Григорий Мустанг: записки из донецкого «ларька». Фоторепортаж

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

 Украинский экстремал-руфер Григорий Мустанг, известный покорениями небоскребов и раскрашиванием в цвета украинского флага звезды на высотке в центре Москвы, побывал в одной из самых горячих точек в зоне АТО донецком аэропорту, где пообщался с «киборгами».

Об этом сам Григорий сообщил в своем опубликовав несколько фотографий с места событий Facebook.

Одесситы собрали машину гуманитарной помощи, везти все это взялся Евгений Лата. Подхватив меня в Днепре, мы поехали в Пески, на передовую. Провели ночь под обстрелом и начали искать возможность попасть в аэропорт.

На следующий день в аэропорт ехала БМП, но места там не было, поэтому, загрузив гуманитарку, мы обнаружили место в таблетке (старый уазик) и возглавили колонну.

Как потом стало ясно, в аэропорт ездят, когда темно, на БТРах или БМП с выключенными фарами, что бы не попасть под лютый обстрел.

Подъехав к аэропорту, мы таки попали под обстрел (зеленая машина днем, на взлетной полосе — удобная мишень).\

Перебегая простреливаемую зону, были мысли типа «куда бежать, где вход, а если свои стрельнут», но когда в 30-ти метрах от меня взорвался снаряд, щель в стене нашлась за 15 секунд, и мы попали внутрь.

Солдат, узнав про «парня, который в Москве звезду покрасил», сразу повел нас все показывать.

В тему: Украинский руфер Мустанг не будет выдан России, — советник главы МВД

Немного растерянные, мы проследовали за нашим экскурсоводом. Идет обстрел, постоянные выстрелы, много шума, а ты даже не знаешь, с какой стороны стреляют. Ребята шутят, что-то спрашивают, а я вспоминаю Ремарка.

Пьем чай, заходит боец, спрашивает: «В машине что-то ценное было?», я сразу почувствовал, что дело пахнет горелым, причем в буквальном смысле.

— Ну ээ... даа...

— Короче, она сгорела.

Вместе с ней сгорела часть нашего груза, в основном теплые вещи и письма.

А так же ноутбук и камера Жени. Моя сумка тоже была в машине, вместе с карточками, батарейками, МакБуком (ПРО!)), некоторыми документами, зумом и всеми деньгами.

Попав в аэропорт, я сразу понял, что должен здесь остаться. Через несколько часов после нашего прибытия ехал БТР обратно в Пески. Жека уехал на нем, забрав карточку с отснятым материалом. У меня остался фотоаппарат без памяти и с маленьким зарядом.

Дальше началось самое интересное. Как выразился Борис, «зараз почнеться айсідісі». И он не лгал. Каждый день обстрелы всевозможными орудиями и попытки штурмовать терминалы. Сепаратисты проникают в подвал с бесчисленного количества входов, снимают наши растяжки, иногда не совсем удачно — тогда слышен взрыв, а иногда и стоны.

Они проникают на 3-й этаж, откуда порою слышен храп. То есть они буквально под нами и над. Тем не менее, аэропорт им контролировать не удается. Проводятся зачистки и все начинается по новой. Если закончился обстрел — значит сейчас будет атака. Люди, находящиеся там, испытывают большую психологическую нагрузку. Спать под взрывами, осознавая, что вокруг тебя смерть — не свойственно для человека.

Как сказал командир, у сепаров нет достоинства и чести. При мне была ситуация, когда они позвонили и попросили перемирия. Так как наша артиллерия сработала очень хорошо и у них большие потери. Через часа полтора нас снова начали обстреливать. Слово «перемирие» с их стороны серьезно воспринимать невозможно.

В тему: Большинство боевиков, штурмовавших донецкий аэропорт, дезертировало

Боевой дух на высоте. Наверное, на нем все и держится. Мужики не унывают, травят анекдоты, воюют, некоторые рассказывают женам по телефону, что они в безопасном месте. Время движется невероятно медленно. Солдат очень бодрят письма, которые им передают люди со всей страны.

В аэропорт насильно не отправляют. Все бойцы — добровольцы. Наверное, про каждого можно написать книгу. Здесь есть люди, у которых дома семья и дети. А есть двадцатилетние парни, которые не побоялись приехать на настоящую войну.

Наверное, это звучит банально, но на войне нет прекрасного. Подвиги совершаются не под красивую музыку, а в грязном, вонючем помещении с громким матом.

Люди приехали защищать свою Родину. Некоторым из них нужно ставить памятники, а у них до сих пор нет наград. Никаких премий, помощи их семьям. Горелки, письма, одежду и еду привозят волонтеры. Люди отдают последние деньги, рискуют собой, чтобы хоть как-то помочь. Если военное руководство не опомнится — войну мы не выиграем.

Последний день моего пребывания там был самым тяжелым. Двое раненых и двое контуженых. Парню оторвало обе руки и раздробило челюсть. Я надеюсь что власть в этой стране окажет ему должную помощь. Если нет — то судья им Бог. А я надеюсь на вашу поддержку. Как минимум, ему будут нужны нормальные протезы.

Не забывайте о погибших и помните про живых.

фотография Григорий Мустанг.

фотография Григорий Мустанг.

«Аргумент»

В тему:

 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com