"Кровавый июнь" 1941 года: советские расстрелы на Западной Украине

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

В первые дни Великой Отечественной войны энкаведисты расстреляли в тюрьмах Западной Украины более 20 000 заключенных. Казнили людей, которых клеймили как опасных преступников, - политических активистов, "контрреволюционеров", националистов.

Когда советские силы отошли из западноукраинских городов, люди увидели на тюремных дворах горы трупов. На днях прошла восьмидесятая годовщина "кровавого июня” ... Издание  Локальна історія напоминает об этой трагедии.

"Количество замученных установить нельзя"

“Образ [в тюрьме] на Лонцького був жахливий. Камери були набиті жахливо помордованими людьми і, щоб дістатися з одної камери до другої, треба було перелазити через гору трупів. Тіла помордованих вже розкладалися і сморід був неймовірний. Щоб пере­бути хоч короткий час в будинку, треба було накла­дати газову маску”, - вспоминал в эмиграции председатель Объединения бывших воинов Украинской повстанческой армии Юрий Лопатинский.

Его курень вошел во Львов 30 июня 1941 года. Это был батальон "Нахтигаль" под командованием Романа Шухевича. Подразделение вступило в город по улице Городоцкой и расположилось на современной площади Святого Юра. После этого часть батальона двинулась к тюрьме на Лонцкого, расположенной неподалеку. Еще одна часть - на улицу Замарстыновскую, где была другая тюрьма.

На эту тему: Мифы об УПА: Роман Шухевич служил в войсках СС

Одновременно к тюрьмам сбегались львовяне, которые уже неделю жили в постоянной тревоге, слыша звуки выстрелов из-за тюремных стен. Лидия Кухарчук примчалась на поиски своего мужа Григория. Тело помогли найти молодой женщине друзья ... Другая женщина, мать, узнала свою дочь Иванку по волосам.

Жертви розстрілів

Тела узников, сброшенные в одной из камер "на Лонцкого”. Фото: архив ЦИОД

Официальные отчеты немецкого командования подавали впечатляющие описания: "В трех тюрьмах города было найдено много сотен трупов (мужчин и женщин), замученных в последние дни. В подвалах военной тюрьмы во Львове только в одной камере было около 120 трупов, мужчин и женщин, сложенных друг на друга. Большая часть замученных в тюрьмах ГПУ. В одной комнате тюрьмы лежало 65 трупов мужчин и женщин, сложенных одни на другие. Во дворе тюрьмы были найдены групповые могилы по крайней мере со 150 трупами ... В пивной тюрьмы ГПУ до сих пор находится большое количество замученных, подробного числа которых нельзя установить, поскольку доступ к указанным камерам замурован"."

Искали знак, чтобы распознать

"Львов был единственным городом, в котором произошли массовые расстрелы. Такой же ужас пережили другие галицкие города, из которых отступала Красная

армия. "Между Надворной и Дилятиным, в селе Лоев, откопали одну большую яму с замученным нашими людьми, среди которых были женщины и мужчины всех возрастов, у всех были проломлены черепа. Такое зрелище остается в памяти на всю жизнь", - вспоминал позже Олесь Гуменюк, боец дивизии "Галичина” и Украинской повстанческой армии.

Подобные истории десятилетиями ходили и о Лисовицком лесу на Стрыйщине - до времен Независимости. Автору в детстве приходилось слушать эти пересказы лично.

Часть заключенных расстреляли в Золочевском замке, который советы превратили в тюрьму. Роман Загоруйко, - позже сотенный УПА под псевдонимом "Лапайдух, - приходил с матерью искать там своего брата Ивана. Вот что они застали: "Из двух уже раскопанных ям ... жиды по приказу немцев вытащили трупы и положили их на тюремном дворе рядами. Картина была ужасная. Распоротые животы, ободранная кожа на руках и ногах, отрезанные у женщин груди, отрубленные руки, ноги".

Загоруйко не удалось найти тело брата: "Мы с мамой также ходили между трупов, присматриваясь к ним, ища какой-то знак, по которому можно было бы распознать Ивана. Но все бесполезно".

Львів'яни шукають своїх рідних серед убитих_1

Львовяне ищут своих родных среди убитых. Фото: архив ЦИОД

"Наши сердца прорезали выстрелы"

Неделей ранее гитлеровская Германия начала наступление на СССР.

"Мы еще не закончили пить чай, как несколько бомб взорвалась около тюрьмы, и детонация всколыхнула стены, аж кое-где окна потрескались. Это уже тебе не шутка!", - вспоминал Богдан Казанивский, член ОУН (б) с Радеховщины, арестованный при попытке нелегально перейти границу между СССР и Третьим Рейхом.

Казанівський.jpg

Богдан Казанивский, член ОУН (б), один из немногих, кто сумел спастись в Бригидках. Фото: uk.wikipedia.org

Так узники тюрем на Западной Украине узнали о начале войны между двумя тоталитарными режимами.

На эту тему: Расстрелы заключенных в июне-июле 1941 года. Как это было (ФОТО)

Следующим сигналом о начале экстраординарных событий стало резкое увеличение вооруженных отрядов НКВД

"Все смолкли и смотрели в двери, где с наставленными винтовками стояли пять энкаведистов в полном боевом снаряжении, включая противогазовые маски на боку", - описывал Казанивский в книге воспоминаний “Шляхом Леґенди”.

Западная Украина моментально превратилась в прифронтовую зону. А узники стали проблемой для чекистов.

На следующий день, 23 июня, появился план срочной эвакуации порабощенных. Согласно инструкциям, более 23 000 заключенных из тюрем Галичины, Волыни и Буковины должны были вывезти в тюрьме Киргизии, Башкортостана, Красноярского края, Архангельской, Чкаловской, Омской и других областей. Для операции требовалось 778 вагонов.

На самом деле эвакуацию предусматривали не для всех заключенных. В тюрьмах началась "селекция" порабощенных. От нацистской она отличалась тем, что заключенные не должны были проходить мимо своих судей-палачей ...

Политзаключенных, которых обвиняли в особо тяжелых, по мнению карательных органов, "грехах", - вроде членства в ОУН, - расстреливали. Остальные - могли еще жить. Пока что.

Богдан Казанивський описывал:

"Я приложил ухо к двери. Вызвали фамилии: Беспалко [...] Ивасик с Городенщины и Степан Харчун с Хмильного, что возле Радехова, оба мне знакомы еще с польских тюрем. Вызвали еще четыре фамилии.

- Вихади побыстрей! - наглел энкаведист.

- С вещами? - спросил кто-то из вызванных.

- Не надо, там тебе будет тепло!

Семь пар босых ног забубнили по полу, а за ними твердо застучали каблуками энкаведисты и забряцало оружие. Все спустились по лестнице вниз ... Не прошло много времени, как наши сердца прорезали глухие выстрелы из подвала".

В ночь на вторник 24 июня расстрелы прекратились. В тюрьме воцарилась тишина. Невольники заподозрили, что тюрьму все бросили. Они начали выбираться из камер, часть даже вышла во двор. Их относительная свобода длилась недолго - гарнизон тюрьмы вернулся после короткого отступления и в обед загнал заключенных обратно в камеры. В среду расстрелы возобновились.

Тіла розстріляних на тюремному подвір'ї

Тела расстрелянных на тюремном дворе. Фото: архив ЦИОД

По состоянию на вечер 24 июня в трех городских тюрьмах - на Лонцкого, в Бригидках и Замарстыновской - расстреляли 1808 человек. Небольшую часть арестантов, заключенных преимущественно за бытовые преступления, выпустили. Еще какую-то часть - вывезли вглубь Союза.

Расстрелы продолжались до субботы, 28 июня.

"Человеческий разум не в силах понять"

В Луцке события происходили драматично. Еще 23 июня, перед обедом, всех заключенных выгнали "с вещами" во двор. Всем скомандовали: кто осужден по "политической" статье 54-11.2 - то есть за участие в ОУН, - идти налево. Остальным - направо. Когда заключенные разделились, один из энкаведистов предупредил: все "политические", которые ошибочно или умышленно пошли направо, должны исправить ошибку, иначе - расстрел.

Далее в секторе слева раздались взрывы гранат. Затем застрекотали пулеметы, послышались крики. Напуганные "неполитические" бросились к стене, пытаясь вскарабкаться наверх. Они старались прорваться через колючую проволоку, которая венчала ограждение, чтобы выбраться наружу. Тогда огонь открыли и по ним. Тех, кто бежал, догоняли.

Жертви розстрілів

Жертвы расстрелов. Фото: архив ЦИОД

Небольшое количество заключенных, которым удалось избежать гибели, вернули обратно в камеру. На следующий день их выгнали убирать тела. 

"Что здесь творилось! Человеческий разум не в силах этого понять, - вспоминал впоследствии оуновец, а после войны - шевченковед, Николай Куделя. - Ни в одном фильме, ни во сне не увидеть такого ужасного лищазре - от которого можно сойти с ума. Огромный двор был застелен горами трупов, в большинстве - разорванные тела, оторванные руки и ноги. Длинная стена двухэтажного крыла - вся снизу вверх - забрызгана кровью, облеплена мозгами, человеческим мясом, на водосточных трубах висят кишки, под ногами - лужи крови ...".

Куделя_Микола.jpg

Николай Куделя, челн ОУН (б) и шевченковед, один из немногих, кто вырвался из Луцкой тюрьмы. Фото: uk.wikipedia.org

Рабы закапывали тела весь день. Под умершими находились еще живые люди. Одного беднягу заключенным удалось незаметно освободить. Он присоединился к группе в качестве еще одного "уборщика". Другого выжившего узника заметил надзиратель - и расстрелял в упор.

Докладная записка НКВД рисовала иную картину - якобы во время бомбардировки возник переполох. А узники воспользовались оказией и подняли бунт, добрались до тюремного склада, где было холодное оружие. Поэтому гарнизон якобы подавил бунт.

Общее количество жертв Луцкой тюрьмы составило почти 2000 человек.

Кровавые расправы происходили в каждой тюрьме на Западной Украине.

В Стрыйской тюрьме погибло более тысячи заключенных. Столько же - в Самборе.

В Тернополе 23-24 июня расстреляли узников, осужденных ранее к смертной казни. Остальным арестантам удалось уцелеть благодаря удаленности города от границ. И тому факту, что основной удар пришелся севернее. Поэтому тысяча заключенных тернопольской тюрьмы отправилась пешим маршем на Волочиск, а оттуда - эшелонами на восток.

В Бережанах расстреляли 48 невольников. В Остроге эвакуацией не озаботились - все 77 жертв были казнены 26-27 июня.

Обмануть смерть

Благодаря одиночным счастливцам, которым удалось спасти свои жизни, мы сегодня можем читать не только документы карателей, но и свидетельства жертв.

Самым распространенным методом обмануть смерть было сказать в ответ на названную надзирателем фамилию, что такого уже забрали. В общем смятении и спешке палачи не брались проверять, кто есть кто. Если энкаведистам не хватало времени на казнь всех, так можно было спастись.

Именно такой способ использовал Богдан Казанивский:

"В среду пришла очередь на меня. В дверях стало несколько энкаведистов и один из них вычитал мою фамилию.

- Такого в камере нет, - поспешил я ответить энкаведистам.

- Нет? - спросил в свою очередь энкаведист.

- Нет, - подтвердил один поляк, который понял мой маневр".

На фоне волны массовых захоронений, которые именно в эти дни происходили по всей Западной Украине, этот бюрократический обмен документами представляется сплавом бездушия и цинизма.

В следующем месяце жертвами указа Берии стали заключенные из центральных областей Украины. Среди погибших был украинский поэт Владимир Свидзинский, который пережил «расстрелянное возрождение». Его сожгли живьем.

На эту тему: Геноцид в СССР. Как убивали заключенных в тюрьмах в 1941 году

"Противник контролировал каждое наше движение"

Советские тюрьмы с началом боевых действий начали пополняться новыми арестантами. Уже 24 июня во отчетах львовских энкаведистов упоминалось: "С начала войны в тюрьму №1 поступают арестованные, принимаемые без надлежащего оформления, преимущественно по спискам, без указания мотивов и статей обвинения, в то время, среди них есть активные ОУНовцы, шпионы, диверсанты и военнопленные, а также лица, задержанные во время облавы". За этими словами - страшная опасность для любого из случайных прохожих в те дни.

Вітер_Олена.jpg

Елена Витер (1904-1988). Фото: uk.wikipedia.org

Одновременно с наступлением нацистских войск ОУН подняла антисоветское восстание.

Первые выстрелы прозвучали еще 22 июня 1941 года в Жовковском и Яновском пригородах. Представители советской власти, напуганные - как представлялось - наступлением врага, покинули Львов ночью на 24 июня.

Следующей ночью боевка националистов напала на тюрьму №1 - тюрьму на Лонцкого. Бандеровцам удалось освободить более трехсот человек.

Переполохом удалось воспользоваться польским офицерам. Им повезло, что нападение пришлось на то крыло, где были их камеры. К тому же, помогла профессиональная выучка: профессиональным военным было легче сориентироваться в ситуации.

Среди освобожденных узников была украинская монахиня, настоятельница монастыря сестер Василиянок, Елена Витер. В годы нацистской оккупации она озаботилась спасением евреев Львова; впоследствии Израиль удостоил ее титула Праведника народов мира.

Националисты обстреливали отступающих (советов) с нескольких точек. Огонь велся, в частности, с высоты Лычаковского кладбища и башни костела Елизаветы.

Генерал Николай Попель, чья часть отступала из Львова, вспоминал, что по советским военным стреляли из окон и чердаков: "Мотоциклетному полку пришлось выполнять несвойственные ему задачи - вести бои на чердаках. Здесь были оборудованы наблюдательные и командные пункты, огневые точки, склады боеприпасов ... Противник контролировал каждое наше движение, а мы его не видели".

В ответ советская власть развернула террор. По открытым окнам открывали огонь без предупреждения. С 25 июня в городе устраивали облавы на взрослых мужчин-украинцев. Энкаведисты хватали людей прямо на улицах и отправляли в тюрьму - преимущественно молодых.

Одной из жертв чуть не стал писатель Остап Тарнавский, автор воспоминаний о Львове военной поры. Он несколько дней скрывался от непрерывных облав. Как-то от неизвестного выстрела буквально на пороге дома погиб советский офицер. Под домом появился грузовик с НКВД. Неожиданно послышалась стрельба со стороны Высокого Замка, и незваные гости скрылись.

Впоследствии в небе появилась немецкая авиация. Основной целью нацистов были объекты инфраструктуры, во вторую очередь - отдельные города. Больше всего пострадали окрестности Стрыя, где располагались аэродромы.

Советские войска, несмотря на внезапность атаки, вступали в воздушные бои с нацистами. Время от времени удавалось схватить пилотов. Их расстреливали без суда и следствия вопреки конвенциям об обращении с военнопленными. Так, в Черновцах жертвами, наряду с местными заключенными, согласно отчету областного управления НКВД, стали "один немецкий летчик и двое привезенных раненых".

Опускання труни з жертвою розстрілів

Опускание гроба с жертвой расстрелов. Фото: архив ЦИОД

... Как только советские войска вышли из городов, люди бросились в тюрьмы разыскивать тела своих родных и близких. Среди погибших был брат Романа Шухевича Юрий. В Черновцах убили брата певца Дмитрия Гнатюка Ивана.

В первые две недели с начала советско-нацистской войны энкаведисты уничтожили в тюрьмах примерно 24 000 человек. Часть заключенных так и не опознали. Их хоронили в братских могилах.

Похорон розстріляних. Липень 1941 р.

Похороны расстрелянных. Июль 1941 года. Фото: архив ЦИОД

Олеся Исаюк, сотрудница Центра исследований освободительного движения, Национальный музей-мемориал "Тюрьма на Лонцкого";  опубликовано в издании  Локальна історія


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

12:32
Ексдиректорка Держдепу вважаэ, що Україна є відправною точкою для майбутнього західного світу
11:10
Населення України в минулому році скоротило споживання основних видів продуктів харчування
10:18
Кримськотатарська мова офіційно перейде на латинський алфавіт
09:21
Суд виправдав чоловіка від придуманого поліцейським хабара
08:45
Усик переміг Джошуа і здобув 4 чемпіонські пояси, а аферист Черновецький надурив купу українців
20:23
26 вересня в Україні удень встановиться погода без опадів, часто сонячно і теплішає
19:20
ДБР не встигло, суд скасував і будинок в центрі Києва, який мав стати бібліотекою, відійшов під готель брату Кличка
18:14
Разумков критикує закон про деолігархізацію: Це була "вільна діяльність" депутатів
17:07
НБУ не збирається виплачувати кошти сумнівній фірмі, що тисне на владу Зеленського
16:10
Дива з ТСК у справі "вагнерівців" продовжуються, Безугла викликає Бутусова на допит

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]