Голодомор и Запад

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Количество публикаций об украинском Голодоморе превышает два десятка тысяч. В мировой историографии эта тема стала одной из наиболее разработанных. Роберт Дэвис и Стивен Виткрофт против Роберта Конквеста. Лучшие публикации «Аргумента» о Голодоморе.

 

 Комиссия Конгресса США по расследованию голода 1932–1933 гг. в Украине завершила роботу в апреле 1988 года выводом о геноциде. Однако правительство США официально не подтверждает это, учитывая позицию Российской Федерации, которая отрицает такую квалификацию голода. В ноябре 2006 года Верховная Рада Украины признала Голодомор актом геноцида. Однако Генеральная Ассамблея ООН этого не признает.

 В тему: Голодомор: как убивали украинцев

Рано или поздно на политико-правовые оценки должны повлиять научные выводы. Но оказывается, что ученые мирового уровня, которые специализируются на советской истории, по-разному объясняют причины Голодомора. Наиболее известно противостояние между Робертом Конквестом, с одной стороны, и Робертом Дэвисом и Стивеном Виткрофтом, с другой. 

Роберт Конквест известен своими вершинными трудами, в которых были проанализированы Великий террор 1937–1938 гг. и Великий голод 1932–1933 гг. Он ушел из жизни 3 августа этого года, и газета «День» посвятила этому событию целую страницу отзывов. Его оппоненты у нас менее известны. Это представители бирмингемской (Великобритания) школы советологов. Основателем ее был Эдвард Карр, который создал 10-томную «Историю Советской России» с анализом событий 1917–1928 гг. Ученик Кара, Роберт Дэвис, стал соавтором двух последних томов этого непревзойденного по масштабам труда, после чего опубликовал четырехтомную «Индустриализацию советской России». Ученик Р.Дэвиса Стивен Виткрофт с 1985 года живет в Австралии, но работает в унисон с учителем. В его наработках — созданный в соавторстве с Дэвисом пятый том «Индустриализации советской России» под названием «Годы голода. Сельское хозяйство СССР в 1931–1933 гг.» Книга вышла на английском языке в 2004 году и в 2011 году переиздана в Москве. 

Как формировалась позиция Р.Конвеста в вопросе о советском голоде 1932–1933 гг.? Украинской диаспоре было необходимо, чтобы человечеству стала известна трагедия ее народа. Донести ее до мировой общественности мог ученый, который создал одну из самых громких книг XX века — «Великий террор». Существует мнение, что Конквесту был предложен гонорар, от которого он не мог отказаться. Джеймс Мейс имел иную точку зрения, которая сформировалась после длительного с ним общения: Конквеста заинтриговала тема. 

И в самом деле, представьте себе ситуацию. Руководители СССР от Хрущёва до Горбачёва отрицали голод 1932–1933 гг. В их времена уже не приравнивали упоминание о голоде к контрреволюционной пропаганде, как раньше. Однако средствами террора можно было не оперировать, потому что в советском обществе развилась самоцензура. О голоде знали десятки миллионов людей. Но они молчали. Когда в Гарвардском университете стали собирать воспоминания эмигрантов, которые пережили голод, треть из них свидетельствовала анонимно, хоть находилась на другой стороне земного шара. Что же это был за террор, который всем заткнул рот? Именно этим тема заинтриговала Конквеста. Когда он увлёкся ею, то нашёл название для такого террора: terror-famine, террор голодом. 

Эти подписанные Сталиным «спасительные» директивы ЦК преподносятся сознательными или невольными защитниками его политики как оправдание или, по крайней мере, отсутствие намерений устроить геноцид 

В тему: «Черные доски» Голодомора — экономический метод уничтожения граждан СССР (Список) 

Как все западные советологи, Р.Конквест ничего не знал об Украине. Переводчикам «Великого террора» на украинский язык пришлось сделать такое примечание уже на первой странице авторского предисловия: «Р.Конквест, как и подавляющее большинство западных авторов, называет русскими всех советских граждан несмотря на их национальность, а СССР — Россией». Кстати, Р.Девис и С.Виткрофт не были исключением, как свидетельствует вышеприведенное название их пятитомника по истории советской индустриализации. 

Перед Конквестом сразу возникла проблема украинского языка и исторических источников по теме голода в Украине. Диаспора дала ему в помощь молодого работника из Института украинских исследований при Гарвардском университете Джеймса Мейса. Он был тогда одним-единственным украиноведом американского происхождения, да ещё и с индейскими корнями в родословной.

В предисловии к книге «Жатва скорби», которая появилась в 1986 году, Р.Конквест записал: «Хочу выразить благодарность за сотрудничество и значительную наработку в исследовании и подробном обсуждении рукописи доктору Джеймсу Мейсу из Гарвардского университета». Сказано достаточно откровенно, но Мейс признался мне, что фактическая основа этой книги принадлежит ему целиком и полностью, а Конквесту — только текст. Фактическая основа «Жатвы скорби» состояла из воспоминаний тех, кто выжил, а также из сообщений дипломатов и работников спецслужб, которые откладывались в 1933 году под грифом «секретно» в ведомственных архивах Великобритании, Италии и Германии. Мейс не претендовал на славу, которая окутывала эту книгу. Ему хватало собственной славы исполнительного директора той комиссии Конгресса США по расследованию украинского голода 1932–1933 гг., которая заставила В. Щербицкого признать в декабре 1987 года факт голода. Слава оказалась горькой. Мейсу не удалось в результате саботажа русистов найти постоянную работу в американских университетах. Свой жизненный путь он закончил в Украине. 

Вывод Р.Конквеста о геноциде украинского народа опровергли советологи-руссисты. Одним из критиков оказался С.Виткрофт. Ему первому из иностранных ученых удалось получить доступ к демографической статистике в московских архивах. Расчеты количества жертв в «Жатвах скорби» не опирались на демографическую статистику и, естественно, были неточными. 

Когда Р.Девис и С.Виткрофт окончили работу над книгой «Годы голода», они ознакомили с ней Р.Конквеста. На суперобложку англоязычного издания издатели вынесли его вердикт: «Действительно выдающийся вклад в исследование этой важной темы». 

В тему: Голодомор 1932 — 1933 годов: Битва с голодом 

Р.Девис и С.Виткрофт опровергли заявление, которое нашли в «Жатвах скорби» относительно того, что голод в Украине «был вызван преднамеренно ради него самого» и назвали «поспешным выводом» (sweeping conclusion в англоязычном издании, стр. 441; скоропалительным обобщением в русскоязычном издании, стр. 447) такое утверждение Конквеста: «коммунистическая идеология давала мотивацию для беспрецедентного массового истребления мужчин, женщин и детей». «На страницах этой книги, — писали они далее, — мы сделали попытку показать, как советское руководство боролось с кризисом, вызванным частично его ошибочными политическими решениями, но, тем не менее, неожиданным и нежелательным». Здесь же они цитировали полученное ими в сентябре 2003 года письмо Р.Конквеста, в котором тот писал после ознакомления с рукописью, что не считает, якобы Сталин целенаправленно спровоцировал голод 1933 года: «Нет, я утверждаю только, что он видел надвигавшийся голод, мог предупредить его, но поставил интересы Советского государства выше необходимости накормить голодающих и таким образом сознательно способствовал голоду». Такое утверждение не очень согласовывалось с выводом в «Жатвах скорби» о том, что голод был вызван преднамеренно. Но Конквест ничего не мог протипоставить 57 решениям высшего советского руководства о предоставлении голодающим регионам в 1933 году семенного, фуражного и продовольственного займов. Виткрофт нашел эти решения в московских архивах и отразил их в книге. Украина и Северный Кавказ тогда получили 616 тыс. тонн семенного займа (48% от объема займа всем голодающим регионам), 103 тыс. тонн фуражного (98% объема) и 265 тыс. тонн продовольственного займа (83% объема).

Учитывая дискуссию о причинах Голодомора, следует сказать также следующее. В ответ на настойчивые попытки правительственных кругов Украины убедить мировую общественность в том, что Голодомор следует квалифицировать как геноцид, Федеральное архивное агентство Российской Федерации в 2009 году не пожалело средств для публикации сборника, состоявшего из 188 документов в виде цветных ксерокопий. В сборнике с абсолютной точностью воспроизводились цвет и фактура бумаги и машинописи, чернильных и карандашных резолюций, даже дырки на листах из расшитого перед копированием архивного дела. 

В тему: «Люди едят свои пальцы ...» 

Вот, например, протокол политбюро ЦК ВКП (б) от 8 февраля 1933 года, который хранился в «особой папке» (разновидность совершенно секретной документации, правилами которой предусматривались обязательное возвращение документа в высшую инстанцию и запрещение упоминать его в письменном виде). Политбюро ЦК предписывало выделить на продовольственные потребности Северного Кавказа 300 тыс. пудов ржи, а Днепропетровской и Одесской областям — по 200 тыс. пудов. Текст заверялся красной печатью политбюро ЦК ВКП (б) и подписью, тоже красными чернилами, секретаря ЦК И. Сталина. В предисловии к этой книге (518 листов цветных ксерокопий) руководитель Федерального архивного агентства В. Козлов писал: «Российским историкам и архивистам скрывать нечего. Все документы открыты, и мы предлагаем перед тем, как уважаемые международные или национальные государственные структуры захотят высказаться с политическими оценками о «голоде-геноциде» в Украине, не спешить с ними. (Голод в СССР. Famine in the HSSR. 1930–1934. — Москва, 2009. — С. 7). Здесь, как говорят, ни убавить, ни прибавить. О каком геноциде могла идти речь? 

В тему: Голодомор языком фотодокументов 

Когда археолог наталкивается на слой земли с разбитой античной скульптурой, он осторожно подбирает обломки, помечая расположение каждого по глубине, длине и ширине залегания, а затем годами воспроизводит ее первичный вид, присоединяя обломки друг к другу. Я оказался в положении такого археолога 25 лет назад, когда начал исследовать украинский голод 1932–1933 гг. Каждый фрагмент тщательно скрытых и искусно замаскированных преступных действий главы Кремля, которые были связаны с общесоюзным голодом и украинским Голодомором, нашел соответствующее ему место в тексте полдесятка монографий с реконструкцией подобных действий. К сожалению, за рубежом моя реконструкция знакома только выходцам из Украины. В Канадском институте украиноведческих студий готовится книга об украинском Голодоморе на английском языке, но она еще не напечатана.

 С чьими аргументами я мог бы солидаризироваться в дискуссии между Р. Дэвисом и С. Уиткрофтом, с одной стороны, и Р. Конквестом, с другой? Искренне признаюсь: соглашаюсь со всеми. Не соглашаюсь только с утверждением Р. Конквеста о том, что Сталин видел надвигающийся голод, но ничего не сделал для его устранения, поскольку поставил интересы Советского государства выше необходимости накормить голодающих. Действительность оказалась намного ужаснее. Украинский Голодомор имел иную природу. Миллионы людей погибли мученической смертью только из-за того, чтобы Сталин сохранил за собой кресло генерального секретаря ЦК ВКП (б), которое во время экономического кризиса под ним закачалось.

 Готовность соглашаться с обоими участниками дискуссии вызвана тем, что надо отделять общесоюзный голод 1932–1933 гг., который в 1932 году имел место и в Украине, от Голодомора 1933 года в Украине. Общесоюзный голод был вызван конфликтом между государством и крестьянами по поводу хлебозаготовок. Он был неожиданным для Сталина и, разумеется, нежелательным. Подобно В. Ленину в марте 1921 года, он сделал выводы и кардинально изменил правила игры между крестьянами и государством. Вместе с тем Голодомор ни в коей мере не связывался с хлебозаготовками. Он был следствием карательной операции, которую Р. Конквест справедливо назвал террором голодом. Датировать Голодомор двумя годами можно только потому, что карательная операция была испытана в ноябре-декабре 1932 г. на селах, поставленных на «черную доску».

 У нас до сих пор многие отождествляют коммунизм с таким обществом, где материальные и культурные блага распределяются между людьми по потребностям. Легенда о таком «светлом будущем» была необходима. А в действительности достаточно заглянуть в «Манифест Коммунистической партии» К. Маркса и Ф. Энгельса, чтобы понять, что такое коммунизм. Они писали: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности» (Том 4, стр. 422).

 В тему: Голодомор и война крестьянства против власти в Украине в 1930-1932 годах

 

«1933». Работа Федора Глущука, Киев. 1990 г. 

В тему: Сытые и мертвые. «Равенство и братство» в СССР 

Строя коммунизм в 1928–1932 гг., И. Сталин тоже уперся в экономический кризис, наиболее тяжелым последствием которого стал голод 1932–1933 гг. Почему реализация коммунистической доктрины заканчивалась экономическим коллапсом, самым первым признаком которого становился голод? «Научный коммунизм» Маркса был таким же утопическим, как все подобные учения. Вслед за ликвидацией частной собственности требовалось избавиться от товарно-денежных отношений и рынка, то есть перейти с товарооборота на продуктообмен. Сталину надо было лишить крестьян частной собственности на средства производства, которые обеспечивали их экономическую независимость от государства и одновременно ставили государство в экономическую зависимость от сельских товаропроизводителей.

 Несмотря на террор, одним из проявлений которого была «ликвидация кулачества как класса», государству удалось провести сплошную коллективизацию только в артельной форме, то есть оставить крестьянам приусадебное хозяйство. Конфискация почти всей продукции, производившейся в коллективном хозяйстве, привела к отказу крестьян работать в колхозе и гибели большей части урожая 1932 года. Вследствие этого голод вспыхнул и в городе, и на селе. В городе — из-за того, что у государства не хватило ресурсов для централизованного распределения хлеба по карточкам, а в селе — из-за того, что заготовители забрали весь имеющийся хлеб в счет долга по хлебозаготовкам. 

В тему: Как Голодомор изменил украинцев: кражу перестали воспринимать как грех 

В январе 1933 года Сталин внедрил вместо безразмерной продразверстки 1930–1932 гг. обязательные поставки зерна государству колхозами и единоличными хозяйствами, то есть перевел отношения между государством и крестьянами на налоговую основу. Это означало, что после уплаты налога в натуральной форме крестьяне получали возможность свободно распоряжаться произведенной продукцией, включая ее продажу на рынке. Это означало также, что за ними признавалось право частной собственности (разумеется, под другим термином) на выработанную продукцию. Это означало, наконец, кардинальную коррекцию доктрины коммунизма Маркса. К. Маркс, как известно, разделял коммунизм на две фазы по признаку распределения материальных благ: социализм с распределением по труду и собственно коммунизм с распределением по потребностям. Но он не разделял коммунизм на две фазы по признаку производства материальных благ. Построение социализма означало для него реализацию всей триады, то есть ликвидацию частной собственности, товарно-денежных отношений и рынка. После отмены продразверстки и перехода к обязательным поставкам сельскохозяйственной продукции государству Сталин незаметно передвинул требование ликвидации товарно-денежных отношений и рынка на вторую фазу коммунизма, с распределением материальных благ по потребностям. 

В тему: Доносы, самогон и равнодушие к имуществу. Как Голодомор изменил жизненный уклад села 

Перед тем, как называть факты, надо осознать, как Сталин воспринимался обществом в начале 30-х гг. Это не был тот Сталин, который изнасиловал общество Большим голодом и Большим террором, а во второй половине 1940 гг. стал во главе сверхгосударства. Это была фигура, равновеликая другим руководителям страны. Осенью 1932 года ему бросила вызов группа деятелей российского правительства, которая начала рассматривать генеральную линию ЦК ВКП (б) в ее сталинском исполнении как угрозу для партии. Отвечая на вызов, Сталин заявил 27 ноября 1932 года на объединенном заседании политбюро ЦК и Президиума Центральной контрольной комиссии ВКП (б), что в экономическом кризисе виноваты антисоветские элементы в колхозах и совхозах, по которым надо нанести «сокрушительный удар». Суть этого «удара» генсек не раскрыл, но она воспроизводится последующими событиями. Речь шла о чекистской операции в составе трех акций: а) конфискация всего продовольствия длительного хранения, накопленного в крестьянских усадьбах к следующему урожаю; б) блокирование ограбленных крестьян в их селах; в) информационная блокада. Никаких письменных распоряжений о конфискации всего продовольствия, даже прописанных в «особых папках», не существовало. 

Чекистская операция в масштабах всей Украины началась с телеграммы Сталина руководителям республики, посланной 1 января 1933 года. Через них вождь обращался к украинскому крестьянству с требованием сдать государству «разворованный и спрятанный хлеб», хотя знал, что у села нет хлеба в таких количествах, чтобы удовлетворить государство. Тем, кто хлеб не сдаст, генсек угрожал суровым наказанием. Но телеграмма была не столько угрозой, сколько сигналом к массовым обыскам. Установить тех, кто не выполнил требование о сдаче хлеба, можно было только обысками. Замаскированная под привычные зимние хлебозаготовки чекистская акция имела три фазы: организационную (с 1 по 5 января), активную (с 6 января по 7 февраля) и обезболивающую (с 8 февраля). 

Почему Сталин не ограничился переходом к обязательным поставкам, которые выводили из тупика отношения с крестьянством, и нанес свой «сокрушительный удар»? Украина и Кубань, которая хотела воссоединиться с Украиной, были опасны для него. Благодаря информационной сети органов государственной безопасности он знал, что в Украине вызревает социальный взрыв, равный по масштабам, как весной 1930 года. Такую угрозу устраняло только создание ситуации абсолютного голодания. 

Станислав Кульчицкий, День


 В тему:

 

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com