“Минстець”: сомнительное ведомство

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Вопрос целесообразности Мининформполитикы до сих пор открыт. Поскольку, как показали предыдущие годы, его функции вполне могут качественно выполнять или другие государственные структуры, или, как уже повелось, волонтеры.

С начала Министерство информационной политики (МИП) задумывалось как инструмент для ответа на информационную агрессию России. Впрочем, еще на уровне идеи такая инициатива вызвала у части общества по-меньшей мере удивление, поскольку функции, которые должна была выполнять новая структура, могли реализовывать уже имеющиеся ведомства. Скажем, те же СБУ, МИД, Нацсовет по телевидению и радиовещанию и тому подобное. Негатива добавляли опасения, что Мининформации будут использовать как официальное «цензурное министерство».

Своего руководителя МИП получил 2 декабря 2014 года, когда Верховная Рада проголосовала за коалиционный Кабмин. Среди уже известных структур значилось Министерство информационной политики, руководителем которого стал Юрий Стець, бывший генеральный продюсер «5 канала» и кум президента Петра Порошенко. Никаких обсуждений кандидатур, а тем более необходимость создания новых министерств перед этим не проводили.

Международное сообщество встретило новые назначения осторожно, предостерегая Украину от основания министерства пропаганды. Так, в ОБСЕ заявили, что создание Мининформполитики представляет угрозу свободе медиа и это «не является способом противостояния пропаганде». Human Rights Watch в своем заявлении отметили, что «лучшая реакция на пропаганду - это не пропаганда в обратную сторону, а честность». Однако, как показали дальнейшие события, сбыться этим опасениям было не суждено.

Часть инициатив, возложенных на МИП, уже успешно реализовывали с начала аннексии Крыма, что, учитывая обстоятельства, довольно ожидаемо. Ведь в 2014-м власть в Украине пыталась решать проблемы на всех фронтах. На помощь ей пришли волонтеры. Именно они начали бороться с ложными новостями, запустив проект StopFake. В первые дни своего существования посещаемость ресурса была 50-70 тыс. просмотров в сутки. Активисты выбрали стратегию обороны и вместо того, чтобы нападать на агрессора, взялись развенчивать его мифы об Украине. На практике это выглядело так: ложные сообщения российских СМИ и госструктур проверялись на достоверность и в результате опровергались с помощью реальных фактов. Сегодня команда проекта насчитывает 27 человек, материалы выходят на десяти языках. За все время существования активисты подготовили более тысячи опровержений фейковых новостей из-за северной границы. Учитывая цитируемость иностранными СМИ, инициативу можно назвать довольно успешной.

Вместе со StopFake появился проект InformNapalm, целью которого было информировать аудиторию о российской агрессии в Украине. Известный широкой публике своими расследованиями на тему российского присутствия на Донбассе. В отличие от StopFake активисты из InformNapalm присоединились к кибервойне с РФ. К заслугам можно отнести взлом ряда пропагандистских ресурсов, обнародование данных с серверов Минобороны РФ и почты Владислава Суркова, которую успели окрестить Surkov Leaks. Информацию активистов Украины регулярно используют для доказательства фактов участия РФ в вооруженной агрессии против Украины.

Что касается телеканалов, то в августе 2014-го «1+1 медиа» запустил канал иновещания Ukraine Today. Гендиректор телеканала Татьяна Пушнова рассказывала журналистам, что уже после создания Мининформполитики пыталась договориться о сотрудничестве и совместных проектах, однако госведомство на это не согласилось. А Ukraine Today со временем перебрался в интернет.

В тему: Мир нас видит иначе, чем думаем мы

Если же говорить о восстановлении украинского вещания на Донбассе и в Крыму, то в Министерстве информполитики несколько раз отчитывались об определенных успехах на этом поприще. В частности, в 2015-м у Стеця заявляли о восстановлении трансляции ряда наших телеканалов в Донецке. Правда, подтвердить эти слова на месте оказалось довольно сложно. Так, жители близлежащих городов и в 2015-м, и в 2016-м жаловались автору этих строк на серьезные проблемы с приемом украинских телеканалов, скажем, в той же Авдеевке или Красногоровке. Остается надеяться, что ситуация улучшилась с восстановлением телевизионной башни на горе Карачун в Славянске, которую, кстати, МИП записало в свои прошлогодние успехи.

Мининформполитики, в свою очередь, больше запомнилось широкой общественности одиозными инициативами. Так, в феврале 2015 года ведомство фактически создало армию ботов, назвав проект «информационными войсками». По замыслу, каждый украинец мог присоединиться к проекту, зарегистрировавшись на соответствующем сайте. Далее он получал задачи, которые обязывался выполнять ради борьбы с информационным агрессором. Декларируемая цель - донесение правдивой информации и развенчание фейковых новостей. Однако если посмотреть «антифейковый» раздел портала, то можно заметить, что временами ресурс не пренебрегает использованием пропагандистской лексики в стиле Киселева, что, в свою очередь, вызывает подозрение к подаваемой информации.

Интереснее оказалась история с запуском иновещания. Так, в феврале 2015-го Юрий Стець заявил о создании телеканала Ukraine Tomorrow. Его работу планировали организовать на базе проекта БТБ Сергея Арбузова, телеканала, который в свое время запускал Национальный банк Украины. Стець намеревался использовать мощности имеющегося медиа для развития иновещания. Финансировать проект должны были за счет ГТРК «Всесвітня служба «Українське телебачення та радіомовлення». Но Стець сразу заметил: денег не хватит, поэтому ожидалось, что финансовую поддержку будут оказывать западные партнеры. Однако возник казус. Оказалось, что название Ukraine Tomorrow уже зарегистрировал за собой Дмитрий Фирташ, а точнее - подконтрольная ему международная группа компаний Group DF. Регистрация бренда будет действовать до 2025 года, поэтому Мининформполитики пришлось готовить следующий проект.

Новый телеканал получил название UATV. Фактически же мультимедийная платформа проекта начала с октября 2015 года. Впрочем, изначально он функционировал только на украинском и русском языках, что довольно странно, учитывая декларируемую цель «обеспечение доступа иностранной аудитории к объективной, актуальной и полной информации о событиях в Украине». В отношении успешности проекта также возникает ряд сомнений. Так, если зайти на официальную страницу телеканала в YouTube, можно заметить, что количество просмотров прямых эфиров едва дотягивает до десятка. Просмотры же отдельных видео набирают аудиторию в несколько сотен человек. Количество подписчиков также довольно скромное - 2,8 тыс. У основной страницы.

В тему: На Чонгаре поставили телевышку для вещания на оккупированный Крым

Причин здесь может быть несколько: недостаток финансирования, ограниченность ресурса, недостаточная квалификация кадров, проблемы с законодательством и тому подобное. Но если верить мониторингу Счетной палаты от 8 ноября 2016 года, то возникают вопросы к менеджменту. Так, в своем отчете СП констатировала отсутствие объективной информации об Украине в мировом информпространстве, отсутствие единой государственной информационно-коммуникационной политики, нерезультативное и неэкономное использование бюджетных средств, отсутствие детальных расчетов и экономических обоснований и тому подобное. Также Счетная палата отметила, что у проекта иновещания на момент проведения аудита не было не то что стратегического плана развития, а также государственной регистрации. Телепрограммы производили без всякой программной концепции вещания.

На этом проблемы не заканчивались. Проверка установила, что согласно контракту на 2016 год объемы собственного вещания телеканала составили 15 мин в сутки. Эфир забивали повторами телепередач - от 33 до 39 раз (за какой промежуток времени считали повторы, не указывается. - Ред.) Также использовали устаревший архивный материал, что, по мнению Счетной палаты, не способствовало росту аудитории телеканала. Кроме того, согласно закону об иновещании, 50% контента должно быть англоязычным, однако в 2016-м ситуация была катастрофическая: первые полгода контент существовал только на украинском и русском языках с добавлением английских субтитров.

Кроме того, Счетная палата обнаружила, что производство программ не оформляли документально. Таким образом можно говорить о непрозрачном освоении выделенных средств.

«Объемы производства телепрограмм ГТРК УТР определяла произвольно, без необходимых расчетов и обоснований. Как следствие - плановые годовые объемы производства завышены на 21 885 ч, а средняя стоимость 1 часа производства телепрограмм - в шесть раз. Из-за отсутствия в министерстве плановой службы его потребности в государственном финансировании не были должным образом документально обоснованы и оформлены. В частности, запрос на 2016 год относительно увеличения бюджетных назначений на осуществление реформы государственного иновещания на сумму 332 800 000 грн не обосновано соответствующими расчетами», - говорится в отчете Счетной палаты.

Также аудиторы отметили, что штат Мининформполитики в 29 человек не дает ему возможности реализовывать свои обязательства. К тому же штатная численность работников утверждена без обоснования.

Вероятно, едва ли не единственным успешным и известным проектом министерства можно назвать Embedded journalism, примененный в свое время США в Ираке. В теории, журналисты, имея ряд документов, могут подписать контракт с Минобороны, после чего их прикрепляют к определенным военным подразделениям, с которыми они будут работать в течение недели. Но на практике возник ряд проблем, связанных, в частности, с медицинским страхованием и качественными специализированными тренингами. Сначала отечественные компании отказывались страховать журналистов. Впоследствии ситуацию разрешили, но ценник за неделю такой работы мог превысить 10 тыс. грн.; сумму, которую в украинских условиях “отбить” почти нереально. Таким образом можно говорить, что проект больше ориентирован на западные СМИ.

Также к успехам можно отнести принятие Доктрины информационной безопасности, подписанной Порошенко 25 февраля. Поскольку именно ведомство Стеця отвечало за ее разработку, в результате МИП получило ряд обязательств, например - мониторинг СМИ для выявления запрещенной информации, мониторинг угроз национальным интересам в информационной сфере, формирование приоритетов информполитики и контроль их реализации, кризисные коммуникации, выработка и внедрение стратегии информобеспечения реинтеграции оккупированных территорий и тому подобное. Фактически за два года существования перед Мининформполитики впервые возник ряд задач, за выполнение которых оно обязано отвечать.

Однако вопрос целесообразности Мининформполитикы до сих пор открыт. Поскольку, как показали предыдущие годы, его функции вполне могут качественно выполнять или другие государственные структуры, или, как уже повелось, волонтеры. Государство ожидаемо пыталась и пытается отреагировать на внешнюю информационную угрозу уже привычными для себя методами, такими как создание отдельных министерств вместо координации работы уже существующих и повышение их мобильности. Как следствие - заслуги таких структур в информационной войне и противодействия агрессии и сейчас вызывают сомнения.

Александр Козлюк,  опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть