Госкорпорации как кормушки украинской власти

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  Госкорпорации как кормушки украинской власти

С помощью государственных корпораций правящие политические группы решают свои краткосрочные интересы: раздают должности нужным людям, организуют коррупционные или лоббистские схемы, скрывают безработицу и инфляцию.

Можно ли считать полезными такие государственные компании, как НАК «Нафтогаз Украины» или «Укравтодор»? Они ежегодно поглощают десятки миллиардов гривен общественных доходов, которые дарит им госбюджет, вместо того, чтобы обеспечивать поступления в правительственную казну.

Нельзя причислить к достоинствам этих субправительственных корпораций, так как таких нет, и выпуск более дешевой, чем производят аналогичные частные фирмы, продукции. Километр дорог от «Укравтодора» стоит в несколько раз дороже, чем в Германии, при этом ездить по ним удовольствие, как известно, не из приятных. Рост убытков, как показывает пример того же «Нафтогаза», является чрезмерно форсированным, как будто сами его руководители хотят этого.

Для продолжения существования максимального количества государственных конгломератов чиновники имеют возможность административно повышать цены на их продукцию, чтобы избавиться от убыточности. «Нафтогаз» оказался в затруднительном финансовом положении только потому, что его голубое топливо поступает в жилье граждан, и власть из политических соображений сдерживает рост цен на услуги жилищно-коммунального хозяйства.

Зато государственные монополии еще за два-три месяца до парламентских выборов делают публичные заявления о неизбежном повышении цен на электроэнергию, газ, воду, тепло и т.д.. В противоположность газовому и коммунальным монополистам другое государственное хозяйственное образование, «Укрзализныця», всегда работает «успешно»: правительство постоянно повышает цены на перевозки, прибыли достаточно, однако услуги, которые получают пассажиры, остаются на уровне середины прошлого века.

Такой административный метод установления цен — рудимент старой планово-командной модели. При рыночно-конкурентной системе на некачественные товары и услуги, а также те, что не пользуются спросом, цены бы не повышались.

Конечно, бесконечно покрывать убытки квазикорпораций, какими на самом деле является куча госпредприятий, не сможет ни одна страна мира. А потому рано или поздно придется пресекать бюджетное содержание с параллельной реорганизацией в частные юридические лица или ликвидировать их. Государство никак не сможет (хотя бы из-за юридических запретов) финансировать убытки частных структур так, как она сейчас погашает дефицит балансов госкорпораций.

Почему государственные хозяйственные комплексы не стремятся к доходности и не слишком озабочены своей убыточностью и неликвидными долгами?

Стремление к доходности является средством сохранения и приумножения стоимости капитала, вложенного в предприятие. Руководители же государственных хозяйств, как известно, равнодушны даже к сохранению их стоимости. Ведь они не из собственных карманов финансировали создание соответствующих компаний.

Каковы же на самом деле интересы руководителей государственных корпораций? Безусловно, они заинтересованы в увеличении объемов хозяйственного оборота, накоплении ресурсов и тем самым — в создании оснований для максимизации фонда зарплаты. Последнее, в свою очередь, становится причиной роста зарплат руководителей, включая надбавки — премии, бонусы, материальную помощь и т.д..

Все, что способствует этому, входит в круг стремлений управленцев, зато накопления прибыли предприятий — никак. Напротив, увеличение доходов требует сдерживания повышения зарплат и рост других расходов, а также уменьшение количества работников, запасов материалов, оборудования и т.п.. При этом эффективность их использования ухудшается со временем, и капитал обесценивается. Следовательно, нет ничего удивительного в том, что квазикорпорации убыточны.

Можно вспомнить, что еще восемь-десять лет назад «Нафтогаз» был высокорентабельной компанией: годовая прибыль до налогообложения составила примерно 9 млрд грн, объем продукции — 20-25 млрд грн, и он был основным донором государственного бюджета страны (последний в то время имел 90 — 100 млрд грн доходов). Ныне это крупнейший (годовой оборот — около 120 млрд грн) и убыточный холдинг Украины с годовым дефицитом не менее 15 млрд грн. При этом никто за такое масштабное разрушение бизнеса и фактическое доведение до банкротства нефтегазового гиганта не был привлечен к ответственности.

В тему: «Нафтогаз» Украины все больше загоняют в долги

Создается впечатление, что чиновники при любой власти сознательно шли на потери компании, невзирая на угрозы, приводящие к банкротству предприятия: отключение от дешевого туркменского газа, уменьшение объемов добычи голубого топлива с украинских месторождений; устранения «Нафтогаза» из числа экспортеров энергоносителей европейским потребителям; замораживания внутренних тарифов на газ для населения и услуги по транспортировке российского газа в Европу и т.д..

НАК «Нафтогаз» не разрабатывала и не имела никаких стратегий проведения маркетинговых альтернатив, внутрихозяйственных усовершенствований, новых каналов поставок, установки прибыльных цен на экспортные услуги и других вариантов выхода из кризиса. Зато правила игры на внутреннем нефтегазовом рынке формировались под частных игроков, а в последние годы и в интересах «Газпрома». А на что можно было надеяться при отсутствии в Украине настоящего предпринимательства?

Из официальных источников известно, что в Украине действует более 200 госструктур, созданных бюрократическим аппаратом (не считая государственных учреждений, а также учреждений и организаций, сметы которых финансируются непосредственно из бюджета). Практически все субправительственные хозяйственные структуры являются неприбыльными.

Если формально за счет искусственно административного повышения цен они получают доходы, то это та их часть, которую госфирмы забирают у потребителей своих товаров и услуг. Государственный сектор экономики способен в полной мере выплачивать зарплату своим работникам, ежегодно увеличивая этот долг на несколько миллиардов гривен. Следовательно, существование большого количества квазикомерческих государственных конгломератов не только не обеспечивает экономике прибылей и инвестиций, а также лишает ее тех, которые создает частный сектор. Какая сумма потерь?

Если учесть, что общие убытки всех действующих неприбыльных предприятий Украины 2011 года составили 150-160 млрд грн, то львиную их долю, около 45 — 50 млрд, приводит именно субправительственный сектор национального хозяйства. И сумма всех убытков из года в год только растет. Поэтому количество убыточных предприятий не уменьшается. Существовать же убыточно разрешено именно государственным субъектам хозяйствования.

Утопия государственного хозяйственного управления

Есть ли экономические механизмы, которые бы заставили государственные компании работать эффективно и рентабельно? Напомним, что их формальным собственником является все общество в лице госаппарата. А следовательно, исключительно с его помощью можно достичь прибыльности соответствующих объектов.

Поэтому управлять последним, впрочем, это в идеале, могут только государственные органы. То есть нужен полноценный аппарат централизованного планирования и вертикального подчинения и ответственности производственных единиц, который бы руководствовался принципами приумножения государственного капитала.

Такая идеализированная организация хозяйствования возвращает к плановому социализму и коммунизму. Мы уже имеем 70-летний опыт такой утопии. В нынешних условиях для восстановления такой организации нужно было бы создать специальный аппарат централизованного управления для контроля за функционированием госкорпораций, который бы действовал параллельно с органами власти, управляющих частно-рыночным секторами экономики. Т.е. необходимо раздвоение государственных органов управления и самой экономики. В психиатрии раздвоение сознания считают болезнью — шизофренией.

К сожалению, последние месяцы дают основания утверждать, что действия власти по преодолению убыточности сектора государственного квазипредпринимательства являются неадекватными. Недавно начали появляться постановления правительства, которые свидетельствуют о переходе к государственному ценообразованию и контролю за ценами (включая создание комитета, который будет наделен полномочиями проверять предприятия по выполнению ими ценовых предписаний, — в июне в первом чтении парламент одобрил соответствующий законопроект).

Один из руководителей Кабмина также озвучил идею о необходимости создания специального правительственного фонда, который за счет социально-пенсионных отчислений частного сектора хозяйствования будет финансировать задолженность по зарплате работников государственных компаний. Это новый способ грабежа частного предпринимательства и очередное проявление невежества власти, которая предлагает незаконные и безрезультатные методы.

Для того чтобы применять государственное установление и контроль за ценами определенных групп или определенных производств, например госкорпораций, надо диктовать цены всем их поставщикам материалов и оборудования. То есть, чтобы воплотить такой ценовой режим для государственных компаний, нужно ввести сплошное государственное ценообразование на всех этапах экономического оборота.

Руководители правительства, очевидно, забыли, в какой стране они живут, и какая вообще эпоха за окном, выставляя Украину перед миром пещерным государством. На самом деле, нужно совершенно противоположное обновление системы ценообразования — лишить органы власти прав административно устанавливать цены, введя механизм заключения соглашений продавцов с покупателями, одновременно демонополизируя экономику.

Какова истинная цель субъектов субправительственноого хозяйствования? Не только производственные организации, но и органы государственного управления не рассматривают накопления хозяйственных доходов как основную цель. Формально и декларативно интересы аппарата лежат в плоскости увеличения числа занятых, а также в продолжении существования и роста количества самих подчиненных им предприятий.

Интересно, что эти декларации соответствуют интересам работников последних, а потому понятна их пропагандистская сущность. Это несколько объясняет длительное существование плановой экономической модели, несмотря на ее внутреннюю пагубность.

Хотя истинный интерес бюрократического класса — в другом. Он, скорее, заключаются в краткосрочных интересах правящих политических групп — раздаче должностей, организации коррупционных или лоббистских схем, сокрытии безработицы и инфляции и т.д.. И это прекрасно видно при любой власти.

Напрашивается предварительный вывод: в условиях рыночной системы и неадекватной модели государственного управления не стоит ожидать от государственных субъектов хозяйствования эффективной работы. Они становятся неуправляемыми, расточительными и превращаются просто в денежные кормушки для своего менеджмента. Чиновникам и их ставленникам на производстве просто нельзя отдавать в руки имущество и деньги. Фактически государственные квазикорпорации не являются субъектами рыночной экономики.

Наверное, госпредприятия нужны, но не для получения прибыли, не для создания рабочих мест и не для конкурентного хозяйствования. Они не могут индуцировать предпринимательских доходов, а убыточные обществу не нужны. Создание такими компаниями рабочих мест представляет угрозу для экономики: увеличение количества соответствующих объектов вызывает отток рабочей силы от подоходного частного сектора (в этом заключается ошибочность осуществления социалистической индустриализации в 30-е, а затем в 50-70-е годы прошлого столетия).

Действительно необходимыми и полезными для общества могут быть только государственные хозяйственные образования по предоставлению общих инфраструктурных услуг — функции, которые не в состоянии эффективно выполнять частные компании. Такие образования не должны работать на прибыль, главным критерием их работы должно стать качество услуг, а их убытки в пределах лимита — финансироваться из бюджета.

В качестве примера может служить порядок использования приморских пляжей в Украине.

В Крыму, в частности, участки береговой полосы захвачены с разрешения властей полуострова частными лицами для собственного отдыха — без доступа остальных отдыхающих, или для предоставления платных пляжных услуг. Зато в европейских странах практически все пляжи находятся в коммунальной собственности со свободным доступом для всех желающих.

Таким образом, населения страны, а заодно и иностранных туристов лишили их очевидных прав, а объекты публичного общего назначения незаконно приватизированы. Зачем нам такой пещерный капитализм, когда все только для тех, кто имеет деньги? Для того и создано государство, чтобы неотъемлемые возможности жить были доступными для всех членов общества.

Трудно составить исключительный перечень таких общественно важных услуг, которые должны предоставлять госхозструктуры и не способны выполнять частные фирмы. Это может быть, например, навигация, топография, космическая связь, вывод на орбиту космических кораблей, добыча и обогащение ядерного топлива, производство оружия, фундаментальные научные разработки, общие услуги медицины, селекция в растениеводстве и животноводстве, почтовые услуги, прокладки и поддержание функционирования крупных водных каналов, содержание муниципальных дорог и коммуникаций, ирригационных и поливных систем, планирование парков и скверов, утилизация сточных вод, использование и охрана природных объектов и т.д..

Фактически это те виды деятельности, которые осуществляются на безальтернативной (бесконкурентной) основе, не требуют предпринимательских идей и их применения, а поэтому ими могут эффективно заниматься государственные структуры, линейно сверху управляемые по стандартным процедурам.

Определять минимальный состав необходимых государственных хозяйственных комплексов целесообразно, выведя из нынешнего их числа те, которые занимаются узко коммерческой деятельностью и не предоставляют строительные, топливно-энергетические, транспортные, банковско-финансовые, коммунально-бытовые предприятия и т.д.

Таким образом, государственный сектор является неотъемлемой частью свободной рыночной экономики, но совершенно специфической и действующей не по законам такой экономики. Он выполняет функции, которые частный сектор не способен осуществить вообще или делать это неэффективно, на неприемлемых для потребителей (возможно, грабительских) условиях. Он также неконкурентоспособен в рыночной среде. Особенностью функционирования этого сектора является ориентация не на доходность, а на качество работы, не на стоимостные показатели, а на выполнение заказов по существу.

Следовательно, необходимо вывести из государственной формы собственности субъекты конкурентной рыночной экономики, отменить субсидии и льготы, которые предоставляются соответствующим предприятиям, разработать систему эффективного управления компаниями по предоставлению государственных инфраструктурных услуг, а также вернуть в госсобственность объекты этих услуг, которые были безответственно переданы в частные руки.

Владимир Лановой, опубликовано в издании «Український тиждень»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
У п'ятницю українців чекатиме спека до 35° (МАПА)
19:38
Страна рабов: 79% россиян не верят, что могут влиять на принятие государственных решений
19:18
В Дании совершил первый рейс самый большой электрический паром
19:10
В Маріуполі під будинок колишнього міліціонера і поплічника бойовиків Валерія Кірсанова
18:56
Жорстоко побили голову Асоціації фермерів Подільського району Одещини (ВІДЕО)
18:21
Споживачі "Дніпропетровськгаз Збуту" вже можуть купити газ на всю зиму за літньою ціною
18:02
Высший совет правосудия отказал ГПУ в заочном аресте экс-главы Высшего хозсуда Татькова
17:54
Проблема з розумовою діяльністю: СБУ прорекламувала свій телеграм плакатом червоноармійця (ФОТО)
17:44
"Вальцману - 90%": в Черкассах против гробовщика открыли дело из-за скидок для клиентов-евреев
17:14
Кабмін звільнив Пилипа Іллєнка з посади голови Держкіно

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com