"Будет ли обмен, папа уже не спрашивает - боится услышать "нет»

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

История 70-летнего украинского пенсионера в плену  российских боевиков.

Дочь заложника террористов так называемой "ДНР", 70-летнего дончанина, пенсионера, бывшего шахтера Виталия Атаманчука Алена третий год пытается освободить отца из плена. За это время она обращалась в полицию, СБУ, в Офис президента, к народным депутатам, в международные организации - ОБСЕ, Красный Крест, даже в Европейский суд по правам человека. Ответы - лишь отписки типа "работа продолжается".

На эту тему: Обмін чи торгівля? Історії трьох цивільних українців, які досі в застінках “ДНР”

Наибольшим достижением за это время молодая женщина считает занесение Виталия Атаманчука в список на взаимное освобождение между Украиной и оккупированными территориями Донбасса. Однако точных дат никто не озвучивает.

"Если раньше во время наших редких телефонных разговоров папа все время спрашивал, когда будет обмен, то сейчас этот вопроса не ставит: боится услышать "нет". Так же, как и все, кто сейчас находится в плену "ДНР", - говорит она.

На примере истории Виталия Атаманчука рассказываем, с какими препятствиями приходится сталкиваться родным удерживаемых в застенках, когда они пытаются освободить пленников или даже просто узнать об их судьбе.

Виталий Атаманчук

Пришли ночью и забрали всю семью

После захвата Донецка пророссийскими силами в 2014 году Алена с сыном вынуждена была оставить родной дом и уехать из города.

"Выехали потому, что было страшно - и за себя, и за ребенка. А родители остались", - рассказывает она.

В то же время отец Алены никогда не понимал и не принимал так называемую новую власть, проукраинских убеждений особенно не скрывал.

"Конечно, я волновалась, а однажды не смогла дозвониться до родителей и поняла: что-то не так", - говорит женщина.

Это было 5 сентября 2018 года. От соседей она узнала, что 4 сентября ночью представители так называемого РУБОП в Донецке арестовали всю семью. Отец, мать и брат, который буквально на несколько дней приехал к родителям - все попали в "местный СИЗО".

Благодаря услугам так называемого адвоката "ДНР" Алене удалось освободить маму и брата. Через месяц, после окончания срока "админареста", они вышли на свободу, а судьба главы семьи еще долго оставалось неизвестной.

Между тем брат женщины не смог пережить последствий содержания в плену: 27 сентября 2019 года 49-летний мужчина скончался.

"После освобождения к брату приходили из МГБ, требовали денег. Ему пришлось продать все, что было. К сожалению, оправиться от пережитого в застенках - побоев, пыток, морального давления - он так и не смог, даже лечился в психиатрической больнице", - делится Алена.

Маму через несколько месяцев после ареста она забрала к себе в Киев с помощью Красного Креста. Был большой риск вывозить старушку после плена в состоянии психологической травмы, опасались и последствий, которые могли бы быть на блокпостах. Но все удалось.

17 лет - за "шпионаж в пользу Украины"

О том, где находится Виталий Атаманчук и что с ним происходит, семья не знала около года.

"Очень сложно выяснить судьбу человека, когда спросить не у кого. Чаще всего при задержании человеку не говорят ни причины задержания, ни того, в чем его обвиняют. Адвоката обычно тоже нет, хотя потом в документах указывают чью-то фамилию", - говорит координатор Медийной инициативы за права человека Татьяна Катриченко, которая занимается украинцами - заложниками в ОРДЛО уже несколько лет.

По ее словам, "суды" в "ДНР" проходят в закрытом режиме - уже долгое время на них не могут попасть даже представители международных организаций, в частности ОБСЕ и Красного Креста.

"О том, как проходило то или иное "судебное заседание", мы часто можем узнать только от людей, которых перевозили вместе с осужденным, или они где-то пересекались",  - рассказывает правозащитница.

Официально украинских адвокатов на оккупированной территории нет, и, чтобы хоть как-то прояснить ситуацию, родные и близкие обращаются к местным "юристам", естественно за деньги. Часто это единственный канал, через который можно что-то узнать о судьбе задержанных и "осужденных" в "ЛНР" или "ДНР" или сделать передачу.

Можно еще направить письмо в "министерство юстиции ДНР", однако ответы поступают далеко не на все запросы.

В случае с Виталием Атаманчуком дочери все же удалось получить информацию об отце - примерно через год после его задержания.

В ответе так называемого министерства говорилось, что в деле украинского пенсионера 7 октября 2019 года состоялось седьмое заседание "суда" и получил он 17 лет колонии строгого режима за "шпионаж в пользу Украины". Из донецкого "СИЗО" его перевели в 32-ю колонию города Макеевки, где он содержится до сих пор.

Примерно именно тогда Алене впервые дали поговорить с отцом. После этого звонки официально разрешили несколько раз в месяц.

Рассказать какие-либо подробности он не мог. Но все же дал понять, что после побоев и пыток у него ухудшилось здоровье, которое и до того было слабым.

Ведь Виталий Атаманчук из многолетнюю работу в шахте имеет профзаболевания. К тому же есть проблемы сердечно-сосудистого характера и прогрессирующая болезнь Бехтерева: в любой момент мужчина может обездвижеть.

"Еще до ареста у отца были большие проблемы со здоровьем: он по несколько раз в неделю мог терять сознание на три-четыре минуты. Обследование начали, но не успели закончить", - рассказывает Алена.

На эту тему: Станислав Асеев: Даже если Бог и существует, то я его больше не понимаю

Теперь пожилой мужчина находится в колонии, во влажной темной камере.

Список лекарств, которые ему передают родные, чтобы хоть как-то поддержать здоровье, просто поражает: антибиотики, хондроксид, диклофенак, ортофен, тербинафин, циннаризин, но-шпа, нитроксолин, пропранолол, амброксол, аспекарт кардио, панкреатинин, валидол, флебодиа, бишофит.

"Направляем также продукты, средства гигиены и одежду, хотя сначала полной уверенности в том, что все это доходит до адресата, не было", - говорит Алена.

Она добавляет, что даже в заключении, в окружении враждебно настроенных людей, которые фактически имеют над ним полную власть, ее отец не смирился и не изменил своих убеждений:

"Один из тех, кто видел его в колонии, рассказывал мне: папу ведут по коридору, а он кричит “Слава Україні!”. 

В 2020 году к Атаманчуку на свидание приезжал адвокат со свободной территории Украины. Он также узнал о том, что все имущество семьи в Донецке арестовано.

Родные просто боятся освобождать заложников

Сейчас Алена пытается начать процесс по освобождению еще одного заложника в "ДНР":

"Фамилию пока называть не могу, скажу только, что он в заключении уже более трех лет и все это время просидел "на подвале", наверх его практически не поднимали. Только пытаются это сделать, он начинает рассказывать о своей проукраинской позиции, его бьют и отправляют снова на подвал".

У этого мужчины есть старенькая мама, с ней связывались, чтобы поговорить об увольнении сына. Однако она не хочет предпринимать никаких действий, так как боится расправы со стороны "власти ДНР".

"И это еще одна причина, почему мы знаем далеко не обо всех заложниках в ОРДЛО, - уточняет Татьяна Катриченко. - Их родные и близкие, живущие на неподконтрольной Украине территории, опасаются за себя и за тех, кто находится в плену".

Сначала Алена заявила в полицию об этом человеке как о без вести пропавшем, сейчас дело переквалифицируют по статье "незаконное лишение свободы".

"Он патриот Украины, он сильный, и он заслуживает того, чтобы о нем помнили", - говорит женщина.

Заложники как инструмент для шантажа

Сколько на самом деле незаконно удерживаемых "властью" так называемых "ЛНР" и "ДНР" находится на оккупированных территориях, точно не может сказать никто.

"Если в отношении РФ и Крыма есть цифры, то здесь все не так просто", - объясняет координатор Медийной инициативы по правам человека.

По официальной информации СБУ, на временно оккупированных территориях Донецкой и Луганской областей незаконно удерживают 251 гражданина Украины. Однако информация из этих списков закрыта и не разглашается публично. 

В то же время общественные организации, которые занимаются заложниками, получают собственную информацию об удерживаемых от их родных, друзей и освобожденных ранее пленных. 

Так, например, МИПЧ имеет полную или частичную информацию (имена, место содержания) о 152 таких люях. Большинство из них - гражданские. Часть из них уже внесены в список на взаимное освобождение.

Однако, даже если фамилия содержимого в списке, это не означает, что факт задержания или "осуждения" подтвердят в ОРДЛО.

"Иногда их "должностные лица” не подтверждают даже ту информацию, которую давали сами - в справках за своей же подписью. Какую-то конкретную информацию они придерживают для переговоров в минском формате", - рассказывает Татьяна Катриченко.

По сути, люди, задержанные в "ЛНР" и "ДНР" по так называемым политическим статьям, становятся инструментом для шантажа Украины. То есть таких заложников на оккупированных территориях часто "придерживают" для реализации каких-то своих целей.

"Вариант - могут предложить, например, на обмен двух "политических” и еще нескольких "своих", не пойми кого, - говорит Алена. - И Украина ради спасения двух своих патриотов может пойти на такие условия".

Украина: все непросто

К сожалению, и на подконтрольной Украине территории родным и близким задержанных в ОРДЛО приходится сталкиваться с трудностями.

"Например, в полиции могут не принимать заявление о том, что кто-то пропал без вести или незаконно удерживается в ОРДЛО, с формулировкой: "Вы должны подавать его по месту прописки". На самом деле подать такое заявление можно в любом отделении по всей Украине. Но не все об этом знают, поэтому нам приходится просить правозащитников, чтобы отслеживали ту или иную ситуацию", - объясняет Татьяна Катриченко. 

К тому же нет четкого алгоритма начала процедуры по освобождению заложников в ОРДЛО.

"Когда я узнала, что отец в плену, тыкалась в разные стороны, как слепой котенок. И только после того, как связалась с ветеранами-афганцами и экс-нардепкой, которая занималась их проблемами, стало немного проясняться. Дальше знания приходили с опытом", - вспоминает Алена.

На эту тему: «Кадыровцы» и прочие кавказские наемники. Кто убивает украинцев на Донбассе (ВИДЕО)

Сейчас женщина помогает другим в процессе поиска родственников.

Со своей стороны, Татьяна Катриченко считает, что по сравнению с более ранним периодом, тем же 2017 годом, родные заложников стали менее организованными:

"Большинство активных добились освобождения родных, а другим, возможно, сейчас не хватает центра, вокруг которого они могли бы сплотиться».

Поэтому, по мнению правозащитницы, людям, чьи близкие незаконно содержатся в "ЛНР" или "ДНР", нужен единый центр, куда они могли бы прийти и получить четкие инструкции, как действовать дальше.

"И все же главное - не опускать рук", - считает Алена. И верит, что ее отец скоро вернется в Украину, которую так любит и так защищает даже в заключении "ДНР".

Так же, как и десятки патриотов за решеткой на "той стороне", которые не смирились с новой "властью" и поплатились за это здоровьем и свободой.

Наталья Адамович,  опубликовано в издании Zmina.info


На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  [email protected]