для перевозки личного состава и грузов, эвакуаторов, передвижных мастерских, медико-санитарных автомобилей. В общем автопарк военных подразделений хоть и обновляется в последнее время, но все же имеет большой дефицит современной тяжелой техники различного назначения. Проблема и с легкими автомобилями, особенно в небольших подразделениях уровня взвода-роты, которые разбросаны по передовым позициям. Таких машин просто нет в штате этих единиц, потому что еще по советской концепции «уазик» должен быть только у высших командиров. Но длительное пребывание частей в зоне АТО ставит ряд бытовых вопросов, которые легко решить при наличии внедорожника. Возможно, со временем украинская армия позволит себе эту «не роскошь, а средство передвижения». А пока с помощью волонтеров появилось множество старых, порой нерастаможенных автомобилей, которые становятся военными «по призванию».

В тему: Кто и как разворовывает армию Украины

Когда размер имеет значение

Перечисленные проблемы можно решить различными способами. Так, по мнению генерального директора ОАО «АвтоКрАЗ» Романа Черняка, значительно улучшить ситуацию может приоритет отечественного над импортом. Большинство оборонных ведомств за рубежом отдает предпочтение продукции, произведенной внутри страны, в тендерах на поставку техники местный производитель имеет преференции (10-20%) перед остальными поставщиками, даже если у тех есть сборочное производство в стране. Кроме того, по словам Черняка, для обеспечения качественного и оперативного ремонта при покупке автотехники должен быть обязательный заказ дополнительных агрегатов (двигателей) и других запасных частей для обслуживания и ремонта (в объеме 15-20% стоимости автотехники). Критически важным топ-менеджер считает и обустройство обучающих тренингов для ведущих специалистов заказчика (даже если такую технику уже поставляли). Таким образом поддерживается связь его специалистов с производителем. Это, в частности, позволяет отслеживать изменения, происходящие в конструкции автотехники в процессе эксплуатации, своевременно выявлять недостатки, проводить модернизацию.

Еще один шаг, который помог бы нормально развиваться украинскому ОПК — изменение формы собственности предприятий. В США большинство оборонных компаний являются частными, между ними существует конкуренция, что позволяет заказчику (армии) получать лучшую продукцию по приемлемой цене. Имеющаяся сегодня в Украине система ограничивает возможности частных производителей участвовать в создании нового вооружения. Фактически происходит дискриминация государством частного сектора ОПК, что не способствует его развитию. К тому же частный производитель договариваться с конкурентом (Укроборонпромом) об экспорте своей продукции, согласовывать цены, право на подписание контракта. Немногочисленные частные предприятия ОПК, которые сейчас есть в стране, не получают от нее поддержки, к тому же имеют ограничения прибыли на уровне 1%, что не способствует развитию производства и проведению дорогостоящих научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ.

Другой подход к функционированию и развитию собственной оборонки демонстрируют в США. Там программы приобретения вооружения — в рамках государственного заказа (Defense Acquisition System), а именно на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы тратится почти треть всего оборонного бюджета. Кроме того, Департамент обороны США ввел две программы привлечения малого бизнеса к оборонному заказу. Это SBIR (Small Business Innovation Research) и STTR (Small Business Technology Transfer). В их пределах федеральные агентства США позволяют даже небольшим исследовательским компаниям вывести на рынок свои разработки. Именно благодаря новинкам от малого бизнеса по программам SBIR и STTR Америка удерживает лидерство в области военных инноваций. К поддержке проектов приобщается Агентство передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA), но официально SBIR и STTR координирует правительственное Агентство по делам малого бизнеса (SBA). Кроме того, оно является распорядителем внебюджетных средств в объеме 2,5% общих исследовательских бюджетов.

Интересно, что, по данным Департамента обороны США, более 50% финансов выделяется компаниям с численностью персонала до 25, а треть — до 10 человек. Причем действует принцип целевой поддержки отдельных проектов вместо введения общих льгот или скидок. Так, на стадии стартапа проект может получить грант в $100 тыс. Сроком на полгода. После оценки технических преимуществ и возможностей проекта компании-победители получают финансирование в объеме до $1 млн на два года для продолжения развития идеи по результатам первой фазы. За это время разработчик проводит исследование и оценку коммерческого потенциала идеи. Ключевой момент: на этом этапе государство не выдвигает никаких требований к разработчику по поводу наличия лицензий, системы военной приемки, контроля качества или бухгалтерской отчетности. То есть конструкторы имеют возможность сосредоточиться на собственных идеях вместо бюрократических проблем.

Третий этап — выход продукта на рынок, когда компания-изобретатель приобретает все права интеллектуальной собственности на него. И здесь государство уже не тратит бюджетных средств, а разработчик сам должен найти финансирование в других госструктурах или в частном секторе. Благодаря программе SBIR США снизили стоимость модернизации военной техники: сейчас около 55% государственного оборонного заказа выполняется силами малого бизнеса. В таких условиях даже небольшие предприятия способны конкурировать с гигантами отрасли вроде Boeing или Lockheed Martin, а те, в свою очередь, вынуждены ограничивать свои аппетиты и оптимизироваться, что в итоге делает военную технику дешевле. В качестве примера можно рассмотреть динамику цены на истребитель-бомбардировщик пятого поколения Lockheed Martin F-35 Lightning II. По информации американского аналитического издания Defense One, цена одного самолета упала с $279 млн в 2007 году до почти $97 млн в 2017-м.

У украинского ОПК есть огромный потенциал, впрочем, его реализация требует современного подхода к управлению, внедрение новейших технологий не только за станками, но и в офисах. Постоянный контакт с производителями и пользователями, прозрачные системы закупок, конкуренция вместо коррупции — вот универсальный рецепт для отечественного ОПК, проверенный временем и многими странами.

Юрий Лапаев, опубликовано в издании ТижденьUA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма