Черная кровь современного мира. Нефть

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Не стоит обманываться: если придется заменить нефть альтернативными источниками, современный образ жизни, основанный на беспрецедентном энергетическом изобилии, долго не продлится. Единственный надежный путь — умеренность.

Прежде всего нефть нужна для получения транспортного топлива, однако ее используют и в нефтехимической промышленности (для производства пластика, смазочных материалов, растворителей, азотных удобрений), и в фармацевтике (как основу или оболочку для лекарственных средств). В виде асфальта и дорожного битума она покрывает дороги, а в виде керосина согревает дома. Нефть — «мать всех полезных ископаемых»: это источник энергии для их добычи. Это черная кровь современного мира, важнейший ресурс, без которого он не сможет функционировать. 

Что такое нефть?

Традиционная нефть — это ископаемое топливо, жидкость, состоящая из молекул углерода и водорода, продукт разложения живых организмов (водорослей, планктона, наземных растений). Органическое вещество скапливается на дне океанов и озер под слоем осадочных пород, которые с течением времени накапливаются.

В результате образуется твердая масса — кероген, которая подвергается воздействию давления и температуры от 50 до 300 градусов Цельсия (в зависимости от возраста материнской породы, в которой содержится). За несколько миллионов лет кероген в таких условиях частично разлагается на нефть, природный газ, углекислый газ и воду. Движение воды в горных породах приводит к скоплению частиц углеводородов под непроницаемым слоем — так формируются нефтяные коллекторы.

В зависимости от состава углеводородов (и организмов, из которых они образовались), нефть от коллектора к коллектору различается.

Сначала люди научились добывать традиционную нефть: под давлением попутного газа она бьет из земли фонтаном, стоит только пробурить в непроницаемом слое скважину.

Источник : Андре Бурк, профессор Университета Лаваля

Существуют и нетрадиционные виды: битуминозные пески и сверхтяжелые нефти, которые добывают из коллекторов, расположенных очень близко к поверхности земли — в такой нефти не осталось летучих элементов. К нетрадиционным видам нефти относится и горючий сланец — по сути это кероген, который еще не «дозрел» в материнской породе.

В одном барреле примерно 159 литров: половина идет на топливо (для наземного транспорта, поездов, самолетов и судов), около 20% — на нефтехимическое производство: мириады привычных вещей вокруг сделаны из нефти, мы даже носим ее на себе! Керосин используют для обогрева домов. В Париже многие дома до сих пор обогреваются с помощью мазута. Это ископаемое топливо присутствует во всех сферах человеческой жизни.

Нефть вездесуща, потому что это самое эффективное и дешевое топливо — матушка-природа отдает его практически даром. Обрабатывают нефть с помощью простейших технологий, возникших еще на заре веков. Этот многоликий и многофункциональный источник энергии обладает одним отличительным качеством: с экономической точки зрения его можно представить и как переменную запаса, и как переменную потока, — поскольку нефть очень легко хранить.

В тему: Добыча падает. Что происходит с «Укрнафтой»

История применения нефти

Нефть известна человеку еще с Античности, однако фаза промышленной добычи началась в 1859 году, когда Эдвин Дрейк пробурил первую скважину в штате Пенсильвания. За этим последовала настоящая золотая лихорадка — только «золото» на этот раз искали черное. Второе «рождение» нефти случилось примерно в то же время в Российской империи, в Баку, благодаря братьям Нобелям. Так, Россия и США за тысячи километров друг от друга стали «родителями» нефти. Борьба за право быть первооткрывателем положила начало геополитической напряженности, которую мы ощущаем по сей день.

Как бы иронично это ни звучало, нефть, кажется, в то время спасла китов. За китами, как и за другими морскими млекопитающими: кашалотами, тюленями — охотились ради жира. Из него делали масло для свечей, ламп, уличных фонарей и маяков, применяли в качестве смазочного материала для поездов и паровых машин. В одной скважине было так много нефти, что она заменяла целый год китовой охоты. Нефть практически сразу заменила собой все другие виды масел.

Поскольку добывать ее было несложно, нефтяная манна имела свойство приносить колоссальные доходы. Готовые скважины не требовали дополнительных инвестиций. После первых финансовых вложений стоимость добычи практически не менялась вне зависимости от объемов. В этом убедились первые предприниматели, начавшие добычу нефти в промышленных масштабах: это топливо было не только проще добыть (по сравнению с погоней за Моби Диком), оно приносило и больше дохода.

Исключительные физические свойства нефти моментально сделали ее «трамплином» для технического прогресса — самым очевидным и простым источником энергии, на базе которого можно создавать новые механизмы. Популярность нефти помешала развитию первых электромобилей (наподобие Jamais Contente, первого автомобиля, набравшего скорость свыше 100 км/ч). К сожалению, необыкновенная энергоэффективность этого топлива немедленно связала историю нефти с историей войн.

Гражданская война в США 1861–1865 гг. вызвала бум производства керосина: нужно было снабжать смазочными материалами и сольвентами военные заводы, железные дороги и артиллерию, а также первые бронированные корабли. Нефть создала условия для первой механизированной войны. В дальнейшем история покажет, что нефть еще не раз пополнит арсенал смертоносного оружия.

В тему: Кого кормят недра Украины

Геополитика нефти

Геополитика — это анализ соотношения мощи разных стран. В физике мощность измеряется в ваттах. Соответственно, занять превосходящее положение в мире государству может помочь энергия, которой та располагает. Обе сверхдержавы 20 века (Россия и США) были лидерами в энергетическом комплексе, особенно в добыче нефти. Президент США Джон Калвин Кулидж в двадцатые годы, получившие название «ревущие» (как лев c заставки кинокомпании Metro Goldwyn Mayer или как двигатели автомобилей), так отзывался о том времени:

«Вполне возможно, что превосходство наций можно определять по наличию у них нефтяных месторождений».

Очень быстро индустриальные страны помешались на контроле за месторождениями и добыче драгоценного «черного золота». В 1918 году премьер-министр Франции Жорж Клемансо направил американскому президенту Вудро Вильсону телеграмму с просьбой прислать 100 тыс. тонн нефти. «В грядущих сражениях бензин будет не менее ценен, чем кровь», — написал он. От битвы при Сталинграде (когда нацистская Германия пыталась завладеть нефтяными скважинами в Баку) до Перл-Харбора (когда японцам нужно было захватить индонезийские месторождения) нефть находится в центре всех крупных конфликтов последних двух веков.

Через призму интересов транснациональных корпораций, сделавших на нефти свое состояние (среди них империя Рокфеллеров), и интересов государств, обеспокоенных сохранением своей власти, в книге Or noir, la grande histoire du pétrole («Черное золото, великая история нефти») французского журналиста Матьё Озано рассказывается о том, как борьба за нефть разжигала по всему миру войны, провоцировала революции и государственные перевороты. История нефти может похвастаться неожиданным поворотами сюжета не хуже, чем в «Игре престолов». Впрочем, в 1973 году (согласно этой хронологии) конфликты на этой почве только обострились.

Источник : BP Statistical Review of World Energy

Источник : BP Statistical Review of World Energy

Сегодня три главных мировых производителя — это Саудовская Аравия, США и Россия, на каждого из которых приходится чуть более 10% мировой добычи. Таким образом, нефтяные деньги достаются в основном крупным странам-производителям, входящим в ОПЕК — они контролируют 40% добычи. В этих странах доходы от продажи нефти играют чрезвычайно важную роль, поскольку позволяют «купить» социальную стабильность (как это было, например, в Алжире).  

Значительное количество международных нефтяных компаний зародилось в России и США. Standard Oil, первая крупная мировая нефтяная корпорация, переименованная в Esso, была основана Джоном Рокфеллером. Standard Oil была расформирована на несколько филиалов по приказу правительства США, которое в то время опасалось монополии на такой стратегически важный ресурс. Некоторые из них существуют до сих пор, среди них Exxon и Chevron.

На восьмом месте среди стран-производителей находится Китай, который пришел на рынок относительно недавно. За счет государственных и полугосударственных компаний страна стала ведущим оператором по добыче нефти в Ираке. Можно сказать, что «настоящим победителем» в войне против Ирака, начатой США в 2003 году, вышел именно Китай.

Франция, страна-импортер без собственной нефти, воспользовалась своими бывшими африканскими колониями и начала добычу через компанию Total. Парадокс заключается в том, что основной дефицит в торговом балансе Франции обусловлен затратами на энергоносители (а именно закупками нефти и газа, которые стоят около $40 млрд в год). Но для правительств стран-импортеров нефть — это еще и источник существенной прибыли благодаря налогам на топливо: таким образом, этот источник поступления налогов занимает второе место во Франции после НДС.

Современное производство

На нашей планете еще никогда не потреблялось и не добывалось столько нефти, как сейчас. Согласно сентябрьскому докладу Международного энергетического агентства (МЭА), в августе 2018 года впервые преодолена отметка в 100 млн баррелей в сутки. Поэтому неудивительно, что нефтяная промышленность — крупнейшая отрасль в мире, почти в 5 раз больше, чем любая другая, — учитывая, что следующий по масштабности сектор (автомобильный) сам зависит от добычи нефти.

Откуда тогда разговоры о пике нефти и об уменьшении ее запасов? Дело в том, что цифра в 100 млн баррелей в сутки включает в себя добычу как традиционной, так и нетрадиционной (например, сланцевой) нефти, в то время как наиболее важной и эффективной является только первая — а ее показатели МЭА в ежемесячных отчетах не отображает (указывается только добыча сырой нефти странами ОПЕК).

Понятие «пик нефти» ввел и обосновал геолог нефтегазовой компании Shell Мэрион Кинг Хабберт в 1956 году. На заседании Американского института нефти он предсказал, что на общем графике добычи в США в ближайшие 15 лет (то есть в 70-х годах) стоит ожидать резкий скачок, а затем спад.

В тему: Украинские нефть и газ: скрытый потенциал

Наблюдая за эксплуатацией нефтяной скважины, он обнаружил, что добычу можно смоделировать в виде «колоколообразной кривой»: при начальной низкой мощности в процессе выкачивания добыча нефти начинает увеличиваться в геометрической прогрессии, пока не достигнет максимальной производительности, того самого «пика», а затем темпы начнут постепенно и непрерывно спадать. Хабберт понял, что нефтяное месторождение представляет собой сумму всех его скважин, а резервы государства — сумму всех нефтяных месторождений.

Изучив работы Хабберта, его коллеги-геологи подтвердили большую часть его теории, но многие экономисты поспешили обнародовать новые прогнозы, более выгодные для нефтепромышленного сектора. Эти экономические работы не учитывали физические ограничения планеты, там даже фигурировали «вероятные будущие запасы», существование которых не было доказано.

История показала, что Хабберт был прав: в 1971 году добыча нефти в США пережила пик, а затем начался спад.

Согласно МЭА, начиная с 2005 года добыча традиционной нефти, которая составляет 80% от мирового производства, находится на пике роста: добыча стоит на месте, несмотря на небывалые вложения в разработку (от $200 до 700 млрд в год, когда баррель нефти стоил больше $100). За 10 лет тройного увеличения инвестиций добыча сырой нефти корпорацией Total сократилась на четверть. Все скважины французской компании находятся в завершающей стадии разработки, поскольку любое вложение денег — ничто против физических ограничений природных коллекторов.

В декабрьском интервью 2017 года генеральный директор корпорации Total Патрик Пуянне заявил, что «убежден: к 2020 году нефти будет не хватать». Естественное снижение общего объема оценивается в 5% в год. То есть, чтобы поддерживать производство на прежнем уровне, нефтяная промышленность должна ежегодно увеличивать объем нефтедобычи на количество, добываемое в Северном море.

Добыча традиционной нефти находится на пике уже больше 10 лет. Это возможно только благодаря беспрецедентному росту цен на нефть: промышленности удалось вложить огромные инвестиции в поддержание производства. Мы точно поймем, что пик был достигнут, как только начнется спад.

Озано уточняет:

«Капитальные затраты на добычу нефти не обязательно предполагают поиск новых месторождений. По существу, компании вставляют новые соломинки в стакан, из которого уже начали пить: открывают новые скважины, увеличивают мощность существующих... как правило, на участках добычи традиционной нефти».

Следствием достижения пика на участках добычи традиционной нефти стало активное развитие добычи нетрадиционной нефти и оффшорной добычи с 2005 года: единственным местом, где бурение не велось, стал Северный Ледовитый океан — ввиду дороговизны и потенциальных рисков. Первой оффшорной площадкой стало Северное море, и сейчас на этом участке наблюдается спад.

«Северное море — типичный пример. Эту нефтяную зону начали эксплуатировать поздно: ее развитие началось на фоне нефтяных потрясений 70-ых годов. Именно рост цен на нефть сделал добычу в Северном море выгодной, даже с учетом использования нефтедобывающих технологий, которые в то время были таким же прорывными, как оборудование для добычи сланцевого газа в наши дни. В 2000 году добыча нефти из Северного моря начала необратимо спадать по геологическим причинам. Не было ни военных конфликтов, ни проблем с доступом к капиталам». (Матьё Озано)

Сейчас мы говорим о платформе в сверхглубоководных секторах, где применяют такие же передовые методы, как при освоении космоса. Территория у берегов Рио-де-Жанейро, на которой собираются выкачивать нефть, находится на 10 км ниже уровня моря, — это больше, чем высота Эвереста. В случае происшествий устранить ущерб очень трудно: как, например, во время разлива нефти в Мексиканском заливе в 2010 году. Из-за огромного давления компании BP потребовались недели, чтобы устранить утечку, расположенную «всего» на 4 км ниже уровня моря.

Базовый лагерь на Эвересте. Автор: Michael Clarke

Базовый лагерь на Эвересте. Автор: Michael Clarke

Добыча сланцевой нефти — это крайняя необходимость в связи с возрастающей потребностью в увеличении объемов нефти для нефтяной промышленности. Компании будут разрушать материнскую породу, в которой образуется нефть, до того, как та «созреет». В настоящее время это направление развивается в США, но будущее ресурса пока неясно. Основные производители сланцевой нефти еще ни разу не заработали денег, — даже когда цена составляла $100 за баррель, — и до сих пор полагаются на долговое финансирование благодаря политике, принятой во время ипотечного кризиса. Это предполагает технологические нововведения: пробурить в сто раз больше скважин в надежде сохранить высокую производительность. Добыча сланцевой нефти наглядно иллюстрирует проблему энергетической рентабельности, которая определяет степень интереса к нефтедобыче:

«Энергетическая рентабельность — это отношение пригодной к использованию энергии, полученной от данного источника, к количеству энергии, затраченной на ее получение. Когда энергетическая рентабельность ресурса меньше или равна единице, этот источник становится „поглотителем энергии“ и больше не может рассматриваться как первичный».

В разговоре с Озано о сланцевой нефти форсайт-аналитик компании BP рисует такую неприглядную картину:

«Мы, точно лабораторные крысы: съели все хлопья и полны решимости сгрызть упаковку»

В тему: Как украинский газ сделал СССР энергетической супердержавой

Нефть и экономика

Впрочем, ипотечный кризис 2008 года совпал с рекордно высокой ценой на нефть — $147 за баррель. Этот факт хорошо иллюстрирует непростую взаимосвязь между экономическим ростом, требующим больших энергозатрат, и адекватным предложением обильных и недорогих энергоресурсов.

В июне 2018 года Мишель Лепети, президент компании Global Warning, внештатный научный сотрудник Междисциплинарной лаборатории по изучению энергоресурсов будущего (LIED), внештатный эксперт Кафедры энергетики и благосостояния, опубликовал доклад, в котором изучил прогнозируемые сценарии МЭА с учетом корреляции между ростом ВВП и объемами добычи нефти. В частности, доклад показывает связь между ростом мирового ВВП (почти на 5% в год) и увеличением мировой добычи неочищенной нефти (на 7,56% в год) в изобильные годы Славного тридцатилетия.

По словам автора:

«Траекторию Славного тридцатилетия, которая не учитывала физические ограничения планеты, сохранить было невозможно. Она неизбежно сильно отклонилась от предыдущего курса. Это внезапное изменение, разрыв связи между ВВП и добычей нефти, это „расцепление“ назвали тогда „кризисом 1970-х“. Он продлился с 1973 года по 1982-й, на этот период пришлось два нефтяных „шока“:

в 1973-м и 1979-м »

Ряд экономистов считает, что эти два события положили начало тотальной закредитованности как богатых стран, так и стран третьего мира. Кризис, к которому они привели, надолго снизил цены на нефть. Почти прямое политическое следствие этого — распад Советского Союза. Его ускорила администрация Рейгана, в 1985 году убедив Саудовскую Аравию не закрывать вентили, дабы подорвать советскую экономику, — нефть была для СССР единственным источником международной валюты. Горбачев сам называл обвал цен на нефть в 80-е одним из фундаментальных факторов распада страны.

Энергетические кризисы привели к тому, что к орреляция между мировым ВВП и объемом добычи нефти по-прежнему сильна, но уже не так однозначна. В частности, отказ от золотого стандарта позволил занимать все больше и больше, а кризис 2008 года только укрепил эту систему. Чтобы система, основанная на постоянном рефинансировании кредитов не рухнула, нужно поддерживать рост, который в свою очередь сдерживается физическими ограничениями планеты. Рост позволяет покрывать задолженность, задолженность позволяет пользоваться ископаемыми ресурсами, которые по-прежнему необходимы для обеспечения роста. Замкнутый круг.

Как дела обстоят сейчас? Знаменательное событие 2017 года — возобновление роста цены на нефть, среднее значение которой установилось на уровне $54,2 (в 2016-м — $43,7). Такого не было с 2012 года. В четверг 4 октября 2018-го цена за баррель достигла отметки $75,7. Национальный институт статистики и экономических исследований Франции сообщает, что в мае 2018-го цена в евро за баррель североморской неочищенной нефти (марки Brent) снова пошла вверх (+10,9%, до этого — +9,8 %) и в среднем составила €65 за баррель. Этот рост сопровождался повышением цен на сельскохозяйственное и промышленное сырье. Неудивительно, что нефть считают «матерью всех полезных ископаемых»: на ней работает землеройная техника, извлекающая из земли прочие ресурсы, из нее производят азотные удобрения, без которых не обойтись в традиционном сельском хозяйстве.

Когда ждать пика мировой добычи?

По оценке компании IFPEN, мировых запасов нефти хватит на 52 года добычи, а количество разведанных месторождений уже 30 лет находится на минимальном уровне.

«В 2017 году было разведано всего 11 млрд баррелей нефтяного эквивалента — это на 13% меньше, чем в прошлом году, согласно оценке IFPEN. Последний раз такой маленький объем был отмечен в 1990-е годы».

Повышение цен произошло совсем недавно, и нефтяные компании успели сократить инвестиции, чтобы компенсировать обвал курса. Одни принялись бурить новые скважины, но в уже существующих месторождениях (то есть, втыкать несколько соломинок в один стакан). Другие поглотили упавшие в стоимости нефтяные группы компаний (в прошлом году Total выкупила датскую Maersk Oils).

Автор: Quino Al

Автор: Quino Al

Больше всего волнует то, что запасов разведывается все меньше и меньше. Закончились времена гигантских месторождений у берегов Бразилии (с 2006 года), в Мозамбике и Танзании (в 2010-м). В 2017 году самое крупное месторождение обнаружено британской BP на глубине 2000 м в сенегальских водах: газовое месторождение в Якааре, объемы которого — 2,6 млрд баррелей нефтяного эквивалента. «Разведанные зоны становятся все глубже и сложнее с геологической точки зрения», — объясняют в IPFEN. Эта история когда-нибудь закончится. В сентябре 2018-го МЭА подтвердила: чтобы поддерживать современные темпы, миру нужно каждый год восполнять столько же нефти, сколько добывают в Северном море.

По мнению некоторых экспертов:

«Если допустить, что соотношение между странами, где добыча растет (Канада), и странами, где добыча снижается (Мексика), сохранится, вся система достигнет пика либо вместе с американской сланцевой нефтью (из залежей Пермского периода) по геологическим причинам, в силу других факторов и/или следующего кредитного кризиса, либо когда достигнет пика Ирак вслед за социальными проблемами и другими военными столкновениями в нефтяном регионе Басры. Есть и дополнительные риски, связанные с постоянными волнениями в Нигерии и Ливии, значительным снижением добычи в Венесуэле и санкциями, наложенными на Иран».

Сбудется ли прогноз генерального директора Total впридачу к прогнозу МЭА? Замедлится ли мировая добыча к 2020 году?

Роль климата

Даже при оптимистичном взгляде на способность нефтяной промышленности продолжать работу в привычном режиме климатические условия, с которыми мы сейчас столкнулись, наверняка заставят нас радикально и в кратчайшие сроки сократить зависимость от ископаемых энергоносителей, и нефти в том числе. При сгорании углеводородов выделяется углекислый газ — один из основных парниковых газов. Чем больше в атмосфере парниковых газов, тем больше она нагревается. У этого масса неприятных последствий: подъем уровня мирового океана, экологические проблемы, снижение плодородности почв, социальные волнения.

Чтобы выполнить Парижское соглашение и ограничить рост температуры в пределах 2 градусов, нужно, чтобы выбросы CO2 сокращались на 5% в год. Однако 80% мировых первичных энергоресурсов — это по-прежнему ископаемое топливо. А 2017 год побил все рекорды по его добыче (выросла еще на 1,7 %).

В тему: Как развал в Венесуэле повлияют на мировой рынок нефти

Не стоит обманываться: если придется заменить нефть альтернативными источниками, современный образ жизни, основанный на беспрецедентном энергетическом изобилии, долго не продлится. Единственный надежный путь — умеренность. Самая простая альтернатива — потреблять меньше энергии за счет качественной теплоизоляции зданий, сокращения числа поездок, увеличения доли общественного транспорта, отказ от некоторых материалов (того же пластика) и создания отраслей промышленности, не зависящих от невозобновляемых источников энергии.

Автор: Quino Al

Автор: Quino Al

Умеренность приносит обществу безмятежность и стабильность, поскольку оно меньше зависит от ископаемого топлива, запасы которого ограничены и которое уже больше века ответственно за глобальное потепление и военные конфликты. Нам точно известны два способа научиться жить без нефти: по-хорошему — если всерьез задуматься о климате, и по-плохому — поскольку ограниченные ресурсы на поверхности земного шара однажды иссякнут.

Во время слияния компаний Exxon и Mobil в декабре 1998 года президент последней сделал предостерегающее заявление, которое осталось незамеченным в экономической прессе. Лу Ното, владелец Mobil (в прошлом Standard Oil Company of New York) сказал:

«Нужно смотреть правде в глаза. Мир изменился. Беспечная жизнь — в прошлом. Легкодоступной нефти, простой экономики больше не будет».

Ключевые цифры:

В ежегодном отчете (опубликованном в ноябре 2017 года) МЭА своим привычно сдержанным языком как никогда открыто расставляет точки над i. Вот самые важные и тревожные цифры.

  • Более 50% нефтяных месторождений достигли пика добычи и теперь начнут иссякать.

  • Ожидалось, что в 2016 году инвестиции в развитие добычи углеводородов снизятся до 450 млрд с рекордного уровня в более $700 млрд, который был установлен до обвала курса.

  • Количество ежегодно разведываемых запасов уже 70 лет находится на самом низком уровне.

  • Ожидается, что в 2025 году разрыв между необходимыми и фактическими объемами добычи в эксплуатируемых и разрабатываемых месторождениях составит 16 млн баррелей в сутки — столько производят Иран и Саудовская Аравия вместе взятые. В 2015 году добывали 94,5 млн баррелей в сутки.

  • Этот разрыв можно ликвидировать за счет новых ресурсов при условии, что инвестиции быстро превысят 700 млрд долларов — их рекордный уровень до падения курса.

  • Потенциал американской сланцевой нефти, зависящий от динамики цен на сырую нефть, остается очень неопределенным: даже при самом высоком уровне цен у 90% компаний-производителей был отрицательный денежный поток.

В более тревожном ключе в сентябрьском отчете под названием: «Приведет ли падение добычи на зрелых месторождениях к следующему нефтяному кризису?» банк HSBC (который уже выказывал свою обеспокоенность в отношении нефтяного пика) подчеркивает следующие факты:

  • На завершающей стадии разработки находится не менее 64% мировых месторождений.

  • К 2040 году, только чтобы поддерживать добычу на текущем уровне, необходимо разрабатывать 40 млн баррелей в сутки новых ресурсов (это почти половина объемов мировой добычи и в четыре раза больше добычи в Саудовской Аравии).

  • Небольшие нефтяные месторождения, как правило, выходят на стадию падения добычи в 2 раза быстрее, чем крупные. Тем временем мировая добыча неочищенной нефти все больше зависит от небольших месторождений.

«Важные улучшения в технологию добычи и эффективность буровых работ, выполненных в ответ на обвал курса, скрыли реальное снижение объемов производства, с которыми столкнулось немало компаний, но польза от этих улучшений весьма ограничена»

Оригинал: La Relève et La Peste

Автор: Лори Дебов

Переводили: Екатерина Кузнецова и Екатерина Нигорица. опубликовано проектом Newочём

 


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com