... Лимит для расстрелов в УССР составлял 26150 человек, но его увеличили втрое ...

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Все документы периода 1917-1991 годов, освещающие деятельность ЧК-ДПУ НКВД-МГБ-КГБ, с 21 мая 2015 года открыты для всех гражданин Украины. Однако некоторые остаются тайной., поскольку во времена Виктора Януковича их засекретили под украинским грифами «Таємно» або «Цілком таємно».

По ним нужно провести длительную процедуру рассекречивания. Об этом — в интервью с Андреем Когутом, директором Отраслевого государственного архива СБУ.

Директор Галузевого державного архіву Служби безпеки України Андрій Когут: "В нас зберігаються майже 800 тисяч справ. Вони стосуються різних людей, подій, різняться за об\'ємом. Справа на одну людину може складатися з десятків томів, колективна - з кількох аркушів".

Фото: www.facebook.com/andriy.kohut

Директор Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины (расположено Хранилище расположено на ул. Золотоворотской, 7 в Киеве) Андрей Когут: «У нас хранятся почти 800 000 дел. Они касаются разных людей, событий, различаются по объему. Дело на одного человека может состоять из десятков томов, коллективное — из нескольких страниц».

— Сколько в архиве дел?

— Материалы архива охватывают период от 1918 года, когда была создана ЧК (Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией — Gazeta.ua), и до последних дней Союза. В целом почти 800 000 дел, из которых 250 000 хранится в Киеве, остальные — в регионах. Они касаются разных людей, событий, различаются по объему. Дело на одного человека может состоять из десятков томов, коллективное — из нескольких страниц.

— Каких дел больше всего?

— Наибольший массив архива — уголовные дела на репрессированных в 1920-1980-х годах деятелей украинской культуры, политиков. В Киеве таких более 100 тыс. человек. Это — дела Юрия Тютюнника, Сергея Ефремова, Мыколы Кулиша, Василя Стуса, Вячеслава Чорновила.

Интересное дело под шифром «Весна». Состоит из 3449 томов, по нему проходят тысячи человек, в основном военных командиров Рабоче-крестьянской красной армии, которые были так называемыми «бывшими людьми». То есть начинали службу еще в царской армии. 328 фигурантов дела приговорены к смертной казни или заключению. Толчком для дела стало частный письмо, которое прочитал особый отдел 21-й дивизии. По мнению чекистов, оно носило выразительный «антисоветский характер» и свидетельствовал о существовании в Конотопской округе повстанческой организации. Это дело является ярким свидетельством репрессий большевистского режима против Красной армии.

В тему: За что исключали из ВКП(б). Зигзаги судьбы бойца РККА в трех документах

Есть дела репрессированных, но до сих пор не реабилитированных работников советских спецслужб.

Есть фонд печатных изданий КГБ: учебники, брошюры, по которым чекисты учились бороться с «врагами народа». Есть документы творческих союзов, организаций, с которыми боролись чекисты. Прежде всего ОУН и УПА. Документы свидетельствуют: организатором и вдохновителем страшных преступлений против народа был компартийный режим и его вожди, карательные органы старательно выполняли их указания.

В фонде печатных изданий есть дело № 376 — антология трофейных документов ОУН и УПА. Чекисты собрали все документы в 86-томное дело. Чем внесли важный вклад в изучение борьбы украинских повстанцев против оккупационного режима. Это дело оцифровано и доступно на сайте Электронного архива украинского освободительного движения.

В тему: Чекистский памятник повстанцам

— Много важных документов утрачено?

— С середины 80-х чекисты анализировали процесс демократических преобразований в СССР, пытались предсказать финал. Когда в некоторых республиках эти преобразования стали сопровождаться хаосом, чекисты поняли, что для них они могут закончиться плохо. В 1990 году издали приказ № 00150, который обязывалось провести чистку архивов. Такие чистки проводили и раньше.

— Какие дела «почистили»?

— В первую очередь те, которые компрометировали руководство СССР, и тех, кто пользовался в обществе моральным авторитетом, а на самом деле жили двойной жизнью, сотрудничали с КГБ. Дела ученых, интеллигенции, церковников.

Сейчас некоторые политики предлагают обнародовать имена тех, кто писал доносы.

Сначала нужно знать эти имена. Нас часто просят предоставить списки агентов. Таких списков не существует. Чтобы установить, сотрудничало ли с органами то или иное лицо, нужно провести историческое исследование. Каждый случай уникален. Агентами становились чаще не по своей воле. Важно исследовать, какие были результаты деятельности сексота. Иногда агенты не сдавали, а выгораживали кого-то. Или же обычные люди писали доносы на соседей и родных.

Директор Галузевого державного архіву Служби безпеки України Андрій Когут: "Документи свідчать: організатором і натхненником страшних злочинів проти народу був компартійний режим та його вожді, каральні органи старанно виконували їхні вказівки"

Директор Отраслевого государственного архива Службы безопасности Украины Андрей Когут: «Документы свидетельствуют: организатором и вдохновителем страшных преступлений против народа был компартийный режим и его вожди, карательные органы старательно выполняли их указания»

В тему: Декоммунизация: враги народа и их преступления

— Почему в Москву вывезли не все дела? Например, остались материалы о репрессиях против интеллигенции, Голодомора 1932-1933 годов.

— Во-первых, о Голодоморе и репрессиях начали говорить еще во второй половине 80-х. Частичное открытие правды о преступлениях режима началось с апреля 1985 года, с приходом к власти Михаила Горбачева. Уже не было необходимости скрывать то, что было известно миллионам. Во-вторых, в Москве до последнего не верили, что Украина выйдет из СССР. Эта уверенность является причиной того, что огромное количество документации осталась у нас.

В 2015 году парламент принял Закон «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 гг.» Что он предусматривает?

Этот Закон должен исключить повторение в истории проявлений тоталитаризма. Не зная о трагедиях прошлого, которые погубили миллионы людей, мы не обезопашены от их повторения в будущем. Украинцы должны знать правду, какой бы горькой она ни была.

Справа "Весна" складається із 3449 томів. По ній проходять тисячі осіб, переважно військових командирів Робітничо-Селянської Червоної Армії, які були так званими "колишніми людьми", тобто починали службу ще в царській армії. 328 фігурантів справи засуджені до смертної кари або ув’язнення

Дело «Весна» состоит из 3449 томов. По нему проходят тысячи человек, преимущественно военные командиры Рабоче-Крестьянской Красной Армии, которые были так называемыми «бывшими людьми», то есть начинали службу еще в царской армии. 328 фигурантов дела приговорены к смертной казни или заключению

— Как потомки пропавших в недрах ЧК-НКВД-МГБ-КГБ могут выяснить судьбу родственников?

— Нужно написать письмо, обычное или электронное, в адрес Отраслевого архива СБУ в Киеве. на сайте СБУ есть образцы обращений. Указать фамилию, имя, отчество, дату и место рождения человека. Желательно — дату и место ареста, место жительства перед арестом. В поиске документов важна любая информация. Если документы сохранились, мы пригласим Вас для ознакомления.

Если человек получил раскулачивание или депортацию, то следует обращаться в архив МВД и его региональные отделения. У нас хранятся дела по политическим статьям. Кроме того, в начале 90-х дела реабилитированных начали передавать в государственные архивы. Туда же попали дела остарбайтеров, пленных, тех, кого не судили по уголовным статьям.

— Люди часто просят выяснить судьбу родственников?

— В последнее время число обращений увеличилось. В 2015 году их было 3100, за полгода 2017 года — более 1700. Половина всех запросов — от родственников, еще треть — от ученых, остальные — от общественных и государственных организаций.

Как-то в Киев приехала 91-летняя Казимира Чайковская — гражданка Австралии, бывшая киевлянка. Пришла к нам, искала информацию об отце. Эти документы были непосредственно у нас, мы оперативно их нашли. На следующий день передали копии дела об отце, которого арестовали в 1920-х годах. Его история оказалась удивительной. Бывший военный австро-венгерской армии Юлиан Чайковский с 1915 по 1919 годы находился в Сибири. Неоднократно арестовывался, когда пытался доехать до родного городка Сторожинец (Черновицкая область). Сидел в тюрьмах в Бендерах, Ивано-Франковске, Львове. Отбывал наказание на Соловках по подозрению в шпионаже для Польши и Румынии. Потом приехал в Киев, женился, и в 1930-х годах его снова арестовали. С этого момента данные теряются. Мы нашли материалы допроса Юлиана Чайковского, проведенных работниками ЧК в Одессе в 1921 году.

— А если люди не хотят, чтобы информацию об их родственниках обнародовали?

— Если на это есть правовые основания, то информация не выйдет из архива.

— К вам обратился Борис Стекляр — бывший офицер МГБ, который принимал активное участие в борьбе с УПА, причастен к гибели художника-повстанца Нила Хасевича. Он требовал засекретить информацию о его службе.

— Согласно законодаства информация о работниках коммунистических спецслужб не может быть засекречена или ограничена в доступе. Сейчас активисты пытаются привлечь Стекляра к ответственности за его действия на Западной Украине.

В тему: «Большой террор» в СССР: 12 тезисов

— Все ли бывшие чекисты будут отвечать за свои действия?

— Здесь есть две плоскости: нравственная и правовая. В первой наше общество уже дало оценку исполнителям репрессий, осудило их на законодательном уровне. Что касается правовой оценки, то ответ должны дать юристы. Многие из тех, кто причастен к массовому уничтожению людей, например в 1937-1938 годах, уже умерли.

— Российские СМИ тиражируют мнение о сотрудничестве украинцев с немецкими оккупантами. Мол, военнопленных и евреев в Бабьем Яру расстреливали полицаи-украинцы. Документы это подтверждают?

— Во Вторую мировую войны немцы создавали вспомогательные полицейские подразделения во всех оккупированных странах и республиках бывшего СССР. Украина не стала исключением. Оккупанты набирали полицейских среди военнопленных, местного населения. Не только украинцев. Среди них были и русские, белорусы, представители других национальностей, проживавших тогда в СССР. В полицию шли не только «бывшие петлюровцы и буржуазные националисты», как это утверждала большевистская пропаганда, но и представители советской власти. Например, вчерашние милиционеры.

— Сегодня немало публикаций посвящено украинско-польским отношениям в годы Второй мировой войны и в послевоенное время. Что говорят документы?

— Точки зрения польских и украинских историков на одни и те же события часто противоположны. Мы обвиняем поляков в уничтожении украинцев, они — нас. Документы свидетельствуют, что это была кровавая трагедия. Сегодня поляки убивали украинцев, завтра — украинцы поляков, послезавтра все повторялось. Над выяснением фактов должны работать историки двух стран, а не политики, которые пытаются получить дивиденды.

— Виктор Янукович пытался свернуть усилия Ющенко, направленные на восстановление правды о прошлом. Архив СБУ пострадал?

— Одним из первых указов Виктор Янукович уволил с должности директора архива Владимира Вьятровича, который сегодня возглавляет Украинский институт национальной памяти. Глава СБУ Валерий Хорошковский реализовывал политику Януковича о приостановлении рассекречивания архивных дел, касающихся прошлого. Например, прекратили наполнять электронный архив СБУ новыми документами.

Если бы не Рреволюция Достоинства, украинцы не имели б нынешнего доступа к архивным делам. Немало страниц из прошлого еще долго оставались бы под грифами «секретно» или «совершенно секретно».

Например, Руслан Забилый — директор львовского музея «Тюрьма на Лонцкого», экспонаты которого рассказывают об уничтожении в июне 1941 года сотрудниками НКВД арестованных. Директор исследует трагические страницы нашей истории. С этой целью приехал в Киев, чтобы встретиться с тогдашним председателем СБУ. И его задержали на железнодорожном вокзале, обвинив в разглашении государственной тайны.

— Для чего?

— Чтобы на его примере показать: каждого, кто будет интересоваться трагическим прошлым, ждут неприятности. Тогда в защиту Забилого выступили политики, деятели культуры, историки. Власти дали заднюю, не решилась бросить его в тюрьму. Правда, изъятые документы Руслан получил лишь после побега Януковича.

— Рядовой украинец может ознакомиться с любым делом из почти миллиона, хранящихся в архиве СБУ?

— Сейчас есть полный доступ почти ко всем делам, что у нас сохраняются. Продолжается оцифровка архивных документов. Сейчас в «цифре» доступно только 5%, но это количество растет. В нашем читальном зале можно ознакомиться с электронными копиями документов, фотоснимками по истории карательных органов и их «подопечных». Также — с материалами, которые отражают трагедию голодомора 1932-1933 годов, деятельность УПА, диссидентское движение в Украинской ССР и др.

— Закон Украины «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917-1991 годов» предусматривает создание отраслевого архива Украинского института национальной памяти. Ему должны передать дела из архивов СБУ и МВД. Это происходит?

— Да. СБУ готовит архивные фонды СБУ для передачи в архив Института национальной памяти. Когда передадут — вся информация о массовых нарушениях прав человека, репрессиях и преступлениях коммунистического режима будет открыта.

— В июле 1937 года появился приказ НКВД СССР № 00447 «О репрессировании бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», который утвердило политбюро ЦК ВКП(б). Сколько украинцев стали его жертвами?

— Были осуждены 198 918 человек, из которых около двух третей — к расстрелу. Остальных отправили в тюрьмы и лагеря в отдаленные районы СССР. Вернулись не все.

Приговоры по I категории означали «расстрел», за II категории — заключение в лагерях НКВД СССР. Первичный лимит для УССР по I категории составил 26 150 человек, но в январе 1938-го был увеличен до 83 122 человек. С просьбой о дополнительных лимитах в Москву неоднократно обращались высшие чиновники Украины, в частности, наркомы внутренних дел УССР Израиль Леплевский и Александр Успенский.

В те времена наказали более 500 000 крестьян, которые любили свою землю и умели на ней работать — так называемых кулаков. Каково точное количество репрессированных — затрудняюсь ответить. Различные источники дают разные цифры. Работа в этом направлении продолжается. Мы еще не уточнили количество жертв тоталитарного режима, как это сделали страны Балтии.

— В архиве есть данные о местах массовых захоронений «врагов народа»?

— В уголовных делах имеются данные о местах расстрелов и захоронений. Их много. Однако существуют еще немало мест, неизвестных нам. До сих пор находят останки людей, уничтоженных палачами НКВД.

Сергей Зятьев, опубликовано в журнале КРАЇНА 

Перевод: Аргумент


В тему:

 

Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страниц