Карпаты: риски, трагедии, уроки

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  7ways.com.ua

Среди обывателей бытует мнение, что Карпаты — горы «домашние», несерьезные. На самом деле, Карпаты — это бомба замедленного действия. Недооценка их дорого обходится людям. И с каждым годом - все дороже.

Со спасателем Сергеем ДОЛИНАЕМ я встретился всего через пару недель после похорон его товарища и наставника, опытного альпиниста и парапланериста Виктора Грищенко, который вместе со своим напарником Виктором Багметом погиб на хребте Боржава (Закарпатье) в конце января.

Чуть раньше неподалеку в этом же районе попали в лавину два сноубордиста — Дима Беляев и Максим Пономаренко. Последний погиб, а Диме пришлось ампутировать ногу. Кроме того, на этом хребте в январе пропал чешский турист — несмотря на тщательные и масштабные поиски, его тело так и не было обнаружено. И это — перечень лишь самых тяжелых случаев, произошедших на Боржаве за первый месяц 2013 г.

О причинах регулярных трагедий и о том, как избежать их, мы и говорили с Сергеем Николаевичем — сегодня он возглавляет горное поисково-спасательное отделение г. Мукачева горной поисково-спасательной части аварийно-спасательного отряда спецназначения ТУ МЧС (теперь уже государственной службы) в Закарпатской обл.

Любители фрирайда зачастую не понимают азов безопасности —  и без колебаний спускаются даже в лавиноопасных кулуарах  // ЕВГЕНИЙ ЧИЗМАР

Любители фрирайда зачастую не понимают азов безопасности —  и без колебаний спускаются даже в лавиноопасных кулуарах  Фото: Евгений Чизмар

Нужно разрешить спасателям запрещать!

Сергей Долинай уверен: развивать туристическую инфраструктуру в горах, не совершенствуя систему обеспечения безопасности и спасательную службу, — все равно что вкладывать деньги в производство новых покойников // ЕВГЕНИЙ ЧИЗМАР

Сергей Долинай уверен: развивать туристическую инфраструктуру в горах, не совершенствуя систему обеспечения безопасности и спасательную службу, — все равно что вкладывать деньги в производство новых покойников. Фото: Евгений Чизмар

— Среди обывателей бытует мнение, что Карпаты — горы «домашние», несерьезные. Вы согласны, что именно такое отношение чаще всего становится причиной трагедии?

— Карпаты — это бомба замедленного действия. Недооценка их может дорого обойтись.

Одна из первых трагедий на Боржавском хребте произошла 19 лет назад. Наша небольшая группа друзей регулярно скитурила там (скитур — дисциплина лыжного спорта, подразумевает пеший подъем по склону, с которого затем скатываются вниз, — своего рода симбиоз беговых и горных лыж. — Авт). Костяк нашей компании работал на военном заводе в Мукачеве. Мы занимались скалолазанием, альпинизмом, горными лыжами, туризмом... Часто ходили по Боржаве. Пешком поднимались на склоны горы Гембы, Великого Верха, спускались оттуда на лыжах.

В тот раз катались Коля Дроботенко — профессиональнейший альпинист, Женя Чизмар и Сережа Ляхимец, «снежные барсы» (это звание в советском альпинизме присуждалось за покорение всех 7-тысячников страны). Сережа вел себя немного несерьезно — снежные карнизы сбивал. Евгений пытался его остановить, но тот отвечал: «Женя, я Победу сходил (пик Победы — высшая точка Тянь-Шаня, 7439 м. — Авт.)! А что такое Карпаты? Чепуха»!

Кончилось тем, что Чизмар уехал на работу, а Коля Дроботенко и Сергей Ляхимец 30 января 1994 г. в районе г. Великий Верх подрезали лавину и попали в нее.

Дроботенко центробежной силой в повороте выбросило на склон. Когда он пришел в себя и понял, что остался один, судорожно пытался выборочно зондировать тело лавины — в местах наиболее вероятного нахождения пострадавшего друга. Поняв, что сам не справится, пошел напролом через лес, вышел к дороге на Воловец и мотелю «Смеричка». Там случайно оказался наш друг Виктор Грищенко — водил французов, горных гидов из Шамони, по Карпатам. У них были снегоходы — это помогло быстро добраться до места трагедии.

Пробовали зондировать лавину подручными средствами. Послали также за нами в Мукачево джип. Женя Чизмар и я (мы тогда были общественными спасателями) привезли лавинные зонды. Потом подъехала и контрольно-спасательная служба. К сожалению, нашли Сергея Ляхимца только на третьи сутки. Очень больно было смотреть на бездыханное тело человека, с которым дружили, выступали на соревнованиях по скалолазанию, катались на лыжах, которого безмерно уважал и ценил. В голове была только одна мысль: «Как же так? Почему???!!!»

И вот через 19 лет человек, участвовавший в тех работах, Виктор Грищенко — погиб в том же районе, в том же ущелье.

Он и Виктор Багмет вышли в тумане на снежный карниз (видимо, не заметили опасности). Тот оторвался, ребята скатились в желоб, где их и присыпало остатками карниза. Это были тяжелые для нас поиски...

Поэтому еще раз повторю — в Карпатах нужно отдыхать в хорошую погоду. Когда погода портится, лучше с ними не шутить.

— Однако значительная часть происшествий в зимних Карпатах (в том числе и на Боржаве) связана с тем, что полонины стали доступны неподготовленным лыжникам и сноубордистам — тому способствует стремительно растущее количество подъемников.

— Естественно, с того времени, как построили подъемники, желающих кататься в «диких» горах стало намного больше. И с каждым годом число их растет: сноубординг и фрирайд — это сейчас модно. Быть просто горнолыжником, как говорит молодняк, — это для снобов, им подавай что-то с адреналином.

Например, 20 лет назад горы в районе широко известного сегодня села Пилипец были диким, забытым богом местом. Стоял только небольшой бугельный подъемник — и безопасность была обеспечена лишь инструкторами в пределах их турбазы. Но ведь и большого потока посетителей не было!

Теперь же ребята насмотрятся в интернете роликов, купят дорогое снаряжение, пройдут курсы. Но 1 — 2-недельные курсы не могут сделать из человека полностью подготовленного экстремала. Печально, что любители острых ощущений не прислушиваются к словам представителей спасательной службы. Сейчас кресельный подъемник позволяет подняться до середины склона г. Гемба — откуда час ходу до вершины. Ребята идут наверх в любую погоду, часто попадают в туман, не понимая особенностей территории.

Этот хребет ярко выраженных ориентиров не имеет — он «круглый», и в тумане достаточно изменить направление движения на 15 — 20 градусов, чтобы скатиться в «неправильное» ущелье, от которого километров 20 лесом до ближайшего населенного пункта. А ошибиться так легко — например, вы сориентировались и решили, что нужно ехать строго против ветра, видимость сильно ухудшилась, направление ветра постепенно поменялось...

Что-то подобное случилось и со сноубордистами 12 января. В тумане они пошли на вершину Гембы, неправильно выбрали направление, подрезали лавину. Один из пострадавших смог отправить смс. Искали его более суток. В результате в больнице ему пришлось ампутировать ногу. Товарищ его погиб.

К сожалению, мы не имеем права запретить глупое поведение — можем лишь рекомендовать не ходить в горы в плохую погоду и при опасности схода лавин. К сожалению, это неэффективные меры. У многих молодых людей даже считается бравадой позировать на фоне установленных нами табличек, предупреждающих о лавинной опасности.

— То есть одна из проблем — отсутствие у вас полномочий?

— Да, нужно разрешить спасателям запрещать! Ведь люди, пренебрегающие техникой безопасности, ставят под угрозу и другие жизни. Например, в 2010 г. в районе г. Великий Верх пропали несколько сноубордистов. Сами они в результате не пострадали, но в ходе спасательной операции погиб в лавине начальник Воловецкого пункта Василий Вербищук.

Мы надеемся, что законодательство будет пересмотрено и спасатели получат право запрещать и штрафовать — как это делают в Европе. Например, в Высоких Татрах.

— Одно из эффективнейших противолавинных средств — восстановление лесных насаждений на склонах. Однако в украинских Карпатах, напротив, продолжается вырубка лесов — причем порой в самых опасных кулуарах. Местные власти отдают себе отчет?

— А вы сами как думаете? Все они понимают...

— Не считаете, что ответственность за безопасность отдыхающих стоит ввести для юридических лиц, эксплуатирующих подъемники?

— Субъект туристической деятельности отвечает, согласно законодательству, за свою территорию: в данном случае за безопасность на подготовленных трассах. Как можно обязать его контролировать тех, кто воспользовался подъемником, но отправился на целину?

Другое дело, что фрирайдеры (те, кто катается вне подготовленных трасс) обязательно должны иметь при себе лавинные датчики (биперы — радиомаяки, предназначенные для поиска людей в лавинах), лавинные зонды, лопаты и прочее обязательное снаряжение. И, конечно, специальную страховку и регистрацию у спасательных служб. В случае проведения спасательных работ страховка покрывает все расходы. А вот нарушение правил должно повлечь наложение жестких штрафов на пострадавшего и обязательство самостоятельно оплачивать впоследствии стоимость спасработ.

Если изучить новые правила эксплуатации вводимых в строй подъемников, то там четко заложено обязательство — предприниматель должен заключать договора со спасательной службой. Считаю, что в стоимость билета на подъемник следует включить отчисления на финансирование спасательной службы. Ведь мы должны иметь возможность развиваться. У нас же служба государственная — и, к сожалению, выделяемых средств недостаточно для того, чтобы обеспечить надлежащий европейский уровень безопасности.

Кто ответит за сломанную ногу?

Игнорирование табличек, предупреждающих о лавинной опасности, — привычка, которая может привести к смерти // ЕВГЕНИЙ ЧИЗМАР

Фото: Евгений Чизмар

Игнорирование табличек, предупреждающих о лавинной опасности, — привычка, которая может привести к смерти Фото: Евгений Чизмар

— Мукачевское отделение спасателей стоит особняком в структуре МЧС — его костяк составляют профессиональные спортсмены: вы, например, известный горнолыжник, в прошлом чемпион Украины по ски-альпинизму, Евгений Чизмар — альпинист высочайшего класса, Владимир Щербина — инструктор по альпинизму и т. д. Как вы попали в силовое ведомство?

— Мы с друзьями были во времена Союза общественными спасателями. Проходили подготовку в Крыму, на Кавказе, ездили каждый год на соревнования спасателей в Татры.

Правда, когда нас пригласили в конечном итоге работать в МЧС, долго думали: работа, конечно, по призванию, но финансово не очень привлекательная. Однако мы всем коллективом пришли работать в 2000 г.: Женя Чизмар, Володя Щербина, Вася Мигович, я и примкнувший к нам из промышленных альпинистов мой брат Женя Долинай.

Чего с тех пор только не было! Например, однажды во время наводнения 2001 г. просидели посреди разлившейся Тисы более 17 часов на дереве после затопления ПТС (плавающее транспортное средство) — и благодаря нашим усилиям никто из находившихся в машине12 человек не погиб.

— Вы могли бы получать значительно больше, если бы с вашим опытом и классом ушли работать, скажем, инструктором по горным лыжам.

— Однозначно! Сегодня, кстати, из прежнего состава нашего отделения осталось лишь трое: зарплата у спасателей смешная.

В тему: Цена одного человека. Сколько стоит жизнь гражданина Украины?

— Как обстоит дело с подготовкой молодых спасателей в структуре МЧС?

— Это серьезная проблема. Мы-то пришли уже с профессиональной подготовкой, полученной при СССР. Были серьезными спортсменами. А сегодня даже неплохо физически подготовленные молодые кадры нужно учить ездить на горных лыжах, азам альпинизма, ведению поисковых и аварийно-спасательных работ и многому другому — это требует огромных затрат сил, времени и средств.

Две самые большие проблемы спасателей — человеческий фактор и финансирование. Они, конечно, тесно связаны. Если бы работа спасателей щедро оплачивалась, можно было бы брать не просто сырых новичков, а хотя бы людей со спортивной подготовкой.

— Может решить эту проблему система «частных» спасательных служб?

— Решить — нет, но снизить напряженность вполне. Например, у Буковеля своя спасательная служба, которая, кстати, следит за соблюдением правил безопасности, — скажем, там невозможно кататься без шлема. Лично с женой проверял!

— Кстати, о Буковеле — несмотря на более тщательный подход к обеспечению безопасности, чем на других горнолыжных курортах Украины, там в прошлом сезоне погибли десять человек и около тысячи были травмированы. И все это на трассах! Однако на подъемниках в районе Пилипца нет даже машины для транспортировки пострадавших — и соответственно нет полноценной статистики по несчастным случаям. А ведь травматизм на трассах также ложится нагрузкой на плечи спасателей. Вы поднимаете вопрос о медицинском обеспечении таких комплексов, о сертификации инструкторов (их профессионализм — еще одна из причин травматизма среди клиентов)?

— Конечно, при горнолыжном комплексе должна дежурить машина «скорой помощи». Сбор на ее содержание надо включить в цену билета на подъемник. Ведь что получается? Из того же Пилипца пострадавший должен добираться до Воловецкой травматологии либо своим ходом, либо на машине спасателей.

Что касается инструкторов, то их, безусловно, необходимо отбирать. Например, в Буковеле сегодня высокий уровень подготовки инструкторов. Но везде следует сертифицировать горнолыжные школы — причем процесс этот надо тщательно продумать, в комиссии включить представителей МЧС, обязательно практиков и спортсменов высокого уровня.

Каждый инструктор по горным лыжам должен иметь подтвержающий его квалификацию документ. Только после этого его можно допускать к обучению новичков. Тех же, кто не имеет необходимых документов, выявлять и наказывать. Местные власти с представителями МЧС, налоговой службы и милиции должны проводить рейды и проверки по выявлению таких лиц и привлечению их к ответственности.

То же можно сказать о растущих, как грибы, стационарных и передвижных пунктах проката горнолыжного снаряжения. Часто в них снаряжение выдается неисправное, неподготовленное к использованию, что приводит к повышенному травматизму катающихся. У большинства владельцев прокатных пунктов нет лицензий, разрешений, не ведется соответствующая документация.

— Чего вам не хватает? Я знаю, что катающаяся общественность недавно инициировала сбор средств на снаряжение для закарпатских спасателей. Это выглядит, честно говоря, ненадежным способом финансирования такой структуры...

— Нельзя сказать, что нас совсем уж не обеспечивают снаряжением — вот имеем современный транспорт джип «Мицубиси Л200», радиостанции и многое другое для проведения спасательных работ... Но даже до Словакии нам очень далеко! Не буду говорить о мелочах, но хотя бы легкий вертолет нам нужен! Квадроциклы и снегоходы не помешают — и не древние «Бураны», которым по 30 лет, а новая современная техника. Необходимы снегоступы, скитуровское снаряжение, одежда из мембранной ткани!

Развитие спасательной службы должно опережать туристическое развитие региона. Планируется вскоре построить вторую очередь кресельной дороги на вершину Гембы. Тогда работы для спасателей здесь будет очень много!

Семен Резник, опубликовано в еженедельнике 2000 №9 (644)


В тему:


 


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com