Без права на отпор. В украинских судах почти невозможно доказать правомерность самозащиты

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Без права на отпор

Преступники, по вине которых вспыхивает стычка, нередко имеют друзей среди правоохранителей, а прокуроры охотно трактуют самозащиту как умышленное причинение вреда. Судебная волокита может длиться годами...

«Мы такие, а ты вот какой...»

«Мы такие, а ты вот какой...»

Август 2010 года. Центр Одессы. Двое «гопников» среди белого дня бьют парня с длинными волосами. Достается и его возлюбленной. Прохожие спокойно их обходят. Кто-то из зевак снимает избиение на мобильный телефон, даже не подозревая, что это видео увидят сотни тысяч людей. Ведь через мгновение парень, которого бьют, Вячеслав Грациотов сможет выхватить нож и вслепую ударить одного из нападавших. От потери крови тот умрет в больнице.

Драка на Соборной площади в Одессе

Как будет рассказывать впоследствии друг умершего нападавшего Романа Трачева Евгений Савко, в тот день они с Романом посидели в кафе, выпили пива и водки (в крови Трачева было обнаружено 2 промилле, что, по классификации врачей, является «сильной степенью опьянения»).

После посиделок решили поехать домой, и уже направлялись на маршрутку, но по дороге им попался неформал. На поясе у Грациотова нападающие увидели туристический нож. «Почему у тебя нож? Почему ты ведешь такой образ жизни? Вот мы такие, мы простые ребята, работяги. А ты вот такой вот», — впоследствии культурно опишет Савко классический в таких случаях разговор. Драку со студентом «работяги» затеяли сразу после него.

Драка на Соборной площади в Одессе

После драки Слава и его девушка скрылись с места происшествия. Задержали Грациотова на следующий день. Уже в отделении милиции парень узнал: нападающий умер, а ему самому инкриминируют тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего. Грациотова отправили в СИЗО.

Драка на Соборной площади в Одессе

Видео тем временем стремительно распространялось по Сети. На дело обратили внимание как рядовые пользователи, так и журналисты, юристы и даже местные маргинальные политики, надеясь заработать себе доброе имя на защите несправедливо осужденного. Под давлением общественности статью изменили. Теперь Грациотова обвиняют в превышении пределов необходимой самообороны.

В тему: Или нужно навести порядок, или начнется самосуд

Предел, которого нет

Откровенно парадоксальным это уголовное дело сделало другое, не менее уголовное, возбужденное против второго нападающего Евгения Савка. Его признали виновным по ч. 2 ст. 296 «хулиганство в составе группы лиц», официально признав, что нападение на Грациотова осуществила именно «группа».

В ч. 5 ст. 36 УК Украины указано: «защита от нападения группы лиц» не может быть превышением пределов необходимой обороны и «не влечет уголовной ответственности при применении оружия или любых других средств или предметов для защиты от нападения». Независимо от тяжести вреда «границы» здесь просто нет.

Поддерживают это мнение даже милиционеры. «Мое мнение как начальника милиции, там нет состава преступления превышения», — признавался еще в первые дни после резонансного события глава Управления внутренних дел в Одесской области Михаил Яцков.

Суд, тем не менее, продолжается. Меняются прокуроры и судьи. Последние то откладывают оглашения приговора, то возобновляют следствие, то снова возобновляют «отложение».

«Заседание переносят и переносят», — рассказали Тиждень.ua активисты группы «Свободу Славе!» в одной из социальных сетей. Рядовые люди, следящие за делом, распространяют информацию о нем и приходят поддержать парня в суде, убеждены: на месте Грациотова может оказаться каждый. «На четверг, 7 февраля, было назначено заседание, но не состоялось, судья был в совещательной комнате по поводу другого дела, следующее заседание назначено на 7 марта. Пока ничего не понятно». Уже третий год.

От шахтера до школьницы

Таких дел в Украине немало. Недавно страна услышала историю донецкого шахтера, которая «огорчила» даже Януковича-младшего. «Всегда огорчают сообщения в СМИ, когда мужчина, в попытке защитить честь, а иногда и жизнь женщины от очередного негодяя, сам попадает за решетку», — отметил потомственный политик.

За решетку шахтер, скорее всего, все-таки попадет. Состав преступления таков: услышав крики девушки, которую насиловали, мужчина бросился на помощь и оттащил преступника от девушки. Между мужчинами вспыхнула драка, в ходе которой шахтер сломал насильнику ребра. После этого спасатель сам вызвал милицию и скорую.

В больнице избитый насильник умер. Шахтеру же сейчас «светит» два года лишения свободы по ст. 118 УК Украины (умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания преступника). Продолжается следствие.

В тему: Из пяти укринцев один готов вершить самосуд, два против и два — колеблются

В других случаях все нередко менее прозрачно и очевидно. Как, например, в деле 17-летней одесситки Алины Мартынюк, оставшемся без особого резонанса. В конце минувшего года 17-летнюю девушку и двух ее друзей, один из которых возвращался с работы, стали избивать шестеро ребят. Последним не понравилось, как на них посмотрели молодые люди. Во время драки (результатом которой для тех, кто был в меньшинстве, стали разбитые лица, сотрясение мозга, ухудшение зрения и т.д.) одного из нападавших Алина ударила метательным ножом. Им молодая художница обычно точила карандаши.

«Подозреваемая задержана. Изъято вещественное доказательство — нож. В отношении задержанной возбуждено уголовное производство по ч. 1 ст. 121 УК Украины (тяжкие телесные повреждения)», — уже через несколько часов после задержания констатировали утром одесские правоохранители. О самозащите они не хотели и слышать. Потому что были «свои».

Как рассказывает друг Алины, после задержания его и девушку отвезли в райотдел не по месту события, а в отдаленный Портофранковский, к друзьям нападавших. Впоследствии одесские журналисты разыскали одного из работников этого отделения Вконтакте в друзьях покрытого откровенно тюремными татуировками инициатора драки с девушкой и ее друзьями.

Именно связями хулиганов, которые неочевидны или отсутствуют во деле Грациотова, легко можно будет объяснить неблагополучный для девушки ход дела...

Но проблема глобальная.

В тему: «Люди вроде пассивны, и в то же время готовы в любой миг взорваться»

Безопасные посягательства

Право дать отпор имеет каждый гражданин. Чтобы остаться невиновным с точки зрения закона, защищаться он должен от действий, которые полностью или частично соответствуют признакам преступления; оборона должна быть своевременной, а не осуществляться до или после нападения (сочтет ли суд окончанием нападения, например, переход оружия от нападающего к потерпевшему — вопрос сложный ) и т.д..

Превышением пределов самозащиты является фактически смерть нападавшего или причинение ему тяжкого телесного повреждения в случае, если причиненный ему во время защиты вред не соответствует «опасности посягательства или обстановке защиты».

Как свидетельствуют многочисленные дела, украинцы едва не всегда слишком рьяно спасают свою жизнь.

В украинских судах оправдательные приговоры — явление чрезвычайное. Чиновники называют слишком разные цифры. Так, по оптимистической оценке Президента Украины, таких приговоров на сегодня «два — три процента». Совсем другую информацию имеет Андрей Портнов, экс-руководитель Главного управления по вопросам судопроизводства Администрации президента, называя 0,2% оправданий в суде.

От суда до суда

Надеяться можно в лучшем случае на апелляционный суд.

Именно в него в свое время обратился отец человека, который жестоко избил своих родителей и сожительницу. Пьяного хулигана удалось вытолкнуть наружу. Там он нашел лом, выломал дверь в дом и начал бить собственную семью ломом, пытаясь попасть родным в голову. Во время драки отец нападающего упал на стол. Ему под руку попался нож. Отец схватил его и зарезал сына. Прокурор требовал посадить человека на девять лет. Суд дал ему год и девять месяцев за превышение пределов необходимой самообороны. Только апелляционный суд отменил приговор и закрыл дело.

Впрочем, даже апелляция не помогла женщине из Житомирской области, которая защищала себя и малолетних детей от экс-супруга. Как свидетельствуют материалы уголовного дела, освободившись из мест лишения свободы, он начал регулярно наведываться к прежней семье. Выбивал входные двери, бил женщину палкой, бросал в нее нож. Многочисленные обращения в милицию были тщетными. Во время последнего своего визита пьяный мужчина вновь выбил входную дверь, начал бить женщину, изнасиловал ее и, «приставив нож к шее, заставлял удовлетворить половую страсть неестественным способом». Выхватив оружие из рук мужчины, женщина «нанесла ему удары, куда видела». Два года, — постановил суд. Два года, — подтвердил суд апелляционный.

Эти постановления через 1,5 года отменила только последняя возможная инстанция — Верховный Суд Украины. До него люди доходят не всегда. Способствует этому как неверие в любой суд, так и банальное отсутствие необходимости: ведь нередко незначительные сроки заключения проходят еще во время пребывания в СИЗО.

Валерия Бурлакова, опубликовано в издании «Тиждень»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть