OPEC: конец картеля и будущее «стран-бензоколонок»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Эпоха доминирования ОПЕК в мире нефти подходит к концу? GETTY IMAGES

По мнению аналитиков, «навес» предложения над спросом в ближайшие годы сохранится. Нефтяной рынок стал рынком покупателей, и они свободно выбирают из предложений многочисленных поставщиков. А тем приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы не потерять уже имеющиеся рынки сбыта. Так или иначе, диктовать цены явочным порядком ОПЕК, похоже, уже не сможет.

В Вене состоялась очередная, 173-я встреча стран-членов ОПЕК. Главный вопрос, занимавший умы аналитиков, заключался в том, будут ли увеличены квоты добычи на ближайший год-полтора.

Последнее соглашение, заключенное в мае этого года, ограничило добычу стран картеля примерно 32,5 млн баррелей в день. По итогам встречи в Вене на том же уровне она останется как минимум до конца 2018 года.

Не будучи членом ОПЕК, Россия присоединилась к новым нормам еще в мае и согласилась придерживаться ограничений на добычу до конца действия нового соглашения.

Заявление картеля ожидали еще днем в четверг, однако оно запоздало на несколько часов: руководство ОПЕК согласовывало позицию с Россией и другими странами, не входящими в организацию.

В период своего могущества ОПЕК могла взвинтить цены на нефть в четыре раза в течение нескольких дней — как, например, во время нефтяного кризиса 1973 года, когда баррель нефти за несколько недель вырос в цене с 3 до 12 долларов.

Сегодня Организация стран-экспортеров нефти, по мнению ряда аналитиков, теряет свое главенствующее положение на рынке. Да и сам рынок меняется и либерализируется. Готовы ли к этому «страны-бензоколонки»?

Хроника упадка

В ноябре 2014 года членам ОПЕК не удалось договориться о сокращении добычи. Одновременно начался рост производства сланцевой нефти в Северной Америке, что немедленно отразилось на ценах — к началу 2016 года баррель нефти стоил 27 долларов.

Страны ОПЕК решили более не ограничивать себя системой квот (хотя формально ее никто не отменял) и ринулись увеличивать добычу. Саудовская Аравия в июле 2016 года ежедневно добывала рекордные 10,67 млн баррелей. Цена барреля колебалась в районе 40 долларов.

В конце 2016 года члены картеля, наконец, сумели договориться о новых квотах. Они предусматривали специальные условия добычи для стран, измученных санкциями (Иран) и терроризмом (Нигерия и Ливия). К странам ОПЕК присоединились Россия, взявшая на себя обязательства сократить добычу на 300 тысяч баррелей в день, и другие нефтедобывающие страны — Казахстан, Азербайджан, Оман и Бахрейн.

Начиная с января 2017 года, ежедневная добыча нефти в мире должна была сократиться на 1,8 миллиона баррелей. Однако отдельные члены ОПЕК, например, Венесуэла и ОАЭ, не сокращали добычу еще несколько месяцев.

В мае 2017 года на очередной встрече ОПЕК была достигнута договоренность удерживать текущий уровень добычи до конца марта следующего, 2018 года. Цена барреля стабилизировалась на уровне между 50 и 60 долларами.

ОПЕК уже довольно давно не определяет цены на нефть явочным порядком. Времена, когда картель «волевым усилием» поднимал цены, а зависящим от поставок западным странам приходилось стискивать зубы и платить, остались в 1970-х годах. С тех пор ситуация на нефтяном рынке приобрела новые измерения.

Российский фактор

Во-первых, это Россия. Она не входит в ОПЕК и предпочитает статус наблюдателя при картеле (от предложения стать полноправным членом Россия в 2015 году отказалась). На нынешний момент Россия добывает нефти больше всех в мире: в августе этого года нефть выкачивалась из российских недр со средней скоростью в 10,34 млн баррелей в день.

В зависимости от цены и объемов добычи, от трети до половины доходной части российского бюджета наполняется при помощи нефтегазовой индустрии. При этом наблюдается четкая зависимость роста этой доли от мировых цен: в начале 2010-х годов, при ценах выше 100 долларов за баррель, на углеводороды приходилось около 50% российских доходов, а в 2016-м — лишь 36%.

Так что в тактическом плане высокий уровень цен России выгоден. Диверсификация и сокращение нефтяной зависимости российской экономики, столь необходимые стране, — тема для отдельного разговора, да и вряд ли это произойдет быстро.

Российский бюджет сходится при стоимости нефти в 40 долларов за баррель, заявил в середине октября в интервью телеканалу CNBC министр финансов России Антон Силуанов. Между тем сегодня российская нефть марки Urals торгуется в районе 60 долларов — так что для российского бюджета непосредственной опасности нет и не предвидится.

В тему: Низкие нефтяные цены для России хуже санкций, — президент BP

В российских нефтяных компаниях, впрочем, другой взгляд на ситуацию. Например, «Газпром Нефть» недавно начала разработку нового месторождения, добыча там растет и консервировать его будет экономически нерентабельно. Компания собирается «умеренно» нарастить добычу в 2018 году независимо от итогов встречи ОПЕК. Министр энергетики Александр Новак потратил немало сил, убеждая «Роснефть», «Лукойл» и прочих в том, что заморозка добычи на нынешнем уровне — в их интересах. Судя по просачивавшимся в прессу сообщениям, не убедил.

За последние девять месяцев экспорт российской нефти вырос на 1,6%. В результате ряда налоговых изменений российские нефтяники сегодня экспортируют больше сырой нефти, а не продуктов ее переработки, напоминает партнер консалтинговой компании RusEnergy Михаил Крутихин.

«Нефтяные компании фактически игнорируют призывы минэнерго выполнять договоренности с ОПЕК», — говорит он.

Резервы Поднебесной

Второй фактор — Китай. Поднебесная сегодня — крупнейший импортер сырой нефти в мире, в конце прошлого года Китай импортировал более 7,5 млн баррелей в день, это в два с половиной раза больше, чем 10 лет назад. За первые восемь месяцев этого года в страну поставлено 281 млн тонн нефти, то есть в среднем почти 8,5 млн баррелей в день.

Очевидно, что такая динамика роста не может быть резко остановлена без значительного ущерба для экономики, а значит, Пекину придется потерпеть рост цен на нефть, если таковой последует. Кстати, анализ специалистов Reuters показал, что Китай легко находит замену поставщикам, которые по тем или иным причинам сокращают добычу — например, поставки из Бразилии выросли в полтора раза, хотя на уровне саудовских или российских они по-прежнему выглядят каплей в море.

Китайский танкер в Иране

Пока Китай почти полностью полагается на привозную нефть. GETTY IMAGES

Правда, надо помнить и о том, как устроена структура китайского нефтяного импорта. Еще на рубеже 2000-х и 2010-х годов Китай начал закачивать нефть в резервные хранилища. Тогда баррель нефти обходился Пекину в 120-130 долларов, но делать это приходилось все равно — темпы роста в стране измерялись двузначными цифрами, и в случае перебоев с поставками (причем неважно, по каким именно причинам) китайская экономика почти наверняка совершила бы ту самую «жесткую посадку», которой так опасались специалисты.

В тему: Китай делает ставку на сланцевый газ: его запасы огромны

Сейчас в Китае заканчивается интенсивное строительство и заполнение стратегических хранилищ второй очереди. По оценкам аналитиков, в ближайшие несколько месяцев оно завершится и рост китайского нефтяного импорта замедлится. Но не остановится.

Сланцевая революция

И, наконец, третий фактор — это новые технологии добычи. Пять лет назад в специализированной литературе появился термин «сланцевая революция», хотя добычу сланцевого газа американская компания Devon Energy начала десятью годами раньше.

Чемпионом по сланцевым проектам остается Северная Америка. В 2014 году совокупная добыча сланцевой нефти в США и Канаде превысила 3,5 млн баррелей в день — более 4% от общемировой добычи. Правда, тогда и обычная нефть стоила больше 100 долларов за баррель.

Это важное уточнение. Дело в том, что добыча нефти нетрадиционными методами дорога, собственно, именно поэтому в значительных количествах ее могут добывать только в богатых Соединенных Штатах. При падении цены барреля до $60 сланцевая добыча становится нерентабельной — во всяком случае, так принято думать.

Добыча сланцевой нефти в США

Пока сланцевая нефть обходится дороже обычной, но это не мешает США разрабатывать новые месторождения. GETTY IMAGES

«За этот год добыча нефти в Соединенных Штатах прибавила примерно 1,5 млн баррелей в день. Если так пойдет, то в следующем году это будет еще 1,5 млн, — напоминает Михаил Крутихин. — В сентябре США добывали 9,5 млн баррелей в день, а к концу года, как ожидается, выйдут на отметку в 10 млн, то есть почти сравняются с Саудовской Аравией и Россией».

В тему: США будут лидерами нефтяного и газового рынка много десятилетий — Bloomberg

В странах ОПЕК, да и в России распространено мнение, что искусственное раздувание цен или ограничение добычи только на руку американским компаниям, поскольку даже сложные для разработки месторождения сланцевой нефти в этих условиях становятся рентабельными. Это справедливо, но, по опыту последних лет, порог рентабельности сланцевой нефти и так все время снижается.

Кстати, крупные сланцевые месторождения обнаружены и в Китае. В Европе, к вящему неудовольствию экологов, разработкой активно занимаются, к примеру, в Польше, хотя достигнуть американского размаха там, безусловно, не удастся.

Надо помнить и о том, что «легкая» сланцевая нефть зачастую значительно отличается от добываемой традиционными способами — и ее приходится транспортировать на переработку за тысячи километров. Сланцевые месторождения, как правило, не могут поддерживать высокий уровень добычи на протяжении долгого времени — иначе говоря, быстро истощаются и требуют все новых скважин.

Тем не менее появление сланцевой нефти на рынке в достаточных объемах — это тоже индикатор грядущих перемен в отрасли.

Конец картеля?

«Глядя на ОПЕК сегодня, мы видим какую-то агонию и отчаянные попытки вернуть себе хоть часть роли прежнего картеля, — говорит Михаил Крутихин. — Но странам, не входящим в организацию, трудно соблюдать какие бы то ни было квоты. И в странах, где не существует национальных нефтяных компаний, как в Иране, Саудовской Аравии или Венесуэле, методы воздействия на нефтяников практически отсутствуют».

Месторождение Шайбах в Аравийской пустыне

Несмотря на упавшие цены на нефть, Саудовская Аравия продолжает разрабатывать новые месторождения с прицелом на будущее. GETTY IMAGES

В тему: Саудовская Аравия за 10 лет создаст мощности возобновляемой энергии на $50 млрд

Последним гвоздем в крышку гроба ОПЕК может оказаться частичная приватизация крупнейшей в мире нефтяной компании, саудовской ARAMCO. Наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бин Салман объявил о ней уже довольно давно. Правда, пока ряд сложностей препятствует первичному размещению, которое, как ожидается, принесет Эр-Рияду до 100 млрд долларов.

«Многие подозревают, что, когда продажа состоится, Саудовская Аравия откажется от попыток влиять на рынок и пустит ситуацию в ОПЕК на самотек, — утверждает Крутихин. — Тогда произойдет либерализация мировой торговли нефтью без какого-то участия ОПЕК в прежней роли картеля».

По мнению аналитиков, «навес» предложения над спросом в ближайшие годы сохранится. Нефтяной рынок стал рынком покупателей, и они свободно выбирают из предложений многочисленных поставщиков. А тем приходится идти на всевозможные ухищрения, чтобы не потерять уже имеющиеся рынки сбыта.

Так или иначе, диктовать цены явочным порядком ОПЕК, похоже, уже не сможет.

Михаил Смотряев, опубликовано на сайте ВВС


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта