«Взятки нам только снятся». Е-декларирование: системные глюки, нервные срывы

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Примеров форс-мажорных ситуаций, возникающих при заполнении электронной декларации, не перечесть: «Я указал, что квартира принадлежит трем людям. Пишет „ошибка“ то, что я пишу 33% собственности. И просит меня указать вместо этого 100%. Ну как же 100%, если мне треть принадлежит?!» — рассказывает один из декларантов...

«Ура-а-а-а-а! Подала, и даже отчет на почту пришел!!! Сделала скрины страниц об успешной передаче, распечатала и в папочку положила на всякий случай. Я понимаю, что это маразм, но в нашей стране только так», — отчитывается в соцсети счастливая пользовательница Ольга Яроцкая, которой сз третей или пятой попытки удалось успешно подать декларацию.

Ольга — далеко не единственная, кто столкнулся с раздражающей проблемой несовершенной онлайн-системы подачи электронных налоговых деклараций. Чтобы помочь таким, как она, в интернете появилось немало тематических форумов и видео-шпаргалок. Видеоролики на тему «Тип декларации и период», «Информация о членах семьи субъекта декларирования», «Ценное движимое имущество — транспортные средства» за несколько дней набирают десятки и сотни тысяч просмотров.

Впрочем, шпаргалки помогают далеко не всем и не всегда. Первыми о проблемах с сайтом заговорили известные политики в октябре прошлого года.

К примеру, нервы у министра информационной политики Юрия Стеця оказались настолько хрупкими, что глюки на сайте Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции (НАПК), как он утверждает, едва не довели его до нервного срыва. Заполнять декларацию ему помогало двое помощников. Обессиленные и раздражены, они даже были впали в отчаяние и не верили в успех.

Система «глючит», «сайт не работает» — злились декларанты в соцсетях после нескольких неудачных попыток заполнить документы онлайн

В тему: Гройсман призвал Корчак и остальных членов НАПК уйти в отставку

Практика показала — жалобы в службу технической поддержки в таких случаях не помогают: ответ или приходит через несколько недель — либо не приходит вообще. То же касается и телефонов, размещенные на сайте НАПК:

«Я послала в НАПК официальное заявление о предоставлении разъяснений по вопросам представления электронной декларации. По телефонам, указанным на сайте НАПК, автоответчики повторяли только одну фразу: „Все операторы заняты. Попробуйте перезвонить позже“. Мои попытки зайти в реестр ночью, к сожалению, не увенчались успехом: наверное все, как и я, брали систему штурмом», — говорит экс-чиновница того же министерства, которая уже не работает в правительстве.

Наибольшее раздражение работа с электронной системой вызвала у госслужащих самых низких рангов, не занимающих руководящих должностей не имеющих миллионных состояний.

33-летняя Марина работает специалистом в отделе образования в Голосеевской райадминистрации Киева. Ранее она заполняла декларацию в письменном виде. Работа с документом занимала от силы час: на половине страниц стояли прочерки, ведь элитного жилья, автомобилей и подарков стоимостью в миллионы гривен она (в отличие от народных депутатов и министров) не получала.

В декларации почти все данные из года в год оставались одними и теми же. Менялась только зарплата на пару сотен гривен, накапливался депозит, увеличивалась пенсия мамы, — объясняет женщина.

В этом году на сбор данных Марина потратила целую неделю: сначала ходила за электронным ключом, потом пыталась подружиться с сайтом и перевести на человеческий язык новые непонятные формулировки в документе ...

И таких, как она, в государстве — сотни тысяч. Примеров форс-мажорных ситуаций, возникающих при заполнении электронной декларации, не перечесть:

«Я указал, что квартира принадлежит трем людям. Пишет „ошибка“ то, что я пишу 33% собственности. И просит меня указать вместо этого 100%. Ну как же 100%, если мне треть принадлежит?!» — рассказывает один из декларантов.

В тему: Кто государственный преступник?

Мечтают о взятках

Кроме чиновников и народных депутатов, электронные декларации должны заполнять и госслужащие низших звеньев — специалисты, которые целыми днями сидят по трое-пятеро в кабинете и пишут отчетности, заполняют бланки и ведут подсчеты. Им взятки только снятся:

«Взятки — какие взятки? Здесь за счастье, если раз в полгода шоколадку приносят вместо „спасибо“», — умирает со смеху 30-летний работник секретариата в Военной прокуратуре центрального региона Сергей, который трудится здесь с 2010-го.

Секретариат — это отдел по документообороту. Здесь люди расписывают входящие и исходящие письма, ведут журнал учета. Дело это монотонное и скучное. За нее специалисту с января 2017 года платят 6-7 тысяч гривен. А раньше зарплата была 5000. Родители приучили Сергея к строгой экономии, поэтому он умудряется ежемесячно откладывать 10% дохода на депозит.

А вот его коллега Диана — шопоголик. Она уже несколько лет подряд не может закрыть минусовый лимит на кредитной карточке: то стиральную машинку новую купит, то брендовые духи, то туфли ... А еще за аренду квартиры надо заплатить! Слава Богу, эти хлопоты падют и на плечи ее гражданского мужа.

«Вася у меня бизнесмен. У него на Петровке три точки с книгами. А меня выгнал на работу, чтобы не деградировала дома. Вот я и хожу. А что — я свое отсидела с девяти до шести — и на косметику и модное белье заработала», — девушка красит губы помадой цвета фуксии, и рассматривает — ровно ли нарисована стрелка на правом глазу.

Сергей завидует своей безмятежной коллеге — ему с двумя карапузами приходится уже шестой год закрашивать потертости на зимней кожаной куртке. На новую не хватает денег. Женна в декрете, и он единственный кормилец в семье.

Мужчина признается — однажды к нему с коварным предложением пришел адвокат и предложил «откат» — 20% от суммы своего заработка в случае, если Сергей будет давать ему контакты людей, которые фигурируют в уголовных делах.

«Я постоянно работаю с письмами, докладными о военных преступлениях. Адвокат говорит — если разрекламируют меня подозреваемым, я их буду в суде защищать. Ага, „разрекламируют“. Если об этом узнает начальство, меня могут уволить по статье. Не буду рисковать», — подытожил для себя госслужащий.

«Если приходят какие-то мажоры, то это временно. Их приводит руководство.

Была у нас такая барышня, посидела на гражданской должности три месяца, а затем прокурором ее взяли. А у нас такие зарплаты невысокие, машин у нас нет. Мы обычные люди».

В тему: Константин Брыль: «подвиг» коррумпированного «мента», выдающего себя за «разведчика»

Бедные люди

Небольшой жилой массив в военной части № 161 в Киеве бурно обсуждает возможное возвращение на должность начальницы домового управления экс-руководительницы с дурной славой.

Женщина раздавала служебное жилье в элитных новостройках своим знакомым за взятки. Об этом узнали в СБУ, но хитрая начальница успела сжечь в своем кабинете все доказательства — следственная группа, которая приехала на обыск, застала только гору пепла.

В военном городке поползли слухи, что буквально все сотрудники домового управления имеют по десять квартир. Но эта мысль оказалась ошибочной — даже в таких местах доступ к наживе есть не у всех.

35-летняя Оксана мечтает о собственной квартире еще со студенческих лет. Она родом из небольшого села на Киевщине, и перебралась в столицу 18 лет назад, когда поступила в вуз. Получив диплом, она трудоустроился в домоуправление бухгалтером.

«Мама мне говорила — иди в такую контору, где легче получить халявное жилье. (Это она служебное жилье имела в виду.) Ну я и пошла. А получилось, как в анекдоте: квартиру получил дворник, отработав 10 лет, и начальница стройуправления. А я — среднее звено — осталась с этакой бо-о-ольшой дулей», — женщина показывает кукиш и тяжело вздыхает: молодые годы канули в небытие, и изменить прошлое невозможно.

26-летняя Мария из отдела социального обеспечения в горисполкоме райцентра Калиновка Винницкой области, получает ежемесячно 3,5 тысячи гривен. За эти деньги она каждый день занимается приемом заявлений от многодетных семей, семей участников АТО и ветеранов.

«Кто-то хочет оформить санаторную путевку со скидкой, кто-то — получить льготы на жилищно-коммунальные услуги, кто-то просит бесплатно срезать аварийное дерево на своем приусадебном участке. Приходят люди, скажем так, невысокого достатка. А если говорить откровенно — бедные люди. Что они мне могут предложить? Даже не знаю. Ну, может, огород вскопать или дерево помочь побелить», — иронизирует девушка.

В тему: Судья Константин Бабенко: теория и практика коррупции

Бонус к зарплате

Специалисты низших звеньев считают, что публично отчитываться о своих доходах и расходах нужно только тем госслужащим, которые принимают решения о распределении бюджетных средств, а также проверяющим, правоохранительным органам и судьям.

«Кто у нас берет взятки? Налоговые инспекторы — когда проводят проверки бизнеса, полицейские — когда задерживают преступников, исполнительная служба — когда приходят к должнику за ценными вещами, судьи — когда принимают решение о том, виновен человек или нет. Депутаты, само собой. И все те, кто в ручном режиме распределяют средства. А что взять с специалиста, который работает в отделе статистики, и бумажки из одной кучи перекладывает в другую?» — рассуждает сотрудник секретариата военной прокуратуры Сергей.

Активно и искренне матерятся из-за электронного декларированияе полицейские, однако по другой причине, нежели мелкие служащие. Ведь если раньше их состояние обсуждали только соседи («Смотри, какую хижину Ваня отгрохал! И новую тачку купил! Это с его-то зарплатой»), то теперь наличие всего этого добра придется объяснять и налоговой. Какое-никакое, а неудобство. Хотя скрыть похищенное правоохранители все равно при желании смогут:

«Ну, если история Насирова с его сотнями миллионов гривен проканала, то я со своими скромными» левыми «точно не пропаду. У меня двоюродная тетка есть, оформлю все на нее, и „ноу проблем“. Я же не дурак!» — говорит 28-летний старший лейтенант полиции Саша.

Парень все продумал заранее. Несколько лет назад он закончил Академию МВД, имеет диплом юриста. А теперь работает в Голосеевском районе столицы в отделе, который занимается расследованием преступлений, совершенных несовершеннолетними. Этот отдел считается непрестижным. Точнее, «не хлебным». Для работников правоохранительных органов это значит, что уровень заработка здесь намного ниже, чем, скажем, в тех управлениях, которые занимаются расследованием экономических преступлений или борьбой с наркобизнесом.

И все же, даже в те времена, когда его зарплата составляла две с лишним тысячи гривен, вчерашний выпускник, особо не напрягаясь, ежемесячно приносил домой тысячу долларов. За год работы Саша успел сделать качественный евроремонт в своей квартире. А сейчас планирует купить автомобиль. Недорогой — за 5-6 тысяч долларов.

Впрочем, заработать на машину можно, работая и в гражданском ведомстве. Главное — занять правильную должность. 30-летняя Настя работает в Запорожье в районном пенсионном фонде. В прошлом она — отличница. Карьерных амбиций у женщины нет. Зарплата в 4000 гривен ее более или менее устраивает. С такими заработками у нее нет ни машины, ни квартиры.

«Работа у меня стабильная. Я свое дело делаю хорошо. Да и коллектив у нас дружный. В ближайшие пару лет менять его не планирую. Да и куда идти? У нас в городе вакансий немного, я мониторила».

Девушка по секрету говорит, что «левак» получает ее начальница. И это знают все ее коллеги, потому что схема существует много лет:

«Начисление пенсии — это очень творческий процесс. Если очень захотеть, можно увеличить пенсию в несколько раз. Есть люди, которые получают и по 8-10 тысяч пенсии. Им дорисовывают стаж, надбавки. Для того, чтобы перекроить пенсию, до рядовых сотрудников обычно не приходят. Пенсионеры (а чаще — их дети) идут к начальству, и обо всем договариваются».

Пока государство строит систему наказания, но забывает о поощрениях и стимулах, которые бы так же выражались в денежном эквиваленте.

Госслужащие рассматривают бланки декларации «Я не даю и не беру взяток». В зале слышно тихое хихиканье

Во время конгресса «Антикоррупционные инициативы Киева», куда пришли госслужащие и руководители коммунальных предприятий, председатель движения «Нет взяточничеству! Я не беру взяток» Сергей Гула предложил участникам собрания категорически отказаться давать и брать взятки, подписав символическую декларацию. Такое предложение присутствующих не тронуло — бланки декларации взяли только 20 из двух сотен госслужащих. А кто из них действительно перестал участвовать в коррупционных схемах, остается только догадываться.

Любовь Величко, опубликовано в издании ТЕКСТИ

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма