Загадочные геологи из «СПК-Геосервис» — партнеры Shell

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как компания, где работает 20 человек, получила 10% в «контракте века».

Наталья Седлецкая: Сегодня в нашей студии люди, на которых после подписания соглашения с Shell обратило внимание все украинское энергетическое сообщество — это геологи из частной фирмы «СПК-Геосервис», которые, по сути, получили долю в украинском контракте с Shell.

Основатель компании геолог Сергей Николаевич Стовба и главный геолог Игорь Васильевич Попадюк.

Чтобы привлечь вас к проекту, государство пошло на такой шаг, не напрямую подписало контракт с Shell, а создало общество с ограниченной ответственностью, в которое вошло в виде НАК «Надра Украины» (90%), и 10% получили вы. Какова ваша роль в этом проекте?

Сергей Стовба: Во-первых, в начале программы была ошибка, потому что наша компания существует уже пять лет. И еще до начала всех тендеров у нас работало около 20 человек, сейчас чуть больше 20-ти, то есть не было трех...

Во-вторых, тендер мы выиграли абсолютно прозрачно, вся информация, как сказал министр Ставицкий, есть на сайте геологической службы.

Наталья Седлецкая: Но вы видели, как «прозрачно» потом действовали чиновники, как они отвечали на наши запросы...

Сергей Стовба: Я не понимаю, в чем дело в данном случае. Но то, что, скажем, министр Ставицкий не ответил, кто учредители, то он и не должен помнить все фамилии, которые существуют в Украине.

Наталья Седлецкая: Но это фамилии людей, которых привлекают к контракту с международной компанией Shell — исторического контракта.

Сергей Стовба: Я иногда и Игоря Васильевича Попадюка фамилии не помню.

Наталья Седлецкая: Какая все-таки ваша роль в этом проекте, чем вы поможете?

Сергей Стовба: У нас есть большой международный опыт работы с крупными компаниями. Те компании, которые я могу назвать, — это Shell, [неразборчиво]. В основном мы работали в Украине, а также за рубежом. Где — я тоже не могу сказать. И все компании я тоже не могу назвать, потому что это тоже конфиденциальная информация.

Наталья Седлецкая: Вы не можете сказать, какое ваше портфолио, в каких странах и что конкретно вы делали?

Сергей Стовба: Мы не имеем права этого говорить согласно всем договорам, которые мы подписываем с международными компаниями. Я вам назвал те компании, которые позволили нам сказать.

Наталья Седлецкая: Какова ваша роль в проекте с Украиной, чем вы Shell поможете?

Сергей Стовба: Учитывая то, что у нас большой опыт работы, мы освоили современную методику, в том числе и по поиску месторождений сланцевого газа.

Хочу сказать об опыте, который мы имеем. Мы уже более двадцати лет работали в разных университетах Европы, в Амстердаме, Ливерпуле, в Берлине и т.д. Также у нас большой опыт работы в Украине с крупными компаниями.

Наталья Седлецкая: Что у вас есть такого, чего нет у других компаний?

Сергей Стовба: У нас есть головы и знания локальной геологии. И это очень важно, потому что если не знаешь локальной геологии, то очень рискованные проекты выходят.

Наталья Седлецкая: О локальной геологии... Всю информацию о месторождениях Украины, на которых будет работать Shell, Украина Shell продала, я так понимаю, за большие деньги — карты, образцы этих песчаников — мне их показывала компания Shell, им керновый материал продали. Что у вас есть такое, чего нет в Shell, и за чем они к вам будут обращаться?

Игорь Попадюк: Знание региональной геологии, знание особенностей тех регионов, в которых будет работать Shell. Это в готовом виде не купишь. Это достигается многолетним опытом, и господин Грэхем Тайли очень хорошо это объяснил.

Наталья Седлецкая: У меня есть документы — это предложения в конкурсных торгах, в которых вы победили. Вы подали их, когда боролись за участие в проекте. И здесь ни слова не сказано, что вы чем-то будете помогать в плане геологии — вообще ничего. Здесь не сказано, что вы знаете местность, поэтому будете какие-то проекты предоставлять. Здесь сказано, что вы профинансируете хозяйственные нужды фирмы, которую создали вместе с «Надра Украины», а еще, если своих денег у вас не хватит, будете содействовать в получении кредита. Где здесь геология? Где тут ваши финансовые или какие-то взносы знаний? Это документ — предложения в конкурсных торгах.

Сергей Стовба: Вы, наверное, слышали, что сказал Грэхем Тайли — все коммерческие вещи, касающиеся проекта, мы не готовы обсуждать по той причине, что это конфиденциальная информация. Но хочу вам сказать, что на том же сайте вы можете найти информацию о том, что 50% проектов будут финансироваться украинской стороной «Надра Юзовская» после завершения геологоразведочных работ.

Наталья Седлецкая: Сама операционная деятельность ООО «Надра Юзовская» (т.е. это не инвестиции, Украина не инвестирует в этот проект — инвестирует Shell), этого вновь созданного общества, ляжет на плечи, в том числе, и ваши. Понятно — это вопрос офиса, аренды. Но что же есть такого, что вы получили 10%, — где тут геология?

Сергей Стовба: В данном случае это вопрос, который касается соглашения о разделе продукции. Который будет финансировать Shell, будет финансировать украинская сторона и т.д. — Все эти условия мы обсуждать здесь не будем.

Наталья Седлецкая: Да, это соглашение засекречено.

Сергей Стовба: Это не засекреченное соглашение — это нормальная международная практика.

Наталья Седлецкая: Общественность, журналисты имеют к нему доступ? Нет, не имеют. Нам Грэхем Тайли объяснил, почему — якобы потому, что нам, украинцам, невыгодно накануне переговоров с «Шеврон» раскрывать, какие уступки или какие-либо привилегии получила Украина, подписав соглашение с Shell.

Но я не понимаю, какое это имеет отношение к тому, какие работы вы конкретно будете выполнять...

Сергей Стовба: Это будет зависеть от оператора, которым является Shell. Если он поручит нам ту или иную работу, мы будем ее выполнять.

Наталья Седлецкая: Но зачем отдавать вам десять процентов контракта?

Сергей Стовба: Нам не Shell отдает десять процентов, мы одержали победу в открытом тендере внутриукраинском.

Наталья Седлецкая: Именно, то есть украинские чиновники решили, что за то, что вы будете помогать Shell делать то, что они вам скажут, вы получили 10%.

Сергей Стовба: Извините, но это не чиновники определили, а был открытый тендер, в котором участвовали 5 компаний. Четыре компании предложили 50%, мы предложили только 10%. Поэтому мы и выиграли.

Игорь Попадюк: При том у нас были позиции, которые не могли закрыть те четыре другие компании. Ибо они вообще не имели никакого опыта в геологическом изучении недр. Мы связаны с нефтегазовой индустрией фактически всю свою карьеру.

Наталья Седлецкая: Да, но вы еще не сказали, что конкретно вы будете делать.

Сергей Стовба: Различные виды геологических исследований, это абсолютно понятно. Вы хотите услышать четкие задачи, которые мы будем получать?

Наталья Седлецкая: Почему бы и нет?

Игорь Попадюк: Это тоже невозможно. Это тоже будет прописано определенными документами, которые будут идти в расширение этих документов, которые подписаны сейчас.

Наталья Седлецкая: Помогите мне понять вот что. Итак, вы вместе с НАК «Надра Украины» подписали контракт с Shell. Ваша доля в «Надра Юзовская» — 10%. Если предположить, что в лучшие времена, когда добыча будет идти полным ходом, украинская сторона в лице «Надра Юзовская» будет получать половину газа (такой идеальный вариант), то половину «Надра Юзовская», половину Shell. И с этой половины ваших 10%, то есть всего 5% от всего добытого сланца будете получать вы. Это правда?

Сергей Стовба: Нет, не так. Мы будем претендовать только на чистую прибыльную продукцию, которая будет направляться в «Надра Юзовская». Это составит, если все посчитать, не более 3%.

Наталья Седлецкая: то есть «Надра Юзовская» будет реализовывать как конкретное общество всю продукцию, а вы будете получать только выгоду уже с этой продукции? То есть вы не будете претендовать на вашу долю в 5%, с которой потом будете делать, что захотите?

Сергей Стовба: Понимаете, если я вам скажу весь финансовый механизм, условия участия «Надра Юзовской» в этом проекте, то буду вынужден разгласить то, что написано в соглашении о разделе продукции. А я этого не имею права делать.

Наталья Седлецкая: Жаль, поскольку речь идет о продукции, на которую претендуют украинцы. Ведь это наши государственные недра, которые принадлежат украинцам по Конституции.

Сергей Стовба: Единственное, что могу сказать, — это очень выгодный контракт для Украины, абсолютно точно. И более 50% добываемой продукции, если все посчитать, будет распоряжаться Украина и государственное предприятие НАК «Надра Украины».

Наталья Седлецкая: Этот вопрос, пожалуй, не столько к вам, сколько к министру и к государству, но почему нельзя было подписать с вами контракт на услуги за определенное вознаграждение, если это так нужно? Зачем было вводить вас в состав учредителей?

Сергей Стовба: Да никто нас не вводил! Это был открытый тендер внутриукраинский.

Наталья Седлецкая: На введение в состав компании, которая будет распоряжаться добычей...

Сергей Стовба: Не нас же конкретно.

Игорь Попадюк: Это не мы вошли как-то избранно...

Наталья Седлецкая: То есть вы просто смотрели на сайте объявлений тендерных торгов и увидели объявление?

Сергей Стовба: Абсолютно точно. И выиграли.

Наталья Седлецкая: А вот вам такая практика представляется правильной? Вы, в принципе, могли бы согласиться на контракт за ваши услуги? Вы получаете в результате долю, которую сможете потом реализовывать, понимаете? И эта доля варьируется, может достигать больших размеров.

Сергей Стовба: Это обычная международная практика. Если правительство Украины решило провести конкурс с такими-то и такими-то целями, следовательно, такой тендер был проведен внутриукраинский. Мы победили в открытом честном конкурсе. Какой к нам вопрос?

Если у вас вопрос по поводу того, почему был такой тендер, почему хотели, чтобы участвовала некая частная компания, то это тоже правительство объяснило перед его началом: потому что, во-первых, НАК «Надра Украины» не обладает достаточным опытом проведения такого рода работ, и, во-вторых, — то, что компании «Надра Украины» не хватает средств. Поэтому для привлечения средств частного бизнеса был проведен такой конкурс.

Как мы будем заводить средства в этот проект — это уже коммерческая, так сказать...

Наталья Седлецкая: «Надра Юзовская» — это общество с ограниченной ответственностью, в котором, как и в любой компании, может изменяться состав учредителей, кто-то может переуступить свою долю. Вы планируете что-то делать со своей долей? Продавать кому-то или увеличивать ее, уменьшать?

Сергей Стовба: Очень простой вопрос. И, чтобы не раскрывать, опять же, всех деталей соглашения о разделе продукции, скажу только — она ​​составлена ​​так, что никаких не может быть даже намеков на коррупционность в этом проекте.

Наталья Седлецкая: Скажите конкретно — вы планируете менять, продавать, обменивать, уменьшать долю в этом проекте?

Сергей Стовба: Нет. Вот как мы вошли, так и будем работать еще долгие годы.

Наталья Седлецкая: Продавать компанию, которая будет оффшорной, и мы никогда не узнаем ее основателей, вы не планируете?

Сергей Стовба: Ни в коем случае.

Игорь Попадюк: Мы заинтересованы только в одном — чтобы это проект был успешно реализован с технической и коммерческой стороны. Это главная проблема на сегодня — и это главная задача. Мы видим фокус своих усилий собственно в этом.

Наталья Седлецкая: Стороны контракта получают льготу — они освобождаются от огромного количества налогов, в том числе ввозную пошлину можете не платить вы также, как партнер фирмы ООО «Надра Юзовская». И есть опасения, что вы можете это использовать, или не вы, а ваши партнеры по «Надра Юзовская», для завоза различных товаров, не связанных с проектом, и не платить пошлину, обогащаясь и других обогащая. Можете обещать, что этого не случится? Вы не будете злоупотреблять льготами?

Сергей Стовба: Всегда в таких проектах можно ввозить. Если такое есть, то не только в этом проекте, но и во многих других, то не облагаются пошлиной только те товары, которые предназначены только для реализации этого проекта. И никому не выгодно нарушать это правило.

В тему: Shell и ООО «Надра Юзовская» будут освобождены почти от всех налогов

Наталья Седлецкая: Вы не будете злоупотреблять льготами?

Сергей Стовба: В любом случае, это не наша цель. Во-первых, вы знаете, почему мы пошли на этот конкурс или тендер? С чисто профессиональной точки зрения. Потому что мы всю жизнь работаем в этой области, мы хотим, чтобы мы открыли еще больше месторождений.

Игорь Попадюк: И это большой шанс для нефтегазовой промышленности Украины как таковой и для нас как специалистов.

Наталья Седлецкая: В контракте, в соглашении написано, что проверка «Надра Юзовская», в которую вы входите, могут осуществлять правоохранительные органы лишь один раз в три года не более десяти дней, и это может быть только один правоохранительный орган. Это также скользкий момент...

Сергей Стовба: Откуда у вас эта информация?

Наталья Седлецкая: Из соглашения, которое обнародовал харьковский депутат.

Игорь Попадюк: Это неправда никак.

Сергей Стовба: Это противоправное действие.

Наталья Седлецкая: Это не соглашение о разделе продукции — это просто соглашение между Shell и ООО «Недра Юзовская». Это соглашение открыто, потому что за нее должны проголосовать местные органы власти. Они должны были перечитать все эти 700 страниц и согласовать. Конечно, оно открыто — почему вас это удивляет?

Сергей Стовба: Мы знаем, что в Харькове обсуждали совсем другую сделку — обсуждалось соглашение о разделе продукции. Если этот парень опубликовал что-то на своем сайте, то это, как минимум, безрассудный поступок.

Наталья Седлецкая: Какова будет себестоимость тысячи кубов сланцевого газа?

Игорь Попадюк: Сегодня нельзя об этом сказать.

Сергей Стовба: Это будет зависеть от очень многих факторов. В том числе от геологии, от особенностей геологического строения.

Наталья Седлецкая: А примерно? Насколько будет дешевле, чем сейчас российский?

Сергей Стовба: Единственное, что точно будет дешевле. Мы надеемся, что как минимум в два раза.

Наталья Седлецкая: Что делать Shell с отработанной водой, содержащей вредные вещества, и куда ее сливать?

Сергей Стовба: Shell — такая компания, которая не позволит себе загрязнять территорию.

В тему: Нефтяная компания Shell получила в Давосе антипремию за преступления против природы

Наталья Седлецкая: А куда ее будут сливать, эту воду?

Игорь Попадюк: Во-первых, внутренние геологические стандарты в компании Shell являются настолько высокими, что мы и представить себе этого не можем.

Наталья Седлецкая: Это мы увидели в интервью. А куда воду сливать, вы можете сказать? Вы это знаете? Вы должны это знать.

Сергей Стовба: Обязательно знаем.

Наталья Седлецкая: Так куда?

Игорь Попадюк: В начале, пока технологии будут простые, конечно, будет близко к тому, что сейчас делается с водами на обычных месторождениях.

Наталья Седлецкая: А что с ними происходит?

Игорь Попадюк: Ну, есть определенные емкости, где эта вода собирается.

Сергей Стовба: Но современные технологии позволяют сделать так, чтобы контакт этой загрязненной воды ни в коем случае не состоялся с грунтовыми водами или даже с площадью...

Наталья Седлецкая: Что собой представляют эти участки, что на них расположено? Леса, степи, лужайки, населенные пункты?

Сергей Стовба: Там все, что угодно, — и леса, и поля, и населенные пункты.

Наталья Седлецкая: Что делать с людьми? Их будут отселять?

Игорь Попадюк: Да ничего не надо с людьми делать! Я посоветовал бы посмотреть, например, на сайты каких-нибудь «Даллас-Ньюс» или подобное. В городе Далласе, США, в окрестностях города бурятся скважины. И при этом не происходит никакого такого ужасного влияния, чтобы... Представьте себе — комфортные американцы...

В тему: У Януковича заверяют, что добыча сланцевого газа экологически безопасна

Наталья Седлецкая: Недалеко от города?

Игорь Попадюк: Абсолютно неподалеку — в районе аэропорта «Даллас» известны скважины.

Наталья Седлецкая: В Украине они также будут неподалеку от населенных пунктов?

Игорь Попадюк: Это зависит от каждой конкретной скважины.

Наталья Седлецкая: Но какая ближайшая допустимая дистанция до населенного пункта? Вот представьте, что там живете вы или ваши семьи.

Сергей Стовба: Согласно нормативным актам Украины. Ибо вся эта сделка подчиняется в том числе законам и актам Украины.

Наталья Седлецкая: Получается, мы даже не можем узнать, какое это расстояние...

Сергей Стовба: Ну, километр от населенного пункта — это достаточно?

Игорь Попадюк: Затем, еще есть много других нюансов. Если, допустим, какой-то очень перспективный участок находится под населенным пунктом... Сейчас есть возможности бурить горизонтальные скважины. У вас может быть расположена скважина сама буровая, буровой станок здесь, а скважина может направляться в нужном направлении, отклоняться до нужной точки на достаточно большие расстояния.

Наталья Седлецкая: Вы меня предупредили, что хотели что-то сказать, когда читали статьи о себе. Можете сейчас использовать эту минуту, если хотите.

Сергей Стовба: К сожалению, в медиа, особенно в интернет-изданиях, очень много инсинуаций по поводу нашей компании. В том числе, скажем, в последней программе «Политклуб Виталия Портникова» один из журналистов газеты «Экономическая правда» снова в очередной раз запустил такую ​​"утку«, что наша компания будет участником проекта по добыче углеводородов на Скифском участке в Черном море. Это прямая «утка», ее может опровергнуть каждый телезритель. Почему? Уже объявлены результаты тендера.

К сожалению, в медиа, особенно в интернет-изданиях, очень много инсинуаций по поводу нашей компании

Наталья Седлецкая: Вас там нет?

Сергей Стовба: Абсолютно. Там есть НАК «Надра Украины». Так вот, «Надра Украины» и будет участником этого проекта.

Наталья Седлецкая: Понятно, вы на скифском месторождении не работаете. Есть еще что-то?

Сергей Стовба: Кроме того, я попросил бы всех журналистов, политиков, так называемых экспертов — нельзя оскорблять компании, которую вы не знаете. Потому что когда слышишь такую ​​ерунду, что мы там «прокладка» или к Фирташу, или к Бойко, или к семье какой-то или еще к чему-то ..

Игорь Попадюк: Ничем это не аргументировано.

Сергей Стовба: Нельзя так делать! Журналисты, скажем, той же «Экономической правды» даже ни разу к нам не позвонили, не обратились за интервью. Мы еще ни одному журналисту не отказали.

Наталья Седлецкая: Спасибо вам за то, что пришли сегодня к нам в эфир. Но вы также должны понимать, в какой стране мы живем. Мы граждане одного государства, вы также видите, что происходит. Поэтому спасибо вам, что вы пришли и ответили на наши вопросы.

Сергей Стовба: Надеемся, что мы откроем месторождения и Украина будет с углеводородом.

Источник: Тендер News з Наталією Седлецькою, ТВі

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com