Екатерина Смаглий: Как устроена и действует кремлевская экспертная пропаганда?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Кремлевские эксперты, как и российские государственные средства массовой информации, являются наемниками в кремлевской пропагандистской войне против Запада. Варианты профессиональной деятельности, доступные российским специалистам на данный момент, ограничены тремя: 1) служить режиму и процветать; 2) быть рабски послушным, молчаливым и неизвестным; 3) говорить то, что думает, и столкнуться с репрессиями.

(Продолжение. Начало читайте в публикации Екатерина Смаглий: Как работает западная «экспертная машина» на службе Кремля).

Большую часть ХХ века аналитические центры (также известные как мозговые центры или think tanks) были преимущественно западным феноменом. Основанные правительствами или частными жертвователями для выдачи альтернативных рекомендаций относительно политики и формирования процесса принятия решений по важным вопросам, аналитические центры традиционно работали на принципах свободы совести и научных исследований. В целом, они помогают продвигать социальные и политические ценности, а также стремятся внести вклад в более нюансное понимание разных политических, социальных или экономических вопросов.

ПРЕДЫСТОРИЯ

До распада Советского Союза в России не было традиции независимых аналитических центров. Советский режим не допускал альтернативы господствующей коммунистической идеологии и имел нулевую терпимость к свободному политическому мышлению. Экспертные и аналитические функции выполняли разные финансируемые государством и контролируемые коммунистической партией научно-исследовательские институты или подразделения, которые действовали в рамках партийных комитетов, советской бюрократии, КГБ или Государственного комитета планирования (Госплана).

Первые независимые аналитические центры появились в России в годы перестройки и вскоре после падения Советского Союза. Самые известные из них включали «Левада-центр» (созданный  в 1987 г.), Фонд Горбачева (созданный в 1992 г.) и Институт экономической политики им. Егора Гайдара (созданный в 1990 г.). В период президентства Бориса Ельцина западные правительства и частные жертвователи активно поддерживали развитие независимых аналитических центров и некоммерческих организаций в России, пытаясь способствовать процессу демократизации страны. Эти усилия были серьезно подорваны с приходом к власти Владимира Путина. Закон о зарубежных агентах, принятый в 2012 году, нанес мощный удар по российскому гражданскому обществу и сообществу аналитических центров.

Усиливая контроль над независимыми аналитическими центрами и неприбыльными организациями, Кремль одновременно создавал новые возможности для специалистов, которые работают в российских государственных исследовательских учреждениях. Указ президента Дмитрия Медведева от марта 2011 года изменил статус Российского института стратегических исследований (РИСИ)  и передал его под юрисдикцию администрации президента. В 2016 году президент Путин назначил Михаила Фрадкова, бывшего премьер-министра России (2004—2007 гг.) и экс-директора российской Службы внешней разведки (2007—2016 гг.), директором РИСИ. Аналогичным образом в августе 2015 года Институт мировой экономики и международных отношений Российской академии наук (ИМЭМО) был переименован в Федеральное государственное бюджетное научно-исследовательское учреждение «Институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова», чтобы подчеркнуть его статус как контролируемого государством института.

Широкомасштабные оппозиционные протесты после сфальсифицированных парламентских выборов 2011 года и президентских выборов 2012 года в России убедили режим Путина активизировать свои пропагандистские усилия, чтобы предотвратить саму возможность «цветной революции» в России. Кремль, похоже, выделил значительные средства на эти усилия по созданию новых, менее академических и более пропагандистски ориентированных аналитических центров, которые должны были продуцировать исследовательские материалы, статьи и сообщения в средствах массовой информации в поддержку новой идеологической доктрины российского государства.

Режим также использовал многочисленных экспертов, журналистов и представителей творческой интеллигенции как своих спикеров и легитиматоров. Это ознаменовало начало постепенного укрощения Кремлем российских аналитических центров и их принудительного превращения в рупоры режима.

В тему: Россия сеет страх. 10 дней с российской пропагандой в Польше

СУРКОВ, ВОЛОДИН И ПЕСКОВ КАК РЕИНКАРНИРОВАННАЯ ВЕРСИЯ МИХАИЛА СУСЛОВА

Путинские «идеологи» — Владислав Сурков (личный помощник Путина), Вячеслав Володин (в настоящее время спикер российской Думы, бывший заместитель главы администрации президента) и Дмитрий Песков (пресс-секретарь Путина и заместитель главы администрации президента) — являются современными ослабленными версиями Михаила Суслова, бывшего коммунистического секретаря по идеологии, который провел тридцать четыре года в Кремле в качестве руководителя советских пропагандистских кампаний.

Продолжая традицию сусловской концепции «развитого социализма»  (которая использовала тысячи пустых слов, чтобы объяснить, почему коммунизм никак не наступал даже через пятьдесят лет после революции 1917 года), путинская камарилья сегодня придумывает собственную «альтернативную реальность» и ищет любые правдоподобные аргументы в оправдание «уникальной исторической миссии России». Вместо того чтобы спрашивать, что нужно сделать, чтобы превратить Россию в здоровую демократию и помочь стране преодолеть стойкую социальную несправедливость, московские пропагандисты заняты поисками ответов на вопрос о том, что делает Россию настолько уникально непригодной для независимых судов, свободных выборов, правительства, свободного от коррупции, и мира с соседями.

НЕОКОНСЕРВАТИВНАЯ ДОКТРИНА КРЕМЛЯ

Ответ Кремля на эту загадку приобрел форму новой идеологической доктрины «суверенной демократии» (демократии без верховенства права, демократических ценностей или разделения власти), которая потом превратилась в российскую «доктрину неоконсерватизма», который характеризуется следующими элементами:

• 1) продвижение идеи более высокого положения россиян и российского государства относительно других народов и прославление России как ведущего мирового защитника «настоящего» христианства, морали, семьи и других консервативных ценностей;

• 2) пересмотр устоявшихся взглядов на российско/советскую историю и обеление советских вождей, в том числе Иосифа Сталина; отрицание ответственности Москвы за массовые преступления, совершенные против россиян, а также других народов СССР и других стран, в частности геноцид, совершенный в 1932-1933 годах против украинцев; прославление роли России в победе над нацистской Германией во Второй мировой войне и умалчивание роли других стран в этом успехе;

• 3) отрицание ответственности России за акты международной агрессии, в том числе войну в Грузии в 2008 году и последующую оккупацию частей ее территории, де-факто оккупацию Россией части территории Молдовы и нынешнюю непровозглашенную войну против Украины, которая на сегодня привела к незаконному присоединению Крыма и военной оккупации восточных регионов Украины;

• 4) дегуманизация украинцев; опорочивание украинской культуры и языка; распространение нарративов о возрождении фашизма и антисемитизме в Украине; искаженное представление нынешней украинской власти как марионетки Запада, благосклонной к неонацистским идеологиям; дискредитация реформ, которые происходят в Украине после Евромайдана как некомпетентных; изображение Украины как «несостоятельного» и «коррумпированного» государства, которое не заслуживает западной поддержки;

• 5) обвинение Запада за «холодную войну» и изображение западных санкций против России как возврат к «морально обанкротившейся» и «несправедливой» ментальности времен «холодной войны»;

• 6) критика Запада за «потерю моральных ориентиров» и «вырождение»; высмеивание западных идей прав человека и демократии; обвинение Запада в двойных стандартах;

• 7) излишняя сосредоточенность на экономических и политических проблемах Запада, которые искаженно представляются как неизлечимые болезни общества; поддержка анти-элитных групп и радикальных правых и левых идеологий в Европе и Северной Америке, которые часто искаженно представляются как легитимные голоса, которые выступают от имени общества в целом;

• 8) критика западных институтов за их неспособность реагировать на новые глобальные вызовы, такие как международный терроризм и миграция, чтобы подорвать их позиции и авторитет;

• 9) препятствие европейской интеграции; возрождение этнических, культурных, религиозных и исторических линий разделения в Европе; поддержка сепаратизма в западных государствах, которые становятся целями для атак.

В тему: Маскарад Кремля. Как Россия ведет подрывную деятельность за границей

МОСКОВСКИЕ АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЦЕНТРЫ КАК ДВИГАТЕЛИ РОССИЙСКОЙ НЕОКОНСЕРВАТИВНОЙ ДОКТРИНЫ

Партия «Единая Россия» сыграла ведущую роль в разработке кремлевской доктрины «неоконсерватизма». В 2012 году она открыла два аналитических центра — Центр социальноконсервативной политики (ЦСКП)  и Институт социально-экономических и политических исследований (ИСЭПИ) — для продуцирования необходимой аналитической и идеологической основы режима Путина. Последний возглавил Дмитрий Бадовский, ранее работавший заместителем главы отдела внутренней политики администрации президента.

Накануне выборов в Думу в 2016 году ИСЭПИ открыл вспомогательный аналитический центр Rethinking Russia (RR), чтобы доносить политическую пропаганду «Единой России» до международной аудитории.  Доклады, выполненные RR, имеют широкий круг читателей и специально ориентированы на западных экспертов и журналистов. Например, доклад «Российская политическая система между избирательными кампаниями Государственной думы в 2011 и 2016 годах» был направлен 6000 западных журналистов и экспертов.  Этот аналитический центр даже якобы имел офис в Брюсселе.

Ян Ваславский, выпускник МГИМО и, скорее всего, протеже Вячеслава Володина, был его директором вплоть до 2016 года. Ваславский стал руководителем аналитического департамента секретариата Думы вскоре после того, как

Володин оставил должность главы администрации президента РФ и был назначен спикером российской Думы.  Александр Коньков, бывший советник исполнительного директора Фонда публичной дипломатии им. Александра Горчакова, заменил Ваславского в Rethinking Russia.

Авантюристская внешнеполитическая повестка дня Кремля в основном разрабатывалась и поддерживалась Советом по вопросам внешней и оборонной политики, Российским Советом по международным делам (РСМД), Аналитическим центром внешней политики и «Евразийскими стратегиями». Все связанные с Кремлем внешнеполитические аналитические центры имеют тесные связи с российскими секретными службами и, таким образом, выполняют как аналитические, так и разведывательные функции для Кремля и Министерства иностранных дел Российской Федерации.

В тему: Кандидат ФСБ против чех

Совет по вопросам внешней и оборонной политики  был создан в начале 1990-х годов Виталием Шлыковым — офицером Главного разведывательного управления (ГРУ) и заместителем министра обороны при Борисе Ельцине. Совет сейчас возглавляют его почетный глава Сергей Караганов и исполнительный директор Федор Лукьянов, который является главным редактором журнала «Россия в глобальной политике»  и научным директором Дискуссионного клуба «Валдай».

Караганов является деканом элитного московского вуза Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики» и советником администрации президента Владимира Путина. Он автор так называемой доктрины Караганова, то есть стратегии Кремля опираться на русскоязычных жителей в так называемом «ближнем зарубежье» (бывших союзных республиках) как главных гарантов политического и экономического влияния Москвы на своих соседей.  Караганов отвечает на вопрос «как победить в «холодной войне»?» так: «России следует наращивать свои пропагандистские мощности».

Совет тесно сотрудничает с администрацией президента, Министерством иностранных дел России, Министерством обороны и другими соответствующими государственными органами. В 2017 году он получил персональное одобрение от Владимира Путина, а министр иностранных дел Лавров подчеркнул его способность «генерировать новые идеи и обеспечить их отображение в общественном уме, который он [Совет] сам же и формирует, в известной степени».

Ее наблюдательный совет включает ряд бизнесменов и государственных служащих, связанных с Кремлем. Среди них Андрей Безруков — отставной российский разведчик и советник президента «Роснефти» Игоря Сечина; Андрей Багров — заместитель генерального директора «Норильского Никеля» (которым руководит Владимир Потанин, член путинского близкого окружения); Сергей Брилев — заместитель директора государственного телеканала «Россия»; Вячеслав Никонов — исполнительный директор Фонда «Русский мир»; Юрий Кабаладзе — бывший офицер КГБ и заместитель декана факультета международных СМИ МГИМО; и вице-ректор МГИМО Евгений Кожокин.

Совет по вопросам международных дел (CВМД)  был создан в 2010 году указом президента Дмитрия Медведева на базе Министерства иностранных дел и Министерства образования и науки Российской Федерации. Его директор Андрей Кортунов является бывшим заместителем директора Института

США и Канады. Наблюдательный совет СВМД включает нескольких высокопоставленных российских чиновников, в частности министра иностранных дел Сергея Лаврова, исполнительного директора Фонда Горчакова Леонида Драчевского, помощника президента Путина Андрея Фурсенко, ректора МГИМО Анатолия Торкунова и президента Сбербанка Германа Грефа. Президиум Совета возглавляют олигарх Петр Авен, бывший министр иностранных дел России Игорь Иванов, пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков, заместитель министра иностранных дел Дмитрий Моргулов и Федор Лукьянов.

Внешнеполитическую доктрину Кремля также поддерживает несколько аналитических центров в рамках МГИМО. Аналитический центр внешней политики  создал доцент МГИМО Андрей Сушенцов. В 2017 году он получил «мега-грант» от российского правительства для работы над крупномасштабными исследовательскими проектами в сфере внешней политики.  В том же году Сушенцов и ректор МГИМО Анатолий Торкунов открыли еще один аналитический центр «Евразийские стратегии», чтобы консультировать российское правительство и предприятия. Консультативный совет «Евразийских стратегий» включает вышеупомянутого Яна Ваславского и журналиста Евгения Примакова — внука покойного российского министра иностранных дел Евгения Примакова, который также заседает в консультативном совете Совета по вопросам внешней и оборонной политики, которым руководит Сергей Караганов.

Хотя количество аналитических центров в современной России может создать иллюзию наличия конкуренции взглядов и альтернативных видений, более глубокое исследование показывает, что они состоят из достаточно узкого круга творцов пропагандистских нарративов, которые носят разные титулы как «эксперты», «исполнительные директора» или «члены правления» в разных организациях, связанных с Кремлем. Как показывает Таблица 1, Лукьянов заседает в четырех казалось бы не связанных между собой учреждениях, а ректор МГИМО Торкунов фигурирует в шести организациях.

Интересно, что многие связанные с Кремлем эксперты и деятели внешней политики получают приглашения к сотрудничеству с Западом как представители «либеральной», «разумной» или даже «демократической» России и в качестве неофициальных каналов для общения с Кремлем. Тем не менее главная разница между российской и западной интеллектуальными сообществами заключается в том, что первое функционирует по авторитарным правилам и по самой своей природе включает меньше независимых голосов. Нельзя обоснованно ожидать честной или достоверной информации от людей, которые живут под контролем Кремля и главная задача которых — продвигать кремлевскую повестку дня.

Кремлевские эксперты, как и российские государственные средства массовой информации, являются наемниками в кремлевской пропагандистской войне против Запада. Они никогда не смогут реально повлиять на режим или действительно серьезно критиковать систему, поскольку их главной обязанностью является служить интересам режима. Варианты профессиональной деятельности, доступные российским специалистам на данный момент, ограничены тремя: 1) служить режиму и процветать; 2) быть рабски послушным, молчаливым и неизвестным; 3) говорить то, что думает, и столкнуться с репрессиями.

Поэтому дилемма, которая стоит перед западным просветительским сообществом, заключается вот в чем: как «изучать Россию без участия в контактах и обменах, которые в конечном счете могут скомпрометировать [североамериканскую и] европейскую преданность демократическим нормам и легитимизировать дискурс Кремля, который сформулирован элегантно и направлен на западного потребителя».

Екатерина Смаглий, опубликовано в издании  День


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com