АРМА: “зради” и победы

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Интервью Виталия Сигидина и Владимира Павленко о полугоде деятельности Агентства по розыску и менеджменту активов. Об АРМА, искусстве управлять и искусстве воровать.

Виталий Сигидин на государственную службу пришел в 2015 году, когда вертикаль Минюста затачивалась под конкретного смотрящего и оставляла, как говорят  собеседники издания Наші гроші из юстиции, «только рабов или солдат, выполнявших конкретные задачи» (напомним, министром юстиции в то время был ставленник “Народного фронта” Павел Петренко - рейдер и коррупционер - А.).

В теруправлении юстиции Киева тогда произошла ротация. Начальник управления - советник министра юстиции П. Петренко - Андрей Помазанов прошел депутатом от «Нарфронта» в парламент. Поэтому управление возглавил помощник Помазанова Андрей Белов. Сигидин у Белова стал мелким чиновником. Наши источники характеризуют Виталия как человека, который «тем не менее нашел общий язык со смотрящим» в Минюсте. А письма о том, что он контролировал регистрационные КП, «Наші гроші» получают до сих пор. Сигидин на такое реагирует спокойно, отмечая, что «это бред». В любом случае, только за семь месяцев на госслужбе из специалиста одного из секторов Сигидин превратился в заместителя начальника теруправления юстиции в Киеве. И был там, пока президентом не стал Зеленский. После этого одиозные персонажи из вертикали Минюста, такие, как глава Антирейдерской комиссии и его миньоны, по-тихому перешли в АРМА. Оказался в Агентстве и Сигидин. В декабре 2019 года правительство назначило его вр.и.о. председателя.

Там же, в АРМА, в должности заместителя председателя материализовался и давний товарищ Сигидина Владимир Павленко. А еще - коллега Павленко по компании «Integrites» Владимир Рудниченко - он стал главным юристом ведомства. Параллельно парламент заблокировал избрание главы АРМА, зафиксировав Сигидина в начальствующему кресле.

Несмотря на то, что в Агентстве собрались люди, которых можно назвать командой, работать ведомству сложно. За него борются разные группы влияния, владельцы активов сопротивляются, профильное законодательство - несовершенно, критики в публичном пространстве много - особенно в отношении того, что АРМА до сих пор в ручном режиме выбирает управляющих. Проблемы создают и бывшие работники АРМА, с которыми связывают телеграмм-канал «АРМА. Искусство воровать». В апреле 2020 г. там обнародовали очень познавательное содержание телефона Владимира Павленко.

Справедливости ради, Агентство наконец открыло Единый государственный реестр арестованных активов (ЄДРА), по собственной инициативе создало реестр управляющих, стало в разы прозрачнее в плане доступа к информации, начало поиск управляющих для активов, о которых говорили, что они «стоят на стопе», в частности, УМХ, а также приняли участие в написании нескольких законопроектов по АРМА. Все это - заслуга нового руководства ведомства. О работе ведомства в последние полгода рассказывают Виталий Сигидин и заместитель председателя Агентства Владимир Павленко.

- «Наші гроші» создали перечень всех арестованных активов, которые судебными постановлениями передавали в АРМА, он вот по этой ссылке. Наполнять его было сложно - части судебных решений нет у открытом доступе. Впрочем, мы все равно насчитали под 4 тыс активов. Сколько активов Агентство имеет сейчас?

Сигидин: По реестру (Единому реестру арестованных активов - «Наші гроші») у нас более 3700 активов. Но здесь зависит от того, как считать. Межигорье - это один актив или тысяча? Если воспринимать Межигорье, как один актив, то нам активов передано немного. Плюс передано - это только по акту приема-передачи.

На эту тему: АРМАгеддон для «Межигір'я»

Павленко: АРМА подписывает акты приема-передачи, когда заключен договор с управляющим. Соответственно, сколько у нас действующих договоров, столько и активов. К этому следует добавить и активы, переданные на реализацию. Официальная статистика на сегодня - 20 договоров, при том 6 из них уже сейчас в стадии расторжения (интервью происходит 11 июня 2020 г. - «Наші гроші»). Активов, о которых можно сказать, что они действительно управляются - 9, в некоторых случаях актив - один, а договоров - несколько.

Сигидин: По остальным активам разные ситуации. Бывает, определение о передаче у нас есть, а самих активов нет. Это - то, что находится на временно оккупированной территории в Крыму или отдельных территориях Донецкой и Луганской областей, например, вышки Бойко. Или активы, по которым суд снял арест, то есть, их необходимо в соответствии с законом вернуть владельцу. Или же то, чего уже физически нет - например, транспорт, который нам передали, когда он уже был в розыске.

Активы, которые АРМА отдало управляющим:

  1. ТЭЦ Дубневичей на Львовщине.

  2. Активы группы компаний «АИС».

  3. активы группы компаний «Агроинвестгруп».

  4. Братский маслопрессовый завод.

  5. Активы по делу экс-нардепа-регионала Леонида Климова.

  6. Квартира и два машиноместа Виктора Януковича на Оболонской набережной в столице.

  7. Недвижимость и вагоны по делу экс-министра доходов и сборов Александра Клименко.

  8. 44 автомобиля с перебитыми номерами или вин-кодами по производству относительно кражи элитных авто.

- Закон обязывает АРМА вести Единый реестр арестованных активов. В феврале 2020 года вы его запустили в тестовой версии. Почему-то реестр до сих пор ищет плохо: иногда только по производству, а не по номеру дела, иногда - наоборот, по ключевым словам ищет через раз?

Сигидин: Регистрация в опытной эксплуатации.

Павленко: Я не отвечаю за наполнение и ведение реестра, но знаю, что на самом деле не все там просто. У нас есть подразделение, которое отвечает за его формирование, в нем, кажется, три человека. Иногда бывают технические сбои, иногда это связано с человеческим фактором, дефицитом персонала. Это все в режиме доработки. Надеюсь, что таких проблем не будет.

- Также реестр плохо обновляется. Например, арест с судна «Мрія» снят еще в феврале, а по реестру вы ищете этому активу управляющего. Арест с ферросплавов снят в октябре 2019-го, но по реестру их вроде бы передали для реализации. Получается, если АРМА не скажет, то невозможно установить, чем Агентство реально управляет.

Сигидин: Вопрос в том, поступали ли к нам решения об отмене этих арестов? Здесь еще надо понимать момент интеграции реестров. А они должным образом не интегрированы. Это зависит не только от нас, например, интеграция с судебным реестром. У нас полностью готово положение о реестре арестованных активов, сейчас по-новому осуществляем рассылку на все органы для окончательного согласования с их уже учтенными поправками.

- Почему десятки активов, переданные несколько лет назад, все еще пребывают в подготовительной стадии? То есть, вы с ними ничего не делаете. Например, зерно, переданное в АРМА в мае 2019 года.

Сигидин: Подготовительная стадия включает взаимодействие с правоохранительными органами. К нам поступило постановление о передаче актива - в дальнейшем идет диалог между нашим представителем и представителем прокуратуры. Иногда обрывается связь - например, сменился процессуальный руководитель. А сейчас очень много дел, где нет процессуальных руководителей. Это одна из проблем.

- Есть свежие примеры, когда сменился процессуальный руководитель и остановилась работа?

Павленко: Из последнего - наоборот, с прокуратурой начался нормальный диалог. Прокуроры сами звонят, говорят: «Коллеги, нам надо арестовать актив». Или: «Руководство спрашивает, чего мы вам ничего не передали. Что вам передать?» Такое тоже, редко, но бывает.

- В АРМА много проблем с передачей активов. Например, на начальных этапах следователи не обосновывают, почему актив стал вещественным доказательством, и поэтому с таких активов снимают аресты.

Сигидин: Это тенденция. Часто постановления о снятии таких арестов появляются в судебном реестре именно тогда, когда мы отобрали управляющего для актива. Перед тем, как искать управляющего, мы, конечно, проверяем по судебному реестру, действует ли постановление. И когда видим, что оно не отменено, выставляем актив на поиск управляющего. Провели конкурс, выбрали управляющего - и тут в реестре появляется постановление об отмене этого ареста. Или это делается оперативно, или решение давнишнее, но почему-то не отображалась в реестре, а затем появилось.

- Конкретный актив назовете?

Сигидин: Недвижимость в центре Киева (недавно суды отменили аресты всех активов по делу экс-главы Высшего хозсуда Виктора Татькова и аресты части активов по делу Клименко - «Наші гроші»).

- Часто передают активы, которыми трудно или невозможно управлять?

Сигидин: Часто. В апреле передали медицинские маски. Знаете, что было в постановлении? «Передать для осуществления мероприятий управления недвижимое имущество - маски медицинские одноразовые в количестве 20979 штук». Не для реализации! А для осуществления мероприятий управления. Мы обратились за разъяснением, как должны управлять таким «недвижимым имуществом». Ответ ждем. По одному из активов АРМА уже несколько раз объявляло конкурс на поиск управляющего (предположительно, речь идет о компании «Ужгородский Турбогаз» - завод оборудования для нефтегазовой промышленности из орбиты Константина Жеваго. Производство по нему ведет СБУ. По версии следствия, должностные лица ОАО «Ужгородский Турбогаз» , используя поддельные документы, завладели $28,4 млн долл. В марте 2019 года активы завода передали в АРМА - «Наші гроші»). Нам передали не весь завод с оборудованием и инфраструктурой, а только нежилое здание предприятия. Это распространенная ситуация, когда судьи своеобразно трактуют понятие «целостный имущественный комплекс»: в постановлении говорят о передаче в управление комплекса, а в описании говорится лишь о каком-то помещении в пределах этого комплекса. Это сразу создает проблемы для эффективного управления. Управляющего для этого актива до сих пор не нашли.

Павленко: Недавно НАБУ-САП передали нам тысячу вагонов. ГИВЦ (филиал «Главный информационно-вычислительный центр» УЗ - «Наші гроші») говорит, что не может выпустить эти вагоны без согласия владельца. Такое согласие предусмотрено только внутренними документами ГИВЦ, больше ничем. Поэтому общаемся с чиновниками железной дороги, чтобы урегулировать этот вопрос. Или же другая ситуация по ТЭЦ на Львовщине (теплоцентрали, которые обеспечивают теплом и энергией Новояворовск и Новый Роздил. Арестованные по производству НАБУ-САП относительно кражи государственного газа. Принадлежали братьям Ярославу и Богдану Дубневичам, которые в начале этого года переписали ТЭЦ на сыновей - «Наші гроші»). На ТЭЦ нужно провести инвентаризацию. Почти все проинвентаризировали, а на часть объектов нас не пускают. Говорят: «Вам передали коробки стен - вот стойте и описывайте коробки». Мы говорим: «В коробке как минимум есть и двери, которые тоже нам передали». Но их это не волнует. В наших полномочиях вызвать полицию, болгаркой вырезать дверь. Но потом начнутся провокации, что АРМА или управляющий - это был «Нафтогаз тепло» - украли что-то существенное. Поэтому в этом случае лучше чего-то не делать, чем делать. Но в целом, к нам всегда есть претензии: что-то делаем - превышаем полномочия, что-то не делаем - служебная халатность или небрежность. Тяжеловато, честно говоря. Еще была история, когда нам передали коммерческую недвижимость, но владельцы, супруги, устроили якобы раздел имущества супругов. И за женщиной суд признал право собственности на половину активов. Только не ей 5 квартир и ему 5, а в каждой квартире половина - женщине, а половина - мужу. Как этим управлять? Сейчас этого кейса у нас уже нет - слетели аресты.

Самые крупные активы АРМА:

- УМХ Сергея Курченко.

- Акции фонда «Голдмен»в «Газтранзита».

- 1000 вагонов по делу Клименко.

- Межигорье.

- Активы по делу группы компаний «АИС».

- ТЭЦ Дубневичей.

- Элеваторы и другие активы в Одесской области группы компаний «Агроинвестгруп».

Говорим о самых крупных активах АРМА. Павленко отмечает, что «с элеваторами проблема» (арестованными по делу группы компаний «Агроинвестгруп» - «Наші гроші»).

Павленко: Мы выставили их управляющим претензии, ибо увеличивали расходы, чтобы минимизировать прибыль, чтобы меньше платить в бюджет. Они начали процедуру ликвидации. Будем переоглашать конкурс.

- А что с Межигорьем? Вы, кстати, когда-то говорили, что это объект дотационный. Почему?

Павленко: За предыдущий год, как мне сказали, на входных билетах Межигорье заработало в районе 50 млн гривен. Это немало, но расходы на поддержание этого имущества на порядке - больше. Там уже начал отставать гранит. Януковича обманули, когда строили этот комплекс: тратили миллиарды, но строительные работы делались быстро и некачественно. Из-за неправильно сделанной стяжки, других недостатков начинается естественная коагуляция, его надо реставрировать. А реставрация - это большие деньги. Если вы там походите, обратите внимание: когда идете к Хонке, дорога тянется через гольф-поле, и там есть такой вид на Киевское море - гранитная терраса, отгороженная металлическим забором, на которую нельзя зайти. Ограждено там из-за угрозы обвала. Сначала эта терраса стояла на грунте. Сейчас почва сползла, терраса висит в воздухе, обнажились сваи, на которых все стоит, сваи начали коситься. Надо проводить земляные работы тяжелой техникой, чтобы все укрепить. А если не укреплять еще пару лет, есть опасность, что все это полетит вниз. Очевидно, что управляющие не потянут такие расходы.

- Что будет с Межигорьем?

Сигидин: Это комплексный актив. Сначала надо провести инвентаризацию.

- Сколько же вы ее еще будете проводить? Вам Межигорье в мае 2018 года передали.

Сигидин: Мы на данном этапе еще не начали инвентаризацию. Есть определенное понимание, что там есть. Но соответствующим постановлением передано очень много активов, в том числе, и движимого имущества.

- А что же делали два года?

Сигидин: Актив переходил от одних процессуальных руководителей к другим. Вы же представляете, сколько там томов материалов и сколько нужно времени, чтобы новый процессуальный руководитель должным образом изучил эту историю? Мы соберем рабочую группу и по аналогии, как это делалось с ТЭЦ, проведем инвентаризацию и установим, что есть, чего нет (позже Павленко в разговоре о передаче активов управляющим заметит, что «был бы рад, если бы до конца года с Межигорьем разобрались» - «Наші гроші»).

- Какие активы наиболее убыточные и безпереспективные?

Сигидин: Бесперспективными являются недострои «Укогруп» Войцеховского (Анатолий Войцеховский - столичный застройщик, фактический руководитель группы компаний «Укогруп». По версии следствия, в 2011-2014 годах организовал группу и совершение в ее составе преступлений, в частности, самовольные занятия земельных участков и самовольное строительство на них зданий - «Наші гроші»).

Павленко: Прокуратура против нас уже инициирует уголовные дела за то, что мы не передаем их в управление. Однако кому их передавать? Это социальный проект, им невозможно управлять.

- Старое руководство АРМА говорило, что вкладчики в недострои могут зарегистрировать ОООшку, чтобы эта компания стала управляющей стройками, легализовала недострои, и потерпевшие наконец получили свои квартиры. 

Павленко: Идея действительно была в том, что нужно создать что-то вроде ОСМД из тех, кто туда вложился, и им это передать. Звучит красиво. Но мы не можем сдать в управление самовольно построенное недвижимое имущество. Суд, выдавший эти решения ... Был бы я судьей, я бы этих постановлений так не выдал. По нашему мнению, они не очень грамотно выписаны. И эти активы в состоянии, в котором они есть, нельзя передать в управление.

Сигидин: Если бы Киевсовет решил проблему с назначением и отводом соответствующих земельных участков, были бы необходимые разрешения на строительство, сведения внесли в реестр, недострои получили статус объектов незавершенного строительства с соответствующими регистрационными номерами, суд наложил аресты именно на них и передал АРМА - только тогда Агентство могло бы с ними что-то сделать. Но сейчас мы с этими недостроями не можем сделать ничего.

Павленко: Убыточные еще ТЭЦы. Скоро осень - и это очередное ожидание проблем. Я не знаю, справится ли «Нафтогаз». Там надо вкладывать сотни миллионов на восстановление труб. Теплая вода идет по трубам, трубы дырявые - теплая вода вытекает. Соответственно, потеря воды, энергии на отопление. Чтобы его привести в порядок, по словам управляющего, надо 500-600 миллионов гривен. С какой радости государственное предприятие должно тратить свои средства на ремонт чужих активов? В прошлом году мы едва смогли поменять неадекватного управляющего на адекватного. Но даже адекватный управляющий не всесилен. Таким активом должно управлять государство или коммерческие структуры, или там должен быть четкий и понятный владелец: или Дубневичи (нынешние владельцы ТЭЦ - «Наші гроші»), или это все надо продавать. Сейчас продавать не можем, потому что нам это не разрешено.

- Какие активы генерируют больше всего дохода?

Павленко: Видимо, «Воздвиженка» (ООО «ЖК «Воздвиженка» управляет активами по производству по делу группы компаний АИС - «Наші гроші»). У них в управлении было более 70 активов. Сейчас мы заключили договор на еще около 130. Соответственно, ожидаем существенно больших поступлений в бюджет. Также мы уже подписали договоры управления по активам в Одессе по делу Климова. Выставляем на поиск управляющего активы Biotexcom в Киеве и области (производства по торговле людьми, в котором фигурирует столичный медицинский центр Biotexcom - «Наші гроші»). Надеюсь, что управляющие этих активов смогут нормально зарабатывать деньги, сейчас же лето, курортный сезон. Неделю назад посчитали программы управляющих, анализировали гарантированные платежи - те, которые управляющие обязательно заплатят в бюджет. В 2020 году гарантированных платежей обещали полмиллиарда гривен. А у нас за последний год всего было поступлений 10 миллионов. Хотя на сегодня ситуация с поступлениями в бюджет не очень положительная. На многие доходные активы, такие, как элитная недвижимость на Печерске, отменили аресты. Однако сейчас нам попередавали новые активы. И очень хочу верить, что за этот год наши показатели будут значительно лучше, чем за прошлый.

- Кто из управляющих сконцентрировал наибольшее количество автомобилей?

Павленко: У нас заканчивается договор с «Агентством безопасности «Гладиатор». У них были хорошие машины. Но есть одна проблема. На этих машинах перебиты номера. Поэтому на них невозможно ездить.

- Как же они их брали в управление?

Павленко: так и брали. Не мы выбирали их, начнем с этого. Это «ленд крузеры» и «рейндж роверы». На них можно гонять по полю, по лесу, пока тебя полиция не остановит. Эта компания утверждала, что сможет как-то зарегистрировать эти автомобили и эксплуатировать. Но они у них стояли. Сейчас нам их отдают: «Разбирайтесь сами». Что с ними делать? Отдать в управление не сможем. Продать на металлолом?

Сигидин: Тоже не можем, потому что переданы-то они нам как автомобили. На диалоге с соответствующими органами Нацполиции можно в таких случаях придумать какой-то общий нормативный акт, который именно такие кейсы регулировал бы. Причем, нам же эти автомобили сама полиция передает, она понимает сложность эксплуатации и использования таких активов.

- Происходит такой диалог?

Сигидин: Происходил, постоянно.

- Вы сказали в прошедшем времени.

Сигидин: Не видит соответствующий департамент возможности это сделать. Но это было бы логично.

- А крутую недвижимость кто из управляющих держит?

Павленко: «Воздвиженка». Пока все. Учтите, что у нас есть часть управляющих, с которыми договоры еще не подписаны, а на часть активов управляющих мы еще не нашли. И ищем трудно, потому что людей, которые стоят в очереди за нашими активами, не существует.

Самые убыточные и бесперспективные активы АРМА:

- Стройки Войцеховского.

- ТЭЦ Дубневичей.

Наиболее перспективные активы, приносящие больше всего дохода:

- Активы по делу группы компаний «АИС». Всеми управляет ООО «ЖК «Воздвиженка», которое связывают с олигархом Александром Ярославским.

- Вы упомянули управляющих, с которыми не подписаны договоры. Сколько за время, пока вы в АРМА, провели тендеров? Сколько выбрали управляющих? Что это за компании и на какие активы?

Сигидин: За 5 месяцев 2020 года мы объявили около 100 конкурсов. Всех заседаний тендерного комитета было 17. Но часто там не происходил отбор - решались организационные вопросы, утверждались какие-то положения, переоглашались конкурсы. Управляющих выбрали до десятка, но сейчас их я не озвучу. Если мы будем это делать во время подготовительного этапа, до момента подписания договора и передачи актива - потенциальный управляющий может отказаться от подписания договора. Когда придет время, всех новых управляющих покажем на сайте в разделе управляющие активами (через несколько дней после интервью АРМА сообщит, что избрали управляющих для тысячи полувагонов по делу Клименко. Также в разговоре выяснится, что уже выбрали управляющего для Новоайдарского элеватора. А телеграмм-канал «АРМА. Искусство воровать» обнародовал документ, согласно которому управляющим акций фонда «Голдмен» в «Газтранзите» стала структура «Нафтогаза» «Укртрансгаз» - «Наші гроші»).

Относительно тендерного комитета - как его формировали? (по данным «Наших грошей», туда входит Владимир Павленко, главный юрист АРМА Владимир Рудниченко, начальник управления менеджмента активов Вахтанг Бочоришвили, начальник 2 отдела управления выявления и розыска активов Владимир Василенко, главный специалист отдела регистрации данных управления менеджмента активов Анна Воротникова и главный специалист отдела мониторинга эффективности менеджмента активов Инна Омельчук).

По словам Павленко, тендерный комитет формировали «по одному представителю от каждого структурного подразделения, которое имеет непосредственное отношение к процедуре управления».

Павленко: Сотрудник управления розыска нужен на этапе отбора управляющего, чтобы предоставлять информацию по кандидатам. Проверяет, насколько потенциальные управляющие могут быть связаны с владельцем или какими-то сомнительными субъектами. Чтобы мы понимали всю информацию, а не только предоставленную самым управляющим. После таких проверок уже отказывали в отборе, объявляли отбор заново, не избирали более экономически привлекательную программу управления, потому что там была прямая связь с владельцем (каким именно, не говорит - «Наші гроші»). Все поиски осуществляются исключительно в открытых базах».

- Это правда, что АРМА не имеет четкой нормативки, которая бы регулировала отбор управляющих, и поэтому вы можете выбирать, кого хотите?

Павленко: Что такое эффективное управление? Об этом учат на MBA (Master of Business Administration - квалификационная степень в менеджменте, которую имеет Павленко - «Наші гроші»). Это надо оценивать программу управления как представитель бизнеса, понимать, что там написано, почему такие цифры, а не другие, сверять с реальностью, брать информацию с рынка. Это не математика 2 + 2 = 4, это сложнее.

- То есть, нет четкой нормативки?

Павленко: Не может быть четкой нормативки. Это сочетание экономического и юридического анализа. И там по безопасности еще вопрос. То есть, все это учитывается. Официальные критерии: насколько подтверждено наличие опыта, имущества, персонала - это раз; связанность с владельцем, какими-то одиозными структурами - два; экономическая обоснованность - насколько это совпадает с рынком, насколько основательно прописаны расходы - три. Все эти факторы анализируются, и после этого принимается решение. У нас были программы, в которых обещали золотые горы. Но как поверить обещаниям управляющего, когда знаешь, что рынок на самом деле иной, эти деньги невозможно заработать, поэтому это программа сделана для того, чтобы мы передали актив именно этой структуре, потом нам будут писать отчеты, что они в бюджет ничего не заплатят?

Новые управляющие АРМА и чем они управляют

- Структура «Нафтогаза» «Укртрансгаз» выбрана управляющим для акций фонда «Голдмен» в «Газтранзите».

- ООО «Днепровская транспортная логистическая компания» стала управляющим 463 железнодорожных полувагонов по делу Клименко, ООО «ТК-Логистик» избрано управляющим 305 полувагонов, а ООО «Европейский транспортно-логистический центр» - управляющим 215 полувагонов по тому же делу.

- Сколько за последнее время проверили управляющих, обнаружили злоупотреблений?

Павленко: Ежемесячно проверяем всех управляющих. По шести обнаружили неэффективное управление, будем прекращать договоры. Например, нам управляющий пишет: не можем содержать имущество, есть угроза его уничтожения, порчи, доходов в бюджет - ноль. А мы видим, что, видимо, не ноль, это нам так сказали. Или когда пытаются запихнуть в расходы все, что можно и нельзя. Например, пишут, что им для того, чтобы управлять элеватором, нужно было потратить Х миллионов гривен на покупку зерна. Но для содержания элеватора покупать зерно не нужно.

- Жаловались ли на управляющих в правоохранительные органы?

Павленко: По недопуску на объекты было несколько эпизодов, давно. Сейчас будем думать, что делать с элеватором в Одесской области (речь идет об управляющем ООО «Агро-зіркова» по делу «Агроинвестгруп», который управляет Березовский элеватором в Одесской области - «Наші гроші»). Если не будет адекватной реакции, если они будут говорить, что нам ничего не должны и ликвидируются, то, наверное, будем обращаться в правоохранительные органы.

- Знаю, что у владельцев есть проблемы с возвращением активов. По закону, вы должны вернуть актив, с которого сняли арест, в три дня. Впрочем, АРМА считает это время не с момента, когда появилось постановление о снятии ареста, а с момента, когда такое решение попало в Агентство. Так возникают ситуации, как с Братским маслопрессовым заводом, когда арест с актива сняли еще 5 марта, но до АРМА постановление не дошло даже в июне. То есть, завод владельцу вы не возвращаете уже 4-й месяц после отмены ареста.

Павленко: Нам от адвокатов владельцев пришли эти решения. А от прокуратуры и суда - нет. Если мы будем возвращать активы по постановлениям от адвокатов, нам, наконец, кто-то у себя в подсобке нарисует такое решение.

- Постановление по Братскому заводу есть в судебном реестре.

Павленко: Нам суд - это в законе написано - должен с мокрой печатью направить это постановление. И после этого за три дня мы должны вернуть актив. Если сделаем иначе, то превысим свои полномочия. Вот смотрите, по АИСу нам решение зашло - мы сразу актив отдали. В активах по делам Клименко и Татькова слетели аресты - мы же вернули. Зашла к нам соя. Мы должны были ее продавать, но пришло постановление официально от прокурора - мы ту сою вернули едва ли не на следующий день.

- Когда вернете владельцам Братский завод?

Сигидин: Да хоть завтра, если к нам зайдет это постановление. Почему они не могут обеспечить должным образом поступление постановления к нам?

Павленко: Идешь в канцелярию суда, говоришь: «Пожалуйста, вот уплата судебного сбора - сделайте копию, отправьте в АРМА».

- Сколько в среднем проходит времени с момента, когда появляется постановление о снятии ареста, и до момента, когда вы возвращаете владельцу актив?

Сигидин: От дня до бесконечности, наверное. А если серьезно - в течение трех дней, с тех пор как постановление поступит в установленном законом порядке.

«Неэффективные» управляющие, с которыми АРМА намерено разрывать договора:

- ООО «Охранное агентство «Титан Безопасность». Управляет частью нежилых помещений ТРЦ «Гулливер» по делу Клименко.

- ООО «Торговый дом «Верфь». Управляет недвижимостью в Одесской области и корпоративными правами ООО «Васильковский элеватор» по делу «Агроинвестгруп».

- ООО «Агро зіркова». Управляет Березовским элеватором и недвижимостью по делу «Агроинвестгруп».

- ООО «Акрополь агро групп». Управляет недвижимостью на территории Белгород-Днестровского и Алексеевского элеваторов по делу «Агроинвестгруп».

- ООО «Е.К. групп». Управляет недвижимостью по делу «Агроинвестгруп», в частности, Измаильским элеватором.

- ООО «Аврора реверс». Управляет нежилыми помещениями в Одессе, арестованными по производству относительно конфликта между собственниками обществ «Виматекс», «Виматекс+», «Терминал-7» и «ТІС річфлот зерно».

- Аудит Счетной палаты показал схему, по которой любой может зайти на актив в АРМА и об этом сложно узнать. Речь идет о ситуации, когда управляющий отдает армовский актив кому-то попользоваться. С этим «кем-то» управляющий заключает соответствующий договор, который никому не показывают, даже АРМА, потому что это - коммерческая тайна. Так было с железнодорожными вагонами, которые использовали различные структуры, в частности Рината Ахметова. Об этом никто бы и не узнал, если бы не написали аудиторы. Практика этих соглашений сохранилась? Известно ли АРМА, к примеру, кому управляющий тысячи вагонов по делу Клименко будет сдавать этот транспорт? Кому сдают активы остальные управляющие?

Павленко отмечает, что «вагоны еще не ездят», так как договоры «только заключили», и «начнут ездить, дай Бог, через неделю-две». По сделкам управляющих с другими лицами, то да, возможность передачи активов другим лицам сохранилась, и это действительно коммерческая тайна.

- Какие топ-активы в ближайшее время выставите на продажу, какие - в управление?

Павленко: Выставляем сейчас Климова и Biotexcom. Видимо, скоро выставим УМХ (АРМА сделало это на следующий день после нашего разговора. Напомним, часть переписки Владимира Павленко, обнародованная в телеграмм-канале «АРМА. Искусство воровать» касалась именно УМХ. Заместитель председателя АРМА обсуждал передачу в управление УМХ с бывшим руководителем арбузовского издания «Капитал», главным исполнительным директором медиахолдинга «Ekonomoka+» (Delo.ua, Womo.ua, Mmr.ua) Константина Паршина Ильей Чудновским. Также телефон Павленко содержал переписку по УМХ с министром юстиции Денисом Малюськой, где Малюська писал, что «УМХ хочет себе» Кирилл Тимошенко - заместитель Офиса Президента, который отвечает за информационную политику - «Наші гроші»).

- Топ активов, реализованных при вашем присутствии в АРМА. Что удалось в вопросах реализации, что - нет, и почему? Какие самые большие проблемы, что нужно для их решения?

Павленко: Единственное, что мы продали - и нормально продали за 7,8 млн грн - телефоны. Это связано с тем, что не все постановления, которыми активы передали в АРМА, предусматривают продажу. Я сторонник теории, что, если что-то передано в АРМА, то уже АРМА сама и должно решать, что с этим делать. Но судебная практика такова: если раньше происходила реализация активов, и если это не было прямо предусмотрено постановлением суда - обычно такие реализации отменяются. Мы не хотим подставлять себя и потенциальных покупателей, поэтому почти ничего не продаем. Сейчас зашли активы, на которых написано «к реализации» - вот их, думаю, и продадим.

- Что планируете делать с активами, такими, как пиво, переданное в АРМА осенью 2018 года и которое до сих пор не можете продать? Там же, видимо, закончился срок годности? Как владельцу компенсироваться убытки в случае, если с этого актива снимут арест? Сколько еще активов подобного плана и какие?

Сигиднн: У нас нет такой информации. Возможно, это постановление уже отменено. Может, не внесено в реестр и появится в какой-то подходящий момент. Я же вам говорил, что это тенденция.

Павленко: Первый раз слышу, что у нас есть пиво.

- Компания «Динекс-Агро» выиграла суд у АРМА. Напомню читателям, это фермеры. Они завезли свое зерно на хранение на элеваторы «Агроинвестгруп». В рамках производства по «Агроинвестгруп» на элеваторы приехали правоохранители, арестовали все имущество, и с ним - фермерское зерно, передали его в АРМА. Агентство продало зерно на СЕТАМе, еще и по заниженной стоимости. Фермеры в судах доказали, что продажа была незаконной. Теперь Агентство должно вернуть «Динекс-Агро» хотя бы деньги с продажи. Но вы все равно этого не делаете. Почему?

Павленко: В постановлении по «Агроинвестгруп» зерно описали в целом и передали в АРМА без конкретизации, сколько кому и к чему относится. В таком виде его и продали. Поэтому сейчас трудно установить, какую именно долю денег от продажи этого зерна следует вернуть «Динекс-Агро». Мы обратились к СЕТАМ за разъяснением, как оценивался и формировался соответствующий лот. Но в СЕТАМе нам сообщили, что отчет об оценке изъяли при обыске. Мы сотрудничаем с «Динекс-Агро» и готовы вернуть владельцам деньги, как только будет возможность четко установить долю владельца.

- Сколько в АРМА исков в общем, относительно чего их больше всего?

Сигидин: 153 судебных дела. Подавляющее большинство - обжалование торгов, решений или приказов, о признании незаконным и обжалование договоров управления. 82 из этих дел пока в суде первой инстанции, по ним решение не принято, 57 дел мы выиграли, 14 - проиграли.

- Что считаете достижением на своей работе в АРМА, почему?

Сигидин: Мне кажется, мы не дали на данном этапе Агентству нивелироваться и потерять институциональную способность. Запустили очень многие процессы, в том числе, и изменения нормативной базы.

Павленко: Там не только законопроекты, но много и “подзаконки”. Если нам это все удастся, то и нам, и тем, кто после нас, будет намного легче генерировать доход в бюджет. И это - большое достижение.

- Планируете остаться в этом ведомстве?

Павленко: Я бы хотел.

Пауза.

- А вы, Виталий?

Сигидин: Я государственный служащий. Как скажет государство, так и буду делать. Я солдат.

- Да, солдат.

Сигидин: Государства. Солдат государства.

Алина Стрижак,  опубликовано в издании Наші гроші

Перевод: Аргумент


На эту тему:

 

 

 

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com