За нарушение ПДД нужно уже не наказывать, а жестоко карать

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   За нарушение ПДД

Каждый год в ДТП гибнет около 5 тысяч украинских граждан. За минувшие 20 лет на дорогах страны погибло 140 000 человек. Там, где нужно вмешательство государства, его нет. Зато есть тысячи трупов.

...Недавняя жуткая авария с российскими туристами под Черниговом: фото в Интернете, заваленный набок искореженный автобус, накрытые тела на траве. И тут же — Херсон, Львов, Ривне...

Вот на этой из-подбелой простыни видна совсем маленькая ножка... А на днях домой с отдыха в солнечной Евпатории уехала четырехлетняя гражданка Беларуси с оторванной рукой. После того как наш частный предприниматель, груженный арбузами, решил, что ему надо быстрее добраться до своего ларька.

...В голове опять стучит: каждые десять минут... такое же белое покрывало. 140 тысяч за двадцать лет накрыли. Целый город. Почти пять тысяч чьих-то родных и любимых только в прошлом году. На фоне тех же официальных соболезнований «по случаю», оперативных распоряжений «по факту» и важных постановлений «во исполнение».

В тему: Тупые. Депутат Лукьянов не дружит с ПДД и головой

Да что ж это с нами такое, люди? Неужели не понятно, что такая вот оперативная демонстративная жалость (не суть важно моя, ваша или чиновника), это совсем не то, что может помочь опустить шлагбаум на въезде в этот город мертвых. Нужна реальная ответственность каждого и конкретное участие государства. Системная политика. Подкрепленная законами и неотвратимым наказанием за их неисполнение. Засыпающих и обгоняющих на бешеной скорости водителей на «газелях» и «мерсах», злоупотребляющих инспекторов и их сытых шефов, имитирующих деятельность министров. Всех. Как в любой цивилизованной стране.

В какой? В Германии, например. Где на 100 тысяч населения пять погибших. Или в Англии — там всего (какое страшное в этой ситуации слово) четверо. В то время как в Украине — 11. При этом у них отчетливая тенденция к снижению количества и ДТП, и погибших. У нас — тенденция противоположная.

Почему? Версий достаточно. Самая распространенная — коррумпированное ГАИ не справляется со своими обязанностями. Попробуем копнуть глубже. Всего два графика. Которые дают ответы на вопросы о многочисленных реформах ГАИ со всеми их ликвидациями, реструктуризациями и сокращениями, о штрафах (больших, маленьких, полезных и бесполезных)... В общем, наглядно демонстрируют все то, во что играла наша власть эти двадцать лет, так и не добившись основной цели — безопасности на украинских дорогах.

Итак, динамика аварийности и погибших в ДТП в соответствии с ужесточением или либерализацией законодательства (рис.1 см. на 3-й стр.). Можно долго рассуждать на эту неблагодарную тему: о том, кто в итоге платит штрафы, а кто пользуется телефонным правом или визиткой «кума» и пр. пр. Все это наша объективная реальность. Однако не заметить очевидного нельзя.

Так, если в 90-м году 50 тысяч ДТП с потерпевшими унесли жизни 9,6 тыс. человек, то через четыре года — в 1995 году (после ужесточения наказаний за нарушения правил дорожного движения) — в список погибших попали 7,5 тыс. украинцев. К 2000 году цифра снизилась до 5,2 тысяч оборвавшихся жизней.

Но в мае 2001-го — снова либерализация законодательства и право принятия решений по самым грубым нарушениям передано судам. И опять-таки рост: 2003 — 42 тысячи ДТП (7,1 тыс. погибших). 2006 — 49 тыс. ДТП (7,6 тыс. погибших). 2007 — 63 тыс. ДТП (9,6 погибших). (Кроме обвала в судах, не успевающих выносить решения по тысячам протоколов, фиксируется показательная статистика: из 100% составленных протоколов за вождение в нетрезвом виде решение о лишении виновного права управления принимается только в 25 случаях.

Остальные 75% продолжали выезжать на дорогу, оплатив минимальный штраф или якобы отбыв 40 часов исправительных работ, а то и имея на руках решение суда, которое освобождало их от ответственности в связи с «малозначительностью нарушения». В то время как начальник ГАИ вместе с админкомиссией, куда входили представители транспортных предприятий, лишали права вождения 80% нарушителей. Часто, правда, прибегая и к фальсификациям с целью повышения показателей работы своего подразделения, — и трезвый легко лишался прав. Не берусь судить, что в этой истории лучше.)

В тему: Водитель наехал на гаишников в центре Киева, пребывая под действием наркотиков

В 2008-м — законодатель возвращается к усилению ответственности и введению европейской фотофиксации нарушений. И снова коварная кривая ДТП идет вниз: 2008 — 51,3 тыс. ДТП (7,7 тыс. погибших). 2009 — 37 тыс. ДТП (5,3 тыс. погибших). 2010 — 32 тыс. ДТП (4,7 погибших). 2011 — 31 тыс. ДТП (4,8 тыс. погибших). Но уже в 2012 — рост аварийности за аналогичный период 2011 года на 10%. (Здесь стоит отметить два момента.

С одной стороны, как в Европе, не получилось. Использование российского прибора «Визирь», который технически не был предназначен для фотофиксации, на сто процентов не доказывал вину и оставлял широкий люфт для фальсификаций, дискредитировало идею. «Визирь» был изъят с дорог, а действие закона о фотофиксации приостановлено решением КСУ до урегулирования вопроса. Но об этом мы поговорим чуть позже.

С другой стороны, есть версия о том, что уровень ДТП и смертности в 2008 году снизил никакой не «Визирь» и штрафы, а экономический кризис, когда немало автомобилей стали на прикол. Мы проверили версию по двум опциям. В отношении регистрации автомобилей: 2007г. — 1 млн. 200 тыс., 2008 — 1 300 тыс., 2009 — 700 тыс., 2010 — 750 тыс., т.е. транспорта не стало меньше, — а также реализации топлива: 2006 год — 4,4 млн. тонн, 2007 — 4,8 млн. тонн, 2008 — 5 млн. тонн, 2009 — 4,6 млн. тонн, 2010 — 4,6 млн. тонн. Что, собственно, не подтверждает кризис как главную причину снижения аварийности).

Теперь вообще крамольные цифры. Касающиеся соответствия аварийности количеству личного состава ГАИ (см. рис. 2 на сайте ZN.UA). В 1990 году: 14 тысяч милиционеров «в кустах» — 47 тысяч ДТП (9, 5 тысяч погибших). В 2000-м стражей прядка увеличилось вдвое — до 27 тыс., количество же ДТП сократилось тоже (33 тысяч). Погибли тоже почти в два раза меньше — пять тысяч человек. В 2007-м — снова сокращение личного состава — до 14 тысяч и снова скачок — 63 (!) тысячи ДТП и 9,5 тысяч граждан, вычеркнутых из списка живых. В 2010-м — 19 тысяч гаишников на 39 тысяч ДТП (4 800 погибли).

В2011-м — массовое сокращение (14 тысяч), рост ДТП и 4 800 погибших (народ еще не понял, что бойцов на дорогах стало значительно меньше?). Однако уже за шесть месяцев 2012-го — за аналогичный период 2011 зафиксирован опять-таки 10-процентный рост аварийности. То есть получается, что этот самый инспектор ГАИ, не киношный Зыкин, к сожалению, все равно является неким сдерживающим фактором?

Что, не нравится вам такой сдерживающий фактор? Вот и мне тоже. Потому приведу еще несколько цифр. В той же Германии из 100 нарушений за час 80 процентов выявляются специальной стационарной техникой, работающей без участия человека. И только двадцать — полицейским.

Причем десять из них — опять-таки спецтехникой без остановки транспортного средства. А у нас? А у нас многолетние разговоры о взятках, плохих дорогах, «эпидемии смертей» при 100 процентах взмахов жезлом. А ведь, господин премьер-министр, вакцина давно изобретена. Осталось только обнаружить реальное желание ее вколоть.

— В парламенте уже несколько лет действует межфракционное объединение «За безопасность дорожного движения», — говорит народный депутат, глава комитета ВР по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Виктор ШВЕЦ (фракция БЮТ). — Разработан целый ряд законопроектов, касающихся безопасности дорожного движения.

Речь о повышении ответственности водителей и компаний перевозчиков, изменении подходов к рекламоносителям, расположенным вдоль проезжей части (за границей автомагистрали вообще свободны от рекламы. — Авт.) и др. Однако ключевой шаг — введение фото- и видеофиксации нарушений. Это результат работы комитета, МВД, общественных организаций и многочисленных экспертов.

Мы достаточно скрупулезно изучили зарубежный опыт. Украина сегодня единственная страна в Европе и на постсоветском пространстве, где не применяется фотофиксация. Когда мы в 2008 году впервые приняли закон о фотофиксации («Визирь»), в первые два-три месяца количество смертельных случаев снизилось на 35%, нарушений ПДД — на 50%.

Да, это была несовершенная система. Но уже одно ее наличие на дорогах дисциплинировало водителей. Сейчас же речь идет о суперсовременной и эффективной системе. На этот счет мы общались с австрийскими, немецкими, израильскими, южнокорейскими компаниями. Буквально вчера встречались с представителями известной китайской компании, которая предлагает свои услуги и полную систему фотофиксации.

На самом деле есть достаточно разные варианты. Главное то, чтобы система работала в автоматическом режиме и исключала любые субъективные факторы. В частности, вмешательство и корректировки. С одной стороны, она должна в автоматическом режиме фиксировать нарушения на дорогах.

С другой, осведомлять об этом граждан. В случае несогласия гражданин должен иметь право обратиться в суд. Где, в свою очередь, фото, сделанное специальной стационарной техникой, может быть использовано как доказательство. Нужно создать объединенный центр с единой базой на уровне страны или регионов (как вариант). И никакого несанкционированного доступа никому, — заключил глава комитета.

— Такие системы давно и успешно работают в европейских странах, — рассказывает директор по развитию проекта «Видеопробки» Максим ХИМЧЕНКО. (Программисты проекта еще в 2010 году разработали для ГАИ специальный прибор «ВИДЕОКОНТРОЛЬ-Рубеж», который распознает номерные знаки и проверяет их по реестрам розыска. В результате за это время правоохранительными органами найдено более пяти тысяч автомобилей, объявленных в розыск, что в сотни раз превысило КПД инспектора. — Авт.).

— Принцип деятельности системы фото и видеофиксации довольно прост: камера получает изображение на дороге — программное обеспечение (интеллектуальное видеонаблюдение) анализирует то, что видит камера посредством специальных сценариев (возможные нарушения, исходя из действующих ПДД, заложены в алгоритм) и определяет факт возникновения инцидента. Инцидент складывается в архив, другая или эта же камера фиксирует номерной знак, распознает его и сверяет с информацией базы ГАИ. Затем печатается автоматический протокол, в котором есть фото нарушения, номерной знак, информация о водителе и решение о штрафе.

В Корее, к примеру, созданы автоматизированные центры контроля дорожного движения. У них многоуровневая система — районные центры и городские. Интерес к таким центрам проявляет не только ГАИ, а и муниципальные службы (загруженность автомагистралей), МЧС, скорая помощь.

Такие центры мониторинга предоставляют собственные технологичсекие интерфейсы для других специальных программных систем, что исключает необходимость дублирования точек видео контроля для различных служб и ведомств. На самом деле там действует не просто система фотофиксации нарушений, а более широкая интеллектуальная система «умный город».

В координационном центре работают инженеры, которые обслуживают систему, представители полиции и муниципальных служб. Вся информация о нарушениях ПДД, собранная в автоматическом, режиме проходит еще один этап контроля и анализа, визируется и отправляется на печать. Письма пакетируются также автоматизированной системой и на следующий день отправляются почтой нарушителям. В Китае пошли еще дальше — решили экономить бумагу, о штрафе информируют смс-сообщениями, отсылая за подробностями на специальный сайт.

Главное — система должна правильно и компетентно конфигурироваться. От этого зависит ее эффективность и доверие граждан. Конфигурирует ее компетентный представитель государства, давая определенные задания(в разработанном законе речь идет о пяти самых распространенных нарушениях, которые будет фиксировать спецтехника — это превышение скорости, выезд на встречную полосу, проезд на запрещенный сигнал светофора, выезд на ж/д переезд на запрещенный сигнал светофора, движение по тротуару или пешеходной дорожке). Программисты составят необходимый сценарий, который перепроверит тот же представитель государства. Все сценарии и обнаруженные системой инциденты (нарушения) тщательно тестируются.

Какая защита от вмешательства? Безусловно, человек создавший и эксплуатирующий систему, может вносить в нее изменения. Но в подобного рода системы закладываются технические средства защиты информации. Когда система введена в эксплуатацию, все доступы и действия, производимые любыми пользователями, проходят аудит. Основой любых систем защиты информационных систем являются идентификация и аутентификация: является ли подключающийся субъект тем, за кого он себя выдает и определение полномочий субъекта при его допуске в систему.

Например, я руководитель инженерной службы, контролирующий систему, и у меня будет право зайти, просмотреть, проанализировать данные и параметры работы системы. При этом я не могу ничего удалить и изменить. Это ключевое требование системы. Для этого системы проходят процедуры приемки и сертификации. Данные технически защищены от несанкционированного доступа.

Не только хакеров, но и умышленных действий самого персонала. Любые действия контролирует специальная служба информационной безопасности в координационном центре. Это одно из ключевых требований к таким системам. Я был в команде разработчиков подобной системы для Минобороны.

О создании таких систем написано и сказано очень много, специалисты четко знают как проектируются, создаются такие системы и какие требования к ним выдвигать. К примеру, есть центр сертификации ключей. Ключи и доступы выдаются на определенный срок для определенных действий. Ключи автоматически изымаются. Данные обо всех действиях аудируются. Было бы, как говорится, желание, — заключил Химченко.

Сколько может стоить такая система? Специалисты утверждают, что можно вообще начать с одной камеры. Четко обозначив, где она находится. Ведь цель — не собрать штрафы (а государственную казну можно действительно хорошо пополнить. Так, к примеру, только одна камера фиксирует 2 тыс. нарушений за световой день. Средний штраф — 300 грн. Сами посчитаете?), а в том, чтобы люди перестали нарушать. За границей акцентируют внимание именно на этом.

Система масштабируема и наращиваема. В пилотной точке можно отработать всю схему — от людей до технарей. И потом расширять. Цена напрямую зависит от количества подсистем. Стоимость комплексной интеллектуально-транспортной системы, к примеру, Минску, обошлась 100 млн. долл. При этом решались задачи не только фотофиксации. Но и парковок, гражданской безопасности — скопления людей, учитывался антитеррористический фактор. Запросы Душанбе ограничилась 46 миллионами.

Интерес инвесторов колоссальный. Основной месседж: «Мы даем вам 100 млн. долл., учим работать и ставим систему, но дайте нам ее в обслуживание и платите эксплутационные платежи». Или, как вариант, процент от штрафов. Инвестиционный конкурс необходим. Впрочем, как и тендер для местных компаний, готовых предоставить свои сети для размещения оборудования.

Инвестор может ставить свои условия — поставщики, подрядчики, сроки, контроль за использованием и пр. Как правило, такие компании приходят не просто с деньгами, а с решением. Что, в принципе, достаточно полезно для нашего привыкшего решать только в пользу своего кармана чиновника. Не хотите инвестора? Берите кредит под госгарантии. Только делайте что-нибудь!

— Рассуждать на тему переходить к фотофиксации или не переходить сегодня уже цинично — убежден заместитель начальника управления ГАИ Украины Владимир Резников. — Надо понимать, что фотофиксация надежно защищает водителя, который не нарушает. И очень раздражает тех, кто привык пользоваться своим статусом, наивно полагая, что положение в обществе может спасти от несчастья. Всего один пример.

После провала «Визиря» в 2010 году мы закупили 137 приборов измерения скорости TRUKAM. (Не путать с фотофиксацией — Авт.). Разработка NASA. Украина единственная страна на постсоветском пространстве, которая использует эти приборы. Эффект? TRUKAM не откликается на «звонок друга»: стереть данные невозможно! Только штраф.

Поэтому переход на автоматизированную систему фотофиксации нарушений ПДД и максимальное устранение человеческого фактора на дороге должно стать государственной стратегией. Которая, во-первых, позволит говорить о реальной безопасности и неотвратимости наказания за нарушения на дорогах. Во-вторых, выведет саму службу на неизбежное реформирование: оптимальную численность личного состава, достойную зарплату, достаточное количество бензина, формы...

Что касается тактики, то в четверг на заседании в Министерстве инфраструктуры, которое прошло по поручению премьер-министра, высказывались разные мнения. Для кого-то важно ужесточить выдачу лицензий перевозчикам, для кого-то пространно порассуждать на популярную тему. Но, опять-таки, всего два факта. К разбившемуся под Черниговом автобусу первыми приехали два молодых инспектора.

Они остановили два грузовых автомобиля и при помощи тросов сами поднимали автобус, под которым молили спасти своих детей раздавленные люди. Что у ребят было в машине? Традиционные автомобильные аптечки. Они, как могли, оказывали первую помощь.

И это проблема каждой аварии. Здесь нужно тесное сотрудничество и поиск решения с медиками и МЧС. И еще. Никто из пассажиров этого рейса не был пристегнут ремнями безопасности. Да только ли этого? А может быть, нужно просто ввести железное правило: водитель не трогается с места, пока не пристегнется каждый пассажир? Минимальные траты на систему оповещения в салоне, действенный механизм наказания водителя за нарушение инструкции, и люди живы... — приходит к выводу Резников.

...Поэтому так хочется сказать. Не нарушай. Водителю. Потерявшему на бешеной скорости здравый смысл. Власти. Игнорирующей собственные решения и постановления. Повторяю, все вакцины действительно уже изобретены. Осталось только обнаружить желание вколоть подходящую. Необходимый законопроект № 4184-6 о внесении изменений в некоторые законодательные акты, касающиеся повышения безопасности дорожного движения разработан, принят в первом чтении и находится в профильном комитете ВР.

Документ вносит изменения в 12 законов и вводит фото и видеофиксацию нарушений ПДД. Так что же мешало его оперативно принять на внеочередном заседании ВР? Без заговаривания темы на общественных советах и совещаниях, без написания новых программ и концепций, без учета откатов в тендерах, на инвестиционных конкурсах и т.п.

Арина Корчак, опубликовано в еженедельнике  «Зеркало недели. Украина»  №25


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com