Культура бедности: 10 истин об украинском обнищании

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Исследования бедности в Украине.  Абсолютно бедных людей, которые жили бы на один доллар в день, у нас нет. К тому же, наши люди любят преуменьшать свои доходы и преувеличивать расходы.

Многие имеют доходы вне основной работы, но не считает их "полноценными" деньгами. Недавно Центр ближневосточных исследований детально изучил «культуру бедности» в двух райцентрах Херсонской области. Результаты оказались очень интересными. Исследование - это попытка дать ответы на глобальные вопросы: кто мы, что с нами происходит, почему мы именно там, где мы есть. В издании «ТЕКСТИ» тезисно сформулировали основные пункты этого исследования.

1. Мнимая дороговизна

Люди склонны преувеличивать свои расходы. В ходе проекта опрошенных попросили описать свои расходы. Речь шла о субъективных ощущениях людей: сколько они получают и сколько тратят. У некоторых доходы сошлись с расходами, или даже расходы были меньше. Однако, у два раза большего количества людей, по их же словам, расходы превышали доходы. Это может свидетельствовать о том, что люди склонны считать доходами только регулярные денежные поступления - и не учитывать нерегулярные или полученные неофициальным путем средства. С другой стороны, это может быть и чисто психологическим фактором.

Так, на просьбу детализировать затраты, например, на детсад для ребенка, называют суммы в полтора-два раза больше, чем на самом деле. «Люди будто хотят сказать - посмотрите, как все дорого, посмотрите, сколько нам надо денег», - отметила одна из исполнителей проекта, профессор кафедры социологии Украинского католического университета Оксана Михеева.

2. Богатые, которых знают, не так плохи, как далекие «олигархи»

Опрошенные по большей части не имеют опыта коммуникации с представителями других слоев. Следовательно, они их мифологизируют - особенно «богатых», «элиту», «олигархов». Люди видят только свою группу - а все остальные группы, по их представлениям, являются лишь усовершенствованными проекциями бедности.

Также респонденты склонны преувеличивать вес богатых слоев населения. При этом, богатых они делят на две группы - «дальних» богатых (вся политическая элита), с которыми не пересекаются лично, и «близких» богатых (местных чиновников, бизнесменов), за жизнью которых наблюдают непосредственно. Если в отношении первых мнение отрицательное, то о последних негативные оценки сочетаются с оправдывающими нотками. Например: «Им все должны, они лучшие хозяева, ну и, конечно, как правило, это хамы. Большая редкость, когда нормальные люди».

Нежелание опрошенных причислять себя к «бедным» латентно проявляется в том, что большинство из них, имея очевидно низкие доходы, любым способом пытаются доказать, что они не бедные, а средние - «такие как все».

3. «Левак» на работе и священная трудовая книжка

Украинцы выбирают необременительную работу с возможностью подработки. Трудовое место часто выбирают не по специальности. Люди ищут нетрудную работу с низким уровнем ответственности. Так, чтобы иметь возможность оформить субсидию, и одновременно - выполнять в свое рабочее время неофициальную работу. Это, в свою очередь, приводит к таким последствиям, как недостаточный профессиональный уровень работников и нежелание работников браться за ответственную работу.

На эту тему: Ігор Юхновський: «Зміни будуть. Коли українці перестануть красти один в одного»

Рядовой украинец рассчитывает когда-нибудь получать пенсию. Поэтому он ценит рабочее место с трудовой книжкой и пусть даже небольшой зарплатой.

4. Хотят быть предпринимателями, но работать как на государственной работе

Большинство опрошенных заявляет о желании заниматься предпринимательской деятельностью. Но когда человек начинает описывать такую работу, то получается обычная бюджетная должность.

Часто заявляют о неумении вести бухгалтерию. Не знают, как начать бизнес, говорят о создании льготных условий, об обучении и тому подобное. То есть, имеют в воображении обычное бюджетное рабочее место, но называют его предпринимательством.

5. Старший куда пошлют

На работе украинцы занимаются всем, что случится. Почти никто не может описать свои должностные обязанности. Похоже, что на своем рабочем месте человек берется за все - пишет отчет, вкручивает лампочку и тому подобное. Это означает, что нет четко определенных функций. А значит - что человек работает неэффективно.

Вроде все и заняты - но это неэффективная занятость. А там, где необходима эффективность, работа начинает пробуксовывать.

«Силы распыляются, человек суетится и в конце концов устает, но не получает ощущения, что сделал что-то полезное. Возникает хроническая усталость, работник впадает в депрессивное состояние, поскольку не видит перед собой путей выхода из депрессии», - отмечает профессор Оксана Михеева.

6. Дома работают, как мерзлое горит. За рубежом стараются

Опрошенные осознают различия работы в Украине и за рубежом. Очень заметно, как трудно украинцы пашут за границей - и их ценят как работников, умеющих хорошо потрудиться. Но почему-то эти модели в Украине не воспроизводятся. По словам людей становится очевидно, что за границей украинцы работают, а сюда они возвращаются отдыхать.

«Там за рубежом надо пахать по нашим меркам ...», - отмечает один из опрошенных. И добавляет о работниках, вернувшихся домой: «Здесь они расслабляются». Возвращение в Украину воспринимается, как «наконец отдохнуть от работы». Это дом, где много возможностей реализовать свой быт и свою жизнь.

7. Льготы. Несправедливо

Отношение к льготам неоднозначное. Именно здесь чувствуется нарушение баланса, социальной справедливости. Субсидии получают и те, кто в них нуждается, и те, кто не нуждается. То, что сами получатели льгот критикуют механизм их получения, свидетельствует о том, что система несовершенна и не работает таким способом, в который должна.

Еще одна очень специфическая тема - это денежные выплаты при рождении детей. Для многих людей дети таким образом превращаются в средство для зарабатывания денег.

8. Бедные, потому что дураки

Причиной бедности респонденты в основном называют личные проблемы. И практически не выходят за пределы индивидуального измерения, характеризуя эти причины. Они связывают бедность или с определенными чертами характера, или особой ментальностью, или жизненной ситуацией: болезнями, старостью, нежеланием или невозможностью работать. Очень часто причинами бедности называют алкоголизм или наркоманию.

Бедные говорят, что их проблемы обусловлены неумением управлять финансами, планировать расходы. В целом это свидетельствует об ограниченном взгляде на бедность, видение ее в узком коридоре собственных повседневных проблем и коммуникаций.

На эту тему: Бедность Украины противоречит законам природы, — Саакашвили

9. Хотят сломать систему

Выход из замкнутого круга бедности видят в «сломе системы». Ощущение неудовлетворенности, замкнутого круга, отсутствия перспектив формируют соответствующие политические ожидания, реваншистские настроения, желание перевернуть все, сломать существующую систему. Значительный акцент делается на роли личности. Следовательно, ожидают приход лидера, способного кардинально изменить существующее положение дел в стране. «Вот бы бы пришел такой человек, который все бы поставил с головы на ноги ...», - отметила одна из респонденток.

10. Бедность убивает прошлое и будущее

Жизнь в бедности - это замкнутый круг, который лишает человека как прошлого, так и будущего. Если человек работает на выживание, то один день не отличается от другого. Теряется и ощущение каких-либо изменений, и ощущение преемственности. Прошлое исчезает, но в то же время нет и будущего, поскольку человек бегает по вечному кругу каждый день также, как и вчера, как и повторится завтра.

(Полностью исследование читайте здесь).

Кого в ходе исследования считали бедными?

Исследование проводилось методом глубинного интервью, которые взяли в двух районах Херсонской области. В исследовании участвовали респонденты, которые получают социальную помощь, субсидии и тому подобное. По предложенной градации (уровень дохода, благосостояния) опрошенные идентифицировали себя следующим образом: нищие - 2 человека, бедные - 11 человек, чуть ниже среднего - 16, средние по доходу - 12 человек, чуть выше среднего - 1 человек, и трудно определиться было 3 лицам.

В исследовании внимание фокусировалось на рядовом человеке, его реакциях на внешние вызовы и стратегиях защиты - то есть, на той «культуре бедности», которую она создает вокруг себя, а также на выявлении ее возможных последствий. Это одновременно является и преимуществом (так как позволяет работать со смыслами), и ограничением данного исследования (которое не дает представления об объективных параметрах бедности и структурных факторах).

Как вырваться из этого круга?

От ТЕКСТОВ отметим: во время выборов логика бедности становится решающей для очень большого количества людей. Это они голосуют, не задумываясь, а только чтобы «сломать систему».

Как побороть бедность? Логичный шаг - уменьшить налогообложение малых зарплат. Например, в Польше работники в возрасте до 26 лет не платят налог на прибыль.

На эту тему: «Платите за то, что я пришел»

Стимулом для преодоления бедности может стать поощрение ведения малого бизнеса. И речь идет не просто о рекламных кампаниях, а об обучении, кредитовании и создании инфраструктуры для такого бизнеса, как это делают страны Юго-Восточной Азии. Например, в Малайзии государство дает крестьянам оборудование и не взымает налогов, если доход составляет меньше $700 вмесяц.

Сама идея ФЛП хорошо вписывается в концепцию преодоления бедности, но одного лишь упрощенного налогообложения (которое новое правительство сделало не так уж и упрощенным) - мало. Людям пора дать идею и инструменты для ее реализации.

Призывы расстрелять

Обойденные диджитализацией и с мечтой о Польше. Призывы расстрелять представителей местной власти, мэров - один из самых распространенных мотивов во время интервью.

Качественное опрос проводился среди жителей небольших городков и категорий населения, которые получают социальную помощь. Населенные пункты были выбраны в ключевых макрорегионах страны - Приморск, Староконстантинов, Рубежное, Севевродонецк, Жовква, Червоноград, Коростень. Среди опрошенных, по словам исследователей, бедными себя чувствуют примерно 20% респондентов. Они оценивают свою бедность на уровне «бедные в богатой стране» и «средние в бедной стране».

ТЕКСТИ публикуют интересные моменты из выступлений участников круглого стола, на котором состоялась презентация исследования, а также некоторые из выводов самого исследования.

В круглом столе приняли участие Игорь Семиволос - руководитель проекта, исполнительный директор Центра ближневосточных исследований (Association of Middle East Studies, AMES), Сергей Данилов - заместитель директора AMES, Дмитрий Звонок - социальный психолог, Оксана Михеева - доктор исторических наук, профессор, кафедра социологии Украинского католического университета, Ольга Иващенко - старший научный сотрудник Института социологии.

Экзистенциальный страх

Оксана Михеева. Одним из наиболее ярко выраженных страхов по группе участников исследования является страх неожиданной серьезной болезни. Образ состоятельности формируется возможностью не экономить на всем, не задумываться над расходами, а также возможностью приобрести медицинские услуги в необходимом объеме. На первом этапе исследования страх, связанный с нехваткой медицинских услуг, не был столь выраженным, как в этот раз. Очевидно, пандемия обострила проблему доступности медицинского обслуживания и актуализировала подобные страхи.

Общественная пассивность

Игорь Семиволос. При проведении опроса мы увидели, что большинство людей в общинах сосредоточены на получении ресурса. Они не готовы хоть как-то вкладываться, быть проактивными. И эта пассивность, по сути, превращает общество в неудачный проект. Потому что там где-то примерно более 70% людей не вкладывают в общину ничего, они пытаются лишь что-то получить от нее. И такая община по определению неэффективна.

Тоталитарный тип сознания

Оксана Михеева. Респонденты демонстрируют «режимный» тип сознания - довольно часто считают возможным диктовать другим группам правила поведения: «руки-ноги есть - может работать», «нарожали, а теперь жалуются» и другие.

А также производят «активные» сценарии решения проблемы бедности из-за ограничений прав потенциально бедных групп. В частности, можно услышать предложения по стерилизации женщин и мужчин после рождения определенного количества детей или организации «народных комиссий», которые ходили бы по домам и определяли, кто действительно беден, а кто нет - для правильного распределения льгот и т. д. (отметим, что это говорят именно представители бедных групп - ред.).

Подобный способ мышления частично является законсервированными советскими практиками вмешательство в жизнь других людей со стороны организованного общества, а с другой - проявлениями радикализации сознания из-за хронической неудовлетворенности своим положением.

Призывы расстрелять представителей местной власти, мэров - один из самых распространенных мотивов во время интервью. В проекциях недовольства на разные группы «чужих» присутствуют национальные аспекты и расистские высказывания.

Диджитализация и «забытые» граждане

Сергей Данилов. Среди тех, с кем проводили интервью, на социально низкой ступени есть те, кто не в состоянии, не в состоянии оформить себе какую-то помощь, субсидии. Их менее 15% от общего объема тех, кто получает социальную помощь, но они все же есть.

Оксана Михеева. К сожалению, нельзя сказать, что диджитализация общества каким-то образом больше интегрирует этих людей. Идею «Государства в смартфоне» можно сравнить с немецким контекстом - немцы совершенно сознательно сопротивляются любым попыткам диджитализировать общество.

Никакого «Государства в смартфоне» там нет - есть обычная переписка, когда у вас на руках остаются документы. «Государство в смартфоне» доступно далеко не всем. Те все люди, которые не включены в рассылку Вайбером, не имеют смартфонов, а это значительная часть старшего поколения - у них нет соответствующего доступа к информации.

Поэтому такая диджитализация, «Государство в смартфоне» несет большую опасность, потому что мы теряем большие группы населения, которые остаются вне сервисов, вне информации, и фактически исключаются из любых процессов предоставления социальной помощи.

Работа не воспринимается как место самореализации

Оксана Михеева. Для большинства опрошенных проблематичными были вопросы о трудоустройстве. Работа в большинстве случаев не воспринимается как место реализации. Зато респонденты часто прибегают к самооправдывающим формулам в объяснении того, почему они работают на «плохой» работе. Любые достижения «других» подаются в контексте протекционизма или коррупции. Последние, по мнению участников исследования, являются причинами их нереализованности и невозможности найти хорошую работу.

Отношения между работодателем и работником характеризуются через формулы зависимости, работодатель подается как «хозяин», который может что-то разрешать или запрещать, бесцеремонно вмешиваться в персональную жизнь.

Однако, с другой стороны, характеризуя свои планы по трудоустройству, участники исследования часто подчеркивают, что не хотели бы иметь работу, связанную с риском и ответственностью. Ключевым образом желаемого трудоустройства является образ работающего завода и запрос «дайте мне работу и зарплату».

16021269854_f31ba24a62_k.jpg

Мифическая «Польша» как решение всех проблем

Сергей Данилов. Изменилось представление о выходе из бедности. Для всех младших групп Польша, не реальная Польша, а та, которая есть в их воображении - является решением всех проблем. При том, что туда реально поедет половина, а может и меньше половины. Это свидетельствует об их представлении о положительном пути, который выведет их из нынешнего состояния. Они говорят слово Польша, и такое впечатление, что им уже становится легче. Потому что это дает им надежду, что выход есть. Вот Польша - это надежда. Но это еще тогда, когда Польша не была закрыта (из-за ковида - ред.).

Оксана Михеева. Сейчас очень изменилась цель, почему украинцы едут в Польшу. Потому что половина по-прежнему едет туда за хлебом, а половина уже - за самореализации. (Подробнее об этом читайте в нашей статье: «Здесь общество здоровее»).

Ковид, конечно, заметным образом затормозил эти процессы. И я заметила из наших интервью, что этот опыт Польши несколько пидкорректировался. Сейчас, когда из-за ковида Польша перестала быть такой доступной, многие ищут какие-то оправдания, почему я не там. Люди начинают говорить, что эмиграция это плохо, что она разрывает семьи, если бы им платили здесь, они бы никуда не ехали. То есть работает психология - я не могу поехать, поэтому я говорю, что эмиграция - это плохо.

На эту тему: Мягкая сила миграции: как не «потерять» миллионы украинцев в Польше

Дмитрий Звонок. Восприятие Польши сейчас действительно изменилось. Если раньше работа в Польше воспринималась как некая подушка безопасности - если здесь что-то не удается, ты едешь туда на заработки. Теперь это уже стало вопросом выбора. С простых заработков это сместилось на то, что можно туда уехать и остаться там жить.

Ольга Иващенко. Сейчас в Польше работают полтора миллиона украинцев, во время пандемии вернулись домой 200-300 тысяч. Те, которые не имели проблем с визами - они все остались на месте. Люди получают возможность самореализации, они очень хорошо понимают все плюсы от своей легализации, строят прозрачные отношения с работодателем, и тогда вся государственная система начинает защищать их права.

Собственно, когда наши люди жалуются - мы уже говорим не о хлебе, мы говорим о тотальной несправедливости, о невозможности самореализации, о стигматизации, о безопасности. Как мы чувствуем себя в этой социальной иерархии, сколько усилий нам нужно приложить, чтобы реализовать какие-то свои шаги.

Дмитрий Звонок. Нет такого восприятия, что ты едешь в Польшу именно от бедности.

Оксана Михеева. У нас нет прозрачных протоколов. Большинство вопросов дальше решаются в ручном режиме. И это, с одной стороны, делает наше общество очень гибким. Эта негомогенность страны, отсутствие единства видения, потому что каждый наш опрос - это такой разброс, эта неоднородность нас спасла. Поскольку на всех здесь невозможно определить одно пропагандистское клише, которое бы сработало в пользу России, если говорить о 2014 годе.

Сергей Данилов. Но на всем этом материале очень хорошо видно, что устойчивость есть, но развития нет. Модели выживания и сохранения того, что есть - наработаны. Развития не видно, хотя оно и есть. Но его не обсуждают, о нем не думают, оно не является целью и в него не вкладываются. Оно как-бы происходит само собой. То есть нет этого индивидуального или группового приложения усилий для того, чтобы куда-то двигаться.

Андрій Гарасим,  опубликовано в издании ТЕКСТИ


На эту тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]