Мифы нового УПК. Права защиты урезаны, число уголовных дел вырастет в 7 раз

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:  ZN.ua

Если оставить новый КПК без изменений, то количество уголовных дел только в органах внутренних дел увеличится почти в 7 раз. О каких тогда сроках расследования можно говорить, о каком качестве?

Действующий, так называемый «сталинский» КПК, предоставляет защитнику больше прав и возможностей, чем новый. Новый УПК фактически ликвидирует институт доследственной проверки, доводя процесс возбуждения уголовного дела до автоматизма: есть заявление о преступлении — сразу есть уголовное дело. Если оставить новый КПК без изменений в решении данного вопроса, то количество уголовных дел только в органах внутренних дел увеличится почти в 7 раз. О каких тогда сроках расследования можно говорить, о каком качестве?

В тему: Верховная Рада утвердила проект Уголовно-процессуального кодекса. Нарушая кодекс Уголовный

КПК анализирует бывший заместитель Генпрокурора, адвокат Анатолий Баганец.

Со следующего года в Украине вступит в силу новый Уголовно-процессуальный кодекс. Если верить власти, именно тогда у нас наступит абсолютное улучшение правовых отношений — не будет невинно осужденных, защитники подсудимого будут иметь равные права с представителями обвинения, судебный процесс будет абсолютно прозрачным и соревновательным. «Плюсы» нового УПК, который придет на смену старому, еще «сталинском» кодекса от 1961 года, неустанно пиарят представители власти. Однако специалисты так же неутомимо его критикуют, поэтому слово практику:

— По поводу нового Уголовно-процессуального кодекса довольно метко высказался известный ученый и специалист в области уголовного и уголовно-процессуального права Николай Сирый, заявив, что создатели этого проекта закона фактически «соединили советскую систему КПК с немецкой, английской и французской — без перевода».

Несмотря на их заявления о прогрессивности Кодекса и соответствии демократическим ценностям, часть его положений не только противоречит требованиям Конституции Украины, решениям того же Конституционного Суда Украины, но и нормам международного права.

Миф первый: расширение прав на защиту

Многочисленные функционеры администрации президента и некоторые первые лица страны неоднократно заявляли, что новый УПК расширит возможности защиты и уравняет права обеих сторон процесса. Но это миф. И это доказывают многочисленные нормы нового закона.

Наиболее выразительная предусматривает, что представителем защиты может быть только адвокат. То есть никакой другой специалист в области права, как Сергей Власенко в деле Юлии Тимошенко, и члены семьи, которые могли раньше выступать защитниками подсудимого, к судебному процессу теперь не будут привлекаться. Это расширение?

Более того, эта норма не отвечает ни требованиям Конституции Украины, ни решению Конституционного суда Украины № 13-рп/2000 от 16.11.2000 г. по делу о праве свободного выбора защитника, где, в частности, разъяснено, что лицо при защите от обвинения вправе выбирать защитником своих прав также лицо, которое является другим специалистом в области права, и по закону имеет право на предоставление правовой помощи лично или по поручению юридического лица.

Кроме того, указанная норма не соответствует положениям Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Так, Европейский суд по правам человека в решении от 24.11.2011 г. по делу «Загородный против Украины» признал неприятие государством Украина в течение длительного времени специального закона, который должен регулировать полномочия специалистов в области права по оказанию правовой помощи в уголовном процессе, нарушением права на справедливый суд, предусмотренного пунктами 1 и 3 статьи 6 указанной Конвенции.

Далее, это положение нового УПК также противоречит требованиям ст. 22 Конституции Украины, где четко указано, что при принятии новых законов или внесении изменений в действующие законы не допускается сужение содержания и объема существующих прав и свобод.

Еще более циничной ложью выглядит утверждение разработчиков нового УПК о расширении прав защитника, поскольку в новом законе также статья о правах защитника отсутствует. Сказано только в ч. 4 ст. 46 нового Кодекса, что защитник пользуется процессуальными правами подозреваемого или обвиняемого, защиту которого он осуществляет, кроме процессуальных прав, реализация которых осуществляется непосредственно подозреваемым или обвиняемым и не может быть поручена защитнику.

Помимо отсутствия нормы о правах защитника, в новом УПК отсутствует также норма, которая определяла бы способы реализации этих прав.

Кстати, внесенный президентом в Верховную Раду Украины проект Закона Украины «Об адвокатуре и адвокатской деятельности» также не содержит надлежащего определения прав и полномочий адвоката, в том числе и в уголовном производстве.

Такое положение вещей фактически приведет к существенному сужению прав защитника стороной обвинения и судом, лишит его даже существующих в так называемом «сталинском» Кодексе возможностей осуществлять более или менее надежную защиту своего клиента.

Миф второй: принцип состязательности

Согласно ст. 7 нового УПК содержание и форма уголовного производства должны соответствовать общим принципам уголовного судопроизводства, к которым, в частности, относится состязательность сторон и свобода в предоставлении ими в суде своих доказательств и в доказывании перед судом их убедительности.

Кроме того, в ст. 22 нового УПК задекларировано, что стороны уголовного судопроизводства имеют равные права на сбор и представление в суд вещей, документов, других доказательств. Вроде бы, все нормально, но если взглянуть на статьи, регламентирующие порядок сбора этих доказательств, то сразу же видно, насколько эти права «равны».

Проанализировав ст. 93 Кодекса, можно увидеть, что сторона обвинения собирает доказательства и работает с ними, а защита может только требовать у обвинения сбор доказательств, допросы свидетелей следователями, проведение экспертиз и т.п.. А уже удовлетворять эти требования или нет — решает та же сторона обвинения и суд.

Новый Кодекс не устанавливает обязанности любого лица предоставить адвокату по его требованию вещь, которую он может использовать как доказательство в деле, а реализовать право на истребование вещей и документов защитнику предоставляется исключительно следственным судьей.

К тому же защитник имеет право получить на свой запрос только копии документов, что автоматически исключает задекларированную в том же КПК возможность получения им заключения экспертов, заключения ревизий, акты проверок, так как объектами исследования тех же экспертиз, ревизий и и большинства проверок могут быть только оригинальные вещи и документы.

Действующий, так называемый «сталинский» УПК (ст. 48 ч. 2 п. 8, 13), предоставляет защитнику больше прав и возможностей, чем новый, а именно: представлять доказательства, заявлять ходатайства, собирать сведения о фактах, которые могут использоваться как доказательства по делу, в том числе запрашивать и получать также документы или их копии на предприятиях, в учреждениях, организациях, объединениях граждан.

Хотя, так же, как и новый УПК, старый кодекс не предусматривает механизма реализации этих прав, в связи с чем, защитник и в настоящее время не имеет, и в будущем не будет иметь реальной возможности собирать и представлять доказательства в уголовном судопроизводстве.

Предложенная сама процедура получения каждого вида доказательств также содержит положения, которые исключают возможность их получения стороной защиты. Так, согласно ст. 84 нового Кодекса, процессуальными источниками доказательств являются показания, вещественные доказательства, документы, заключения экспертов.

Свидетельство

Защитник лишен всякой возможности в получении на стадии досудебного расследования и предоставлении следователю или прокурору, а на стадии судебного расследования — суда такого вида доказательства. Этот вывод подтверждается требованиями ч. 8 ст. 95 нового УПК, согласно которой стороны уголовного судопроизводства имеют право получать от возможных свидетелей, с их согласия, лишь объяснение, которые не являются источником доказательств.

Вещественные доказательства и документы

Согласно требованиям ст. 159 нового УПК, временный доступ к вещам и документам, которые являются доказательствами по делу, защита может получить только на основании постановления суда. Таким образом, защитник в уголовном производстве лишен права в условиях, казалось бы, состязательности сторон, самостоятельно получить такой вид доказательства.

Выводы экспертов

Согласно ч. 2 ст. 101 нового Кодекса каждая сторона уголовного производства имеет право предоставить суду заключение эксперта. Однако задекларированное право защитника предоставить суду заключение эксперта, с другой стороны, существенно ограничено возможностью самостоятельно получить им же вещи, документы (а не копии) и вещественные доказательства, которые являются предметом экспертного исследования.

Итак, в итоге имеем, что защитник для получения доказательств в уголовном производстве реально имеет право только на обращение к стороне обвинения с ходатайством о проведении следственных и иных процессуальных действий.

Такое положение защитника относительно возможностей защиты клиента по новому УПК ничем не отличается от «сталинского» УПК Украины. А неопределенность с кругом его прав в сборе и представлении доказательств даже ухудшает в будущем его нынешнее положение.

Миф третий: гарантии от беспричинного уголовного преследования

Сейчас, согласно старому УПК, уголовное дело может быть возбуждено только после проведения доследственной десятидневной проверки, во время которой следователи фактически устанавливают, было ли совершены какие-то признаки преступления, правдивы сведения в заявлении потерпевшей стороны и тому подобное. Далее выносится постановление о возбуждении уголовного дела, которое может обжаловать в суде обвиняемый по делу.

Новый УПК фактически ликвидирует институт доследственной проверки, доказывая процесс возбуждения уголовного дела до автоматизма: есть заявление о преступлении — сразу есть уголовное дело.

Последствия этого нововведения могут быть катастрофическими и необратимыми. Это может привести к появлению огромной массы анонимок, которые старый «сталинский» КПК исключает, поскольку во время доследственной проверки проверяются как данные заявителя, так и факты, изложенные в заявлении. К тому же, автоматизм в возбуждении уголовных дел может стать эффективным методом борьбы как с бизнес-конкурентами, так и политическими противниками.

Более того, указанное «нововведения» прямо противоречит требованиям ст. 55 Конституции Украины, согласно которой каждому гарантируется право на обжалование в суде решений, действий или бездеятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных и служебных лиц.

Положения нового Кодекса об автоматическом начале досудебного расследования, а именно после внесения следователем или прокурором сведений в Единый реестр досудебных расследований без принятия процессуального решения, противоречит также требованиям ч. 3 ст. 110 этого же Кодекса, согласно которой все решения следователя, прокурора принимаются только в форме постановления.

Разработчики Кодекса упустили из виду и тот факт, что автоматическое возбуждение уголовного дела может заблокировать работу всей правоохранительной системы. Достаточно посмотреть на статистику МВД, чтобы это понять.

Например, в течение 2010 года только в органах внутренних дел было зарегистрировано 3 139 173 заявлений, сообщений о преступлениях, совершенных или готовящихся. В 2011 году их количество составило уже 3 346 539, т.е. возросла на 6,6%. При этом, по результатам рассмотрения таких заявлений и сообщений в 75% было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела, а возбуждено только 490 тыс. уголовных дел.

Если оставить новый КПК без изменений в решении данного вопроса, то количество уголовных дел только в органах внутренних дел увеличится почти в 7 раз. О каких тогда сроках расследования можно говорить, о каком качестве? Для расследования такого количества дел просто не хватит следователей.

В новом УПК есть еще множество противоречивых и сомнительных по его «демократичности» моментов. Вот только краткий список:

— новый УПК не предоставляет никаких гарантий безопасности участникам уголовного процесса, в том числе свидетелям,

— арест по новому УПК можно осуществить фактически не имея на это никаких веских оснований,

— новый УПК существенно сужает смысл ст. 63 Конституции Украины, согласно которой обвиняемый и члены его семьи могут отказаться от дачи показаний,

— по новому закону суд может рассматривать как доказательство показания с чужих слов. Например, рассматривать как доказательство слова Щербаня-младшего о том, что Тимошенко причастна к убийству его отца,

— распиаренный суд присяжных по новому УПК больше напоминает знаменитую «тройку», чем то, что мы видим в американских сериалах,

— отмена института дополнительного расследования перекрывается возможностью прокурора выдвинуть дополнительные обвинения.

Президент заявил, что для полноценной работы нового Уголовно-процессуального кодекса нужно внести изменения в еще 300 законов. Анализ УПК показывает, что для его работы нужно и в него внести множество поправок. Здесь стоит напомнить, что на момент рассмотрения проекта нового УПК в Раде поступило 3 755 поправок, но тогда они были проигнорированы.

Анатолий Баганец

Справка 

Анатолий Баганец — заслуженный юрист Украины, более 30 лет проработал в органах прокуратуры. Успел поработать как следователем по особо важным делам, так и заместителем Генпрокурора. Возглавлял прокуратуры Волынской, Ровенской, Днепропетровской, Донецкой и Львовской областей. После вынужденной отставки в июле 2010 года основал собственную юридическую компанию «Баганец и партнеры». Сейчас занимается адвокатской деятельностью, в которой самым громким его делом стала защита экс-министра внутренних дел Юрия Луценко.

Записала Ярослава Молчун, опубликовано в журнале «Тиждень»

Перевод: «Аргумент»


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Система Orphus

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com