Золото кайзера на службе Ленина

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Как использовал немецкие деньги лидер большевиков. Общая сумма средств, переданных большевикам из фонда тайных операций в оборонном ведомстве Второго Рейха, составила более 50 млн золотых немецких марок

На фото вверху: вооружить Красную гвардию. Еще одна затратная статья большевиков на этапе освоения немецких средств

Казалось бы, роль кайзеровского золота в завоевании и утверждении власти партией Ленина раскрыта давно и всесторонне. Однако если наложить эту тему на общие закономерности революционных событий последних лет Первой мировой войны, то возникают весьма интересные подробности. Кайзеровское золото, оказывается, играло роль в событиях, происходивших как в России, так и в Украине.

В тему: Дауншифтер Ленин. На какие деньги жил Ильич

Механизмы передачи средств

Общая сумма средств, переданных большевикам из фонда тайных операций в оборонном ведомстве Второго Рейха, составила более 50 млн золотых немецких марок. Это равнялось стоимости более 9 т золота. Такую цифру опубликовал 14 января 1921-го в центральном органе Социал-демократической партии Германии газете «Форвертс» выдающийся (после Карла Маркса и Фридриха Энгельса) идеолог немецкой социал-демократии Эдуард Бернштайн. После Второй мировой войны, когда открылись архивы Министерства иностранных дел Германии, оказалось, что кайзеровское правительство выделило «на пропаганду» в России 40 млн марок до 1 июня 1918 г. и еще 10 млн после этой даты. Итак, цифра Бернштайна, который имел прочные связи в немецком правительстве, была подтверждена через несколько десятилетий.

После прихода большевиков к власти средства передавались через государственные учреждения. Ранее использовались различные неофициальные каналы. Например, начальник управления контрразведки Временного правительства Борис Никитин установил, что предназначенные для Ленина суммы хранились сначала в берлинском банке, затем переводились в шведский. Доверенное лицо Ленина Якуб Ганецкий (Фюрстенберг) снимал эти суммы и размещал их на счетах Сибирского банка в Петрограде, принадлежащие хозяйке фиктивной фармацевтической фирмы Евгении Суменсон (родственница Ганецкого). В мемуарах «Роковые годы», опубликованных в 1937-м в Париже, Никитин сообщал: в июле 1917 года, когда он арестовал Суменсон, она призналась, что снимала деньги в Сибирском банке и передавала их в ЦК РСДРП(б). Он установил также, что деньги переправляла из Германии в Россию Александра Коллонтай.

Работая над политической биографией Владимира Ленина, генерал Дмитрий Волкогонов нашел интервью премьер-министра Временного правительства Керенского, которое тот дал в Париже в августе 1920-го после уничтожения царской семьи. Александр Керенский тогда не знал масштабов немецкой поддержки большевиков и был сосредоточен на двух эпизодах, связанных с попыткой партии Ленина захватить власть, провальной в июле и успешной в октябре (ноябре) 1917 года. В интервью он охарактеризовал эту щекотливую тему такими словами: «Роль Ленина как человека, связанного в июле и октябре 1917-го с немцами, их планами и деньгами, не подпадает под любой вопрос. Но я должен также признать, что он не агент в «вульгарном» понимании. Он имеет свою цель, отрицая одновременно всякое значение морали в вопросе о средствах, которые ведут его к этой цели».

Создание слабого звена. Ленин при щедром финансировании из Берлина послужил делу разрушения Восточного фронта

Большевистская пропаганда в войсках

Кайзеровское правительство сотрудничало с большевиками, не требуя от них ничего конкретного. Например, никаких материалов шпионского характера, в чем стали обвинять Ленина в первой половине 1917 года, когда просочились данные о «немецких деньгах» и делом занялась контрразведка.

То, что в немецких документах проходило по статье «пропаганда», не совсем соответствовало действительности. От большевиков не требовали отчетности. Но выдвинутый Владимиром Лениным в 1914-м лозунг «превратить войну империалистическую в войну гражданскую» должен был реализоваться прежде всего в пропаганде. Поэтому существенная часть «немецких денег» была использована для создания большевистских средств массовой информации, в которых разжигалась классовая ненависть, прививалась солидарность с пролетариями всех стран, незаметно (в обход цензуры) нагнетались пораженческие настроения. Подводя итоги успешной политики уничтожения оборонного потенциала российской армии, статс-секретарь Министерства иностранных дел Германии Рихард фон Кюльманн в конфиденциальном докладе кайзеру 3 декабря 1917 года отмечал: «Главной целью нашей дипломатии в войне является разрушение Антанты с последующим созданием для нас приемлемой политической конъюнктуры. Россия, как мы считали, была самым слабым звеном во вражеской цепи. Поэтому нашей задачей стало постепенное ослабление и по возможности устранение этого звена ... Только получая от нас существенную постоянную помощь (по разным статьям и через разные источники), большевики могли создать свой главный орган - газету «Правда» и вести через него энергичную пропаганду, а следовательно, расширить первоначально узкую социальную базу своей партии».

Ленин уделял наибольшее внимание фронтовым и тыловым подразделениям армии. Она состояла преимущественно из крестьян, рабочие большей частью работали на оборонных предприятиях. Советы солдатских депутатов, возникшие сразу после свержения самодержавия, сначала находились под влиянием соперников большевиков - эсеров и меньшевиков. Рассеянные и неорганизованные крестьяне не играли ведущей роли в предыдущих классовых конфликтах, но во время Мировой войны они получили оружие и военную организацию, то есть превратились в ведущую силу в Российской революции. Чтобы завоевать власть, ленинской партии нужно было заручиться поддержкой солдатской массы, и она с этим успешно справилась.

28 апреля 1917-го вышел первый номер газеты «Солдатская правда», тираж которой со временем достиг 75 тыс. экземпляров. Ежедневно в войска направлялось до 100 тыс. экземпляров газет, специализировавшихся на солдатско-крестьянской тематике. Это означало, что каждая рота в двенадцатимиллионной армии ежедневно получала одну большевистскую газету. В советские времена историки КПСС приводили эти данные как свидетельство гениальной ленинской стратегии завоевания политической власти. Однако никто из них не мог указать на финансовые источники, благодаря которым разворачивалась организаторская и публицистическая деятельность большевиков в сфере периодической печати в масштабах, несопоставимых с деятельностью всех партий, вместе взятых. Собственно, ни авторы этих книг, ни читатели даже не задумывались над этим.

Боевики ленинской партии

Сразу после свержения самодержавия Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов начал организовывать народную милицию вместо ликвидированной царской полиции. Ленин, однако, отказался ввести в милицию большевиков. Ему была нужна вооруженная сила, подчиненная непосредственно ЦК РСДРП(б) и периферийным парткомам. Ведь до осени 1917-го влияние большевиков в советах рабочих и солдатских депутатов не было решающим.

Первые красногвардейские отряды были организованы уже в марте 1917-го на промышленных предприятиях крупных городов: Петрограда, Москвы, Одессы, Харькова, Киева. В большевистских комитетах были созданы военные организации, которые занимались не только пропагандой в войсках, но и созданием на предприятиях красногвардейских отрядов, их вооружением и обучением рабочих владеть оружием. «Немецкие деньги» играли большую роль в развертывании Красной гвардии в те месяцы, когда большевики еще не были правящей партией. Однако они сохраняли свое значение и позже. На стыке 1917-1918 годов в Петрограде насчитывалось до 40 тыс. красногвардейцев, в Москве - 30 тыс., Киеве - 5 тыс., Харькове - 3,5 тыс., а в целом по стране - 276 тыс.

После свержения Временного правительства большевики по помощью красногвардейцев распространили свою власть на всю периферию. В частности, первое вторжение российских вооруженных сил в Украинскую Народную Республику зимой 1917-1918-го осуществлялось преимущественно силами Красной гвардии (красногвардейскими отрядами, сформированными на территории Украины).

Фабзавкомы как опора ленинской партии

С падением самодержавия стало быстро набирать силу профсоюзное движение. Это были как централизованные союзы, так и фабрично-заводские комитеты, которые создавались на предприятиях. По мере того, как углублялась хозяйственная разруха и росла социальная напряженность, контролируемые меньшевиками профсоюзы теряли связь с фабзавкомами. В апреле 1917 года Временное правительство признало фабзавкомы отдельными от профсоюзов полномочными представителями рабочих коллективов.

Предприниматели материально поддерживали профсоюзы, пытаясь установить классовый мир и обеспечить условия для нормализации производственного процесса. Одновременно они тормозили развитие фабзавкомов, которые стремились установить рабочий контроль на фабриках и заводах и отстранить от управления заводскую администрацию. Зато большевистские парткомы оказывали фабзавкомам как идейную, так и материальную помощь, добиваясь полного контроля над ними.

Такой контроль в Центральной России был установлен уже летом 1917-го, что способствовало большевизации советов рабочих депутатов. Откуда парткомы брали средства на развитие сети фабзавкомов, неизвестно. Этот вопрос никто еще не исследовал. Однако вполне возможно, что «немецкие деньги» здесь тоже использовались. Ведь фабзавкомы, как указано в фундаментальной энциклопедии «Великая Октябрьская социалистическая революция» (Москва, 1987), «доставали и хранили оружие, налаживали его производство на предприятиях, распространяли революционные воззвания, устраивали митинги, организовывали обучение отрядов Красной гвардии».

Большевики по-своему понимали лозунг советов рабочих депутатов «Фабрики - рабочим!», который они приняли на вооружение. Рабочие коллективы хотели «приватизировать» (используя современную терминологию) экспроприированные у предпринимателей заводы и фабрики. Большевики хотели национализировать их, то есть превратить в абстрактную собственность нации, а на самом деле в собственность контролируемого вождями «государства-коммуны». После того как Ленин возглавил правительство, он сразу заявил: «Огромным извращением основных принципов советской власти и полным отказом от социализма является всякое, прямое или косвенное, узаконивание собственности рабочих отдельной фабрики или отдельной профессии на их обособленное производство». Такие попытки фабзавкомов советское государство квалифицировало как крайне опасный анархо-синдикалистский уклон. Фабзавкомы лишились самостоятельности и были превращены в первичные организации профсоюзов.

Развал российской армии

Лидеров Центральной Рады стали критиковать за недооценку развития национальных вооруженных сил сразу после поражения революций. Критикуют до сих пор, особенно Владимира Винниченко за его высказывания о введении милицейской системы, то есть вооружении всего народа. Однако такого тезиса придерживалась вся мировая социал-демократия, не исключая и Ленина. В его «Апрельских тезисах» 1917 года можно встретить и такое утверждение: «Устранение армии, то есть замена постоянной армии всеобщим вооружением народа». Другое дело, что именно с апреля 1917-го прагматичный Ленин начал развивать подразделения Красной гвардии на «немецкие деньги».

Между тем лидерам Украинской революции приходилось полагаться на сочувствие и поддержку бывшей царской армии, пользуясь тем, что за годы войны с территории Украины было мобилизовано в 5 млн. мужчин. Среди этих миллионов украинских крестьян и рабочих нашлось немало солдат и офицеров, которых не надо было уговаривать стать на защиту национальной революции.

На середину мая 1917-го в российской армии было создано 1337 украинских организаций, почти половина из них (615) - на Юго-Западном фронте, почти 300 - в Киевском военном округе. Назрела проблема их сплочения во всеукраинском масштабе. Первый Украинский военный съезд открылся 18 мая 1917 года. На него прибыли делегаты от украинских групп и организаций всех фронтов, Балтийского и Черноморского флотов, тыловых воинских частей и гарнизонов всей России, объединявших около 1,6 млн украинских военных.

На последнем заседании Второго военного съезда, который собрал около 2 млн армейцев, Владимир Винниченко прочитал I Универсал, принятый 23 июня Центральной Радой, начинавшийся с исторических слов:«Хай буде Україна вільною!». Съезд горячо поддержал Универсал, который начинал государственный процесс. Эта поддержка помогла Центральной Раде успешно противостоять Временному правительству. Последнее не решилось воспользоваться законами военного времени для подавления национально-освободительного движения.

Украинизированные полки российской армии и в дальнейшем были надежной опорой процесса создания Украинского Государства. Однако, как это ни парадоксально, опора на армию стала причиной поражения Украинской Народной Республики в войне с советской Россией в зимние месяцы 1917-1918 годов.

«Мирный план Ленина». Через газету «Солдатская правда» большевики агитировали вчерашних крестьян против войны. Кайзеровские «гранты» этому способствовали 

Стремясь заручиться поддержкой советов солдатских депутатов, Владимир Ленин кардинально изменил отношение своей партии к лозунгу крестьянских низов в Российской революции: «Землю - крестьянам!». К августу 1917-го большевики интерпретировали этот лозунг в духе своей партийной программы: создание на селе крупного производства в форме советских хозяйств (совхозов) на базе экспроприированных помещичьих имений и коллективных хозяйств (колхозов) на основе крестьянских средств производства. С августа они стали пропагандировать это в контексте идей, которых придерживались мобилизованы в армию пролетарские и пролетаризированные слои крестьянского населения: «черный передел», то есть экспроприация пахотных земель в частном пользовании и их уравнительное деление на бесплатной основе между теми, кто работает в сельском хозяйстве. В то же время большевики взяли на вооружение народное требование немедленного прекращения войны, то есть установление сепаратного мира с Германией и Австро-Венгрией.

На фронте и в тыловых гарнизонах мощная большевистская пресса взялась пропагандировать эти лозунги, которые разрушали военную дисциплину и крайне дестабилизировали армию. Дезертирство с фронта приняло коллективную форму. Солдаты делились по землячествам и, прихватывая оружие, бежали с фронта, спеша к своим селам делить землю. Немецкие генералы спокойно наблюдали за процессом, отнюдь не пытаясь воспользоваться этим и начать наступательные действия. В наступлении не было необходимости.

Российская историография обогатилась уже двумя изданиями монографии Владимира Булдакова «Красная смута. Природа и последствия революционного насилия» (Изд. 2, Москва, 2010. - 968 с.). К сожалению, в украинской историографии адекватного исследования нет. Однако имеющиеся в литературе единичные факты поражают. В частности, на созванном 16-17 октября Центральной Радой съезде губернских и уездных комиссаров волынский комиссар Андрей Вязлов жаловался: «10 октября солдаты учинили погром в городе Остроге; они же разгромили город Полонное; по губернии идут массовые нарушения права на аграрной и лесной почве». Комиссар Летичевского уезда на Подолье Карпачев говорил, что «переход войск через губернию равнозначен татарскому наезду, в этих уездах уничтожено все: посевы, скот, птица, спущена вода из прудов, разрушено жилье. Солдаты насиловали женщин. В тех уездах, где прошло войско, остались в селах черные обгоревшие столбы».

В тему: Бомба для Ленина

Наконец, заключением в рассмотрении сюжета о спровоцированном большевиками на немецкие деньги развале российской армии могут стать горькие слова профессора Дмитрия Дорошенко, который принимал непосредственное участие в украинском освободительном движении 1917-1918 годов на высоких должностях, а затем стал одним из первых историографов Украинской революции: «Генеральному секретарству военных дел удалось достичь полного согласия от высшей команды армии на украинизацию войска. Согласился на это и Верховный командующий генерал М. Духонин (через пару дней после этого замученный большевиками), согласился начальник Юго-Западного фронта генерал Н. Володченко и начальник Румынского фронта генерал Д. Щербачев. Но это уже не была армия. Это была до предела дезорганизованная и деморализованная человеческая масса, которую надо было как можно быстрее демобилизовать с наименьшим вредом для тех местностей, где она стояла или которой переходила. Все те полки и дивизии, которые приветствовали Центральную Раду и присягали ей на верность, уже ничего не стоили с военной точки зрения и даже были опасны, потому что большевистская зараза распространялась среди них с каждой неделей, с каждым днем».

Станислав Кульчицкий,  опубликовано в издании  Тиждень

Перевод: Аргумент


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com