«Черные бригады» партии власти

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  УП

За украинцами ежедневно следят около двадцати тысяч работников законспирированных спецподразделений. Некоторые не контролирует даже Президент.

Совсем недавно вся страна стала свидетелем, как были разоблачены несколько работников какой-то неизвестной спецслужбы, следивших за народным депутатом Арсением Яценюком. Охранники политика остановили один из автомобилей, который неотступно следовал за автомобилем оппозиционера в течение нескольких часов.

Люди, которые находились в авто, назвались рабочими местного дрожжевого завода. Впрочем, когда в автомобиле очевидцы обнаружили несколько наборов номеров и устройства для слежения, вызвали милицию. Пойманные упорно молчали и не сообщили наряду милиции, где работают и зачем следят за другими людьми. Номера, которые были на автомобиле, в базе данных ГАИ не числятся.

В тему: Тупые. Слежка за лидерами оппозиции — самое глупое, что могли придумать у Януковича

Конечно, случаи скрытого слежения за нашими соотечественникам — явление не новое. Но теперь можно констатировать, что оно приобрело системный характер. И задействованы в нем какие-то непонятные подразделения, имеющие, судя по всему, чрезвычайные полномочия.

Что же это за тайные формирования, наделенные правом следить за каждым из нас? Чьи приказы они выполняют и кому подчиняются? Кто контролирует деятельность этих бригад?

Об этом мы беседуем с генерал-лейтенантом разведки Александром Скипальским, генерал-лейтенантом милиции, народным депутатом Геннадием Москалем и заслуженным юристом Украины Юрием Кармазиным.

А. Скипальский: — В силовых ведомствах существуют очень конфиденциальные подразделения, работающие под прикрытием. Для конспирации они используют удостоверения различных учреждений, в том числе государственных. Ведь, согласно внутренними правилами, эти люди, выполняя определенную задачу, должны делать все, чтобы их не расшифровали. То есть если их останавливают работники ГАИ на дороге или милиционеры на улице, они должны выходить из ситуации по своему усмотрению, но ни в коем случае не раскрывая себя. Как правило, в таких обстоятельствах они действуют как рядовые граждане. То есть у них полная секретность.

Ю. Кармазин: — Действительно, в структурах СБУ и МВД есть глубоко законспированные группы. О том, кто в них служит, не знают даже люди из их профессионального окружения. Это подразделения так называемой специфической разведки, призванные осуществлять криминальный поиск, бороться с оргпреступностью, терроризмом, иностранной разведкой и т.п.. Их работники действительно могут иметь удостоверение любой государственной или общественной организации и наделены многими другими полномочиями — например, могут даже не останавливаться, совершив ДТП.

Г. Москаль: — Не забывайте, что эти тайные подразделения, если все делать по закону, имеют право осуществлять внешнее наблюдение, только если открыто оперативно-розыскное дело. Такое дело может быть открыто на лидера преступной группировки, резидента иностранной разведки и т.д., которые, согласно полученной достоверной информации, осуществляют преступную деятельность. Задачу на осуществление такой деятельности этим подразделениям подписывают начальник местного УМВД, министр и его заместитель, курирующий оперативную работу в министерстве. Кроме того, такие группы получают специальный талон, который подписывает лично министр. В этом талоне указывается номер кузова, двигателя автомобиля, а также его цвет и марка. На этом талоне прописано, что такое авто не подлежит остановке, досмотру, задержанию, как и все его пассажиры. Но такой талон существует для экстренных ситуаций, и им, как правило, просто так не «светят».

— Какова численность работников таких спецподразделений?

А. Скипальский: — Это засекреченные данные. Могу лишь сказать, что их численность предусмотрена штатным расписанием и колеблется в зависимости от потребностей и задач того или иного ведомства. То есть все зависит от оперативной обстановки.

Ю. Кармазин: — Да, точных цифр мы не имеем права разглашать, но в целом численность людей в таких подразделениях составляет три-пять процентов общей численности работников того или иного правоохранительного органа. То есть, если в СБУ есть 38 — 40 тысяч человек, то из них в таких подразделениях работают около двух тысяч. В МВД, конечно, значительно больше. Ведь там общая численность кадров вместе с внутренними войсками составляет более 300 тысяч человек. Получается, что в таких спецгруппах в структуре МВД служит примерно 15 тысяч человек.

В тему: Майор Мельниченко: подвиг разведчика или удел идиота?

— Кому они подчиняются?

А. Скипальский: — Ответственность за деятельность таких формирований несет непосредственный руководитель того или иного ведомства — СБУ или МВД. И больше никто.

Ю. Кармазин: — Кроме подразделений МВД и СБУ, у нас используют и другие — например, внешней и военной разведок, о деятельности которых почти никому ничего неизвестно.

Г. Москаль: — Действительно, у нас есть закон о контрразведывательной деятельности, согласно которому, аналогичные бригады из ведомства контрразведки вообще ни перед кем не отчитываются. Если, по закону об оперативно-розыскной деятельности, ведение дела (ОРД — «А») может длиться не более шести месяцев, то в контрразведке не установлено никаких сроков!

Вот и получается, что вас могут, якобы, заподозрить в сотрудничестве, например, с польской разведкой, и потом эти бригады будут пожизненно за вами следить, прослушивать вас, негласно проникать в ваше жилище и рабочий офис, устанавливать «жучки», похищать компьютерные серверы... И никто, я подчеркиваю, никто об этом не узнает. В том числе и вы сами. Даже у Президента формально нет таких функций, чтобы истребовать это дело и с ним ознакомиться. Это грубое нарушение конституционных прав граждан, но сколько я не пытался поднять эту тему в парламенте — в ответ лишь тишина.

В тему: Киллер Дикаев работал на высшее руководство милиции Украины. «Оборотни» в МВД — разведка России?

— В каком правовом поле работают эти спецформирования, кто их контролирует?

Ю. Кармазин: — Полномочия таких спецотрядов выписаны на подзаконном уровне, а потому на самом деле не регулируются законодательством. То есть они регламентируются только инструкциями, которые согласуются между силовыми ведомствами и могут ими же переписываться как угодно и сколько угодно. Что касается контроля, то, кроме Генпрокуратуры никто не может осуществлять надзор за их деятельностью. А в деятельность подразделений контрразведки не может вмешиваться и она. Более того, надзор прокуратуры в этих случаях чисто формальный и очень ограничен. Поэтому реальный контроль происходит только по вертикали самих спецслужб.

В тему: Самые опасные преступники Украины — те, кого МВД не ищет

— А представители какого спецподразделения были в автомобиле, который следил за Яценюком?

Г. Москаль: — По информации моих источников, за Яценюком и Тягнибоком следила общая бригада СБУ и МВД. Это наглядный пример работы одного из таких подразделений, которые действуют вне правового поля Украины, ведь наблюдение за народным депутатом запрещено законом.

На закон им наплевать. Судите сами. Внешнее наблюдение предполагает замену номеров на автомобилях слежения. То есть работникам под расписку должны выдавать комплекты номеров, которые должны быть зарегистрированы в базе ГАИ под тайным грифом. Но когда я «пробил» по базе ГАИ номера, которые были найдены в багажнике того авто в Черновцах, то оказалось, что они там считаются как ... украденные. И здесь опять возникает много вопросов. Это что же получается: правоохранители крадут из авто граждан регистрационные номера?

В тему: Милицейская агентура и фабрикация уголовных дел в Украине

— Тайные спецподразделения существуют во всех странах мира. Там их также никто не контролирует?

Ю. Кармазин: — В США, например, деятельность спецслужб очень четко контролирует парламент. Кроме того, если бы офицер там получил преступный приказ следить за политиком, то он обязательно доложил бы, минуя своего руководителя, вышестоящему начальству о том, что ему поступило незаконная команда. Но даже если бы в нашей милиции были такие честные люди, то кому они должны об этом докладывать? Не тем же, кто, собственно, и дал такой приказ? Кроме того, в любой нормальной стране такие действия, как вмешательство в работу государственного деятеля, привели бы к громкому скандалу и ряду отставок в высших эшелонах.

В тему: Как убили Чорновила

А. Скипальский: — Во многих европейских странах за деятельностью спецслужб и, в частности, их специфических подразделений осуществляют контроль общественные наблюдательные комитеты. Эти люди не работают в силовых ведомствах, но имеют доступ к государственной тайне и могут принимать объективные коллегиальные решения о тех или иных проблемах, связанных с деятельностью этих структур. То есть фактически спецслужбы там находятся под колпаком у общества.

В Украине же нет даже намека на такой общественный контроль. Поэтому спецслужбы у нас используют не для защиты государственных интересов, для чего они, собственно, и были созданы, а для обеспечения личных интересов отдельных людей и корпораций. Страшно то, что горький опыт нас ничему не научил. В свое время печальноизвестный генерал Пукач, который тогда возглавлял службу наружного наблюдения Управление криминального поиска МВД — «А»), также получил приказ следить за журналистом Гонгадзе. Чем это закончилось, всем хорошо известно. Поэтому ныне у меня нет уверенности, что такие случаи не повторятся снова.

В тему: Пукач приговорен к пожизненному заключению за убийство Гонгадзе

Г. Москаль: — В Украине же только в системе МВД действуют 13 спецподразделений, которые укомплектованы исключительно офицерским составом. Такого нет нигде в мире! Например, подразделение быстрого реагирования «Беркут» — это настоящее войско. Он насчитывает один полк, 7 батальонов и 19 рот. Кроме стрелковой оружия, он имеет в своем распоряжении даже бронетехнику. Только авиации не хватает. На содержание этих формирований ежегодно тратят миллиарды гривен. Зачем нашей власти такое количество спецформирований? Ответ один — для того, чтобы использовать их как репрессивную машину. Наконец, она это уже и делает за счет наших зарплат и пенсий.

Юрий Грицык, опубликовано в газете Експрес онлайн

Перевод: «Аргумент»


В тему:



Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com