«Пленки» Николая Мельниченко: кто хотел их купить, и кто в итоге получил

|
Версия для печатиВерсия для печати
Рисунок: Вячеслав Юрченко, Ґрати

Дело Георгия Гонгадзе — зеркало современной истории Украины. Преступление, которое пытались сначала скрыть, а потом замять, отозвалось эхом «кассетного скандала», обвинениями в заказе преступления против второго президента Леонида Кучмы, акциями протеста и, в итоге, Оранжевой революцией.

Издание  Ґрати продолжают публикацию рассказа соавтора документального фильма о гибели Георгия Гонгадзе Максима Каменева.

О том, как убивали журналиста вы можете прочитать в первой части его большого материала — «Напоминание», а о том, что происходило с телом — во второй. В третьей — он рассказал какую роль разговоры в кабинете Леонида Кучмы сыграли в убийстве журналиста.

Сегодня он рассказывает о том, что произошло с «пленками Мельниченко» — записями прослушки в кабинете Леонида Кучмы, кто хотел их заполучить и что с ними в итоге стало.

На эту тему: Убийство Георгия Гонгадзе: какую роль в этом сыграли разговоры в кабинете Леонида Кучмы

Пасмурным днем 26 ноября 2000 года на контрольно-пропускной пункт «Шегини» между Украиной и Польшей подъехал черный джип Mitsubishi Pajero. Его водителя — львовянина Владимира Цвиля — пограничники знали, как бизнесмена, регулярно перевозившего товары из Польши и Чехии. А еще, как контрабандиста политической литературы — за год до этого Цвиля задержали на этом же пропускном пункте и конфисковали тираж книги председателя Соцпартии Александра Мороза, ключевого соперника Леонида Кучмы на президентских выборах.

К осени 2000-го политические страсти поутихли, да и Цвиль в этот раз выезжал из Украины, а не въезжал — возможно поэтому пограничники не слишком присматривались к пяти внушительного размера дорожным сумкам в багажнике Pajero. Джип благополучно пересек границу и направился к автовокзалу Перемышля. 

Там бизнесмен поджидал автобус Львов-Жешув, который обогнал на границе. Троих его пассажиров — семейную пару с четырехлетней девочкой — еще предстояло доставить в Чехию. 

Семейство выбралось из старенького «Икаруса» в приподнятом настроении, мужчина первым делом поинтересовался, не было ли у Цвиля проблем на границе. Тот удивился вопросу, но ответил, что все прошло гладко. В 2004 году в автобиографической книге «В центре кассетного скандала. Рассказ очевидца» Цвиль вспоминал, как позвонил Александру Морозу и отрапортовал: «Майор успешно пересек границу».

Уже на полпути к чешскому городку Острава майор и бывший президентский охранник Николай Мельниченко признался, что обманул водителя. Из Львова тот вез в багажнике не только личные вещи семейства, но и спрятанные в дорожных сумках полсотни компакт-дисков с сотнями часов записей из кабинета Леонида Кучмы.

Диктофон

За 20 лет Николай Мельниченко часто менял рассказ о том, как, кому и когда он передавал эти записи. Но о том, как начал их делать всегда вспоминал одинаково.

«Я случайно присутствовал при одном разговоре президента в его кабинете. Это был конец 1997-го — начало 1998 года. Я тогда спрятался — там есть ниша, где можно незаметно спрятаться. Это был бандитский разговор о выборах в Верховную Раду. Я подслушал разговор и понял, что наш президент — бандит», — рассказывал Цвилю  Мельниченко.

Львовскому бизнесмену президентский охранник кратко пересказывал свою карьеру: еще в середине 1980-х во время армейском службы в подмосковном Чехове, рядовой Николай Мельниченко сторожил подземный бункер, построенный для руководства СССР на случай ядерной войны. Бункер мог приютить пять тысяч человек на пять лет. Воинская часть, в которой служил Николай, входила в состав 9 управления КГБ.

После демобилизации Мельниченко поступил в Киевское высшее военное инженерное училище связи. Там, на курсах бальных танцев познакомился со своей будущей женой, киевлянкой Лилией, а после провозглашения Независимости дал присягу украинскому народу. В 1992 году Мельниченко выпустился в звании лейтенанта. По его словам, сначала он получил направление в Службу безопасности Украины, а уже оттуда — в Управление государственной охраны, «наследницу» 9 управления КГБ. В управлении 26-летнему офицеру поручили охранять главу государства — сначала Леонида Кравчука, а с 1994-го — Леонида Кучму.

Мельниченко вспоминал, что поддерживал Кучму на первых выборах, но разговор, тайно подслушанный в нише, поразил его настолько, что сначала он захотел убить президента. Но потом передумал, решив, что убийство только героизирует Кучму и превратит его в жертву.

«Тогда я решил, что нужно его преступления задокументировать», — рассказывал потом охранник.

В его служебные обязанности входила защита главы государства от прослушки. Мельниченко регулярно проверял подарки, которые приносили Кучме посетители, искал при помощи специальных устройств «жучки» по кабинетам. 

В 1998 году он сам начал записывать разговоры президента. Причем, по его словам, на обычные диктофоны. Первый, кассетный, Мельниченко спрятал в комнате отдыха Кучмы, но затем осмелел и перебрался в рабочий кабинет. 

«Когда заходишь с левой стороны — мягкий уголок и под диваном был размещен этот диктофон», — описывал подробности майор. 

Позже он уточнял: устройств было несколько. Каждое утро охранник заходил в кабинет вместе с уборщицей и незаметно менял диктофон под диваном. Мельниченко старался не оставлять на рекордере отпечатков пальцев, и чтобы экономить место приловчился включать запись дистанционно, каждый раз, когда заводил к президенту важных гостей.

Многие до сих пор не верят этому рассказу майора. Среди них и Александр Мартыненко, который в 2000 году был пресс-секретарем Леонида Кучмы. В интервью для мультимедийного проекта «Дело Гонгадзе как зеркало эпохи» он вспоминает, как после обнародования «пленок» в  Администрации президента пытались повторить трюк с диктофонами. 

«Оказалось, что из под дивана писать можно. Это работало, — улыбается Мартыненко, после чего добавляет. — Я не техник, не инженер, но там, наверняка, с моей точки зрения, были другие технические средства. Какие — не знаю».

Тем не менее, журналист Алексей Степура, который изучает «пленки Мельниченко»  уже 20 лет, уверен:  Мельниченко действительно записывал разговоры президента на цифровой диктофон, который вносил и выносил из кабинета.

«На записях есть звуки, когда заходят в кабинет, потом слышны шаги и запись обрывается», — аргументирует журналист.

Николай Мельниченко так и не предоставил свои легендарные диктофоны украинскому следствию по делу об убийстве Гонгадзе, оригиналы записей он в прокуратуру тоже никогда не передавал. 

Спустя 18 лет, обвиняя бывшего майора в госизмене, Генпрокуратура признала достоверность его рассказа и даже уточнила модель рекордера. 

«Мельниченко незаконно проводил прослушивание рабочего кабинета президента Украины с помощью технических устройств, в том числе цифрового диктофона Toshiba DMR — SX1», — сказано в уведомлении о подозрении, которое опубликовало издание «Тема». Штатной функции дистанционного управления у этого устройства не предусмотрено. Где именно майор размещал диктофон в ГПУ не уточнили.

Секретарь

Выехав за границу в 2000 году, Мельниченко не долго оставался инкогнито. Уже через 10 дней в Праге он дал первое интервью сначала народным депутатам, а потом «Радио Свобода». 

Рисунок: Вячеслав Юрченко, Ґрати

Журналист Аскольд Крушельницкий, вспоминает, что на интервью с ним майор пришел маскируясь под женщину — в парике, темных очках и длинном плаще.

Не вдаваясь в подробности, Мельниченко сообщил, что записывал разговоры президента длительное время, и что  записей у него более чем достаточно. 

Он утверждал что, раскрыть президентские секреты его побудило исчезновение журналиста Георгия Гонгадзе — тогда он переслушал разговоры Кучмы с силовиками, смонтировал из них кассету и в середине октября 2000 года передал ее  Александру Морозу. По словам майора, глава Соцпартии показался ему единственным человеком, которому можно доверять.

«При встрече с Морозом я поставил условие обязательного их обнародования, чтобы общественность узнала об их существовании и настоящих действиях президента», — утверждал майор в своем первом интервью. 

Эту же историю Мельниченко через два года пересказал в предисловии к книге «Кто есть кто. На диване у Леонида Кучмы». К тому времени майор получил политическое убежище в США и перебрался туда вместе с семьей. 

В 2002 году Николай Мельниченко прилетел в Лондон на встречу с Александром Гольдфарбом.

Советский и израильский ученый-микробиолог и правозащитник, экс-секретарь Андрея Сахарова, руководителем Фонда гражданских свобод (ФГС) опального российского олигарха Бориса Березовского, российский бизнесмен, критик режима Владимира Путина, на родине обвинялся в мошенничестве и отмывании денег. С 2001 года проживал в Великобритании. Скончался в 2013 году, предположительно покончив с собой. В частной беседе майор признался, что Александр Мороз был не первым, с кем он поделился записями из кабинета президента. 

Разговор с Мельниченко Гольдфарб на всякий случай записал на диктофон. Спустя четыре года он передал «Украинской правде» 11 его фрагментов.

Весной 1999 года, вспоминал на них бывший охранник, общие знакомые организовали ему встречу с первым главой СБУ 1991-1994 годы Евгением Марчуком. К тому времени, чекист с 30-летним стажем Марчук полностью ушел в большую политику. Он успел побывать в кресле премьер-министра и готовился потягаться за пост президента с Леонидом Кучмой.

На первую же встречу с Марчуком Мельниченко якобы принес несколько записей из кабинета главы государства и спросил совета: что с ними делать. По словам майора, Марчук ответил: «Нужно зло останавливать. Ну и давай, записывай дальше». 

О том, что Марчук покупает записи, по словам Мельниченко, не было и речи. Но для «некоторой поддержки» тот дал 1000 немецких марок. На тот момент около 500 долларов.

«Он спросил: как с деньгами. Я ответил: очень тяжело», — вспоминал майор. 

Мельниченко стал чаще записывать Кучму и снабжать Марчука информацией о разговорах в кабинете президента. Они встречались десять раз, охранник искренне надеялся, что его новый знакомый победит на выборах.

На записи, опубликованной «УП», Мельниченко рассказывает, как накануне первого тура выборов предложил Марчуку установить в кабинете президента систему видеонаблюдения и записать, как подчиненные докладывают Кучме о фальсификациях голосования. Экс-председатель СБУ якобы сначала одобрил идею, но потом отказался.

31 октября 1999 года он проиграл выборы — в первом туре получил чуть более 2 млн голосов и занял лишь пятое место. Во втором туре Кучме предстояло соревноваться с лидером коммунистов Петром Симоненко. Накануне голосования Евгений Марчук поддержал действующего президента, а тот назначил его секретарем Совета национальной безопасности и обороны.

Евгений Марчук долго отрицал свое знакомство с Мельниченко. Он признался в этом только спустя 12 лет в статье для газеты «День» — «Правда, которую не удастся скрыть». Но его рассказ о встречах с охранником Кучмы существенно отличался от свидетельств самого Мельниченко.

Марчук вспоминал: Мельниченко в первую очередь сообщил ему о готовящемся аресте сына — тому милиция якобы собирались подбросить наркотики. Информация подтвердилась, арест удалось предотвратить. На следующих встречах президентский охранник предупреждал о возможном теракте во время публичных выступлений Марчука и других провокациях властей.

«Этот молодой человек — Николай Мельниченко. Он меня предупредил о провокациях и я ему за это благодарен», — написал Марчук. Политик подчеркнул — к прослушке кабинета президента и к будущему «кассетному скандалу» он отношения не имел.

Так или иначе, работая в Совете национальной безопасности и обороны, Марчук знал, что главу государства прослушивает его собственный охранник и, судя по всему, никак этому не препятствовал. Ни на одной из опубликованных записей из президентского кабинета разговоров самого Марчука нет.

Единственный свидетель общения Марчука и Мельниченко — водитель политика Павел Потеряйко умер через два года после того, как возил шефа к офицеру госохраны. Его труп нашли утром 22 октября 2001 года в парковой зоне на Дарнице — следствие установило, что Потеряйко отравился некачественным алкоголем, выпивая после работы с коллегами — водителями из автопарка Верховной Рады. 

Социалист

После назначения Марчука в СНБО их общение с Мельниченко прекратилось, вспоминал майор в разговоре с Гольдфарбом. Тогда охранник президента начал искать выход на Александра Мороза. 

Они встретились в феврале 2000 года возле православного монастыря на Выдубичах.

«Я надел парик, очки, переоделся в длинный плащ, чтобы невозможно было понять мужчина это или женщина», — вспоминал Мельниченко. Морозу он рассказал о своих отношениях с Марчуком и преступлениях Кучмы. Лидер социалистов потребовал доказательств.

Охранник президента стал снабжать оппозиционера информацией: рассказал, что власть готовит провокации против его соратника Николая Рудьковского и просил предупредить вице-премьерку Юлию Тимошенко, что ей тоже стоит быть осторожнее. А после исчезновения Георгия Гонгадзе прослушал записи, смонтировал ту самую кассету и передал ее Морозу.

Александр Мороз предупреждал со-основателя «УП» о слежке еще летом 2000 года.  

«Я говорил Георгию, что готовится что-то серьезное», — рассказывал Мороз в интервью газете «Вечерние вести». — Посоветовал ему обратиться с заявлением в Генпрокуратуру. Мы надеялись, что после этого преследование прекратится, так как обнародование таких вещей не принято в работе служб».

Своих источников Мороз не раскрывал и вообще никогда не признавался, что встречался с Николаем Мельниченко до убийства журналиста. 

Но у их знакомства был свидетель. Владимир Цвиль вспоминал, что после первых же встреч в феврале лидер социалистов озаботился эвакуацией своего информатора из страны и обратился к нему за помощью в этом деле

Бизнесмен и охранник встретились в марте 2000 года в Мариинском парке. Прогуливаясь, Николай рассказал, что нуждается в деньгах и документах для выезда за границу — его четырехлетней дочери Лесе нужна была операция на сердце. Цвиль не торопился выполнять просьбу офицера.

«Больных с врожденным пороком сердца много и непонятно, почему особая помощь должна быть предоставлена именно ребенку Мельниченко», — писал позже он. 

Но в начале ноября Мороз попросил львовянина ускориться. Проще говоря,  профинансировать выезд Мельниченко с семьей в Чехию. Цвиль согласился. К тому времени майор уже передал Морозу кассету с фрагментами разговоров о Гонгадзе, а в лесу под Таращей нашли обезглавленный труп

Оформить быстро загранпаспорт, в обход служебной проверки носителя гостайны, Мельниченко помог его кум, сотрудник столичного управления СБУ Александр Евко. Бизнес-партнер Цвиля Владимир Болдынюк прислал приглашение в Чехию и приютил майора в Остраве.

Уезжая из Украины Мельниченко был уверен — это ненадолго. Увольняясь, пообещал начальнику вернуться на Банковую через пару недель, когда там уже не будет Леонида Кучмы.

«Я был уверен, что Кучма попытается найти какой-то политический компромисс. Назначит, как минимум досрочные выборы и подаст в отставку», — писал майор. 

Он ошибался. Пленки действительно вызвали резонанс. Но акция «Украина без Кучмы» хоть и ударила по авторитету президента, к смене власти в стране не привела.

Николай Мельниченко вернулся в Украину только спустя пять лет. 

Товар

Весной 2005 года новый президент Украины Виктор Ющенко пообещал наконец-то раскрыть убийство Георгия Гонгадзе. В деле наметился прогресс — СБУ задержала сообщников Алексея Пукача. Генпрокурор Святослав Пискун вызвал на допрос экс-главу МВД Юрия Кравченко — одного из фигурантов «пленок Мельниченко». До допроса милиционер не дожил — утром 4 марта 2005 года его нашли дома с двумя пулевыми ранениями головы.

На эту тему: Как убивали Юрия Кравченко. Часть вторая

После смерти Кравченко Николай Мельниченко остался по сути единственным свидетелем причастности Леонида Кучмы как минимум к похищению Георгия Гонгадзе. Но приезжать на допрос в Киев Мельниченко опасался. Он жил в США, но даже там не рискнул встречаться с генпрокурором Пискуном.

Зато в апреле 2005 года в Киев приехали сотрудники Фонда гражданских свобод Бориса Березовского. Александр Гольдфарб и историк Юрий Фельштинский рассказали следователям и журналистам, как в 2002 году майор Николай Мельниченко просил у них денег на расшифровку разговоров из кабинета Леонида Кучмы. 11 компакт-дисков с записями, бывший охранник якобы оставил в фонде на хранение и получил 42 тысячи долларов.

Еще более сенсационную информацию обнародовал глава службы безопасности Березовского — беглый подполковник ФСБ России Александр Литвиненко. Он утверждал: в 2004 году Мельниченко летал в Москву и продал ФСБ запись разговора между Кучмой и Леонидом Деркачем. На ней глава СБУ якобы рассказывал о двух высокопоставленных российских разведчиках, успешно перевербованных украинскими и американскими спецслужбами.

Рисунок: Вячеслав Юрченко, Ґрати

Перед поездкой в Москву майор просил совета: почем можно продать такие сведения, вспоминал Литвиненко. Он оценил информацию в полмиллиона долларов,  но отговаривал украинского коллегу торговать оперативными данными о разведчиках. Безрассудно продавать  российским спецслужбам американского агента, имея политическое убежище в США, предупреждал Литвиненко. 

«После этого Мельниченко ни в США, ни в Украине места не будет», — говорил российский перебежчик в интервью «Радио Свобода» в 2005 году. 

Николай Мельниченко называл слова соратников Березовского ложью. В письме Александру Турчинову, возглавлявшему СБУ в 2005 году, он обвинил их в краже записей и преднамеренной дискредитации. Но факт поездок в Россию не отрицал и даже показывал свои фотографии на Красной площади с номерами российских газет за 21 июля 2004 года.

Тем летом в Москве майор останавливался в гостинице «Россия» под вымышленным именем. Мельниченко утверждал — в Москве он встречался не с офицерами ФСБ, а с посланниками Леонида Кучмы — Игорем Бакаем  

В 2004 году — возглавлял Государственное управление делами, хозяйственную администрацию Кучмы. В 2020 году приговорен Таганским судом Москвы к условному сроку за мошенничество в России, Игорем Смешко  

В 2004 — глава СБУ, сейчас — председатель партии «Сила и Честь», на президентских выборах 2019 года занял шестое место  и Владимиром Сацюком  

Первый заместитель Игоря Смешка в СБУ

. Те уговаривали его продать все записи и прекратить обвинять Кучму в преступлениях. 

«Сумма сделки — 100 миллионов долларов. Первый транш — 2 миллиона долларов, Бакай передал. Передача этих 2 миллионов — задокументирована. Где эти 2 миллиона — я давал показания Генеральной прокуратуре», — рассказывал майор в 2018 году в интервью Цензор.Нет

В ноябре 2005 года он наконец-то вернулся в Киев. Александр Мороз предложил Мельниченко участвовать в парламентских выборах по списку Соцпартии. Но майор отказался. Его не устроило место в пятом десятке партийного списка. К тому же он был недоволен тем, что по списку СПУ баллотировался Андрей Деркач — сын экс-председателя СБУ, чьи разговоры с президентом Мельниченко писал месяцами. Без майора в списке СПУ все же прошла в парламент. На выборах социалисты заняли четвертое место набрав 5,7% голосов. 

Тем временем Мельниченко ходил на допросы по делу об убийстве Георгия Гонгадзе в Генеральную прокуратуру. Свои записи следователю он не принес — оправдываясь, что ему запретила это делать вдова журналиста. 13 января 2006 года прокуратура устроила майору очную ставку с Мирославой Гонгадзе.

«Я ничего не запрещала Мельниченко, не имею права. Я об этом заявила в суде. Если у него есть доказательства, он должен их предоставить», — опровергала слова майора Мирослава Гонгадзе. Ее слова Мельниченко не убедили — свои записи украинскому следствию он так и не предоставил.

Майор вернулся в США и наведывался в Украину лишь изредка. Проблем из-за визитов в Москву, которыми пугал его Александр Литвиненко не возникло — американцы не отменили вид на жительство для Мельниченко и его семьи.

В 2011 году Конституционный суд Украины Украины постановил: уголовное обвинение не может базироваться на данных, полученных незаконным путем. Это решение превратило все записи Мельниченко в недопустимые доказательства и дело против второго президента закрыли.

Зато адвокаты Леонида Кучмы добились возобновления расследования против самого экс-охранника. Еще с 2000 года СБУ усматривала в его действиях как минимум превышение служебных полномочий и разглашение гостайны. Во время очередного приезда в Киев в октябре 2012 года майора арестовали прямо в аэропорту, но вскоре отпустили под подписку о невыезде. Дело заглохло, майор спокойно прожил в Киеве еще три года и даже женился во второй раз — на тележурналистке Наталье Розинской. 

Отношение к Мельниченко у общественников и журналистов за это время менялось в худшую сторону.

«Когда записи стали публичными, Николай выглядел как человек, который переступил через условные ограничения, выполняя гражданский долг — информируя общество о событиях в кабинете президента. Но потом, когда стало понятно, что он торговал этими записями, уже хотелось надеть перчатки, — вспоминает главная редакторка издания «Зеркало недели» Юлия Мостовая.

Подозрение

6 октября 2015 сотрудники СБУ и Генеральной прокуратуры пришли с ордером на обыск в дом Николая Мельниченко под Киевом. Самого майора они не застали, с женой Натальей Розинской он успел улететь в США. 

В документах следователей шла речь о возможной государственной измене, превышении служебных полномочий, разглашении гостайны и легализации преступных доходов. Только через год замначальника управления по особо важным делам ГПУ Андрей Ткачук отправил майору по почте официальное подозрение в этих преступлениях.

В документе говорится: Мельниченко передавал различным людям секретную информацию из кабинета Кучмы минимум 11 раз. Иногда для публикации, иногда для экспертизы, а иногда и за деньги.

В подозрении пересказывались показания Юрия Фельштинского о 42 тысячах долларов, переданных Мельниченко в 2002 году, но особое внимание уделялось поездкам в Россию. Там, как считали следователи, майор продал записи высокопоставленным офицерам ФСБ Павлу Топорову и Александру Бортникову  

В 2004 году — заместитель председателя, а сейчас — глава ФСБ. 

По версии следствия, Мельниченко за 2 млн долларов передал генералам неустановленное количество компакт-дисков, с информацией под грифом гостайны. Частично за пленки российская спецслужба частично рассчиталась телеграфным переводом: 500 тысяч долларов ушло со счетов оффшорной компании Wayett Pacific на счета американской фирмы Мельниченко Doorua в North Fork Bank. Деньги майор якобы потратил на покупку американской транспортной компании Traditional Express Van Lines, а также имущества в Украине.

Мельниченко эти обвинения отрицает.

На эту тему: Цель — Украина. «Дело Гонгадзе», «кассетный скандал»: Марчук, Медведчук и КГБ

«Никаких записей никаким офицерам ФСБ я не передавал», — заявил майор в одном из последних интервью.

В сентябре 2018 года Печерский райсуд Киева арестовал шесть автомобилей, три квартиры, дом, земельные участки и банковские счета, якобы принадлежавшие Мельниченко. Жена майора, тележурналистка Наталья Розинская, получив адвокатскую лицензию добилась отмены ареста имущества. Она также пыталась аннулировать подозрение своему мужу в госизмене и других преступлениях, но безрезультатно.

«Уголовное дело не закрыто официально. Николай по-прежнему в розыске, следственные действия приостановлены», — рассказала Розинская «Ґратам».

Вместе с мужем она проживает в городке Метачин штат Нью-Йорк. Супруги арендуют жилье и владеют двумя транспортными компаниям, называть их Розинская не захотела. 

Николай Мельниченко отказался беседовать с «Ґратами» для этой статьи. С Мирославой Гонгадзе Мельниченко не общается уже 10 лет.

Максим Каменев,  опубликовано в издании  Ґрати


На эту тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:23
26 вересня в Україні удень встановиться погода без опадів, часто сонячно і теплішає
19:20
ДБР не встигло, суд скасував і будинок в центрі Києва, який мав стти бібліотекою, відійшов під готель брату Кличка
18:14
Разумков критикує закон про деолігархізацію: Це була "вільна діяльність" депутатів
17:07
НБУ не збирається виплачувати кошти сумнівній фірмі, що тисне на владу Зеленського
16:10
Дива з ТСК у справі "вагнерівців" продовжуються, Безугла викликає Бутусова на допит
15:55
В Україні за добу підтверджено 8 267 випадків зараження коронавірусом
14:52
Хроніка ООС на 25 вересня: інтенсивність бойових дій зросла, втрат серед ЗСУ немає
13:22
"Слуги народу" почали фальсифікацію текстів законопроєктів в Раді
12:27
Україна передасть Інтерполу дані про сотні російських найманців
11:32
Венеціанська комісія запросила у Зеленського текст прийнятого закону про олігархів

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumen[email protected]