Как убивали Юрия Кравченко. Часть вторая

|
Версия для печатиВерсия для печати

«Дело Кравченко» могло бы стать надежным «щитом» и для Украины, и для Президента Виктора Януковича.

4 марта 2005 года с двумя пулевыми ранениями в голову был обнаружен мертвым экс-министр внутренних дел Украины. О том, как фабриковалось уголовное дело о «самоубийстве» Юрия Федоровича Кравченко, вы можете прочитать в первой части. Сегодня расскажем о том, как убийцы заметали следы.

4 марта 2012 года Владимир Путин победил на президентских выборах в России. 4 марта 2005 года был застрелен экс-министр внутренних дел Украины Юрий Кравченко. Между вчерашними выборами в РФ и убийством экс-главы МВД Украины — прямая связь. К высшей власти в России 4 марта 2012 года вернулись те самые силы, на счету которых, вероятнее всего, и убийство Вячеслава Черновола, и «кассетный скандал», и убийство Юрия Кравченко.

Президент Украины Виктор Янукович, как до него — Виктор Ющенко, пустил расследование этих резонанснейших преступлений на самотек. В.Янукович из «дела Черновила», «дела Гонгадзе» и «дела Кравченко», похоже, не извлек никаких уроков. А значит расплата близка — его «сделают» те же самые люди, которые «сделали» Леонида Кучму.

Тайна фальсификации следствия

Итак, Ю.Кравченко погиб 4 марта 2005 года. 29 декабря 2005 года старший следователь по особо важным делам ГПУ Вийтович Л.М. вынес постановление о закрытии уголовного дела № 47-642 по факту смерти Кравченко Ю.Ф. с формулировкой «за отсутствием события преступления» на основании п.1ст.6 УПК Украины.

Жена Ю.Кравченко, Татьяна Петровна Кравченко обжаловала в Печерском районном суде Киева действия следователя Л.Вийтовича, считая закрытие уголовного дела незаконным, так как «во время проведения досудебного следствия не было проведено ни одного следственного действия, направленного на всестороннее, полное и объективное исследование всех обстоятельств».

10 февраля 2006 года судья Печерского районного суда Анжела Стрижевская, рассмотрев материалы уголовного дела и выслушав стороны, приняла решение: жалобу потерпевшей Татьяны Кравченко на постановление следователя Л.Вийтовича удовлетворить, постановление о закрытии уголовного дела — отменить, а уголовное дело направить Генеральному прокурору Украины для возобновления уголовного дела.

Но Генпрокуратура упорно не хотела больше заниматься «делом Кравченко». И потому подала апелляцию на решение Печерского райсуда. Но 11 мая 2006 года Апелляционный суд Киева принял решение постановление Печерского суда от 10.02.2006 г. оставить без изменений, апелляцию прокурора — оставить без удовлетворения.

При этом Апелляционный суд слово в слово перечислил в своем решении все необъяснимые «погрешности», допущенные следователем Л.Витовичем. Приведем — частично — решение суда, которое наглядно иллюстрирует, как фабриковалось «дело Кравченко» (источник — сайт «ОРД», перевод на русский язык — «Аргумент»):

«Согласно требованиям ст.4 УПК Украины, суд, прокурор, следователь и орган дознания обязаны в пределах своей компетенции возбудить уголовное дело в каждом случае обнаружения признаков преступления, принять все предусмотренные законом меры для установления события преступления, лиц, виновных в совершении преступления, и их наказания.

В силу этого требования, постановление об отказе в возбуждении дела или постановление о закрытии производства по делу из-за отсутствия события преступления могут быть вынесены лишь в случае, если по делу приняты все предусмотренные законом меры для установления этого события, то есть, если в нем представлены полно, всесторонне, беспристрастно и объективно собраны и исследованы доказательства.

Анализ же материалов дела показывает, что оно, вопреки указанным выше требованиям, в полном объеме не расследовано, представленные в нем доказательства в значительной степени противоречивы и меры для устранения этих противоречий не приняты. Ссылаясь же на одни из доказательств в своих постановлениях об отказе в возбуждении дела и прекращении производства по делу, органы досудебного следствия игнорируют другие доказательства, которые противоречат признанию этими же органами версии и требуют требуют более тщательной проверки оперативно-розыскным, экспертным и следственным путем...

Так, согласно протоколу осмотра места происшествия и трупа погибшего и заключения экспертизы, на месте происшествия обнаружены отпечатки рук, пригодные к идентификации, которые принадлежат не Кравченко, а другому лицу, а также и не пригодные к идентификации отпечатки рук.

Следственными органами не предпринималось никаких мер к установлению лица, чьи отпечатки пальцев обнаружены на месте происшествия, и его возможной причастности к смерти Кравченко. В частности, не ставился вопрос об определении группы крови лица, которым оставлены не пригодные к идентификации отпечатки рук, хотя такими возможностями экспертиза располагает уже на протяжении тридцати лет...

На указательном пальце левой руки трупа обнаружена длинная — 35 см. — крашеная, вырванная со значительной силой быстрым движением волосина с головы человека, который не принадлежит Кравченко (по заключениям соответствующей экспертизы), однако к установлению лица, которому эта волосина принадлежит, никаких мер принято не было.

В том числе не было и попыток определить группу крови человека, которому принадлежит эта волосина, определить наличие других факторов, которые индивидуализируют этого человека, например следов употребления специфических веществ, принадлежность волоса кому-то из членов семьи, обслуживающего персонала и т.п...

Во внутренних органах Кравченко наблюдается значительная кровопотеря, вместо явных признаков скорой смерти — полнокровие внутренних органов, «пятен Минакова» не зафиксировано, что в определенной степени вызывает сомнения в выводах экспертов относительно механизма и времени причинения смерти...

При осмотре места происшествия и трупа зафиксировано значительное количество пятен, брызг, мазков крови, однако выводы экспертов относительно их направлений, времени и механизма их образования и т.д. не получены, а такие выводы в деле необходимы для сопоставления с другими доказательствами по механизму причинения Кравченко телесных повреждений.

Имея в виду выявление вышеуказанной волосины, которая может указывать на наличие борьбы и самообороны в период непосредственно перед смертью, в деле предстоит провести также экспертное исследование одежды и обуви Кравченко Ю.Ф. на наличие наложений микрочастиц сторонней одежды...

"При осмотре места происшествия обнаружена записка, которую следственные органы признали предсмертной записке Кравченко и положили в основу вывода о совершении им самоубийства и отсутствие лиц, которые могли бы его до самоубийства довести.

Однако такое решение само по себе не отвечает сути записки, поскольку в ней даны прямые указания на решение о самоубийстве вследствие интриг таких должностных лиц, которые могут быть определены как руководители относительно Кравченко, то эти обстоятельства в определенной степени указывают на наличие признаков преступления, предусмотренного ст. 120 УК Украины (доведение до самоубийства).

Все возможные экспертные действия с этой запиской не выполнены, а только проведена почерковедческая экспертиза, которая, к тому же, вследствие не полностью предоставленных ей доказательств, не смогла прийти к однозначному выводу относительно особых условий и состояния при составлении Кравченко этой записки. Между тем, не приняты меры по отысканию на ней следов пальцев рук, микрочастиц с содержимого карманов одежды Кравченко, природы пятен на бумаге и т.п..

Более того, по заключению экспертизы, записка выполнена не красителем стержня ручки, которая была изъята при осмотре места происшествия. Меры к отысканию орудия, которым была выполнена записка, следственные органы не предпринимали.

Экперты-почерковеды признали, что записка выполнена Кравченко, однако в особом состоянии здоровья. Вместе с тем возможности и этой экспертизы в полной мере не использованы. В частности, ряд свидетелей обратили внимание на исправления в тексте записки и акцентировала внимание на грамотность Кравченко, который, по мнению этих свидетелей, не мог допустить ошибки в таком простом тексте. Следовательно, в деле следует привлечь для проведения экспертизы также экспертов-стилистов для ответа на вопрос, отвечает ли стиль текста предсмертной записки стилю обычной письменной культуры Кравченко.

Эксперты-почерковеды и стилисты способны также ответить на вопрос о состоянии здоровья зрения автора записки, поскольку наличие в ней нестандартных сочетаний, закруглений и штрихов, неравномерности интервалов между буквами может указывать, например на астигматизм автора, в то время как все свидетели утверждали о физическом здоровье погибшего..."

Суд также отметил разногласия в показаниях свидетелей относительно психического состояния Ю.Кравченко накануне его гибели. По словам свидетелей полковника Сороки, генералов Брыля и Ходырева, накануне вечером он был весел и даже шутил. По показаниям же свидетелей Засухина, Подоляки, Радзиевской (соседка по коттеджному городку «Золотые ворота»), он был морально подавлен, расстроен.

Почему-то откровенно схалтурило следствие и при допросе лиц, с которыми Юрий Кравченко общался накануне смерти: не были допрошены генералы милиции Гусаров, Джига и Петраш (медик по образованию). И это при том, что последняя троица — лица из ближайшего окружения Юрия Кравченко, знакомые с ним много лет.

Впрочем, почему-то не были допрошены и многие другие свидетели, с которыми Ю.Кравченко общался накануне своей гибели. Цитата: «Не установлен и не допрошен „Герман“, о котором говорится как о партнере Кравченко по игре в теннис 3 марта 2005 года, а также „Иван Маркович“, с которым погибший общался в ночь на 4 марта 2005 года.»

То, что осталось тайной для следователя, было известно каждому из окружения Ю.Кравченко: «Герман» — это Герман Беньяминов, известный теннесист, личный тренер и партнер по игре Ю.Кравчено, а таинственный «Иван Маркович» — Куцик Иван Маркович, генерал милиции, доверенное лицо Владимира Литвина, спикера Верховной Рады. Широкой публике известно, что Ивану Куцику Ю.Кравченко звонил, разыскивая В. Литвина (последний вечером 3 марта 2005 года не отвечал на звонки Ю.Кравченко).

И так далее.

Получив вот такое, разгромное, решение суда, ГПУ снова — вынужденно — берется за расследование. Вернее, за его имитацию.

А теперь вспомним, что старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Украины, имитировавший расследование «дела Кравченко» — Любомир Вийтович, перед этим расследовал и так называемое «дело Кирпы». В результате того расследования Л.Вийтович также пришел ко мнению, что экс-министр транспорта Украины Георгий Кирпа покончил жизнь самоубийством.

При этом детали обоих происшествий совпали почти до мелочей. Но если в судебном порядке доказано, что «дело Кравченко» следователь Любомир Вийтович фальсифицировал, то нельзя отрицать и версию того, что дело о «самоубийстве Кирпы» также фальсифицировано этим человеком.

Если «дело Кравченко» все же будет реанимировано, то следствию стоит обратить внимание на то, кто из заместителей Генерального прокурора расписал и «дело Кравченко», и «дело Кирпы» на Л.Вийтовича. И одно это уже может указать на возможного заказчика убийства высших государственных чиновников Украины (пусть даже и с приставкой «экс-»). Ведь не секрет, что тот или иной замгенерального прокурора Украины являлся ставленником того или иного клана, а то и спецслужб. Многие годы отрабатывая «высокое доверие» «кормильцев» и кураторов. Связка Вийтович — замгенпрокурора — клан (покровители) — прямая указка на наиболее вероятных заказчиков убийства Юрия Кравченко, и, возможно, Кирпы.

Кравченко подставил под пулю... предатель

А еще следствию в «деле Кравченко» предстоит определить, кто из ближайшего окружения Юрия Кравченко «сдал» его убийцам. Без предательства кого-то из очень близких Юрию Кравченко и его семье убийства экс-министра могло и не быть. Судите сами.

Кравченко ушел с поста министра внутренних дел Украины в марте 2001 года, через шесть месяцев после начала «кассетного скандала». Скандала, который поставил крест на Ю.Кравченко как на преемнике Леонида Кучмы на посту Президента Украины (что, возможно, и было одной из целей организаторов скандала).

Как минимум, пол-года было в распоряжении Кравченко-министра МВД для проведения собственного расследования «кассетного скандала» и установления его заказчиков и организаторов с использованием возможностей министерства.

Более того: по свидетельству людей, хорошо знавших Юрия Кравченко, для себя лично он правду установил. Утверждая в частных разговорах, что за «кассетным скандалом» стоит разведка враждебного по отношению к Украине государства. Но частные разговоры «отставника» Кравченко не представляли никакой угрозы для организаторов «кассетного скандала» (и «банды Гончарова»).

Очевидно, что этим самым людям вдруг стало известно, что Юрий Кравченко решил идти на допрос в Генпрокуратуру 4 марта 2005 года и выложить следователю все, что он знал и думал по поводу «кассетного скандала», «дела Гонгадзе» и т.д. Тогда это были бы уже не просто разговоры, а свидетельские показания, которые больно ударили бы по «пятой колонне» в Украине и ее кураторам за рубежом. И положили бы начало новому, масштабному расследованию этиз резонансных преступлений. Тогда 4 марта могло стать стартом крупного международного скандала — с тяжелыми последствиями для государства, развязавшего в Украине террор и стоящего за многими резонансными убийствами в нашей стране.

Намерения Кравченко были настолько серьезны, последствия — непредсказуемы, что было принято решение — его убить.

О намерении Кравченко все рассказать следствию организаторам убийства Юрия Федоровича сообщил кто-то, кто услышал это от экс-министра 3 марта 2005 года — в день публичного приглашения Ю.Кравченко на допрос в ГПУ на 10.00 утра 4 марта. С кем встречался в тот день Ю.Кравченко — хорошо известно.

Возможно, нежелание следователя Л.Вийтовича допрашивать всех собеседников Юрия Кравченко того дня, а также подвергнуть детальному изучению результаты допросов тех, кто все же был — спустя рукава — допрошен, это попытка вывести из-под удара именно того человека из ближайшего окружения Ю.Кравченко, который и навел на экс-министра убийц.

Кроме того, убийцы Кравченко прекрасно ориентировались во дворе дома, где проживал экс-министр. И, вероятно, имели ключи и от входной калитки, и от придомовых построек. Они также наверняка знали, что видеокамеры, установленные в усадьбе семьи Кравченко, не работали с момента приобретения этого дома семьей экс-министра, а потому не боялись «засветки». Они также знали о том, что именно Ю.Кравченко каждое утро, в одно и то же время выводил собаку из дома на прогулку во двор. Эту информацию мог знать только человек, который был (возможно, и до сих пор) вхож в дом Кравченко.

Только близко знавший Юрия Кравченко человек знал, что Юрий Федорович чувствовал угрожавшую ему опасность, и поэтому НИКОГДА не расставался с оружием (ему принадлежали два наградных пистолета — «Чизета» и «Беретта»; именно 9-миллиметровый пистолет «чизета» с пулей «люгер» и два патрона к нему лежали на месте убийства Ю.Кравченко). А потому мог дать убийцам «наколку», что и с собакой на прогулку Ю.Кравченко наверняка выйдет с пистолетом, который можно будет — при удачном исходе операции — использовать для убийства генерала и дальнейшей инсценировки самоубийства.

Только близкий к семье человек знал, что собака Кравченко — спаниель — вообще не агрессивна, на чужаков не лает и не бросается, воспринимая любого человека, как друга. А потому шум не поднимет, лаем предупреждая хозяина о чужаках во дворе.

Этот кто-то «в доску свой» причастен к пропаже из дома Ю.Кравченко блокнота и ручки, что обнаружилось после убийства экс-министра, о чем заявил адвокат семьи Кравченко.

Наверное, важная для следствия деталь: деятельное участие в приобретении именно этого дома для семьи Юрия Кравченко принял Игорь Бакай. Тот самый.

Возможно, в доме экс-министра были заблаговременно установлены специальные технические средства, позволявшие врагам Кравченко его контролировать — но это версия. Которую, тем не менее, можно и нужно проверить. Возможно, с самого момента вселения в этот дом на улице Смоленской в коттеджном кооперативе «Золотые ворота» Кравченко был «под колпаком». И его жизнь (помните неработающие камеры наружного наблюдения?) была на волоске — в руках тех, кому правда «дела Гонгадзе» и «кассетного скандала» была не нужна.

Юрия Кравченко убили. Об этом лучше всяких «следственных действий» продажной украинской Генеральной прокуратуры говорит факт того, что Татьяне Кравченко через несколько дней после убийства мужа позвонил неизвестный и сказал: «Рыпнешься — хана тебе и твоим выродкам!» И Татьяна Петровна была вынуждена спрятаться в Англии, где проживала ее дочь. Но тем не менее, мужественная женщина не отказалась от желания искать правду об убийстве своего мужа до конца.

Как убивали Юрия Кравченко

Убийцы были привезены в охраняемый кооператив «Золотые ворота» загодя, скорее всего — кем-то из жителей этого кооператива, и размещены у себя дома (кооператив — порядка 1000 домовладений, пропускной режим, круглосуточная охрана, видеонаблюдение почти у всех домовладений, и потому остаться там незамеченным, пребывая на улицах, невозможно).

Глубокой ночью убийцы покинули укрытие, зашли во двор домовладения Кравченко (оно — в самом центре «Золотых ворот»), вероятнее всего, со стороны соседнего незастроенного участка, где тогда еще не было забора, и спрятались в гараже. Когда рассвело и из дома вышел Юрий Кравченко, к его голове приставили пистолет, разоружили, завели в сарай. Где поставили перед выбором: стреляй себя сам или убьем всю твою семью.

Настоящий офицер Кравченко семьей рисковать не мог — и выстрелил себе в подбородок; возможно, рассчитывая, что такой странный способ самоубийства укажет следствию на несостоятельность версии добровольного ухода из жизни. Действия Кравченко контролировал кто-то, кто стоял от него, сидящего на стуле, сбоку. Этот «кто-то» и добил Ю.Кравченко выстрелом в висок с такого расстояния, что на голове Кравченко не осталось даже следов пороховой гари. Что невозможно при самоубийстве.

Этот выстрел услышала жена Юрия Кравченко. Но убийцам хватило пары минут, чтобы исчезнуть с участка, забежав за гараж (кстати, в том месте на снегу осталось множество следов ног, которые эксперты почему-то не зафиксировали. Не вызывались на место происшествия и кинологи, которые могли бы пройтись по следам возможных убийц. Которые наверняка покинули «Золотые ворота» также, как и прибыли туда — их вывез кто-то из тамошних жителей...

Зато в тот же день заместитель министра внутренних дел, начальник главного следственного управления МВД Петр Коляда сообщил, что «предварительная версия гибели — самоубийство». Тот самый Петр Коляда, которого эксперты называют в числе милицейских чинов, причастных к фальсификации и развалу «дела Черновила». Похоже, П.Коляда озвучил заблаговременную «установку» верссии гибели Ю.Кравченко — «самоубийство». Еще до того, как свое официальное мнение объявила Генпрокуратура, которая это дело расследовала. П.Коляда торопился выполнить заказ?..

5 октября 2006 года была смертельно ранена Ирина Радзиевска, свидетельница по делу о гибели экс-министра МВД Юрия Кравченко я. Женщина — соседка семейства Кравченко, вхожая в их дом, скончалась в реанимации столичного Института нейрохирургии, куда ее доставили с травмой головы.

Женщину обнаружила в 20.00 — 20.10 возле дома, на улице Багговутовской, 40 в Киеве, где она проживала, соседка — 38-летняя Радзиевская была без сознания. Вначале медики поставили диагноз — закрытая черепно-мозговая травма, полученная в результате падения (женщина выгуливала собачку).

Но после смерти И.Радзиевской, во время вскрытия тела, судмедэксперты обнаружили в голове умершей пулю малого калибра. Эксперты-криминалисты выяснили: Радзиевскую застрелили выстрелом в левый висок из газового пистолета, переделанного для стрельбы малокалиберными патронами. Расследованием дела — конечно же, безрезультатно — занималась «прославленная» милиция Шевченковского района Киева, а потому убийцу не нашли.

По информации, просочившейся в СМИ, стало известно, что незадолго до убийства Радзиевской у ее дома отиралась молодая женщина, которая прятала свое лицо от прохожих. Накануне убийства перестали работать фонари возле дома. А в то время, когда в Ирину стреляли, напротив ее дома стояла иномарка с заведенным двигателем... Версия ограбления отпадает — у покойной ничего не было забрано.

Что сказала следствию Ирина Радзиевская, по рассказам люлей, ее хорошо знавших — открытый, честный и принципиальный человек, остро реагировавшая на любую несправедливость — неизвестно. Ее муж, народный артист Украины, композитор Владимир Сухий, очевидно, опасаясь за будущее своих детей, в категорической форме отрицал, что его покойная супруга вообще могла что-либо знать по «делу Кравченко»...

...Имей Виктор Янукович стратегическое видение перспектив, владей он элементарно внутренней ситуацией в стране, он бы понял: доведение до конца всех перечисленных резонансных уголовных дел, включая «дело Кравченко» — это надежная и эффективная «дубинка» против зарубежных недругов Украины как независимого государства. И надежный щит для него самого. Ведь отстранять В.Януковича от власти будут те же самые люди и по тем же самым, апробированным сценариям. Остановить их можно, только «поймав за руку».

Похорон Кравченко

И если довести расследования и «дела Черновила», и «дела Гонгадзе», и «дела Кравченко» до логического конца, и результаты этих расследований предъявить миру, то в международной изоляции окажутся уже враги Украины. Лица, практикующее политические убийства и государственный терроризм.

Георгий Семенец, «Аргумент»


В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допуск