«Банкоматы». Жизнь украинских эмигранток в Италии

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:   Жизнь украинских эмигранток в Италии

«После первого года возвращаться еще не с чем, после третьего — не к кому, а после пятого — нечего».

Справедливая горькая шутка, но нельзя не признать: эти женщины выбираются даже на фоне кризиса, который давно охватил Италию. Более того, уровень безработицы среди итальянцев в разы выше, чем в иммигрантской среде, где не принято пренебрегать никакой работой.

Ох, Италия! Прекрасная страна вина и сыра, прекрасных пейзажей и древних соборов, мелодичный язык, старинные улочки, палящее солнце, и пицца. Конечно, куда ж без нее? Италия как песня, как сказка, как мечта, когда ты турист.

Но что же такое Италия, когда ты гастарбайтер из Украины, без европейского диплома и без знания языка? Это своеобразное душное пекло, где ты будешь карабкаться, выживать и терпеть. Не мечта, ни песня, и отнюдь не сказка.

По официальным данным в Италии проживает более 400 тыс украинцев, по неофициальным — более 800 тыс. В общем, почти миллион. Похоже, это ближе к истине, несмотря на то, что Служба против расовой дискриминации UNAR сообщает о том, что родина Данте и Микеланджело — третья (после России и Польши) страна, где оседают заробитчанки.

По данным посольства Украины в Италии, около 90% украинцев, приехавших в Италию на заработки — это женщины, занятые в домашнем хозяйстве (сиделки, няни, гувернантки).

Украинцы в Италию прибывают разными путями и методами.

Есть четыре способа легально оказаться в Италии:

1. Туристическая виза, правда, после ее окончания придется покинуть страну или остаться в ней уже нелегально. Это, кстати, очень распространенный способ среди украинских работников. Но если ты нелегал, то спокойной и полноценной жизни не жди. Будь готов вздрагивать от каждого приближения карабинера (итальянская полиция), ведь они часто проверяют документы у иностранцев, и если заметят просроченную визу — тебя ждет тюрьма для эмигрантов, а дальше — депортация с запретом на въезд в страны ЕС на пять-десять лет. Нелегальные мигранты боятся вечно насупленных и нетолерантных к эмигрантам карабинеров, как огня.

2. Обучение в итальянском вузе или на курсах в Италии дает возможность иностранным гражданам жить в Италии лишь в течение нескольких месяцев с целью изучить язык и культуру страны. Обучение в Италии в вузах обычно стоит дорого, даже коренные жители очень часто не могут себе этого позволить, а курсы стоят еще дороже.

3. Вид на жительство оформляется фирмой-работодателем или агентством по трудоустройству. Найти официальную работу в Италии очень трудно. Даже представителям стран Европейского Союза сложно, так как нужно проходить трудоемкую операцию подтверждения профессиональной квалификации, а также проходить тестирование на знание итальянского языка. Так что получить такую визу очень сложно, большинство выбирают неофициальную работу.

4. И наконец — женитьба с гражданином / гражданкой Италии.

Женское лицо украинской эмиграции в Италии

Первый женский десант из Украины (преимущественно из западных областей: Закарпатья, Буковины, Галиции, Волыни) высадился на Апеннинах в конце 1990-х. Можно только представить, что пришлось пережить бедным женщинам, которые из вчерашних уважаемых учительниц, воспитательниц, медсестер превратились в нелегальных иммигранток. И каким шоком для них были порядки в «новом мире».

Вот краткий синтез типичных приключений: «Закрыли завод, где я работала (уволили, исчезли деньги, умер муж и т. д.), знакомые подсказали, что можно устроиться в Италии. Чтобы заплатить посреднику и купить билет, пришлось продать квартиру (потратить все сбережения, влезть в долги). Въехали по поддельной (в лучшем случае — краткосрочной) туристической визе. По прибытии в Италию нас высадили из машины посреди города (поселили на квартире, где спали по двое на кровати, платили за каждый день пребывания). За бумажку с адресом потенциального работодателя тоже надо было платить. В общем, первый год пребывания обычно шел лишь на то, чтобы рассчитаться по долгам, связанных с путешествием».

Как признавалось в одном социальном исследовании на эту тему, из-за краха социального статуса, разлуки с родными и страхом перед неизвестностью стресс первых месяцев пребывания на заработках в Италии можно сравнить с тем, что чувствуют те, кто находится в зоне военных конфликтов.

В тему: Откуда заробитчане пересылают деньги в Украину

Однако именно такую жизнь, по данным Международной организации по миграции, выбрали для себя семь миллионы украинцев (15% населения) в качестве, как можно предположить, меньшего зла. С девяностых и до сих пор ничего не изменилось. Наши гражданки и дальше смело едут туда.

Преимущественно это женщины «за сорок», которые оставили семьи на родине и приехали в Италию, чтобы заработать «на обучение дочери», «лечение мужа», «внуков на ноги поставить» и просто потому, что в Украине кризис, и нет на что жить. Хотя 30% из них имеют высшее образование и в более чем 90 случаях из 100 им только удается устроиться сиделками за стариками, нянями, домработницами или уборщицами.

По характеру работа различается на «фису» (с проживанием в семье) и почасовую. Собрать деньжат проще на «фисе», так как из 600 евро в месяц (средняя плата за эту работу) 400 можно спокойно отправить домой, ведь не нужно платить за жилье, а иногда и за еду.

Повременная (а это преимущественно уборка, от 6 до 8 евро в час) дает больше свободы, ведь «фиса» — это своеобразный вид домашнего рабства, ты должен почти круглосуточно присутствовать дома, бежать по первому требованию хозяина независимо от времени суток. Обычно единственный выходной — воскресенье и в четверг до обеда. Женщины, которые только приезжают, пытаются экономить на всем, чем только можно, только бы скорее бы собрать нужную сумму и вернуться домой, хотя 9 из 10 так и не вернутся, а останутся в Италии, выбирая из всего зла меньшее.

Моя знакомая (имя попросила не разглашать) говорит: «Среди моих знакомых на родине нет ни одной семьи, где хоть кто-нибудь не работал бы за рубежом. В Италию я попала в 1999 году, когда жить стало совсем невыносимо. По образованию я воспитательница, но не проработала по профессии ни одного дня. После распада Советского Союза детские сады закрывали массово, мест не было. Работу никто не мог найти, муж начал выпивать, а у нас росла маленькая дочь. Попрыгала несколько лет официанткой в барах и ресторанах и решила поехать в Италию, заработать деньги хотя бы на приличное жилье и лучшую жизнь для ребенка. Языки я не знала.

Знакомых не было. Восемнадцать лет прошло, а я до сих пор вздрагиваю, вспоминая те времена. Так тяжело было, что даже выть хотелось — так домой хотелось, я так часто плакала, но терпела ради дочери. В память врезался один случай, когда сеньора, у которой я жила и работала няней для ее сына, спросила: „у тебя вся обувь черная, и туфли, и босоножки, это твой любимый цвет?“ И невдомек было богатой итальянке, что у меня другой обуви не было, две пары — и обе черные, чтобы ко всему подходила. А у нас так и покупали, чтобы одно, но чтобы ко всему подходило. Как мне тогда было стыдно за свою бедность. Но эти времена прошли. Я ехала на два года, заработать на квартиру, а осталась на восемнадцать, уже есть гражданство, официально работаю уже более десяти лет, объездила весь мир. Ни о чем не жалею».

Ольга: «Это было в 2015-м, моя первая работа была ужасной. Меня предупреждали, что у этой сеньоры долго не выдерживают. Но выбора не было: заплатив посреднику 300 евро, я поступила на службу в няньки. Рабочий день длился с 7 утра до 11 вечера. Хозяйка и ее мать пристально следили, чтобы я все время что-то делала. Кроме детей были еще приготовление еды с уборкой, причем хозяйка постоянно следила, чтобы ни одна пылинка не села. Зато детям, а их было двое, разрешалось все, даже вымазывать мне кашей волосы.

Контроль был тотальным: они проверяли даже мусорник, не съела ли я вдруг их фрукты. Мне давали только обед, а на завтрак и ужин я должна была сама купить себе продукты, и синьора по чеку проверяла, не потратила ли я эти деньги на что-то другое или, не дай Бог, не отправила ли в Украину.

С непривычки к такой жизни у меня стала часто идти носом кровь, хозяева испугались осложнений (тогда у меня еще не было документов) и выставили меня, не рассчитавшись. Потом я была сиделкой у бабушки. Это была только ночная работа. Днем я бегала по уборкам. Бабушка ложилась спать в восемь, и мне тоже не оставалось ничего другого. Было очень грустно, но это позволяло не тратиться на жилье, и если бы у меня в этом доме не исчезли отложенные 600 евро, я бы там оставалась и до сих пор».

В тему: Стало известно, сколько, как и откуда «заробитчане» передают денег в Украину

Ребибия-Парко Д’аранчо — центр Украины в Риме

Каждое воскресенье у станции метро «Ребиббия» не утихает гул украинского языка меж автобусов, что паркуются на площади. Они курсируют между Римом и Западной Украиной. Воскресное посещение этих мест на местном жаргоне называется «піти на буси» по созвучию со словом «автобус», и это один из обязательных языковых ритуалов украинской колонии. С бусами отправляют подарки домой, и соответственно, получают.

Сюда приходят и за бесплатными консультациями: как написать заявление на воссоединение семьи, какие пункты должны быть в контракте на аренду, как приструнить хозяина, не желающего расплатиться, да мало ли какие могут возникнуть вопросы. Сюда приходят и за поисками работы, но итальянцы в поисках наемной рабочей силы на «Ребиббию» приходят редко, потому что ищут работников через знакомых-иностранцев или агенства. Здесь больше тусуются украинцы: одни ищут работу, другие хотят ехать домой и ищут себе на это время замену.

А немного дальше Ребиббии находится длинная площадь, где рядами стоят полсотни микроавтобусов только с украинскими номерами. На табличках на лобовом стекле можно увидеть все города Украины и все направления. Каждую минуту к бусам наши женщины подносят сумки, чтобы передать родным.

За килограмм груза здесь платят преимущественно полтора евро, если посылка идет в Западную Украину, а если дальше — то два. А деньги водителями можно передать под 3-4% в зависимости от суммы. Если кто-то хочет передать 100 или 250 евро, то надо заплатить 5% суммы. Однако редко кто передает такие маленькие деньги.

Почти в самом центре Древнего Рима с видом на Собор Святого Петра расположился Parco Savello, апельсиновый сад, или как украинцы его называют — Parco d\’arancio. Это самое популярное после Ребиббии место сбора украинских эмигрантов, здесь они устраивают пикники, дружеские встречи, посиделки. Итальянцы не привыкли к пикникам в парках, так что это сразу выдает иностранное происхождение отдыхающих.

Rebibbia и Parco Savello

В тему: Лишь 1% украинцев за рубежом работает легально

О, милый, родной дом

Почему же, напрашивается вопрос, украинские работницы не бегут прочь без оглядки из этого ада? Неужели жизнь на Украине еще хуже?

— Знаешь — отвечает моя давняя знакомая — у нас говорят, что после первого года возвращаться еще не с чем, после третьего — не к кому, а после пятого — нечего. Позвонишь домой, дети заняты своими делами. Муж отвык и отбился. И, вообще, на Родине у нас прозвище «банкоматы».

Справедливая горькая шутка, но нельзя не признать: эти женщины выбираются даже на фоне кризиса, который давно охватил Италию. Более того, уровень безработицы среди итальянцев в разы выше, чем в иммигрантской среде, где не принято пренебрегать никакой работой.

Понемногу украинцы и здесь «утвердились профессионально», став абсолютным лидером на рынке домашнего труда. Трудолюбивых, порядочных и чистых на руку зарабитчанок приглашают в дома охотнее, чем албанок, румынок, даже филиппинок, а выражение «взять в дом украинку» теперь означает нанять домработницу. Тенденцией стало не возвращение домой, а, наоборот, воссоединение семей в Италии.

Италия уже не такая уже и чужбина для украинцев, как в начале двадцать первого века. Прошли те времена, когда украинцы приезжали сюда на свой страх и риск, теперь они сначала списываются с уже осевшими здесь родственниками или знакомыми. Некоторые открыли бизнес, преимущественно, для своих. Те, кто имеет медицинское образование, устраиваются медсестрами, которых в Италии, несмотря на кризис, не хватает.

В Риме даже есть несколько магазинов с украинскими продуктами, для тех, кто хочет приглушить приступы ностальгии. Здесь можно найти сырки в шоколаде, зефир, гречку, сметану, укроп (всего этого в Италии нет), вареники с вишнями, маринованные огурцы и тому подобное.

Правда на яркой баночке с надписью «сметана» развевается «made in Germany», а в составе подозрительно много желатина и растительных жиров, но все равно напоминает о родном, своем, украинском.

Виктория Черноусова; фото: roma-go.com, cluebits.com, artribune.com; опубліковано у виданні Варіанти

Перевод, Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com