Богдан Яременко: В Украине отсутствует стратегическое планирование

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

«Существование демократичной Украины, неподконтрольной руководству РФ, бросает ему вызовы, несовместимые с его жизненной философией и жизненной философией большой части российской элиты».

— События в Крыму, на Востоке и Юге Украины осветили серьезные проблемы в секторе безопасности нашего государства. С чего и как начинать изменения, обновления и реформирования на этом направлении?

— Я бы начал с отсутствия стратегического планирования в Украине. Фактически нет документов, где было бы прописано видение страны, причем речь идет и о краткосрочном, и о средне-, и долгосрочном планировании. Отсутствие это обусловлено ​​тем, что 23 года в стране не было консенсуса по основным направлениям внутреннего и внешнего развития, страна была разделена пополам, что, фактически, затрудняло выбор стратегического направления движения развития. И, соответственно, мы получили тот результат, что есть. Мы фактически не занимались развитием своей страны.

И в Крыму мы пропустили и вовремя не заметили, не смогли среагировать на несколько важных факторов, которые привели к его аннексии. Прежде всего, нами был «не замечен» тот факт, что практически идея политического сепаратизма была принесена сюда коммунистической партией Украины в конце 1980-х.

Не был дан ответ на вопрос об автономии Крыма, причем вопрос был сложным не только по автономии Крыма, но и по существованию определенного выделенного менталитета крымчан, людей, которые привыкли жить за счет государства, поскольку это были либо военные, или военные пенсионеры, или сотрудники бюджетной сферы туризма, услуг, медицинского туризма, которые всю свою жизнь жили по отдельным законам — отдельно финансировались и так далее.

Также не был окончательно решен вопрос крымских татар. В дополнение имело место нерешенность вопроса, или, точнее, огромной проблемы в Украине — в Крыму она ощущалась больше, чем в других регионах. Это создание чисто крымского криминалитета и его полное срастание с крымской властью, которая контролировала экономику и задавала тон общественно-политической, экономическому развитию региона.

В тему: Вчера — бандиты, завтра — депутаты: Лев Миримский, Николай Котляревский

Вот, собственно говоря, отсутствие стратегического видения, планирования и было одной из причин, почему мы утратили механизмы реализации вообще каких-либо планов. Если бы даже кто-то и спрогнозировал ситуацию в Крыму, Украина не имела достаточных информационных ресурсов для влияния на информационное поле полуострова, зато были абсолютное отсутствие украинской идентичности и механизмов ее формирования, — то есть, опять, в первую очередь речь идет о стратегических факторах. И отсутствие их привело к аннексии Крыма.

Но после общегосударственных стратегических факторов, конечно, мы опустимся на уровень ниже и увидим, что у нас нет ни местной власти, которой мы можем доверять, ни возможности этой власти работать в условиях украинского законодательства, ни правоохранительных органов, ни суда, ни СБУ и других органов, которым мы можем доверять.

Фактически, аннексия Крыма показала отсутствие в Украине как такового государственного аппарата и механизмов государственного регулирования общественно-политических проблем и, собственно говоря, экономических тоже. То есть, реформировать нужно все украинское государство и всю систему отношений в семье: на уровне человек — государство, человек — общество, общество — государство. Нам нужно искать новые механизмы взаимодействия, нам нужна новая власть, которая строится на других принципах, нам нужно гражданское общество, которое способно работать более эффективно, чем государство, и контролировать государство, быть неким «сторожевым псом».

Нужно полностью менять принципы, модернизировать функционирование украинского общества. Без этого любые другие косметические изменения в виде создания новых агентств, министерств, проведения конкурсов — не эффективны. Без селективного отбора лучших специалистов они не дадут своего результата, поскольку система мышления останется та же, система взаимодействия — та же, и она будет коррумпироваться не только в финансовом и уголовном, но и в ментальном смысле.

Система будет коррумпировать любого, кто будет туда приходить, и даже прекрасный выпускник Гарварда, скорее всего, через некоторое время превратится в ту привычную, старую часть государства. Поэтому надо менять систему организации, а после того жизнь покажет, какой должна быть структура органов управления и так далее. При нынешней ситуации, какими бы вы не сделали руководящие органы, они не будут работать.

В тему: 80% председателей судов вернулись в свои кресла, коррупция никуда и не уходила

— Можно ли сказать: то, что не сработал Будапештский меморандум, ставит под вопрос дееспособность коллективной и международной системы безопасности?

— Этот факт, скорее, показывает несостоятельность адекватного функционирования взаимодействия в мире между странами демократического правового толка и авторитарными режимами. Особенно, если это авторитарный режим достаточно силен, чтобы чувствовать финансовую, экономическую, политическую, идеологическую и, конечно, военную заданность реализовывать какие-то свои сценарии. Международная система права существует тогда, когда все ее участники соглашаются с правилами игры.

Можно констатировать, что послевоенная система международных отношений разрушена, она фактически деградировала до средневековой. Но это произошло не потому, что плохая система, а потому что один из ключевых игроков отказывается играть по правилам, которые ранее признавал, — речь идет о Российской Федерации. Она пытается всячески хитрить, а это все тот же тоталитарный синдром. Он также есть и во внутренней политике украинской власти, когда игра идет не по правилам, а с самими правилами. Вот тогда и разрушается любая система.

— Возможно изменить саму систему международной безопасности, чтобы она работала, вернуть ей рычаги влияния? И как Украина может себя обезопасить от подобного в будущем?

— На этот вопрос ответа пока нет. Сейчас эта система формируется посредством режима санкций против Российской Федерации, — если сейчас демократическая цивилизованная часть человечества найдет возможность умиротворить агрессора, то будут отработаны и механизмы того, как можно склонять не только к добровольному выполнению принципов, которые создают правовую систему международных отношений, но и прибегать к принуждению.

Как можно заставить страну с ядерным оружием, в частности, постоянного члена Совета безопасности ООН выполнять то, что большая часть человечества считает правильным, в общих интересах, а не только в своих. Этой системы пока нет. Та, которая была создана и которая распадается на наших глазах, — это результат Второй мировой войны и холодной войны. Мы, очевидно, на пороге радикальных изменений, но предусмотреть архитектуру безопасности и внешней политики международных отношений через 10-15 лет сейчас очень трудно. Потому что многое будет зависеть от того, какой пример будет подан этим ходом украинской-российской войны и противостоянием российским агрессорам в Украине.

Если ответ будет эффективным, и если он будет достигнут сравнительно невысокой ценой, то это ляжет в основу новых подходов. Если нет, — то человечество и дальше будет вброшеным в хаос и пытаться искать другие выходы достаточно хаотично.

Для Украины это должен быть комплекс мероприятий. Мы не должны отвергать возможность сотрудничества со странами, с которыми мы разделяем видение будущего — это страны демократии, страны правовые. Соответственно, мы должны начинать реформы не с армии и силовых структур, а с пересмотра основ внутреннего развития. И создание таких основ, которые соответствуют в большей степени тому, что происходит в странах, которые для нас являются естественными партнерами: это страны Европейского Союза, США, Канада.

Мы должны моделировать свое общество по их образцу или принимая их во внимание. Как работают соответствующие общества, как они боролись с коррупцией и так далее. С этого нам стоит начать, и это сделает нас частью мира, которая в конце-концов станет помогать нам позже. Все это воспринимается в Украине положительно, но само по себе оно не будет решать до конца все вопросы, хотя и создаст совершенно иной фон для решения вопросов безопасности в Украине.

Конечно, надо модернизировать правовую систему, систему прокуратур и судов, и, конечно, правоохранительную систему: систему контрразведки, министерства внутренних дел и, конечно, систему обороны и военно-промышленного комплекса.

Они должны быть созданы на основе профессионализма, патриотизма, подконтрольности и подотчетности. И огромная тактическая задача, перед которой стоит весь государственный аппарат и общество — это люстрация. То есть избавление от вредных элементов, которые или в силу преданности агрессору, или морального расстройства — не способны работать эффективно над общественно-полезными вопросами и инициативами.

В тему: Игра в выборы «как в люстрацию» превращается в еще один «военный котел» — только в тылу

В узком политическом контексте Украины нужно использовать все возможности, которые существуют в нашем регионе: развивать и традиционные существующие элементы сотрудничества — такие как ГУАМ, пытаться их расширить, расширять сотрудничество с Вышеградской группой. И параллельно думать над чем, чтобы сформировать Балто-Черноморское пространство, углублять связи с Европейским Союзом, НАТО.

Нам надо одновременно бросить все возможные ресурсы на развитие этих интеграционных объединений, самых разнообразных форм и методов, наблюдая за ними. Поскольку пока никто не может спрогнозировать, какое из них окажется наиболее эффективным и жизненным, потому нам надо двигаться параллельно во всех этих направлениях.

И развивать особые формы партнерства с США, с государством, которое фактически может и хочет помочь нам в решении вопросов безопасности. И это двустороннее сотрудничество может создать такие перспективы, которые нам и оценить трудно. Можно достигнуть огромных успехов, как Япония, Израиль, Египет просто сотрудничая на двустороннем уровне.

То есть, использование всех возможных методов в сфере безопасности сейчас является не готовым ответом, а путем, который приведет нас к получению ответа на все эти вопросы. Ответа, который у нас , к сожалению, пока что никто в Украине не имеет.

— А ресурсы на все это у нас есть, или нам нужны еще время и инвестиции для достижения этой цели?

— Они частично есть, поскольку мы уже являемся участниками этих интеграционных объединений в той или иной степени. В ГУАМ мы являемся активными участниками и даже учредителями. А к другим, вроде Вышеградской и Балто-Черноморской (группам — А.) мы приобщаемся — это нечто такое, что витает в воздухе уже десятилетиями, но еще пока не оформлено. В ЕС мы совершенно официально пытаемся интегрироваться через Соглашение об ассоциации, НАТО — это организация, в которую мы интегрируемся путем выполнения годовых планов сотрудничества, не говоря еще о членстве.

В тему: Будущее Украины связано с НАТО, — генсек Расмуссен

С одной стороны, все эти структуры есть, и ресурсы есть, с другой стороны — их недостаточно, и они недоразвиты. И, к сожалению, они не имеют еще положительного опыта решения вопросов, которые стоят перед Украиной, и это плохо. Историй успеха во внешней политике у Украины также очень мало, если вообще такие есть. Это тоже большая проблема, и их надо достигать.

— А как по социально-гуманитарных аспектов? Есть мнение, что агрессия со стороны Российской Федерации имеет причиной тесные социальные связи. Как Украине обезопасить себя?

Социальных связей не так уж и много. Скорее всего, проблема в том, что Россия бесконтрольно осуществляла культурно-информационную экспансию на протяжении длительного времени на территории нашей страны. А Украина не имела на это ни времени, ни политической воли, ни механизмов сопротивления и ограничение этой культурно-информационной агрессии Российской Федерации. Сейчас эти механизмы формируются очень быстро путем отключения каналов, путем запрета въезда и т.д.. Развивается одна из сторон, но это важная сторона — это ограничение, активное противодействие таким воздействиям.

Также Украине нужно формировать свой информационный фон, чтобы мы начали презентовать свою культурную идентичность. Это важно не только с точки зрения внутреннего украинского развития или противодействия Российской Федерации, а вообще для позиционирования Украины в мире.

Потому, что сейчас Украина является своего рода «табула расой», никто не понимает, что такое украинская культурная и историческая идентичность, никто не понимает этого, не может поверить и не знает, чего от нас ожидать. Это очень важные вопросы не только в противодействии Российской Федерации, но и в формировании взаимопонимания с нашими потенциальными и имеющимися союзниками и партнерами.

Я думаю, что именно активное противодействие врагу, который культурное родство использует в политических целях, является нашей задачей. Культурное родство не является само по себе чем опасным, это нормальный фактор, и рано или поздно, победив Россию в этой войне (я не говорю о водружении украинских флагов на Кремле, но о победе на своей территории), мы достигнем дна в отношениях с РФ, после которого обе страны начнут внимательнее присматриваться к тому, как можно было выстроить цивилизованные рамки отношений.

Пока надо активно противодействовать и пробовать создавать свой ​​контент, свой ​​продукт, увеличивать каналы распространения этой информации и параллельно начинать думать над каналами распространения этой информации в России. То есть, нужна работа с широкими слоями общественности, формирование там определенного нашего восприятия, поскольку восприятие Украины в России полностью зависит или от воли органов государственной власти Российской Федерации, или от субъективных оценок граждан Российской Федерации, которые они получают или от посещений Украины, или от контактов своих родственников или знакомых в Украине. Просто надо начинать более активную информационную политику в Украине и вне Украины.

В тему: Почему Украина проигрывает войны за историю соседям

— Каким Вы видите развитие событий в Украине? Виден ли свет в конце тоннеля этого АТО, всех этих сложных событий?

— Вопрос не о свете в конце тоннеля, если говорить о перспективах антитеррористической операции — она не может долго продолжаться в такой форме, поскольку это очень кровавая и очень стоимостная для Украины операция. В результате АТО не только гибнут люди, но и теряется инфраструктура, следовательно, тем или иным способом эта операция в течение нескольких недель должна быть завершена.

Конечно, было бы лучше, если бы она завершилась полным разгромом террористов и вытеснением их организованных форм с территории Украины. Но, скорее, всего она будет завершена таким образом, что изменится не антитеррористическая операция, а сама террористическая деятельность. Из такой откровенной конфронтации по линии фронта она перейдет в более традиционные формы террористической активности, но, к сожалению, на более широкой территории Украины, чем собственно Донбасс.

В тему: 2014 год. Конец эпохи «братства» с люмпен-государством Россией

Свет в конце тоннеля есть при коме, а мы далеко не в коме. Да, мы переживаем драматический период, но такой свет видят те, кто переживают клиническую смерть. Нам до этого еще далеко.

Нам нужно думать о развитии, учитывая незавершенное состояние реформирования гражданского общества и его чрезмерную маргинализацию от Майдана, озлобленности и т.д.. У нас доминирует эта неготовность власти идти на реформы, менять себя. Очевидно, можно спрогнозировать, что мы входим в период политической нестабильности, который будет характеризоваться повышенной агрессивностью и активностью общества, и в политической жизни, пожалуй, это будет сопровождаться частыми сменами власти.

Местной, Верховной Рады, правительства, Президента — всех. То есть, нас ждет период возмущений, который завершится тогда, когда мы найдем определенную систему балансов и противовесов и в политической, и в общественной жизни. Которые позволят и власти управлять страной, и обществу мириться с тем, что им управляет такая вот власть, таким вот образом.

Перевыборы в Верховную Раду также никак не стабилизируют ситуацию, они просто переведут все на новый виток, на новый круг конфликта. Надеяться, что новая Верховная Рада будет качественно отличаться от предыдущей, лично у меня оснований нет.

Я думаю, что если даже из нее исчезнут откровенно антиукраинские враждебные элементы, то качество проукраинского элемента, который туда зайдет, может быть значительно ниже: интеллектуальное качество, моральное качество и так далее. Поэтому я думаю, что это неотвратимые выборы в парламент, потому что на них есть огромный запрос общества, этот вопрос консенсуса, и этого мнения придерживаются и сами народные депутаты, но это лишь очередной виток противостояния.

В общем, мы фактически находимся в радикальной фазе активного развития демократии и правовой системы в Украине. И здесь надо понимать, что света в конце туннеля не бывает, потому что это постоянный процесс. Просто эти процессы могут происходить с большими или меньшими обострениями.

Вот на это правильная и эффективная власть может влиять и реально контролировать ситуацию, — насколько работают социальные лифты, насколько решаются вопросы граждан, насколько граждане испытывают беспокойство перед различными опасностями, образованием, здоровьем — это можно регулировать. Но на самом деле, учитывая, что система сейчас не работает в целом, то эти поиски балансов, противовесов и эффективной модели будут очень активными и радикальными.

В тему: Дипломат Богдан Яременко: Украина изменилась, но политики этого не заметили

Они и сейчас, из-за всех этих событий, местами представляют угрозу существованию государства. И здесь все зависит не только от власти, но и от общественных активистов, от мудрости военного руководства и так далее. То есть, от всех нас уже многое зависит, дадим ли мы использовать это нервозное и расшатанное состояние, в котором находится страна, против нас, для того, чтобы нас уничтожить, или не дадим.

И внутри страны очень много деструктивных сил, которые и искренне, и не искренне действуют «по заданию центра». И, конечно, Россия не прекратит дестабилизировать ситуацию в Украине, потому что уже теперь очевидно, що существование демократичной Украины, неподконтрольной руководству РФ, бросает вызовы, несовместимые с его жизненной философией и жизненной философией большой части российской элиты, которая влияет на формирование гражданской мысли всей страны.

Поэтому нужно готовиться к тому, что и внутри страны будут сложные политические процессы, а давление извне будет усиливаться.

СПРАВКА

Богдан Яременко — дипломат, глава правления фонда «Майдан закордонних справ».

Фото: platfor.ma

Записала: Евгения Тхор; опубликовано на сайте  Діалог

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com