Алгоритмы российской агрессии неизменны: 1939-2021

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Беда в том, что Москва ничего не научилась и ничего не поняла: сегодня она использует самые подлые и циничные сталинские алгоритмы против Украины.

«Утверждение о возможном вторжении России в Украину – пустое и безосновательное нагнетание напряженности. Россия ни для кого не представляет угрозы», – заявил спикер президента РФ Владимира Путина Дмитрий Песков. То есть, российская армия не готовится к военным действиям в Украине. И вообще Россия «никогда первой ни на кого не нападала». В то же время Песков не исключил «провокации» со стороны Киева, которые будут требовать определенных действий Москвы. А председатель Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко рассказала, что есть планы действий в соответствии со всеми возможными ситуациями на границе с Украиной, и Москва свободна действовать так, как она захочет, исходя из защиты своих интересов.

Интересно, знают ли Матвиенко и Песков, что они не оригинальны? Что они, как говорится, крутят заезженную пластинку? Что геополитическая партия, которую разыгрывает Москва, повторяет самые подлые и циничные сталинские алгоритмы? Гаета " День" вспоминает по каким лекалам действует Кремль.

…В 1938 году СССР предложил Финляндии, с которой имел пакт о ненападении, новое соглашение – о взаимопомощи. Финны отказались, ссылаясь на свой официальный нейтралитет. Потом СССР уговаривал Финляндию отдать – разумеется, во имя дружбы! – несколько островов в Финском заливе или даже поменять их на территорию в карельских лесах. Но острова были частью оборонительной линии (на суше – «линия Маннергейма»), поэтому финны не захотели их отдавать.

Тогда в июне 1939-го Сталин вызвал к себе Кирилла Мерецкова, командующего Ленинградским военным округом, и инструктировал его: мол, следует бояться агрессии со стороны Финляндии. И не самой Финляндии, а… Впрочем, вот что сказал Сталин: «Финляндия легко может стать плацдармом антисоветских действий для каждой из двух главных буржуазно-империалистических группировок – германской и англо-франко-американской. Не исключено, что они вообще станут сговариваться о совместном выступлении против СССР.

А Финляндия может оказаться здесь разменной монетой в чужой игре, превратившись в застрелщика большой войны». И добавил: «Есть разные варианты наших действий в случае удара Финляндии по Мурманску и Ленинграду». И возложил на Мерецкова «обязанность подготовить план прикрытия границы от агрессии и контрудара вооруженных сил Финляндии в случае военной провокации с их стороны». Вот он, алгоритм! «Недружественная» (ибо не хочет исполнять прихоти Москвы) страна может стать плацдармом «враждебных действий» (о Германии здесь для понта, ведь СССР как раз вел тайные переговоры о дружбе с ней, да и не имела она сил для нападения на Союз, и не планировала этого) со стороны англо-франко-американского блока (чем не этакий призрак будущего НАТО?).

А вот «застрельщиком большой войны» может стать «военная провокация» и «агрессия» со стороны этой «недружественной страны» (зря, что в ней населения немногим больше, чем в Ленинграде – она же агрессивная!). А мы не собираемся нападать, только защищаться от агрессии и контрударов (здесь Сталин невольно высказал свои истинные намерения: контрудары совершает тот, на кого напали). И, конечно, «все приготовления держать в секрете, чтобы не сеять паники среди населения». Следовательно, Мерецков, как он отмечал в воспоминаниях, буквально на животе обползал всю пограничную полосу округа, от Балтики до полярного круга, проводя рекогносцировку границы и пограничной финской территории – под аккомпанемент правительственных заявлений о мире.

На эту тему: Финнам повезло с Маннергеймом. Советско-финская война 1939-1940 годов: уроки для Украины

А дальше был Пакт Молотова-Риббентропа от 23 августа 1939 г., по одному из тайных протоколов к которому Финляндия была отнесена к зоне интересов СССР. Это было подтверждено тайным протоколом к ​​Соглашению о дружбе и границе от 28 сентября того же года. 5 октября советское правительство предложило Финляндии возобновить переговоры и заключить с СССР пакт о взаимопомощи. 11 октября в Москву прибыла финская делегация, а 14 октября Финляндии было предложено сдать СССР в аренду на 30 лет полуостров Ханко, являвшийся ключом к Хельсинки, а часть Карельского перешейка обменять на вдвое большую территорию в другом районе. А это значило отдать густо заселенные и промышленно важные районы, где были расположены укрепления «линии Маннергейма», в обмен на болота и тайгу.

Пример Чехословакии, вынужденной уступить Судеты с их промышленным потенциалом и полосой мощных пограничных укреплений в обмен на бумажку с «гарантиями» Гитлера, был еще свеж в памяти европейцев. Поэтому предложение СССР о «взаимном разоружении» укрепрайонов на Карельском перешейке Финляндия отклонила, потому что многократное численное и многократное техническое преимущество агрессивной Красной армии («воевать малой кровью на вражеской территории») делало сопротивление безнадежным.

13 ноября переговоры были прерваны, финская делегация отбыла из Москвы, в Финляндии была объявлена ​​мобилизация (а в СССР мобилизация началась еще 1 сентября). «Правда» немедленно отреагировала без лишней дипломатии: «Мы отбросим к черту любую игру политических картежников и пойдем своим путем, несмотря ни на что, мы обеспечим безопасность СССР, не смотря ни на что, ломая все и всякие препятствия на пути к цели». Что-то очень напоминает эта лексика, не правда ли?

На эту тему: Путін поставив ультиматум НАТО

Заметим: сталинский алгоритм нуждался в нейтрализации одних западных государств и дружбы с другими. Он предусматривал предъявление к жертве агрессии откровенно хамских требований, а в случае отказа их выполнить – вооруженную агрессию. Да, можно было принять эти требования, но следствием такой шаг имел так же вооруженную агрессию и оккупацию, замаскированную под «свободные выборы», как это произошло с Литвой, Латвией и Эстонией, которые не решились воевать с СССР.

Ну а следующим шагом Москвы стало создание прообраза «ЛДНР». 11 ноября 1939 г. (за двое суток до перерыва переговоров!) началось формирование первого корпуса «Финской народной армии», комплектовавшегося финнами, а также россиянами, карелами, вепсами (советскими гражданами). В нем собственно финнов (преимущественно советских) было где-то до тысячи на 25 тысяч военнослужащих; командиром стал комдив Красной армии Аксель Анттила, военным комиссаром Филипп Егоров, начальником штаба Федор Романов.

А дальше, когда Красная армия развернулась у границ Финляндии, когда уже была сформирована первая дивизия «народной армии», когда члены будущего «народного правительства» собрались в столице Карелии Петрозаводске, «белофинская военщина» совершила, как и полагалось, очень своевременную провокацию.

26 ноября 1939 г. на первой странице «Правды» появилась статья «Шут гороховый на посту премьера», которая начала массированную пропагандистскую кампанию против Финляндии. И по странному стечению обстоятельств в тот же день финская артиллерия в районе пограничного поселка Майнила выпустила семь снарядов по позициям 68-го стрелкового полка на советской территории, в результате чего погибли три красноармейца и один младший командир. По крайней мере, так сообщило правительство СССР. Финское правительство отрицало факт обстрела советской территории и предложило совместно расследовать инцидент в соответствии с международными нормами.

Но 28 ноября правительство СССР заявило, что «считает себя свободным от обязательств, взятых на себя в соответствии с пактом о ненападении» между Финляндией и СССР, а 29 ноября разорвало с Финляндией дипломатические отношения. Глава советского правительства Вячеслав Молотов по московскому радио заявил: «Вражеская по отношению к нашей стране политика нынешнего правительства Финляндии заставляет нас принять немедленные меры для обеспечения внешней государственной безопасности». 30 ноября в 8 часов утра войска Ленинградского фронта без объявления войны перешли финскую границу.

И тут же начался новый этап московской спецоперации. 1 декабря в занятом советскими войсками финском приграничном городке Териоки возникло правительство т.н. Финляндской Демократической Республики во главе со старым коминтерновцем Отто Куусиненом. 2 декабря с ним был в Москве подписан договор о взаимопомощи и дружбе. Согласно этому договору, новой республике ввиду кровной близости карельского и финского народов передавалась вся территория Карельской АССР, в то время как СССР – территория на Карельском перешейке и острова в Финском заливе.

В "правительство ФДР" вошли только те финские коммунисты, которые находились в эмиграции в СССР. Никакой поддержки в Финляндии правительство в Териоках не имело (впрочем, как следует из воспоминаний Мерецкова, всю войну Куусинен находился не в Териоках, а в Петрозаводске). Соглашение Куусинен подписал на русском языке. Похоже, родной как ненужный он уже забыл… Но этот ход дал возможность говорить, что СССР не ведет войну, а помогает законному правительству Финляндии, что советские самолеты сбрасывают, по словам Молотова, «мешки с хлебом для голодающих финских трудящихся», а не бомбы. Это не очень помогло: Советский Союз был исключен из Лиги Наций, до лета 1941-го он считался на Западе агрессором и насильником.

Но замысел Москвы удался лишь отчасти. Финляндию сломить не удалось, хотя некоторые территории СССР все же и получил. ФДР же тихо исчезла, словно ее и не было. Эта попытка была повторена: 25 июня 1941 года Советский Союз снова без объявления войны напал на нейтральную Финляндию, которая была вынуждена начать войну в союзе с нацистской Германией. Тем более что рядом «висела» созданная 31 марта 1940 года союзная Карело-Финская ССР во главе с тем же Куусиненом: мол, мы в случае чего присоединим к ней всю Финляндию! И снова Красная армия потерпела поражение, и снова присоединение сорвалось…

Какие из этого следует выводы? Во-первых, алгоритмы и схемы действий Москвы по укрощению и вовлечению в свою орбиту «недружественных стран» не изменились. Ультиматумы, военная сила, втайне созданные «народные армии», параллельные центры власти (марионеточные, конечно), в случае невозможности взять под контроль всю страну – создание марионеточных анклавов (таких как Карело-Финская ССР, значительную часть которой составляли изъятые в Финляндии территории) – и постоянная угроза новой агрессии или «народного восстания».

Даже сейчас, спустя десятилетия после восстановления независимости государств Балтии и их вступления в НАТО, угроза российской инвазии в той или иной форме для них реальна.

Во-вторых, те западные «полезные идиоты Кремля», которые сегодня предлагают как выход из геополитического кризиса «финляндизацию» Украины, не то не знают историю, или делают вид, что не учили ее. Ведь Москва дважды – в 1939 и 1941 годах – начинала по заранее составленным планам агрессию против нейтральной Финляндии, оба раза без объявления войны. А после Второй мировой войны независимость финны сохранили только благодаря американскому ядерному «дубцу» и решительности президента США Трумэна. После смерти Сталина сработали личные контакты Хрущева с президентом Финляндии Кекконеном и всеобщая, хоть и непоследовательная десталинизация: сначала в 1956 году СССР вернул финнам военную базу Поркалла-Удд, расположенную близ Хельсинки, а затем ликвидировал Карело-Финскую ССР.

Другими словами, следует «депутинизировать» Россию и заставить ее уйти из Крыма, Приднестровья, Донбасса, Южной Осетии и Абхазии, изменить в ней систему власти, а потом уже говорить о «финляндизации» Украины (если в этом останется потребность).

В-третьих, трансформация алгоритмов действий Москвы в отношении Финляндии (переход от военной агрессии к попытке привести к власти коммунистов путем выборов и подкупа и устрашения населения) произошла только после потери Красной армией с 1939 по 1944 годы в войне с ней сотен тысяч погибшими. Однако, как известно, «мы за ценой не постоим», и только решительная политика президента Трумэна сыграла тогда решающую роль.

На эту тему: Диктаторы не остановятся. Готовимся к наихудшему

Беда в том, что Москва ничему не научилась и ничего не поняла. Сегодня она использует самые подлые и циничные сталинские алгоритмы против Украины, надеясь, что та капитулирует, как когда-то это сделали страны Балтии, а в случае войны, как с Финляндией, надеясь, что никто на стороне украинцев не будет воевать (в 1940 году были тысячи добровольцев из Швеции, США, Британии). А действующая в Киеве у власти не имеет своего маршала Маннергейма…

Сергей Грабовский, опубликовано в издании День


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Новини

Важливо

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републікація матеріалів: для інтернет-видань обов'язковим є пряме гіперпосилання, для друкованих видань – за запитом через електронну пошту.Посилання або гіперпосилання повинні бути розташовані при використанні тексту - на початку використовуваної інформації, при використанні графічної інформації - безпосередньо під об'єктом запозичення.. При републікації в електронних виданнях у кожному разі використання вставляти гіперпосилання на головну сторінку сайту argumentua.com та на сторінку розміщення відповідного матеріалу. За будь-якого використання матеріалів не допускається зміна оригінального тексту. Скорочення або перекомпонування частин матеріалу допускається, але тільки в тій мірі, якою це не призводить до спотворення його сенсу.
Редакція не несе відповідальності за достовірність рекламних оголошень, розміщених на сайті, а також за вміст веб-сайтів, на які дано гіперпосилання. 
Контакт:  [email protected]