Будущее Европы. Прогноз

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Что будет, если мы перестанем жить такими великими иллюзиями, как демократия и Единая Европа. Среднесрочный политический прогноз для широкой Европы.

... Думаю, что в ближайшие несколько лет наш привычный мир сильно изменится. Он уже зашевелился — несколько лет назад представить себе российско-украинскую войну или российскую интервенцию в Сирии было невозможно. Так как ранее — террористическое нападение на Америку. Или цунами Бог знает откуда прибывших мигрантов, накотилося на Европу.

Думаю, что в ближайшие несколько лет, наш привычный мир сильно изменится. Он уже зашевелился — несколько лет назад представить себе российско-украинской войне или российскую интервенцию в Сирии было невозможно. Так как ранее террористическое нападение на Америку. Или цунами Бог знает откуда прибывших мигрантов, накатившее на Европу.

Но это только последствия фундаментального сдвига общественных настроений. Умерло или умирает много великих идей. Среди них и идея универсальности демократии. И идея создания под видом ЕС Соединенных штатов Европы. Эти идеи становятся сиротами. Они уже не вдохновляют.

Джордж Буш (младший) (George Walker Bush), кажется, был последним американским президентом, который, несмотря на все прагматические нефтегазовые расчеты, таки верил в то, что демократия является универсальным благом, к которому стремятся все. А потому был одержим миссией распространения и защиты демократии.

Ангела Меркель (Angela Dorothea Merkel), кажется, является последним крупным европейским политиком, который отчаянно спасает европейскую идею — хотя многие считают эту идею только видоизменением немецкой экспансии. Другие европейские политики злорадно наблюдают за тем, как проект ЕС вязнет в болоте мелочных интересов.

Граждане становятся все равнодушнее к участию в политической жизни. Все меньше и меньше участвуют в выборах. И самое трагичное, что в политическом процессе не хочет участвовать молодежь, которой жить в мире, который обустраивать она не желает. И тогда маргинальное меньшинство решает судьбу страны. Или это пенсионеры, как в Украине, которые уже четверть века формируют государство для себя. Или обиженные ЕСом маргиналы, впадающие в националистическую истерию, как в Венгрии или Сербии. А потому невозможное для людей разумных становится возможным — и российская оккупация Крыма, и публичное, при полиции, изнасилование женщин перед Кельнским собором. Мир инфернальный становится миром реальным. Вылезают «Бесы» Достоевского — мировое подполье.

Американцы все меньше интересуются миром. А европейцы все меньше интересуются своим будущим. Есть только настоящее.

В Европе все более и более популярен евроскептицизм, и он уже не является академической фрондой, а, как ни печально, политической реальностью в таких странах, как Греция, Венгрия, Польша и традиционно — Великобритания.

Ниже — несколько гротескная попытка заглянуть за куртину того будущего, которое нам всем готовит и наше безразличие к своей же судьбе, и цинизм политиков, которые потакают и этому равнодушию, и ограниченному провинциальному национализму, и популизмому.

После провального президентства демократа Барака Гуссейна Обамы (Barack Hussein Obama) в США ожидается прогнозируемая смена власти и очень вероятно, что президентом станет ортодоксальный республиканец. Поскольку предыдущий президент не сподобился даже на минимальные победы на международной арене — исходя из динамики развития событий можно ожидать, что Ближний Восток полностью охватят гражданские войны.

А Восток Европы просто бросят на произвол судьбы, и он будет беззащитен перед Россией, которая, тем не менее, станет распадаться. За время президентства Барака Обамы в США, в отличие от Канады, так и не предложили стагнирующему ЕС какого прорывного формата сотрудничества — не создали даже зоны свободной торговли с ЕС. Более того — США все больше дистанцировались от влияния на события, происходящих в Европе.

Поэтому американское общество, потеряв надежду на распространение демократии как универсальной ценности в мире, попросту утратив интерес к миру, очевидно, завершит с этим миссионерством. Фактические поражения в войнах с Ираном, Ираком и Афганистаном побуждают США больше не позволять втягивать себя в эти авантюры.

Тем более, что в Европе почти везде предполагается приход к власти националистов и популистов, которые будут демонстрировать «усталость» от семидесятилетней американской «опеки». Поэтому вероятно, что американское общество начнет замыкаться в самом себе. Поэтому очевидно выберет президента-изоляциониста — сегодня больше всего этим ожиданиям соответствует Дональд Трамп (Donald John Trump). К сожалению, другой реальной кандидатуры республиканцы за последние годы президентства Барака Обамы не выдвинули.

Какие могут быть глобальные политические последствия возвращения американского изоляционизма?

США, после 70-летнего присутствия и ответственности, начнут окончательно выводить свои войска из Европы, оставляя ее на ответственность самих европейцев.

США будут все больше дистанцироваться от стратегического партнерства с Израилем, по сути оставляя его один на один с арабским миром.

США откажутся от посредничества в конфликтах на Балканах и в широко толкуемой Восточной Европе — от Одера до Волги.

ЕС и дальше будет терять привлекательность для самих граждан стран-членов ЕС. Антиевропейский демарш Греции был только первым звонком. Европейская идея все меньше и меньше вдохновляет собственно европейцев. Ее убили калькуляциями. Поэтому национальные лидеры уже в значительной мере переориентировались на национальные проекты. Причем этих проектов будет становиться все больше — потому что региональная политика ЕС не только ослабила государства, но и подняла регионы. Теперь эти регионы, особенно, если они еще и совпадают с национальными анклавами, будут создавать новые объединения и стремиться создавать новые национальные государства.

В Европе почти везде, учитывая национальный и социальный эгоизм, вызванные массированным нашествием мигрантов с юга и востока, ожидается приход к власти или правых, или популистов. Все они будут апеллировать к более социально ориентированной политике, хотя при отсутствии ресурсов эта политика будет чистым популизмом. До поры до времени эти политики, как и в Греции, будут пробовать выжать последние ресурсы из ЕС.

Все это будет происходить на фоне дальнейшей деструкции Ближнего и Среднего Востока, Средней Азии и Северной Африки — а, следовательно, на фоне дальнейших цунами мигрантов, которые слабые институты ЕС или отдельных национальных государств вряд ли остановят.

А также все это будет происходить на фоне все более широкой террористической войны всех против всех, когда уже становится непонятно, кто же нападает и на кого. Иногда террористические атаки будут приобретать пароксизмичные формы.

Это усилит и так мощные изоляционистские настроения, которые будут приобретать формы локальных национализмов и социальных эгоизмов. Именно поэтому запуганное и манипулируемое население будет избирать националистов и популистов.

Во Франции и далее следует ожидать новых террористических атак. Франция, как и США, знаковая страна — колыбель европейской демократии. Поэтому противники демократии и европеизма во всех его формах подсознательно будут выбирать именно Францию ​​и Париж целью своих террористических атак.

Очевидно, что псевдоисламистские атаки последуют из многих источников. Не только с Ближнего Востока, но и из России. Несмотря на относительный успех на последних выборах, вряд ли голлисты и социалисты справятся с этим вызовом. Поэтому ответом деморализованного и манипулируемого таким образом французского общества станет приход, в конце концов, ультранационалистического Национального фронта (Front National) во главе с Марин Ле Пен (Marine Le Pen).

В Германии политическая ситуация станет более контрастной и еще больше отдалит земли друг от друга. Курс Ангелы Меркель на большой и тесно связанный евроинтеграционный проект раскритикуют даже в ее Христианско-демократическом союзе Германии (Christlich Demokratische Union Deutschlands). Несколько земель ФРГ «замкнутся» в себе. Бавария на традиционалистские католической основе не примет модернизации Германии.

Зато Саксонией овладеют националистические и едва ли не реваншистские настроения. Ожидается, что они поставят вопрос о дальнейшей федерализации Германии и откажутся финансировать программы Европейского Союза. Федеральное правительство и новый канцлер еще будут сопротивляться региональному эгоизму и близорукости — ведь большой евроинтеграционный проект прежде всего выгоднен самой Германии — но все равно он будет ослабевать.

Можно ожидать, что, учитывая общую динамику политических процессов и отсутствие механизмов коллективной безопасности (ОБСЕ себя к тому времени полностью дискредитирует не только в Грузии, Украине или Молдове, но и в Стране Басков и на Балканах) в Германии все больше будут поднимать вопрос возвращения утраченных восточных территорий. И знаковой территорией, о которой пойдет речь, учитывая слабеющую Российскую Федерацию, будет Восточная Пруссия — Калининградская область.

В тему: Профессор Леопольд Кор и оптимальное государство: теория географического сепаратизма

В Австрии, учитывая небывалый наплыв мигрантов, ожидается ренессанс неонацистской «Австрийской Партии Свободы» (Freiheitliche Partei Österreichs) и «Союза за будущее Австрии» (Bündnis Zukunft Österreich) покойного харизмата Йорга Хайдера (Jörg Haider) во главе с Хайнц-Кристианом Штрахе (Heinz-Christian Strache).

В Нидерландах ожидается победа праворадикальной Партии свободы (Partij voor de Vrijheid) тоже покойного экстравагантного гея и харизмата Пима Фортейна (Wilhelmus Simon Petrus Fortuyn) во главе с Гертом Вилдерсом (Geert Wilders) в союзе с реформатской партии (Staatkundig Gereformeerde Partij) Кееса ван дер Стая (Kees van der Staaij).

В России стареющий Путин, спасая себя, и не имея возможности удержать ситуацию, учитывая объективно низкую цену на энергоносители (нефть в коридоре 30-40 $), скорее всего попытается «легитимно» передать власть ультраправым. Политического клоуна Владимира Жириновского в этой части политического спектра сменят настоящие правые русские националисты и православные фундаменталисты. Хотя структурно все равно политическая конструкция России будет опираться на костяк силовиков. Ветеранам Путина оставят их состояния и статус.

Рост русского национализма вызовет неоднозначную реакцию в национальных анклавах. Прежде всего в Татарстане, который все больше будет дистанцироваться от Москвы. Возможно, он дойдет и до провозглашения национального суверенитета. Проблемой Татарстана является его «островной» характер. Поэтому он, скорее всего, останется в конфедеративных отношениях с Россией.

России не удастся удержать Северный Кавказ, где ожидается создание Кавказского халифата в составе Дагестана, Чечни, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии.

Что касается Средней Азии, то Россия полностью выйдет из этого региона. Для этого может быть две причины — и падение постсоветских геронтократичних диктатур, и подъем исламизма, и давление Китая.

В тему: Россию ждет постепенный распад, — геополитический прогноз Stratfor

Однако Россия станет и дальше удерживать стагнирующий Крым и оккупированные ею районы Донбасса. Хотя оставит на произвол судьбы Приднестровье, поскольку технически не сможет его содержать. И оно, как ничейная земля, окажется между Румынией, которая его «возьмет под защиту» Молдовы, и Украиной.

Вместе с тем Россия разберется с независимостью Беларуси — Аляксандра Лукашенко вывезут в Подмосковье — туда же, куда и Виктора Януковича. Протесты белорусской общественности вряд ли будут значительными.

Из Белорусского федерального округа Россия будет пробовать пробивать коридор к проблемной Калининградской области. И дело даже не в попытках Германии поднять, наконец, вопрос Восточной Пруссии. Калининградская область действительно будет нуждаться в поддержке, потому что окончательно погрязнет в руинах. И здесь Россия может столкнуться не только с интересами Литвы, по которой она потребует пробить коридор, но и с Польшей, которая поднимет вопрос населенного поляками Виленского края в Литве.

Вместе с тем можно ожидать, что российские националисты, пользуясь отсутствием американцев и бессилием европейцев, «возьмут под защиту» Восточную Эстонию — города Нарва и Тарту, полностью оккупируют Латвию. В Балтии останутся независимыми часть Эстонии и Литвы.

В Италии, учитывая массированный наплыв беженцев из Северной Африки, на севере ожидается победа неонацистской и сепаратистской «Лиги Севера» (Lega Nord) во главе с Маттео Сальвини (Matteo Salvini), а на юге — популистско-националистической партии Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) «Вперед Италия» (Forza Italia). Что несомненно приведет к расколу Италии на север и юг. Хотя на первом этапе Италия, скорее всего, будет конфедерацией.

Однако одной из существенных проблем для ее южной части — Сицилии и Калабрии ожидается непрерывный поток мигрантов из Магриба, который будет постепенно арабизировать юг.

В Бельгии победа на юге — во франкоязычных Валонии и Брюсселе — переориентированного на Францию ​​после победы в ней Национального Фронта франкоязычного Реформаторского движения (Mouvement Réformateur) Шарля Мишеля (Charles Michel) и «Фламандского блока» (Vlaams Blok) Франко Вангеке (Frank Vanhecke) на севере окончательно завершит распад страны на Валлонию и Фландрию. Ожидается, что Брюссель или будет между ними разделен пополам, или объявлен отдельной территорией.

В Испании, после отделения Каталонии, которое неизбежно, и ощущения, что Испания распадается, можно ожидать консолидации всех правых сил — к власти должны снова прийти права «Народная партия» (Partido Popular) во главе с Мариано Рахоем (Mariano Rajoy Brey) в союзе с их противниками на последних выборах из правой партии «Граждане» (Ciudadanos) Альберта Риверы (Albert Rivera Díaz), которые являются радикальными противниками отделения Каталонии.

А в Стране Басков, Басконии (Euskadi) с обеих сторон испанско-французской границы Баскская националистическая партия (Euzko Alderdi Jeltzalea) и боевая организация басков ЭТА (Euskadi Ta Askatasuna) ожидаемо перейдут к острой фазе отделения от Испании и Франции. Причем на этот раз, учитывая рост французского национализма, баскийские терористы могут перенести свои террористические акты и на территорию Франции — в район Биариц.

В тему: Сепаратизм по-европейски: День Каталонии (фоторепортаж)

Зато ожидается, что количество мигрантов из Магриба в Андалузии будет медленно превращать ее в новый «Кордовский халифат» — это вопрос предоставления беженцам гражданства и демографических изменений.

В Венгрии у власти останется праващая группировка, и далее состоящая из союза партий Фидес (Fidesz — Magyar Polgári Szövetség) во главе с Виктором Орбаном (Orbán Viktor) и Йоббик (Jobbik Magyarországért Mozgalom) Габора Она (Vona Gábor, настоящая фамилия — Зазривец (Zázrivecz)).

Можно ожидать, что Венгрия косвенным образом будет все больше стимулировать амбиции целостного венгерского анклава в Румынии к получению если не независимости, то широкой автономии. Это может со временем превратить Румынию в конфедерацию. Что касается других этнических венгерских регионов, которые в соответствии с Трианонским мирным договором 1920 года оказались в других странах, то, скорее всего, Венгрия не будет иметь сил ставить вопрос о повышении их статуса.

В Польше правящая правая партия «Право и Справедливость», несколько потеряв голоса с учитом экономических проблем, порожденных антиевропейской политикой правительства, объединится с право-популистскими партиями «Кукиз`15» (Kukiz’15) во главе с Павлом Кукизом (Paweł Kukiz) и ультра-националистической «Коалицией за восстановление республики — Свобода и Надежда» (Koalicji Odnowy Rzeczypospolitej Wolność i Nadzieja) во главе с Янушем Корвин-Микке (Janusz Ryszard Korwin-Mikke). Вся польская политика последующих лет может строиться на страхе перед немецким реваншизмом — все же треть территории страны в Второй мировой войне была в составе Германии.

В Греции ожидается объединение популистов с националистами — союза партии «СИРИЗА» («Коалиция радикальных левых») Алексиса Ципраса (Αλέξης Τσίπρας), который создаст блок с крайнеправой партией «Независимые греки» (Ανεξάρτητοι Έλληνες) Паноса Каменосив (Πάνος Καμμένος) и неонацистской партией «Золотая Заря» (Χρυσή Αυγή) Николаоса Михалолиакоса (Νικόλαος Γ. Μιχαλολιάκος). Они традиционно станут до последнего вытягивать средства из стагнирующего ЕС. Это и будет сути греческой политики в ближайшей перспективе.

В Сербии ожидается ренессанс Сербской прогрессивной партии (Српска напредна Странка) Томислава Николича (Томислав Николић), наследницы Сербской радикальной партии (Српска радикална Странка) Воислава Шешеля (Војислав Шешељ), которого и дальше будут бесконечно долго судить в Гааге. Она найдет себе союзников среди националистических партий как в самой Сербии, так и в сербском анклаве в Боснии и Герцеговине. В Сербии это партия «Единая Сербия» (Јединствена Србија) Драгана Марковича (Драган Марковић), «Новая Сербия» (Новая Србија) Велимира Ильича (Велимир Илић) - Сербская радикальная партия Республики Сербской (Српска радикална Странка Република Српска) Миланко Михайлицы (Миланко Михајлица).

Зато в Хорватии, учитывая, что ее заполонят беженцы из Сирии и Ирака, ожидается победа правого и все более националистического Хорватского демократического союза (Hrvatska demokratska zajednica), который основывал еще Франьо Туджман (Franjo Tuđman), во главе с Томиславом Карамарко (Tomislav Karamarko). Хорватский избиратель будет реагировать на все более националистически настроенного избирателя в Сербии и Республике Сербской в Боснии и Герцеговине, а потому станет голосовать за все более националистически настроенные партии.

Можно ожидать, что фактическая разделенность Боснии и Герцеговины в ближайшие годы, когда ослабнет прессинг США, а следовательно — НАТО и ЕС, в конце концов спровоцирует Сербию и Хорватию «взять под защиту» сербские и хорватские анклавы в этой стране. Единственный вопрос, который возникает — это решится ли Турция или непосредственно, или через Косово или Албанию «взять под защиту» мусульманские «остатки» Боснии и Герцеговины. В конце концов, этот процесс может затронуть и Македонию, где имеется значительное албанское сообщество.

Хотя не исключено, что все большая активность в Боснии и Герцеговине исламских радикалов, которых поддерживает Саудовская Аравия, приведет к провозглашению так называемого «Балканского халифата» на базе всех этих исламских анклавов — Албании, Косово, части Македонии, мусульманской части БиГ. Хотя, может быть и другой вариант, когда победит не исламское сознание, а албанский национализм — тогда возникнет Великая Албания, состоящая из собственно Албании, Косово и части Македонии, и «Балканский халифат» или собственно Босния. Все эти образования могут иметь поддержку и со стороны ИГИЛ или иных структур, в которые она трансформируется в горниле войны на Ближнем Востоке.

В Румынии к власти должен прийти все более «правеющий» «Правый румынский альянс», который, очевидно, будет под руководством молодого и амбициозного Михая Развана Унгуряну (Mihai-Răzvan Ungureanu). Причиной этого станут инспирированные Венгрией сепаратистские выступления компактного венгерского меньшинства в Трансильвании и фактическое создание Венгерской автономии. Статус этой Венгерской автономии может быть какое-то время неопределенным — формально в составе Румынии, но фактически независимый.

Точнее, зависим от Венгрии. Так Румыния или потеряет этот регион, или превратится в конфедерацию. Зато румынские националистические настроения компенсирует аннексия Румынией большей части Республики Молдова. Приднестровье в экстренном порядке, учитывая потерю к нему интереса со стороны России, очевидно, попросится «под защиту» Украины. Это не означает, что Украина решится его инкорпорировать.

Выход США из Ближнего Востока может привести к широкомасштабной войне шиитов и суннитов — а по сути — Ирана и арабского мира. Это противостояние продолжается сотни лет и вскоре оно может просто обрести новые формы. Это противостояние подожжет весь Восток — от Пакистана и Афганистана до Сирии и Турции.

Эта широкомасштабная война выбросит в Европу и Северную Америку еще больше миллионов крестьян. Вместе с тем потечет и река беженцев из Центральной Африки — они побегут от агрессивной и динамичной экспансии радикальных форм ислама.

ЕС уже не может справиться с этими процессами. Причиной является крайне инфантильность стран-членов ЕС, которые не только потеряли время, в течение десятилетий прячась от проблем под политический зонтик США и НАТО, но и не создали своих силовых структур, не преодолели национальные национализмы и национальные эгоизмы.

Ожидаемый массированный приход к власти в странах ЕС правых и левых популистов и националистов будет попыткой спасения побегом с тонущего корабля.

Как ожидается, первой ЕС элегантно покинет Великобритания. Впрочем, это не спасет ее от распада — Шотландия, учитывая экономические проблемы Англии и Уэльса, выйдет из Соединенного Королевства.

Синхронно, правда постепенно — посегментно — из ЕС ожидается «мягкий» выход возглавляемых националистическими политическими силами Франции, Венгрии, Польши.

Сложной может стать ситуация стран, которые не сохранят свое единство — например, Бельгия, Испания, Италия. Они могут «выходить» или «оставаться» в ЕС отдельными территориями.

Ожидается, что Северная Италия, возглавляемая «Лигой Севера», вслед за Францией выйдет из ЕС. А коррумпированная Южная Италия, все еще ​​в безнадежном расчете на экономические потоки с ЕС, будет там цинично оставаться.

Независимая Каталония может даже проситься в ЕС, трактуя членство в ЕС как хотя и иллюзорную, однако хоть какую-то гарантию независимости.

Тем же путем попытается пойти и Корсика, которая будет бороться с французским жестким национализмом, однако методами скорее террористическими, чем политическими, как Каталония.

Вообще, такие новые независимые или полунезависимые территории, как Каталония, Валлония, Фландрия, Корсика, Бретань, Бавария, Саксония, Шотландия будут педалировать продвижение новой конструкции ЕС — как ЕС-регионов, а не стран-основательниц.

Взамен Греция до последнего будет пробовать воспользоваться остатками бюджета ЕС, а потому не станет выходить из его состава.

Можно предположить, что дезинтеграция ЕС начнется с парада выходов из еврозоны — евро будет оставаться до последнего в ФРГ и его немногочисленных союзников. Они и создадут так называемый «малый ЕС».

Однако выход из еврозоны не спасет беглецов. Новые / старые национальные валюты станут быстро девальвировать, потому что будет разрушен большой общеевропейский рынок.

Наиболее защищенными будут первые беглецы из еврозоны — и прежде всего Великобритания. Хотя она и понесет потери, учитывая валютный сепаратизм Шотландии.

Примерно так может выглядеть средне-отдаленное будущее нашей части мира, если мы и дальше будем пренебрегать своим будущим, а не видеть за малым большое, не жить такими великими иллюзиями, как демократия и Единая Европа.

Европейцы и американцы в 1913 году были такими же беспечными и безответственными, как и мы сейчас. Они были счастливы и ожидали дальнейшего прогресса, совершенствования паровозов и телеграфов ...

Европейцы и американцы в 1938 году тоже наслаждались последними днями мира, и тоже ожидали дальнейшего совершенствования авто и самолетов ...

Жители Донбасса в 2013 году тоже не могли хотя бы в общих чертах просчитать, какой ад они надолго навлекают на свои дома.

Но и те европейцы и американцы, которые вместе с нами бездумно тратят свой ​​шанс таки построить качественно иной мир, ничем от тех несчастных, промерзших жителей Донбасса не лучше. Ведь главное — это все новые и новые модели гаджетов ...

Им тоже не терпится попасть в ад ...

(Публикуется с сокращениями).

Тарас Возняк, опубликовано в журнале «Ї»

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не