Россия действует на Донбассе по приднестровскому сценарию

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Ключевая ошибка Молдовы - признание сепаратистов стороной переговоров, вывод России из статуса страны-агрессора и введение в статус посредника. Чему мы должны научиться? (Лекция).

Это опыт, который может использовать Украина и который мы не должны повторять ни при каких условиях. Читайте конспект основательной и интересной лекции о Приднестровье, Молдове и России от заведующего сектором исследований Южного региона Национального института стратегических исследований Артема Филипенко. Лекция состоялась онлайн во время встречи дискуссионного клуба «Украина - ЕС». Записала корреспондент издания " ТЕКСТИ" Татьяна Кропивницкая.

В сентябре 2020-го непризнанной «Приднестровской Молдавской Республике» исполнилось 30 лет. Все это время Республика Молдова и мировое сообщество пытались урегулировать конфликт, но ни переговоры, ни военное наступление, ни финансовые вливания не принесли ощутимых результатов. В лучшем случае это помогало решать мелкие вопросы экономических отношений между «сторонами конфликта», но не повлияло на ключевые политические вопросы.

Россия - генератор конфликтов?

Украина по-новому посмотрела на приднестровский конфликт после 2014 года. К этому времени ее позиция по Приднестровью была довольно снисходительной. В свое время даже существовало украино-российское соглашение, согласно которому Россия осуществляла транзит войск в Приднестровье через территорию Украины.

Безусловно, абсолютные параллели между приднестровским конфликтом и российско-украинской войны неуместны, ведь конфликт в Приднестровье развивался в других исторических условиях. С начала приднестровский сепаратизм позиционировал себя как движение за сохранение СССР.

На эту тему: «Миротворческие» проекты России — карта и прогнозы

В основе конфликта лежали споры между республиканской партийно-хозяйственной номенклатурой, которая стремилась при поддержке национально-демократических сил получить больше независимости от центрального руководства, и партийно-хозяйственной верхушки, которая была завязана на интересы союзного центра.

Однако есть и нечто общее в этой истории - методы, которыми Россия разжигает конфликты в других странах.

Формально приднестровский конфликт начался из-за языкового вопроса, когда Республика Молдова приняла закон о языке. Ничего плохого в этом документе не было, ведь он признавал русский языком межнационального общения. Однако тот факт, что молдавский был объявлен государственным и переведен на латиницу, восприняли в Приднестровье качестве примера румынизации - готовности Молдовы «лечь» под Румынию. «Назначенцы» с предприятий союзного значения, которые подчинялись Москве, использовали этот факт для консолидации местного населения и противопоставления его остальной стране.

Наверное, все слышали, что в 2015 году в Одесской области была задекларирована попытка провозгласить Бессарабскую республику. Этот вопрос отнюдь не новый, и еще в 1990-1991 годах, наряду с Приднестровьем и Гагаузией, начали развиваться движения и на юге Одесской области, где компактно живут болгары и гагаузы.

В октябре 1991-го даже планировался съезд депутатов всех уровней заднестровских районов Одесской области. Учитывая опыт Приднестровья и Гагаузии, он мог завершиться только одним - провозглашением Бессарабской республики. По неизвестным мне причинам, этот процесс был заторможен и, скажем так, ограничился территорией соседней Молдовы.

В 1992 году Молдова после длительных попыток вести переговоры, предоставить статус свободной экономической зоны и многое другое, попыталась вооруженным путем восстановить конституционный порядок, что привело к эскалации конфликта, пиком которого стали события в городе Бендеры. Только благодаря непосредственному вмешательству российских вооруженных сил, которые пришли на помощь ... Надо вспомнить, что и все вооружение, так же, как и на украинском Донбассе, поставлялось из российской 14-й армии различным группировкам, которые создавались в Приднестровье.

Методы, которыми действовала Россия в Приднестровье и которыми она действует на Донбассе - похожи, а именно:

  • Активное применение иррегулярных военных формирований, поддерживаемых и вооружаемых Россией (гвардия, ополченцы, казаки). К сожалению, тогда на стороне приднестровских сепаратистов воевали также отряды Украинской народной самообороны (УНСО).

  • Ведение информационной войны: дискредитация руководства государства, его вооруженных сил и правоохранительных органов внутри страны и за ее пределами, формирование негативного отношения к попыткам государства восстановить контроль над сепаратистскими регионами. Сначала Молдова проиграла информационную войну, а впоследствии - и обычную. Конечно, тогда не было интернета, социальных сетей, но было достаточно российского телевидения, которое было главным источником информации, в том числе и для Украины. И тогда многие украинские граждане благодаря этому сочувственно относились к Приднестровью.

  • Непосредственное участие вооруженных сил РФ в боевых действиях как в Приднестровье, так и на Донбассе. В отличие от Приднестровья, Россия в Украине применяет еще и экономические санкции и террористические акты.

Российская пропаганда как тогда, так и сейчас, использует одни и те же методы ведения информационной войны:

  • Дегуманизация противника. Для сравнения, российские нарративы «Молдавские военные изнасиловали выпускниц класса в Бендерах» - «Националисты играют в футбол отрезанными головами «Беркута»; «Молдаване режут женщин на пилорамах, сжигают живьем людей» - «Украинские каратели распяли мальчика в Славянске на глазах у матери»; «Молдавские военные используют мины-ловушки в виде детских игрушек» - «Украинские школьники убивают снегирей как символ России, защищая «сине-желтых синиц».

  • Манипуляция историческими фактами. Например: «Приднестровье отстаивает молдавский язык от румынизации» - «Украинцев и украинский язык придумал Генеральный штаб Австро-Венгрии во время Первой мировой войны для ослабления России»; «Приднестровье имеет традицию государственности - Молдавскую АССР в составе УССР» - «Украинский язык - это споляченный русский»; «В период Великой Румынии румыны подавляли молдаван» - «На Украине продолжается война против православия, которую ведут униаты, протестанты и раскольники», «Украина появилась по желанию Ленина», «Хрущев подарил Крым Украине».

  • Заявления о том, что на стороне правительственных войск действуют иностранные наемники. Например, рассказ Александра Крылова «Сучка» о «литовской снайперше» или материалы типа «На стороне молдавских войск воюют румынские солдаты», или «На стороне Киева воюют поляки, американцы и арабы», «В рядах ВСУ воюют и погибают кадровые офицеры НАТО», «Негры на БТР».

  • Стремление представить борьбу сепаратистов как продолжение «Великой Отечественной войны», а восстановление конституционного строя и борьбу с терроризмом - агрессию одного государства против другого. Например: «Приднестровцы воюют против румынской агрессии и румынских фашистов» и «ДНР и ЛНР воюют не против Украины, а против бандеровцев и нацистов».

  • Акцент на народном характере конфликта. В частности, на страницах издания «Аргументы и факты» опубликовали репортаж о том, как казаки, которые не имеют оружия, используют рогатки, чтобы забрасывать гранаты на другой берег Днестра.

  • Использование лексики советских времен (в Украине это «хунта», «каратели», «нацисты», а в отношении Молдовы использовались лозунги, что они воюют против румынских фашистов).

Зачем России контролировать Приднестровье и при чем здесь Украина?

«Приднестровская Молдавская Республика» не выжила бы без политической, дипломатической и экономической поддержки России, а также снисходительного отношения со стороны Украины и западных партнеров Молдовы.

В частности, в отличие от Абхазии и Южной Осетии, которые были признаны Россией после российско-грузинской войны 2008 года, Приднестровье до сих пор находится в непризнанном статусе. Более того, российские руководители неоднократно подчеркивали, что видят будущее региона в составе Республики Молдова, но на правах «широкой автономии» или «особого статуса».

Но зачем это все России?

Во-первых, Приднестровье играет важную роль в военно-политических планах Кремля. С оккупацией Крыма и началом войны в Донбассе российские регулярные воинские части или прокси-войска (вроде незаконных военных формирований «ДНР», «ЛНР» и «вооруженных сил» «ПМР») полукольцом охватили Черное море, изменив баланс сил в регионе в пользу Российской Федерации. В условиях российской агрессии наличие даже незначительного российского военного контингента, расположенного рядом с Одесской областью, создает дополнительное напряжение.

Во-вторых, с помощью Приднестровья Россия стремится удержать Молдову в сфере своего влияния и не допустить движение страны в сторону большей интеграции с Европейским Союзом.

В-третьих, значение приднестровского урегулирования значительно шире внутримолдовского контекста. Именно на примере Молдовы отрабатывалась модель урегулирования, которая впоследствии была применена в отношении к другим странам, которые Россия стремится оставить в сфере своего влияния.

Кроме того, Приднестровье несет еще и угрозы косвенного характера:

  • Через территорию Приднестровья проходит железная дорога, которая соединяет Одессу с дунайскими портами, Измаилом и Рени. Уже был случай, когда Приднестровье начало так называемую самоблокаду, и дунайские порты были отрезаны от Украины, из-за чего она понесла значительные финансовые убытки.

  • В Приднестровье расположена Молдовская государственная районная электростанция (ГРЭС), через которую происходит питание южных районов Одесской области.

  • Контрабанда, которая подрывает экономическую безопасность Украины. Приднестровье, кроме просто откровенной контрабанды, имеет еще много «серых схем», в которых также заинтересованы бизнес-элиты Молдовы и Украины.

В чем секрет политического «долголетия» Приднестровья?

Во-первых, экономическая поддержка России. Основным источником всасывания средств являются так называемые газовые деньги - через территорию Приднестровья проходит газовая труба, они осуществляют отбор газа и продают его местным потребителям по более низким ценам, чем закупает Молдова. Деньги от потребителей поступают в бюджет Приднестровья, но «ПМР» не рассчитывается с Россией за потребленный газ. Этот долг возлагается на Молдову и уже составляет $7 млрд.

В то же время этот газ используют не только потребители-физлица, но и предприятия. Парадокс ситуации еще и в том, что в Приднестровье находится и сама Молдовская ГРЭС, которая является одним из основных потребителей газа и одновременно одним из основных поставщиков электроэнергии в Молдову.

То есть Молдова платит двойную цену Приднестровью - и за газ, и за электроэнергию.

Во-вторых, есть контрабандные «серые схемы», приносящие прибыль тем, кто их реализует.

В-третьих, политика Европейского Союза, которая способствует сохранению Приднестровья. В частности, с 2009 года проводится так называемая практика малых шагов. ЕС финансирует несколько программ, согласно которым выделяет средства на трансграничные проекты, направленные на поддержку общественных инициатив и общин с обоих берегов Днестра (из Приднестровья и Молдовы). Из года в год это финансирование увеличивается.

Уже реализованы четыре этапа этого проекта, пятый завершится в 2021 году. Начинался он с $2 млн и уже вырос до $11 млн в год. Для такой небольшой страны как Республика Молдова - это серьезные финансовые вливания. За эти деньги ремонтируются детские сады, строятся дороги, проводятся совместные программы с гражданским обществом и в Молдове, и в Приднестровье.

Кроме того, структура приднестровского экспорта свидетельствует о том, что несмотря на задекларированный руководством региона курс на евразийскую интеграцию и предстоящее вступление в состав России, основные рынки сбыта приднестровских предприятий содержатся на Западе. Так, «экспорт» Приднестровья в страны ЕС в 2019 году составил $179 млн (27%), тогда как экспорт в Россию - $86,7 млн, почти вдвое меньше.

- Эффективна ли европейская политика малых шагов по Приднестровью?

- Социологический опрос, проведенный румынской агентством, показал: несмотря на то, что около трети экспорта Приднестровья осуществляется в страны ЕС, 92% приднестровцев считают, что их лучшим экономическим и политическим партнером является Россия, а за объединение с Молдовой выступает не более 5% населения. То есть, несмотря на то, что 10 лет осуществляется очень благоприятная политика со стороны ЕС в отношении Приднестровья, население там по своим настроениям остается преимущественно пророссийским и не настроено на реинтеграцию с Молдовой.

На эту тему: Олигархи Приднестровья «прячут» бизнес в Украине

Украина и приднестровский конфликт: помогают ли двойные стандарты?

В 1992 году Украинская национальная ассамблея - Украинская народная самооборона (УНА-УНСО) принимали участие в боевых действиях на стороне сепаратистов Приднестровья, а через территорию Украины спокойно проходили «ихтамнеты», казачки и другие прокси-войска.

Кроме того, позиция Украины в процессе урегулирования конфликта в Приднестровье была не всегда однозначной. Самый яркий пример - план Ющенко «Семь шагов на пути к демократии» для Молдовы, это своеобразная формула Штайнмайера тех времен. В основе этого плана лежал вопрос «демократизации Приднестровья». Для этого предлагалось провести под наблюдением международных наблюдателей выборы в Верховный Совет Приднестровья, что фактически привело бы к его легитимизации. Уже после этого планировали провести там другой переговорный процесс. То есть план Ющенко едва не легализовал Приднестровье.

Еще один нерациональный шаг со стороны Украины - предоставление украинского гражданства жителям Приднестровья. Сегодня мы знаем, что происходит выдача российских паспортов жителям Донбасса ... К сожалению, в случае с Приднестровьем Украина также пошла по этому пути.

Что это значит?

Российская Федерация придерживается определенной стратегии в процессе урегулирования конфликтов, которая имеет целью разрешения конфликта по российскому сценарию. Это касается как Молдовы, так и Украины.

Основа этой политики - реинтеграция сепаратистских анклавов с предоставлением им широкой автономии и, скорее всего, с правом блокирования отдельных внешнеполитических инициатив, или право на сецессию при условии изменения внешнего статуса. По сути, это закрепление нейтрального статуса страны и остановка курса евроатлантической интеграции.

Указанная стратегия рассчитана на длительный период. Россия не спешит, она ждет как в Молдове, так и в Украине прихода к власти пророссийских сил, которые в итоге станут основными проводниками выполнения их прихотей.

Ключевая ошибка Молдовы - признание сепаратистов стороной переговоров, вывод России из статуса страны-агрессора и введение в статус посредника. Это опыт, который может использовать Украина и который мы не должны повторять при каких условиях.

Ни в Молдове, ни в Украине нет реальной стратегии деоккупации своих территорий. И пока она не создана, Россия применяет широкий инструментарий для достижения своей цели - и пропаганду, и давление, и войска, и экономические санкции.

Что может быть противодействием российской агрессии?

Важным элементом является комплексная и целенаправленная информационная политика как внутри, так и вне страны, поскольку даже в тех дискурсах, которые есть в украинском обществе, не все воспринимают эту войну как российско-украинскую. Некоторые даже считают, что война началась с подачи нашего пятого президента или видят в этой войне внутренний конфликт, а не вооруженную агрессию РФ.

В Приднестровье (его по численности населения можно сравнить с двумя районами Одесской области) издаются кипы пропагандистской литературы, например, «История Приднестровской Молдавской Республики» в трех томах.

В то же время в Молдове не выработано видение этого конфликта, не понятно, кто виноват, и это дает основания Приднестровью требовать время от времени от Молдовы покаяния за войну 1992 года.

Сейчас на территории Молдовы активно присутствуют и ретранслируются российские телеканалы. Даже существует определенная конкуренция между молдовскими телеканалами за право их ретрансляции. В Украине ситуация не столь критическая, но враждебная пропаганда проникает к нам через интернет и телеканалы пророссийских политиков.

Украине и Молдове нужна мощная информационная политика как внутри, так и снаружи. На государственном уровне должны быть сформулированы нарративы по сути войны, ее причинах и целях, средствах достижения деоккупации и реинтеграции.

«У нас сегодня до сих пор этого не сделано, как и не сделано в Молдове, хотя я уже несколько лет подряд слышу, что вот-вот они разработают стратегию, вот-вот разработают положение о фонде реинтеграции», - говорит Филипенко.

Угрожает ли Украине сценарий «приднистровизации»?

Опасения относительно «приднистровизации» украинской-российской войны на Донбассе остаются. Россия как в Молдове, так и в Украине делает ставку на приход к власти пророссийских сил, которые попытаются так или иначе посадить сепаратистов за «стол переговоров» с официальной властью или с представителями «гражданского общества».

Если говорить о Приднестровье, то там тоже пытаются наладить сотрудничество с гражданским обществом. Только есть один момент: все гражданское общество Приднестровья находится под контролем «министерства государственной безопасности ПМР». Более или менее свободно дышат там какие-то зоозащитники и экозащитники. Все, кто занимается политическими вопросами, контролируются, и если имеют иностранное финансирование, должны регистрироваться как иностранные агенты. Поэтому, по сути, говорить об адекватном диалоге с гражданским обществом в Приднестровье не приходится.

Каким будет президентство Майи Санду?

Если мы почитаем интервью новоизбранного президентки Молдовы, то заметим, что она не предлагает нам опыт мягкого подхода. Наоборот говорит о том, что «этот мягкий подход нам ничего не дал». Плохой опыт - тоже опыт. Ее советники тоже говорят, что в течение 28 лет подписано немало соглашений и фактически ни одно из них не работает, реинтеграция не состоялась.

Почему есть основания радоваться победе Санду? Потому что это пощечина России. Это моральное поражение РФ, так как Кремль ставил на бывшего президента Игоря Додона. Путин откровенно его поддерживал, господин Додон за время своего президентства раз 30 посетил Москву, ни одного - в Бухарест и Киев; заявил, что Крым - российский, и даже отпуск провел в Подмосковье. Кремль не поддержал многих представителей других пророссийских сил - вся их политика была направлена на поддержку Додона. Это пощечина Москве и именно так это там воспринимается.

Но президент в Молдове - чисто номинальная фигура. Он может распустить парламент, но только при условии, если тот три месяца не принимает законы, блокируется его законодательная деятельность или не удается утвердить правительство в течение 45 дней. Правовых оснований для роспуска парламента у Санду практически нет. Есть определенные полномочия в сфере внешней политики. То есть она может подписывать соглашения, но они должны утверждаться правительством. Если не будет опоры на собственную фракцию, на большинство в парламенте, на правительство - она ничего не сможет изменить.

Надо понять, что молдаване голосовали за Санду не потому, что выбрали проевропейский путь, а потому, что прежде всего их достал Додон: и своей коррумпированностью, и своей дерзостью, откровенной пророссийскостью. Среди избирателей Санду были и русскоязычные.

Мы надеемся, что Майе Санду удастся каким-то образом распустить парламент, провести внеочередные выборы и получить более или менее мощную фракцию. Это будет сложно, но надежда такая есть. Однако даже в этом случае политсила Санду не получит большинства - им придется с кем-то блокироваться, а значит, идти на компромиссы.

Что мы можем сделать в украино-молдовских отношениях?

Во-первых, нужна определенная согласованная позиция двух стран, подвергшихся агрессии РФ, имеющих проблемы с оккупированными или неконтролируемыми территориями. В чем эта слаженная позиция проявляется? Принимается решение парламентом, заявление, обращение, постановление или что-то другое. Такую же поддержку выражает Молдова Украине или наоборот. Формирование определенной позиции на переговорах, чтобы объявлять ее с трибуны ООН, ПАСЕ и многое другое. То есть, так или иначе можно координировать нашу деятельность именно в этом вопросе.

Есть еще ряд конкретных вопросов, которые мы должны решить, но они межправительственного характера, и там есть проблемы. Например, это вопросы использования ресурсов реки Днестр (Молдова против строительства Украиной ГРЭС), демаркации границы, совместных пунктов пропуска на украино-молдовской границе, вопросы меньшинств. Есть круг вопросов, которые должны обсудить и задекларировать.

Насколько вероятен вывод войск РФ с территории Приднестровья?

В ближайшее время этого не ожидается. Хотя госпожа Санду говорила об этом, как и все представители власти Молдовы в последние годы. Были заявления с трибуны ООН, есть резолюция ООН о выводе российских войск, которую разрабатывала и Украина. Даже господин Додон заявлял о необходимости вывода росвойск из региона, кроме миротворцев. Но российский контингент в Приднестровье по количественному и качественному составу - это преимущественно местные жители с российским гражданством. Только офицерский состав собственно из России.

С тех пор как Украина прекратила транзит грузов для российской группы войск в мае 2015 года, приднестровская группировка «сидит» на местном самообеспечении. До этого они завезли шасси, переставили на них «Грады», больше новой военной техники не получили. Как пошутил один местный деятель, если выводить, то вывезут только знамена и кучку офицеров (хотя на самом деле человек, подписавший контракт, должна выходить вместе с частью).

Кроме военного контингента, есть еще и склады вооружений в Колбасной. Это около 20 тыс. тонн боеприпасов различного уровня годности. Туда вывозили все со всей Восточной Европы. Часть из того просто непригодна. Они начали утилизацию в начале 2000-х. Приднестровье постоянно заявляет, что будет претендовать на эти вооружения.

В августе прошлого года министр обороны РФ Шойгу был с неофициальным визитом в Молдове и предложил план утилизации боеприпасов: на месте и в течение трех лет. Молдовская сторона как будто согласилась на это, но никакого конкретного плана, насколько мне известно, нет. Сейчас, скорее всего, никто этот вопрос поднимать не будет. Причем российская сторона предлагала утилизировать только 11 000 тех, непригодных, а все остальные «как-то передадим». Там есть все: от патронов до снарядов для 152 мм гаубиц. Если такой склад бабахнет, плохо будет всем.

В вопросе вывода войск ключевым моментом должно стать изменение формата миротворческой миссии - с военного на гражданский. За это выступают Украина и Молдова, ведь там уже нет угрозы возникновения военного конфликта. Молдовская армия по своей мощности, не думаю, что лучше армии Приднестровья. У них даже танков нет. Расходы на армию Молдовы - около 1% ВВП. То есть не стоит ожидать вооруженного конфликта, как и вывода войск.

Но это не значит, что не стоит добиваться вывода. Хотя есть несколько сценариев для этого, и все они плохие. Первый - по железной дороге под особым контролем через территорию Украины. Это оптимальный вариант, поскольку позволяет вывезти технику и возможность это проконтролировать. Но есть угроза провокаций. Второй - вывод через порт Джуджулешты на территории Молдовы. Здесь должно быть разрешение последней, но порт не оснащен для таких вещей. Есть еще варианты по воздуху - через Кишиневский аэропорт (опять вопрос, насколько Молдова захочет пропускать через себя такое количество военных) или тираспольский военный аэродром.

Может ли Украина вместе с Молдовой давить на Приднестровье?

Я выступаю за то, чтобы Украина и Молдова объединили усилия - тогда определенные уступки от Приднестровья были бы значительно быстрее. Тем более, что сейчас верхушка Приднестровья, хотя и находится на содержании Москвы, провозглашает свою пророссийскость, но в некоторых вопросах не слушает Кремль - когда там требуют, например, поддержать Додона, то они предпочитают проводить самостоятельную политику.

Интересно также, что они транслируют российскую позицию, но на государственном уровне антиукраинских высказываний себе не позволяют. Официальные приднестровские издания тоже избегают антиукраинских тезисов, понимая, что это может плохо для них закончиться. Были ситуации, когда российские сайты бросали фейки о том, что украинские и румынские диверсанты собираются учинить диверсию, некоторые молдовские СМИ это перепечатывали, а СМИ Приднестровья молчали.

Но важно понимать, что в Приднестровье сейчас все контролирует холдинг «Шериф». То есть для руководящего круга Приднестровья это бизнес-проект, этакая непризнанная экономическая зона, с которой они имеют выгоду.

До сих пор Украина никогда не объединяла усилия с Молдовой, даже для собственных интересов. Не последнюю роль в продолжении существования Приднестровья играют частные коммерческие интересы - и в молдавской, и в украинской элитах есть люди, заинтересованные в серой зоне, из которой можно получать материальную выгоду. Недаром Мая Санду поставила вопрос борьбы с контрабандой как направление политики. Насколько ей это удастся - зависит от того, насколько она сможет изменить расклад сил в парламенте в свою пользу.

Можно ли предотвратить, чтобы из Приднестровья на обучение в Украину за государственные средства не приезжали завербованные местным филиалом ФСБ студенты?

Мне трудно прокомментировать, я не работаю в Минобразования. К сожалению, эта ситуация касается не только тех студентов, которые сегодня едут на обучение, но и во многом - украинцев Молдовы. Если их спросить, найдете много нарративов, которые свойственны скорее российской пропаганде, чем реальному положению вещей.

Есть Союз приднестровцев Украины, но, как я уже сказал, все гражданское общество Приднестровья находится под тем или иным контролем МГБ (Министерство госбезопасности) Приднестровья. Удивляться, что именно они проводят этот отбор студентов, которые поедут учиться в Украину, не приходится. Община украинцев ПМР - это иллюзия. Украинская газета «Гомін», которая выходит в Приднестровье, является украиноязычным приложением «Советы ПМР». То есть государственного органа, который никоим образом не выходит за пределы официальной позиции «ПМР».

Была интересная ситуация в 2014-2015 годах. Мы и они одновременно боялись того, что что-то будет (военное наступление - ред.) с их стороны, а они - что мы что-то будем делать.

Артем Филипенко,  опубликовано в издании  ТЕКСТИ


На эту тему:

 

 

 

 

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com