Замордуют до смерти, чтоб скрыть «ошибки» СБУ

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Украина говорит о правах человека известных политиков, отбывающих наказание — которых лечат иностранные врачи. А обычный человек, пусть даже и осужденный, обречен на смерть от издевательств и неоказание медицинской помощи.

Житель Киевщины Юрий Зубко (на снимке) более 18 месяцев провел в следственном изоляторе. Что такое Лукьяновское СИЗО, он знает не понаслышке. Жуткие бытовые условия и скудный тюремный рацион окончательно подорвали и без того его слабое здоровье. Вышел мужчина оттуда уже инвалидом.

К зданию Оболонского райсуда милиционеры заносят носилки, на которых лежит измученный тяжелобольной человек, прикованный наручниками к тем же носилкам. Мужчина поднимает голову, касается протянутой руки сына и престарелой матери (женщину, что заходится слезами, доблестные правоохранители спешат оттеснить). Носилки с больным не проходят в дверь, их заносят боком, почти выбросив из них человека. Бросают на пол клетки.

Это не кадры из фильма ужасов, а реальные события жесткого настоящего.

Почти полтора года тяжело больной Юрий Зубко находится под следствием и содержится в Лукьяновском СИЗО без надлежащей (читай — никакой) медицинской помощи. Самое страшное, что человек попал за решетку, не перешагнув рамки закона.

История эта началась еще в ноябре 2008 года, когда под Житомиром «бойцы невидимого фронта», а именно — СБУ с широким размахом «взяли» на взятке работника МВД Украины подполковника милиции Виктора Никитенко. Ну, тут как «взяли», так и отпустили, а вместо него за решетку попал его знакомый Юрий Зубко.

Как рассказал сын задержанного, а затем и он сам, в старинном городке Радомышль Житомирской действовали две женщины — мать и дочь. Одна из них, генеральный директор ООО «Терра» Юлия Воеводич, мошенническими действиями и подделкой документов присвоила немалый кусок земли (человеческие паи), а ее мать, Светлана Гамаля (в то время жительница города Глобино Полтавской области), находясь в соседней Польше, из пистолета «Вальтер» убила человека. И находилась в международном розыске.

Столичный милицейский полковник шантажировал женщин, обещая уничтожить и закрыть их уголовные дела за кругленькую сумму — 120 тысяч долларов. Но он был не настолько глуп, чтобы самому «по уши вляпаться» в «грязные» деньги.

Поэтому бравый полковник попросил своего давнего знакомого — водителя-дальнобойщика — 11 ноября 2008 года съездить по указанному адресу в Киеве на Оболонском проспекте (где реально проживала мадам Воеводич) и забрать пакет с документами. Поскольку мужчины дружили, Юрий, ничего не подозревая, согласился. Через некоторое время ему позвонила женщина и сказала, что у нее (извините за подробности) открылось сильное маточное кровотечение, и она, дожидаясь приезда кареты «скорой помощи», не может встретиться с Юрием. Но через несколько минут «больная» снова позвонила, вышла из дома и передала Зубкову пакет (говорят, что с деньгами).

Вот тут и начинается история в стиле американского вестерна, когда бравые «копы», налетев толпой, обезвреживают особо опасного преступника.

В момент передачи документов на машину налетело несколько, как потом выяснилось, сотрудников СБУ из подразделения «Альфа», которые, как уверяет обвиняемый, подбросили пакет с «мечеными» специальной краской деньгами, сказав, чтобы Юрий передал этот пакт Никитенко. Когда же тот отказался от пакета, «СБУшный» начальник сказал: «Тогда этот пакет будет твой».

Самого же Юрия «силовики» жестоко избили и отвезли в ИВС СБУ. Там над мужчиной более суток продолжали издеваться и пытать: били, делали какие-то уколы, заставляли принять какие-то таблетки, только чтобы он подписал показания против Никитенко. Задержанием руководил Олег Петрович Салюк.

И никто из «защитников безопасности государства» даже не побеспокоился узнать, а как себя чувствует задержанный? Никого не интересовало, что незадолго до этой трагедии Юрий перенес перфорированную язву желудка, операцию по удалению трети этого органа пищеварения и серьезную операцию на плече. Во время задержания Юрия СБУшники от «души» разорвали мужчине плечевую мышцу, а его язва разорвалась сама, от перенесенной «шокотерапии».

Ну, тут уж, конечно, шила в мешке утаить бы не удалось, и задержанного повезли в больницу скорой и неотложной медицинской помощи, где его прооперировали. И, не дав как следует отойти от операции, отвезли снова в СИЗО. А вот травмированную руку, несмотря даже на требования врачей, правоохранители зашить не дали, мол, заживет и так! (Если не умрет от тюремной баланды вместо диеты или от заражения крови).

— Задержанный Ю. Зубко перенес три операции по резекции и реконструкции желудка, — рассказывает адвокат задержанного. — Кроме того, при аресте его сильно избили правоохранители. Они нанесли Юрию несколько ударов в живот, что привело к разрыву послеоперационных швов. Повредили ему и позвоночник. Весь период содержания под стражей мужчина страдает от сильной боли в области живота, не передвигается, не может сидеть или стоять. Также он не может нормально питаться: любой прием пищи заканчивается страданиями. Нижняя часть тела у него неподвижна. В туалет он ходит только с помощью сокамерников. Его регулярно бьют следователи. Таким образом они пытаются выбить из него показания.

Зубко утверждает, что в результате всего пережитого он не помнит, какие показания давал. Но уверяет, что он не подписывал никаких протоколов, а подпись под документом — абсолютно не его (в графологической экспертизе ему было отказано!).

Интересно, что свидетелями жестокого задержания Юрия Зубко были работники милиции из Глобино, которые приехали задерживать Светлану Гамалю. Они пытались вмешаться, и позже подтверждали задержание, проведенное с нарушением всех законодательных норм.

Как выяснилось впоследствии, 12.11.2008 года уголовное дело № 50-5361 было возбуждено по заявлению Юлии Анатольевны Войводич, которая, по некоторым данным, была информатором СБУ. И, пожалуй, не без подсказки «покровителей», Юлия, беспокоясь о судьбе матери, еще в 2001 году сообщила суду о том, что ее мать пропала без вести почти год назад. Согласно действующему законодательству, Светлана Гамаля отныне считалась умершей, а дочь получила свидетельство о ее смерти (на живую мать). Конечно, кто же на мертвых заведет уголовное дело? Нет человека — нет проблемы.

Через пару лет Светлана Гамаля внезапно «оживает из мертвых» и даже покупает вместе с дочерью квартиру на столичной Оболони. «Воскресшая» убийца получает новый паспорт с существенными поправками в биографических данных.

И жила бы она спокойно и дальше, если бы не влезла вместе с дочерью в очередную аферу, теперь уже на Житомирщине. Здесь уже милиционеры оказались более профессиональными, подключили своих полтавских коллег, и против «когда-то умершей, а затем воскресшей» госпожи Светланы снова было возбуждено уголовное дело. Ее разыскивают по всему миру, а она преспокойно живет себе дома, с дочерью и зятем. Вот такая игра в прятки!

Интересно, как работники такой уважаемой структуры, как СБУ, могли пойти на связь с такими сомнительными лицами?

Ни для кого уже давно не секрет, что СБУ и милиция давно уже являются заклятыми «друзьями», которые только и ждут, чтобы «нарыть компромата» друг против друга. А тут — такой шанс! И вот немного перестарались и «наломали дров». Здесь уже стоит спасать честь мундиров, пусть даже ценой здоровья и даже жизни «рядовой пешки» Юрия Зубко.

Разве кто мог подумать, что этот тяжело больной человек окажется крепким орешком, и не только откажется подписывать все сшитые белыми нитками протоколы, но и изо всех сил будет цепляться за жизнь! Вот и держали безвинного человека на Лукьяновке до тех пор, пока он окончательно не сломается или вовсе «случайно» не умрет от внезапной остановки сердца. Тем более, что, как утверждает подсудимый, с 25 сентября прошлого года, после «разговора по душам» в кабинете начальника Лукьяновская СИЗО его состояние внезапно ухудшилось. И было почему.

«В тот день, когда отца привели в кабинет начальника СИЗО, там уже было трое незнакомых отцу людей, — рассказывает сын подсудимого Олег, — Отец предложили взять все на себя, мол, будет плохо. А когда тот отказался, ему объяснили, что такое «плохо». После этого «объяснения» отец перенес две операции и стал полностью лежачим (хотя работники столичной прокуратуры и уверяют, будто Юрий Зубко симулирует болезнь, сын и адвокат подследственного имеют все медицинские справки, подтверждающие его тяжелое состояние здоровья).

После этого больного, который требует стационарного лечения и постоянного медицинского наблюдения, переводят из медицинского стационара изолятора в обычную камеру, почти не оказывая медицинской помощи. По словам сына задержанного, во время острых болей отцу вводят такой препарат, как аминазин, который подавляет центральную нервную систему, и больной спит.

Только 24 февраля этого года после многочисленных обращений к руководству СИЗО и Департамента по исполнению наказаний, Юрию Зубко позволили провести консультацию в НИИ им. Шаликова, но и туда он был доставлен с грубыми нарушениями всех норм конвоирования.

А когда сын Юрия обратился в это уважаемое лечебное учреждение с просьбой предоставить ему справку о состоянии здоровья отца, то наткнулся на глухую стену замалчивания. А профессор Бронислав Полинкевич отказался оперировать больного, объяснив это довольно странно, как для медика: «...ибо он — под конвоем, а значит — преступник... Мне милиционеры сказали ничего не писать».

Итак, Юрия Зубко обвиняют по целому ряду статей: 190 ч.4, 369 ч.2, 27 ч.4. А СБУшный начальник Салюк и следователь Голосеевского РУ ГУ МВД Виталий Григорьев даже берут показания у Светланы Гамаль (как свидетеля), которая находится в международном розыске и спокойненько отпускают ее. Чуть позже следователь скажет, что он понятия не имел, что женщина находится в розыске.

Тот же следователь допускается еще одну грубую ошибку (или умышленное действие), пытаясь сфабриковать против Зубко новый эпизод с вымышленной ситуацией (перевернутой с ног на голову), связанной с неким гражданином Балакиным. Но Балакин и не скрывает, что работники СБУ его запугивали и под давлением заставили дать ложные показания против Юрия...

К фабрикации дела приобщается и столичная прокуратура, дав справку, что якобы Юрий Зубко в прошлом имел судимость, нигде не прописан и нигде не работает. Все это на поверку оказалось сплошной ложью, но перед Юрием никто и не подумал извиняться.

Показателен и такой случай: после операции на желудке Юрий Зубко лежал в больнице скорой медицинской помощи под капельницей. Вдруг приехали сотрудники СБУ, самовольно вытащили капельницы, отключили системы, надели на больного наручники и повезли его в суд. Есть еще один страшный факт бесчеловечного отношения к людям в Киевском СИЗО: за то, что после выборов президента Украины Юрий Зубко поднял вопрос о фальсификации на выборах, его почти на двое суток бросили в карцер.

В течение всего времени, пока длится следствие, показания свидетелей постоянно меняются, даже в протоколах есть странное несоответствие. Так, например, Юрия Зубко задержали 11.08.2008 года, тогда же у него, вроде, изъяли «меченые» деньги, а протокол о передаче пакета с купюрами датирован десятым ноября (!). Всего месяц назад сотрудники СБУ передали следствию вещественные доказательства — видеокассеты с записью осмотра места происшествия и задержания Зубко (как оказалось впоследствии — вместо осмотра места происшествия на кассетах был снят допрос Юлии Войводич и Светланы Гамалий).

Возникает резонный вопрос: а куда же делись те кассеты? И куда, в конце концов, делись вещи, изъятые при задержании — автомобиль Юрия, паспорта, два мобильных телефона, деньги, судьба которых неизвестна до сих поря? А в материалах следствия появляется расписка: «Я, Зубко Олег Юрьевич (сын задержанного) получил 11.11.08 машину отца и все необходимые вещи, которые были в автомобиле».

Олег же уверяет, что он никакой расписки не писал, потому что в то время находился в Харькове на обучении (что подтверждено соответствующими документами), и никаких отцовских вещей не получал. А в графологической экспертизе ему отказано. Чрезвычайно интересным является и тот факт, что Светлана Гамаля, которая находится в международном розыске, направляет в Оболонский районный суд телеграмму с таким текстом: «Я тяжело больна. Все свои предыдущие показания подтверждаю». Вот так, все просто, — подтверждаю, и все.

18 марта в информагентстве УНИАН состоялась пресс-конференция на тему «Пытки в Киевском СИЗО», где поднимался и вопрос Юрия Зубко. На следующий день должен был состояться очередной суд, но его тайно, без предупреждения родных и адвоката Юрия провели на день раньше. Мужчину повезли на суд почти голого, в одних трусах и майке, и бросили на бетонный пол...

Прочитав эти строки, участники конфликта могут сильно возмутиться. Изобразить возмущение проще, чем признать свою вину и грубые профессиональные проколы. Или объяснить, почему, например, до сих пор не принято никаких мер по «воскресшей» матери заявительницы? Почему следствие игнорирует все обоснованные ходатайства адвоката обвиняемого Зубко о назначении почерковедческой экспертизы, изменении меры пресечения в связи с недопустимостью содержания его под стражей по состоянию здоровья, о проведении судебно-медицинской экспертизы?

Журналисты имеют право входить в кабинеты чиновников любого уровня независимо от их желания и согласия с целью интервью и получения информации, необходимой для проведения журналистского расследования. Поэтому, хочется кому-то или нет, а общаться с нами придется. Хотя попасть к судье Оболонского суда Дмитрия Камбулова, следователя Григорьева, как и в СИЗО № 13 нашему журналисту не удалось. Даже после официальных запросов. А слушание дела Юрия Зубко в Оболонском суде Киева проводится в закрытом режиме.

Создается впечатление, что кому-то очень выгодна смерть подсудимого. И даже его престарелой матери, с которой следователь Григорьев цинично и неприкрыто требовал огромную сумму денег. «Он мне говорит: давайте деньги, и вашего сына на следующий день выпустят домой», — заливаясь слезами, говорит старуха, — «А где ж я их возьму, эти деньги? Я едва сдержалась, чтобы не задушить эту тварь своими руками. Начала на него кричать. Тогда он схватил меня за шкирку и выбросил в коридор, разбив мне лицо, выбив зубы и повредив нос. Так, вся залитая кровью, я вышла из милиции. Написала жалобу. Но кому мы нужны, люди из села... Да еще и без денег?»

Такие вот «права человека»!

Несколько депутатских запросов относительно ситуации с Зубко направил Юрий Кармазин председателю государственного департамента по вопросам исполнения наказаний, Генеральному прокурору Украины, министру внутренних дел, председателю СБУ, омбудсмену. Известный правозащитник считает недопустимым препятствовать проведению судебно-медицинской экспертизы в отношении подсудимого. Но разве станет наш «гуманный» суд обращать внимание на соблюдение прав человека, особенно если речь идет фактически о прикрытии работников СБУ?

Но в п. 10 специального перечня, утвержденного совместным приказом Государственного департамента по вопросам исполнения наказаний и Министерства здравоохранения от 18 января 2000 года 3/6, указано: «Заболевание кишечника и других органов пищеварения с выраженным синдромом нарушения ... является заболеванием, которое дает основания для подачи в суд материалов об освобождении осужденного от дальнейшего отбывания наказания».

Несмотря на это и игнорируя общепринятые человеческие нормы морали, следователь В.Б. Григорьев отказал в удовлетворении ходатайства адвоката подсудимого в назначении жизненно необходимой экспертизы. Состояние здоровья Юрия Зубко значительно ухудшилось. Человек, который и так тяжело болен, объявил голодовку, поскольку серьезно опасается за свою жизнь и имеет обоснованное подозрение, что его могут отравить.

В прошлом году Юрий Зубко был освобожден из-под стражи и признан невиновным «Освободить за отсутствием состава преступления» — интересный вывод, не так ли? А почти два года издевательств и, как результат, тяжелая инвалидность.

— Я не могу подарить им все издевательства надо мной, — рассказывает бывший арестант. — Недавно ко мне приезжали работники «очень компетентных органов» и предлагали огромную сумму денег взамен на мое молчание. Я отказался. Знаю, что меня могут уничтожить, чтобы не было огласки, недаром за мной вот уже почти два месяца ведется наружное наблюдение. Но, может, я еще успею что-то сделать для того, чтобы спасти жизнь таких же невинных бедняков, как я.

Юрий пообещал на страницах газет и в телеэфире рассказать о всех беззакониях, которые творятся в СИЗО; о том, как юношей, попавших за решетку за кражу телефона, подсаживают на наркоту, «вешают» на них две-три ограбленные квартиры... И еще много о чем... Слушая об этом, не хочется верить, что такое возможно в цивилизованном государстве, но есть факты, есть свидетели, есть (пока) живые люди.

И вот — новая трагедия в жизни Юрия Зубко. Вернее, не новая, а продолжение старой. В апреле этого года он получил повестку в суд, но не на свой, а на несуществующий адрес. И начались новые круги ада.

— После того, как отца отпустили из СИЗО, все это время он проживал по адресу регистрации в пгт. Гребенки Васильковского района. Никогда не менял места жительства и не скрывался от правосудия. 3 апреля этого года в его дом ворвались правоохранители и снова доставили в Лукьяновское СИЗО, — рассказывает сын Юрия Олег Зубко.

Наталья Плахотнюк, опубликовано в газете «Україна молода»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

17:05
Понад $5 трильйонів втратила світова економіка через коронавірус
16:31
Женевський автосалон скасували вперше з 1947 року через коронавірус
15:06
Аваківським нападникам на Жмеринську міськраду оголосили підозру у хуліганстві аваківські підлеглі
14:18
Мера Чернігова Атрошенко і колишнього юриста УКРБУДУ В.Мармиша звинуватили у розкраданні активів компанії на суму 50 млн доларів, - звернення до НАБУ І САП
14:05
Хроніка ООС на 28 лютого: два українських воїна зазнали поранень, один загинув
13:07
Новий склад Ради прийняв в "турборежимі" менше законів, ніж попередній за півроку
12:51
Росія знала місця дислокації вбитих військових, там не було повстанців - Туреччина
11:15
Справи Вілкула і Колєснікова закрили за строками, не з’ясовуючи вини
10:25
«Справа Майдану»: Колишній суддя відповість за неправосудні рішення
09:37
Очільник моковської церкви в Україні взяв участь в протесті проти уряду Чорногорії

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com