Год Коломойского: как изменилось влияние олигарха при президенте Зеленском. Часть 1

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Часть экспертов прогнозировала, что после выборов Коломойский получит максимальное влияние и вернет себе национализированный «Приватбанк». Но были и такие, кто не считал, что группа влияния олигарха в команде президента способна заметно влиять на его решения. Реальность, как это часто бывает, оказалась значительно сложнее прогнозов.

На фото: Плакат с карикатурой Игоря Коломойского во время акции «За рынок земли» под Офисом президента Украины. Ее участники требовали «нормальной праволиберальной земельной реформы не под конкретных лиц, а для украинцев»

Год назад на выборах президента Украины победил комик Владимир Зеленский, которого оппоненты называли креатурой олигарха Игоря Коломойского. Часть экспертов прогнозировала, что после выборов Коломойский получит максимальное влияние и вернет себе национализированный «Приватбанк». Но были и такие, кто не считал, что группа влияния олигарха в команде президента способна заметно влиять на его решения. Реальность, как это часто бывает, оказалась значительно сложнее прогнозов. Радио Свобода анализирует, как за последний год изменилось влияние Коломойского в ключевых для него секторах.

Материал обновлен комментарием представителя издания «Бабель», которое раньше работало под названием «TheБабель» (соинвестором был Игорь Коломойский).

«Страна мечты» для Коломойского: так программа «Схемы» назвала свое расследование, в котором она очертила самые значимые бизнес- (и не только) интересы Игоря Коломойского.

На эту тему: The Коломойский. Как олигарх восстанавливает влияние, чтобы зарабатывать на государстве

Речь идет не только о желании видеть лояльных людей во власти, но и о восстановлении влияния на «Приватбанк» (национализирован из-за вывода из него средств и риск банкротства), об удовлетворении своих потребностей в энергетике, в нефтегазовом секторе, в тяжелой промышленности и даже в медиа. Этот олигарх в избирательный период сам называл себя бизнес-партнером тогдашнего кандидата в президенты Владимира Зеленского, а принадлежащие ему медиа стали для Зеленского-кандидата лояльной и мощной информационным площадкой.

С тех пор прошел год. Украина продолжает жить в условиях войны, но к ней добавился экономический кризис, и свои безжалостные коррективы внесло распространение коронавируса. Что из «мечты» Коломойского стало реальностью? И можно ли говорить о сохранении или даже увеличении влияния топ-олигарха на его «любимые» отрасли?

Власть: что может «группа Коломойского»

Как изменилось влияние Игоря Коломойского во власти за год, прошедший с момента победы на выборах его бизнес-партнера (как говорит сам Коломойский) Владимира Зеленского и пропрезидентской партии «Слуга народа»?

Ігор Коломойський: «Життя – це супермаркет, бери що хочеш, але каса – попереду»

Игорь Коломойский: «Жизнь - это супермаркет, бери что хочешь, но касса - впереди»

Иметь свою группу лояльных депутатов в Верховной Раде - это неизменный многолетний must have для украинских олигархов, отмечают специалисты. Поэтому о «группе Коломойского» в парламенте заговорили еще тогда, когда новоизбранный президент Владимир Зеленский в своей инаугурационной речи заявил, что распускает парламент восьмого созыва. А профильные медиа начали собирать досье на группу влияния «бизнес-партнера президента Зеленского».

Координаторами так называемой «группы Коломойского» в парламенте 9-го созыва (действующий с августа 2019 года) украинские медиа и политологи называют нескольких депутатов. Среди них неизменно вспоминают Александра Дубинского, Игоря Палицу и Александра Ткаченко. Все трое - выходцы из бизнеса Коломойского: медийного и нефтегазового.

Гораздо интереснее, сколько «штыков» в парламенте может мобилизовать олигарх, если речь идет о решениях, которые для него критично важны?

Почти все эксперты, опрошенные Радио Свобода, признают: самым показательным стало голосования 30 марта за законопроект «О совершенствовании некоторых механизмов регулирования банковской деятельности». Из-за нормы, которая делает невозможным возвращение проблемного банка бывшим владельцам (речь идет прежде всего о «Приватбанке»), этот документ назвали «антиколомойским».

Законопроект набрал 267 голосов, однако монобольшинство «Слуги народа» посыпалось: собрало за него только 198. Остальные дали внефракционные и два совершенно неожиданных союзника: оппозиционные фракции «ЕС» и «Голос».

Рассмотрение «антиколомойского» закона стало точно «перекличкой» условной группы влияния Коломойского в парламенте: все они голосовали «против» (17 депутатов), воздержались (31) или вообще проигнорировали голосование.

Например, среди тех, кто воздержался - Александр Дубинский, среди тех, кто не голосовал - Александр Ткаченко и Игорь Палица. Всего 15 представителей «Слуги народа» воздержались или не голосовали, еще один из них, Олег Воронько, голосовал «против». Их, а также часть из тех 33 «слуг», которых не было на судьбоносном заседании, считают ядром «проколомойского» объединения.

Среди нажавших «против» из других фракций - 10 представителей «Батькивщины». Она не дала ни одного голоса «за», так же, как и группа «За будущее». Это дает основание почти полностью включить эту фракцию и это внефракционное объединение в нынешнюю группу влияния Коломойского в парламенте, считают Виталий Кулик, Александр Харебин, Глеб Вышлинский и еще ряд экспертов, которые общались с Радио Свобода.

В то же время накануне второго чтения «антиколомойский» закон получил рекордное количество поправок: 16 000.

Из них 6000 подал депутат, исключенный из «Слуги народа», Антон Поляков, и еще полторы тысячи - член фракции Ольга Василевская-Смаглюк. Эта депутат до избрания была журналисткой-расследователем на канале «1+1».

Однако Игорь Коломойский уже заверил в своем интервью «НВ», что он не просил никого из депутатов вносить правки в этот законопроект, что он не знаком с Антоном Поляковым, что упомянутые депутаты, по словам олигарха, не симпатизируют ему. «Насколько я знаю, они симпатизируют Украине. Я никого ни о чем не просил», - заявил Коломойский.

Однако «антиколомойский» закон, необходимый для получения помощи МВФ и для защиты государственных финансов и вкладчиков «Приватбанка», преодолел первое чтение, несмотря на беспрецедентное сопротивление «самого влиятельного олигарха Украины».

На эту тему: Печерский суд снял арест с 415 объектов недвижимости Коломойского

В прошлом году ушел с поста председателя Офиса президента Андрей Богдан, связанный с Игорем Коломойским как его советник в 2014 году (Коломойский тогда возглавлял Днепропетровскую ОГА) и его адвокат - в 2015-2019 годах. Отставка правительства Алексея Гончарука тоже изменила соотношение сил.

Колишній голова ОП Андрій Богдан: «Я не знаю інтересів Коломойського, я знаю інтереси держави»

Бывший глава ОП Андрей Богдан: «Я не знаю интересов Коломойского, я знаю интересы государства»

Но в целом за последний год влияние Игоря Коломойского увеличилось, однако не настолько, насколько этого ожидали по результатам выборов, признал в комментарии Радио Свобода исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский.

«Возросло влияние Коломойского на политические решения, которые могут затрагивать его экономические интересы. Это касается и большего количества подконтрольных ему народных депутатов, и увеличение количества людей в исполнительной власти, которые имеют с ним связи. Но я не вижу какой-то критической массы, которая повернула бы всю политику в Украине в пользу Коломойского. Если сравнивать различные сектора экономики, в которых он имеет интерес, то ситуация не является однозначной», - утверждает экономист.

Показательна и смена правительства на фоне «турбулентности», вызванной пандемией коронавируса. В экспертной среде есть немало тех, кто считает, что в новом Кабмине меньше чиновников, связанных с Коломойским, в том числе и за счет того, что стало больше людей, близких к олигарху Ринату Ахметову. Соответствующий анализ связей и биографий новых министров делало Радио Свобода.

Инвестиционный банкир Сергей Фурса, между тем, утверждает, что ротация «правительства Гончарука» на «правительство Шмыгаля» продиктована именно интересами Игоря Коломойского. Он аргументирует это тем, как менялись доходы государственного «Центрэнерго» после прихода менеджмента, близкого к Коломойскому, и тем, что именно попытка сменить этот менеджмент предшествовала отставке Кабмина.

«Зеленский мог стать на сторону правительства, но все же встал на сторону Коломойского - и правительство в результате уволено», - сказал инвестбанкир в телеэфире после изменения украинского правительства.

Со своей стороны специалист по государственной политике в топливно-энергетическом комплексе Геннадий Рябцев отмечает: по связям действующих чиновников с Коломойским, Ахметовым или иными олигархами пока доминируют субъективные оценки.

«У нас в оценке личностей во власти царит субъектив. Если человек работал в корпорации, то почему-то считают, что он будет выполнять желания ее владельца. Это ошибочный подход. Если человека заметили и назначили, это не значит, что он обязательно будет выполняет прихоти владельца бизнеса», - уточняет эксперт.

Одновременно есть экспертное мнение, что конкретные управленческие решения (например, в сфере ответственности Минекоенерго) до сих пор обеспечивают эффект «зеленой улицы» для активов Коломойского.

Так политолог Виталий Кулик утверждает, что сейчас четко обозначилась так называемая «проколомойская» парламентская группа влияния и одновременно сохраняется лояльность к Игорю Коломойскому ряда государственных институтов.

«Да, в новом правительстве стало меньше людей Коломойского на ключевых должностях, он имеет проблемы с назначением лиц из своей орбиты влияния. Но решение во властной вертикали до сих пор принимаются в его пользу. За исключением нескольких важных случаев, как «антиколомойский» закон», - говорит Виталий Кулик.

В комплексе влияние Коломойского на украинскую власть за год почти не изменилось, констатирует Виталий Кулик. Однако он выделяет несколько разнонаправленных тенденций.

«Он не имеет такого влияния на решения президента, который имел в начале каденции. Однако растет его влияние на экономические процессы: на энергетику, банковскую сферу, тяжелую промышленность. Режим «зеленой улицы», введенный в секторах, где есть его интересы, сохраняется, а некоторые решения в его пользу принимаются и сейчас. Несмотря на конфликт, который якобы есть между ним и президентом Зеленским. Впрочем, это трудно назвать конфликтом, скорее - это разные взгляды на решение проблем государства между ним и президентом и его окружением. Игорь Коломойский предлагает простые решения для сложных вопросов: не распределение проблемы между всеми стейкхолдерами, а возложение ее на граждан: некую «приватизацию прибылей и национализацию убытков», - объясняет Виталий Кулик нарастание разногласий между группой «Приват» и Банковой в условиях экономического кризиса, войны и пандемии COVID-19.

Устойчивую тенденцию по уменьшению влияния Коломойского, со своей стороны, видит экономический редактор «НВ» Иван Верстюк.

«Влияние Игоря Коломойского за последний год уменьшилось, и лучшие примеры этому - голосование Верховной Рады за «антиколомойский» банковский закон и рынок земли. У олигарха остается ресурс, чтобы финансировать его политические проекты. Но президент Зеленский наконец понял, что имеет дело с суровыми весами - или Украина, или Коломойский, - считает Иван Верстюк. - Весь мир на это смотрит и видит, кто есть кто. И наконец, Коломойского изматывают судебные процессы в Великобритании и в США, что не дает ему возможности планировать нормальное деловое развитие своих активов ... На кону остается политическая карта: Коломойский прямо или косвенно влияет примерно на 30 депутатов Верховной Рады (из фракции «Слуга народа»). Кто-то имеет отношение с ним как с бывшим работодателем, кто-то имеет идеологические отношения, думая, что Коломойский советует правильные вещи. Но все его советы - это маргинес политики, на которой действуют так называемая «Приднестровская республика» и авторитарная Беларусь».

Экономический вес и политическое влияние Игоря Коломойского не всегда коррелируются между собой в последние годы, признает политический советник и медиаэксперт Александр Харебин. Зато политический вес Игоря Коломойского можно достаточно точно измерить количеством его интервью и публичных коммуникаций, считает эксперт.

«Если в начале прошлого года, после возвращения в Украину, достаточно молчаливый и закрытый для журналистов олигарх взорвался огромным количеством качественных и откровенных бесед с избранными журналистами, в которых пытался зафиксировать и закрепить за собой почти эксклюзивную возможность и приоритетное право на общение с новым президентом и формирование у него собственного видения будущего Украины, то сейчас журналисты и общество довольствуются исключительно инсайдами, слухами и предположениями ... Коломойский не просто надеялся, а был уверен в собственном беспрекословном праве получить весомые политические дивиденды от победы Зеленского. Но по факту получил весьма ограниченную квоту депутатов во фракции «Слуга народа». Которая решает сейчас чисто насущные вопросы: точечное лоббирование его интересов и блокировка вредных для него инициатив, выступая этакими ЛОМами (лидерами общественного мнения) и пытаясь юридическими зацепками и медиа-активностью влиять на решения большинства», - объясняет медиаэксперт.

Колишній експерт «Зе-команди» – про Зеленського, Порошенка та Україну – відео

Бывший эксперт «Зе-команды» - о Зеленском, Порошенко и Украине - видео

По мнению Александра Харебина, здесь стоит вспомнить многолетние бизнес-связи между телеканалом Коломойского и командой «Квартала-95». В этом контексте «телевизионная инвестиция» Коломойского в победу Зеленского была, считает эксперт, скорее, возвращением долгов за трансляцию лицензионного продукта «Квартала».

«Наверное, именно поэтому она так и не была конвертирована в монопольный доступ Коломойского к ушам президента и до сих пор никак не повлияла на позиции государственных органов по судебным искам национализированного «Приватбанка» у бывших акционеров. Поэтому попытки Игоря Коломойского привлечь к сотрудничеству в Раде понятных ему партнеров из «Батькивщины», ситуативных - из «ОПЗЖ» и влиятельных - из группы Арсена Авакова выглядит понятным в части попытки восстановить «справедливость».

Но является шоком для тех, кто помнит и сравнивает позицию губернатора Коломойского в 2014 году с его нынешней. Изменение его риторики об участии России в войне на Донбассе может иметь чисто экономические объяснения. Но именно поэтому самый известный из афоризмов Игоря Коломойского («Жизнь - это супермаркет, бери что хочешь, но касса - впереди») в настоящее время, как никогда, очень актуален относительно будущего этого, безусловно, выдающегося бизнесмена. Из жизни которого Теодор Драйзер также мог бы написать свою непревзойденную «Трилогию желания», - заключает Александр Харебин.

(Речь идет об описанной Теодором Драйзером истории расцвета и упадка одного из американских олигархов на рубеже 19-20 веков - ред.).

«Медиа-император» меняет правила игры

Влияние на средства массовой информации - один из базовых, статусных признаков олигарха, говорят эксперты. Игорь Коломойский - также имеет необходимый «джентльменский набор» из информационных ресурсов. Что изменилось в медийной «кухне» Коломойского за последний год?

Традиционно к медиахолдингу этого бизнесмена относят телеканал «1+1» и связанные с ним телепроекты (входящие в группу «1+1  Медиа»),а также информационное агентство «УНИАН». Обоими этими «китами» украинского медиапространства Коломойский владеет совместно со своим другом и бизнес-партнером Геннадием Боголюбовым: через компании, совладельцами которых они оба являются. К медийной империи олигарха эксперты относят и меньше проекты, такие как «Главред» и «Телекритика». Также Коломойский недавно был (косвенно) соинвестором издания «TheБабель».

Примечательно, что именно главу холдинга «1+1 Медиа» (до выборов) Александра Ткаченко и телеведущего и креативного продюсера телепрограмм Александра Дубинского, которые прошли в парламент от «Слуги народа», политологи относят к неформальной группе влияния Коломойского в парламенте.

Сейчас нельзя оценивать ситуацию линейно, вроде того, что Коломойский за год нарастил или потерял свое влияние на медиа, отмечает в беседе с Радио Свобода блоггер и соучредитель партии «Демократична сокира» Антон Швец. Он объясняет это на примере информационной политики группы телеканалов, которой владеет олигарх.

«Сложилась странная ситуация: Коломойский почти не использует телеканал «1+1» для решения таких вопросов, как давление на выборных политиков, в частности на президента. Если он начнет «валить» с «плюсов» Зеленского - это все: это война. И я не исключаю, что Владимир Зеленский, человек импульсивный, может приложить усилия для того, чтобы вообще закрыть телеканал, например, решением Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания. Обратим внимание на такой нарратив: после ряда скандалов с прослушиванием должностных лиц, а именно после прослушивания премьера Алексея Гончарука, пришли с обысками просто на «1+1». И с тех пор телеканал демонстративно не замечает никаких скандалов, связанных с президентом. Зато Коломойский показывает, что способен устроить Зеленскому проблемы даже при отсутствии собственного телеканала. Если есть компромат - это Telegram, Facebook и другие соцсети быстро это распространят, и все это начнут обсуждать», - отмечает Антон Швец.

По его мнению, Игорь Коломойский таким образом показывает: забирать у него медиа-активы - бесполезно, ведь в информационной сфере все стремительно меняется, а он быстро учится новым тактикам и использует для давления на оппонентов (а то и на партнеров) другие способы распространения информации.

Телеграмм-каналы, через которые происходят выгодные Коломойскому вбрасывания, эксперты связывают с несколькими «проколомойскими» депутатами от «Слуги народа».

На эту тему: OCCRP: как Коломойский и Боголюбов вывели $5,5 млрд из Приватбанка

В то же время несколько источников Радио Свобода объясняют скандал с прослушиванием брата Андрея Ермака (председателя ОП) с влиянием Игоря Коломойского на власть после голосования за «антиколомойский» закон.

Эти записи обнародовал депутат Гео Лерос, режиссер и адвокат, бывший советник городского головы Киева Виталия Кличко, а затем - Зеленского.

«Коломойский успешно использовал свой телеканал для приведения к власти Владимира Зеленского и для «мочилова» его конкурента Петра Порошенко. Но скандал с «прослушкой Гончарука» поставил на этом жирную точку. Стало понятно, что в новой парадигме любой медийный актив является уязвимым. Поэтому Игорь Коломойский пришел к новой тактике», - заключает Антон Швец.

За последний год Коломойский почти ничего в медийной сфере не покупал и не продавал. За одним исключением: «The Бабель», недавно реанимированный после закрытия, сменил владельцев. Ранее половиной акций этого онлайн-издания владел Ярослав Пахольчук: он был исполнительным директором главного медийного актива Коломойского: холдинга «1+1 Медиа».

Государственные реестры свидетельствуют: сейчас по четверти этого актива имеют Екатерина Коберник и Глеб Гусев, и еще половину имеет словацкая ООО «АйДжи», основатель которой - украинец Сергей Мостенец.

Политический советник и медиаэксперт Александр Харебин называет «медиа-империю» Коломойского его главным активом, который играет роль «оружия массового поражения»: призванный защищать друзей и уничтожать врагов.

«На важность для Игоря Коломойского именно этого фактора, несмотря на сложную финансовую ситуацию вокруг него, намекает отсутствие существенных потерь среди его медиа-активов. Кроме оставленного без финансирования интернет-издания «The Бабель», журналисты которого сознательно или нет, но вместе с «1+1» неплохо отработали предвыборную кампанию в качестве «мягких собачек» для друзей и «разрушительных торпед» для врагов тогдашнего медиа-менеджмента «1+1 медиа». Эти ресурсы эффектно продемонстрировали как собственному акционеру, так и будущему президенту хорошие навыки информационного киллерства и финансового шантажа партнеров», - считает Харебин.

Со своей стороны, шеф-редактор издания Бабель Екатерина Коберник заявила, что у эксперта есть конфликт интересов. «У Харебина очевидный конфликт интересов по этой теме: после вопроса журналиста «Бабеля» Марии Жартовской о прошлом «медиаэксперта» в компании Курченко УМХ, Зеленский убрал Харебина из команды», - написала она в фейсбуке после публикации материала.

Игорь Коломойский, понимая важность именно этого актива, лично возглавил Наблюдательный совет «1+1 Медиа», объясняет Александр Харебин. Он утверждает, что владелец холдинга предоставил карт-бланш новому, более жесткому руководителю, который должен максимизировать доходы и влияние группы каналов «1+1 Медиа» и вывести ее на безубыточность до 2022 года.

«Именно это, а также доминантная зависимость «медиа-империи» Коломойского и рейтинга канала «1+1» от показа развлекательного контента (который с 2012 года сотнями часов производился компанией, акционером и движущей силой которой является команда «Квартала 95») делает Игоря Коломойского очень корректным и сбалансированным в публичной оценке действий президента Зеленского. Именно этот фактор взаимозависимости балансировал их отношения в прошлом году. Но даже сейчас остается предохранителем, о чем важно сказать отдельно, разрушая навязанное обществу мнение о так называемой «фатальной зависимості Зеленского от Коломойского», - признает медиаэксперт.

Между тем информационное пространство развивается, постепенно отодвигая традиционную «медиа-империю» Коломойсього на обочину, делится своими наблюдениями экономический редактор издания «НВ» Иван Верстюк

«Телеканал «1+1» является популярным и достаточно креативным, но во времена развития видеоблогов и соцсетей зрительская база этого канала может падать или ухудшаться в качестве. Многие смотрят канал только для перчинки, которую он дает, а не ради объективной информации», - признает Иван Верстюк.

В то же время Антон Швец констатирует тот факт, что в окружении Коломойского сформировался некий "пул" из блогеров и наполовину анонимных телеграмм-каналов, которые продвигают выгодные ему нарративы и специализируются на информационных вбросах и скоординированных атаках против оппонентов.

Финансы: «Скажи мне, чей «Приватбанк»...

За год, прошедший со времени президентских выборов, Игорь Коломойский не смог получить контроль над «Приватбанком». Несмотря связи с президентом, несмотря на своих людей в правительстве, несмотря на «группу Коломойского» в парламенте и лояльность части судов, готовых выносить решения в пользу олигарха.

Именно этот момент многие эксперты используют для оценки реального влияния бывшего совладельца этого банка на процессы в Украине. Это влияние, даже если и говорить о его увеличении, оказалось недостаточным для того, чтобы полностью подчинить себе украинскую власть и повестку дня.

Между тем, Коломойский очень спешит: если банковский закон, который делает невозможным возвращение проблемных банков, примут, то ему будет почти невозможно достичь своих целей. На которые указывают и эксперты, и частично сам крупный бизнесмен:

  • - развалить дела против себя в западных судах;

  • - опровергнуть обвинения о выводе из банка средств (которое сделало национализацию единственным выходом, как утверждали после ее проведения в Минфине и в НБУ);

  • - получить компенсацию в размере уставного капитала банка и взносов связанных лиц, какими они были до национализации;

  • - легитимизировать вывод активов должников из-под залога (более 97% коммерческих заемщиков банка были связанными лицами - таковы выводы НБУ и международного аудита).

В то же время украинские суды часто выносят решения в пользу Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова, бывших совладельцев крупнейшего украинского банка, а также братьев Суркисов - НБУ их признал связанными лицами, поэтому их многомиллиардные вклады в банке добавили в уставный капитал при его спасении от банкротства. Однако точка в судах еще не поставлена: важнейшие процессы продолжаются в крупных иностранных юрисдикциях, и теперь Коломойский с партнерами испытывают там тактические неудачи.

На эту тему: Группа «Приват», умыкнув у государства сотни миллионов долларов, еще требует госдотации - СМИ

О текущей ситуации Радио Свобода рассказал независимый член правления «ПриватБанка» Роман Сульжик:

Незалежний член наглядової ради «Приватбанку» Роман Сульжик: «Ми атакуємо потужно: і в Лондоні, і у США, а ще відкрилися нові юрисдикції. Я оптимістично дивлюся на те, що відбувається»

Независимый член наблюдательного совета «ПриватБанка» Роман Сульжик: «Мы атакуем мощно: и в Лондоне, и в США, а еще открылись новые юрисдикции. Я оптимистично смотрю на то, что происходит»

«Мы атакуем мощно: и в Лондоне, и в США процессы продолжаются, а еще открылись новые юрисдикции. Я оптимистично смотрю на происходящее. И очень хорошо, что МВФ сейчас настаивает на принятии «банковского закона» (так называемый «антиколомойский» закон - ред.), И то, что депутаты уже проголосовали за него в первом чтении».

Роман Сульжик признает, что в период судебного противостояния «Приватбанк» работает в условиях давления. Но это не является давлением со стороны действующей власти, отмечает банкир.

«Я вижу людей, которые работают в «Приватбанке». Это - профессионалы высочайшего класса, и они делают все правильно как для банка, так и для Украины. Мы и противодействуем кризису, и боремся за возвращение этих средств. Это - самый большой вызов, над которым мы работаем. Есть ли давление на нас? Да. Мы знаем, как работают украинские суды. В них открыты сотни дел на работников банка, на членов его наблюдательного совета. Но это украинские условия, в которых мы работаем. В то же время мы видели, как президент Владимир Зеленский лично настаивал на том, чтобы приняли «антиколомойский» закон. Поэтому я надеюсь, что после выигрыша «Приватбанка» в западных юрисдикциях все в Украине будет хорошо. И мы сделаем все от нас зависящее, чтобы это произошло», - выражает он оптимизм.

Независимость финансового регулятора (Нацбанка) и государственных банков (в частности «Приватбанка») от конкретных представителей власти сохраняется, признают финансовые эксперты, с которыми пообщалось Радио Свобода. Поэтому, говорят, несмотря на смену власти, государство Украина не отступает в судебном противостоянии вокруг «ПриватБанка», а призывы его экс-собственника о предоставлении ему компенсации, об отказе от дружбы с МВФ и допустимости дефолта практически не влияют на государственную финансовую политику.

О том, что Коломойский за год не достиг важнейших целей, говорит и шеф-редактор портала «Финансовый клуб» Руслан Черный. Поэтому, по его мнению, влияние этого олигарха, в частности в финансовом секторе, сильно преувеличена:

«Изменилось ли влияние Коломойского на финансовый сектор за год? Я считаю, что не изменилось. Его как не было в прошлом году, так и сейчас нет. Хотя Коломойский является очень талантливым манипулятором и создает впечатление, что на что-то влияет, заставляя других верить в это. А на самом деле - мало на что влияет».

Руслан Черный вместе с другими экспертами признает, что показательным стало голосование за банковский закон, несмотря на определенные недостатки, которые он имеет. Голосованию предшествовали определенные «антиколомойские переговоры» и совещания между депутатами, в результате чего в сессионном зале можно было увидеть ситуативное «антиколомойское» большинство, отмечает Руслан Черный.

Восстановить контроль над «Приватбанком» и позакрывать дела, открытые банком против своего бывшего акционера в разных странах, - так объясняет нынешнюю тактику олигарха исполнительный директор Центра экономической стратегии Глеб Вышлинский:

«Возможно, поэтому в других секторах Коломойский был значительно менее активным. Конечно, он имеет интересные активы в других отраслях. Но они несоизмеримы, например, с активами того же Рината Ахметова».

Это можно объяснить спецификой группы «Приват» и ее способами получения прибыли, которые отличают ее от других финансово-промышленных групп, отмечает Вышлинский.

Читайте также: Президент слаб. Страной управляют уполномоченные им дилетанты

«Коломойский больше исповедует подход «паразита»: так, он имеет (относительно) меньше активов, которые им физически контролируются, но зато пытается «присосаться» к каким-то схемам. Для сравнения, другие олигархи, например тот же Ахметов, пытаются дешевле купить какие-то активы, в частности государственные, и потом на них производить товары и услуги, получать прибыль и в дальнейшем контролировать эти активы», - сравнивает Вышлинский.

Итак, каковы «материальные активы» одного из самых влиятельных бизнесменов Украины? И что для них изменилось за последний год?

О том, как изменилось влияние Игоря Коломойского в энергетике и в тяжелой промышленности, в нефтегазовом секторе и в авиаперевозках - читайте во второй части материала.

Евгений Солонина,  опубликовано в издании  Радио Свобода

Перевод: Аргумент

«Copyright © 2018 RFE/RL, Inc. Передруковується з дозволу Радіо Вільна Європа / Радіо Свобода»


На эту тему:

 

 

 

 

 

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com