Милицейская агентура и фабрикация уголовных дел в Украине

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Милицейская агентура

Уголовные дела «нежинских робингудов» и музыканта Завадского шиты белыми нитками. И агентурой МВД?

Преступники в милицейских погонах активно задействуют агентуру МВД для личного обогащения и совершения преступлений. О том, как это происходит — на примере «дела нежинских робингудов» и «дела Завадского».

Важнейший аспект «дела нежинских робингудов» и «дела Завадского» — явно заказной характер этих двух уголовных дел.

Для лучшего понимания ситуации кратко напомним фабулу этих дел.

«Дело нежинских робингудов». Группа физически крепких парней из райцентра Нежин (второй по величине город в Черниговской области), разуверившись в способности местных властей и милиции очистить город от наркоторговцев, сделали это сами. Они выявляли наркодиллеров, проводили с ними «профилактические беседы» с мордобоем и записывали на видео признания наркоторговцев в преступном промысле.


Фото:  ТВІ 

А еще о том, кто из работником местной милиции «крышует» местный наркобизнес. За год «робингудам» удалось очистить Нежин от наркоторговцев. Шестеро физически крепких граждан с активной жизненной позицией смогли сделать то, что не могли (не хотели) долгие годы сделать гражданские власти, милиция, прокуратура, СБУ и суд — сотни бездельников в погонах и без, при властных полномочиях и оружии.

Милиция и прокуратура жестоко мстит «робингудам» — против них возбудили уголовное дело по «тяжелым» статьям Уголовного кодекса, в частности — «бандитизм». Дело возбуждено по заявлениям... наркодиллеров. Тех самых наркодиллеров, которые в своих видеопризнаниях утверждали, что их «крышует» милиция.

Теперь для «робингудов» прокурор «просит» у суда до 12 лет лишения свободы. Но судью и просить уже не надо: из солидарности с коллегами из «органов» он на процессе сделал все от него возможное, чтобы «робингуды» получили по-максимуму.

В тему: «Нежинские робингуды» как предтеча будущих «ночных никто»

При этом все ходатайства адвокатов обвиняемых и самих «робингудов» вызвать на суд так называемых «потерпевших» из числа наркодиллеров судья решительно похерил. Молчит и прокурор-гособвинитель. Потому что оба понимают: наркодиллеры, стоящие на связи у милиции, на суде могут «поплыть» и наболтать лишнего, сфабрикованное уголовное дело начнет «рассыпаться». Между тем обвиняемые прямо говорят, что «потерпевшие» — милицейские агенты, удачно совмещавшие «службу» с торговлей наркотиками.

Что, согласитесь, очень удобно: возьмут тебя с поличным или прижмут конкуренты — а ты «в законе», так как состоишь в особых отношениях с МВД, о чем и документик (у милиции) имеется. И ничего тебе не будет — торгуй себе дальше. Хорошо и милицейской «крыше»: навербуй «нариков» в агенты, обеспечь товаром (если сами не смогут) и снимай регулярно «сливки». А если вдруг «залетит» такой агент, то «отмазка» есть: — он работает на меня, потому что ценный источник информации (например, «слил» двух наркодиллеров-конкурентов«).

И так в Украине — повсеместно.

«Дело Завадского». Всемирно известный и, очевидно, один из лучших в мире аккордеонистов Игорь Завадский был обвинен в педофилии и арестован. К нему 4 дня не пускали адвоката (факт), его пытали (факт, которому не смогла найти подтверждения прокуратура), его арест сопровождался проплаченными заказными статьями (факт) со стороны очевидного заказчика уничтожения талантливого музыканта.

Завадский в тюрьме
Фото: ТСН

При этом ученики Завадского и их родители в один голос утверждают, что их учителя оклеветали, что с ним при помощи милиции сводят счеты. Названа и фамилия потенциального заказчика расправы над более талантливым коллегой.

Интересно в этой истории то, что милиция около года не могла «накопать» в отношении Завадского компромата, который смог бы «потянуть» на уголовное дело. Дошло до того, что в отношении Завадского длительное время — не менее полугода — проводились «специальные технические мероприятия» — прослушка и скрытое наблюдение.

Получается, что и милицейским «технарям» столь долгое время не удавалось «запечатлеть» ничего,что потянуло бы на «порнуху». И вот тогда, похоже, милиция задействовала агентуру (провокаторов?).

Это стало ясно 21 мая нынешнего года, когда в Шевченковском райсуде столицы состоялось очередное заседание, на котором решался вопрос об избрании меры пресечения аккордеонисту (задержан правоохранителями еще 23 марта по подозрению в развращении малолетних). В тот день музыканту и его администратору Андрею, которому вменяют такую же статью, продлили арест еще на четыре месяца.

Дело по обвиняемым не передали в суд, так как правоохранители попросили отсрочку: следователь заявил о необходимости легализовать материалы розыскного дела. То есть рассекретить материалы, чтобы их можно было использовать в суде. Но легализовывать скрытую аудио- и видеосъемку нужды нет: если санкция суда на эти мероприятия милицией получены законно, то никаких дальнейших усилий по «легализации» записей предпринимать не нужно. 

 

Другое дело, если нужно придать статус показаний агентурным сообщениям «негласных помощников» (агентов) милиции. Вот здесь как раз процесс легализации и может занять какое-то время, необходимое для соблюдения всех необходимых формальностей. Главная цель которых — сохранить инкогнито самого агента, не допустить его рассекречивания.

Зачем к Завадскому нужно было подводить агентуру, если музыкант вел исключительно открытый образ жизни и ни от кого не таился? Рискнем предположить, что «показания» милицейских агентов стали последней возможностью сфабриковать уголовное дело в отношении И. Завадского. О заказном характере — повторимся — свидетельствуют едва лине все обстоятельства этого грязного дела.

В тему: Если Завадский — «п...дор», то кто тогда Табачник, Пшонка и Кузьмин?

Итак, имеем два резонансных уголовных дела, в которых отчетливо просматривается роль милицейской агентуры как инструмента для сведения счетов с неугодными самой милиции или «под заказ» людьми.

А сколько таких уголовных дел, не получивших никакого резонанса или освещения в СМИ, фабрикуется в системе МВД при помощи так называемой «агентуры» (сексотов, стукачей)?

Расследование убийства (исчезновения) журналиста Гии Гонгадзе показало, что и в «банде оборотней» агенты МВД «трудились» наравне с самими «оборотнями». То же самое всплыло при расследовании злодеяний одесской кровавой «банды Марьянчука».

Фактически руками агентов милицейские «оборотни» совершали преступления и набивали себе карманы. При этом расследование этих (и многих, многих других) уголовных дел затруднял особый статус агентов — их засекреченность и неуязвимость для правоохранительной системы государства.

Что изменилось в работе с агентурным аппаратом в системе МВД с тех пор? Есть все основания полагать, что — ничего. Уроки не учтены, выводы — не сделаны. И потому агент милиции сегодня активный пособник и подельник «оборотней» в погонах.

Сегодня тайный аппарат осведомителей МВД фактически не контролируется ни обществом, ни парламентом, ни прокуратурой, ни высшим руководством МВД. Под завесой государственной тайны непонятно чем занимаются десятки тысяч штатных и внештатных агентов милиции (их численность — Большая Государственная Тайна. Как и продуктивность этого «войска»).

При этом об эффективности их «работы» говорит то, что наиболее резонансные преступления не раскрываются годами, теракты — не предупреждаются, по Украине годами безнаказанно «гастролируют» киллеры «дикаевы», а наркотики продают в каждом дворе.

Вот, почитайте:

При этом в самом МВД считают, что милиция — оплот демократии и человеколюбия, а ведомство устами Полищука не признало фактов произвола украинской милиции.

И весь этот милицейский «праздник жизни» оплачивается из карманов рядовых граждан. Фактически мы содержим преступников за свой счет.

Георгий Семенец, «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта