«Москалики-соколики, поїли ви наші волики»

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

На 30-е-гг. XVIII в. одной из главных внешнеполитических задач Российской империи оставался захват Северного Причерноморья и Крыма, принадлежавших Оттоманской Порте. Населению Гетманщины и Слобожанщины (также не следует забывать о запорожских казаках) пришлось заплатить огромную цену человеческими жизнями и материальными ресурсами за то, чтобы эти территории перешли под власть Российской империи.

Материальная эксплуатация украинских земель во время русско-турецкой войны 1735-1739 годов.

На 30-е-гг. XVIII в. одной из главных внешнеполитических задач Российской империи оставался захват Северного Причерноморья и Крыма, принадлежавших Оттоманской Порте. Предыдущие российско-турецкие войны не принесли России желаемого результата, а Прутский поход 1711 года вообще завершился позорным поражением. Подготовка к очередной войне с Османской империи началась еще в 1720-х гг. Однако сложная политическая и экономическая ситуация в Российской империи после смерти Петра I отложила начало войны до 1735 года.

2017 05 28 Nicolaychuk 1

Казак-победитель

Важное место в планах российских властей по подготовке к захвату Северного Причорноморья` и Крыма занимали украинские земли, которые рассматривались как богатый источник человеческих и материальных ресурсов. Соответственно, это легло на жителей Гетманщины и Слободской Украины тяжелым бременем. Кроме непосредственного участия в боевых действиях казачьих полков, украинское население занималось поставками российской армии продовольствия, фуража, лошадей, волов, подвод и др. Многие казаки и крестьяне принимали участие в строительстве фортификационных укреплений в междуречье Днепра и Северского Донца. Все это опровергает замечание о том, что Северное Причерноморье и Крым были якобы «подарены» Украина. На самом деле, населению Гетманщины и Слобожанщины (также не следует забывать о запорожских казаках) пришлось заплатить огромную цену человеческими жизнями и материальными ресурсами за то, чтобы эти территории перешли под власть Российской империи.

Это делает проблему участия Украины в русско-турецких войнах и роли украинских земель в обеспечении российской армии весьма актуальной. Упомянутая проблема преимущественно рассматривалась в контексте изучения течения русско-турецких войн, истории украинских вооруженных сил или экономической истории Украины. В частности, вопросы привлечения материальных ресурсов украинских земель во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг. затрагивали в своих исследованиях А. Байов [1], М. Слабченко [2], В. Романовский [3] А. Апанович [4], Л. Бескровный [5], А. Репан [6], И. Севастьянова [7]. В этом исследовании мы, прежде всего, сосредоточим внимание на использовании российскими войсками продовольственных ресурсов украинских земель, реквизициях лошадей и волов и, в частности, как это регулировалось законодательством Российской империи.

2017 05 28 Nicolaychuk 2

Козак-підпомічник

Участие Гетманщины в русско-турецкой войне 1735-1739 гг. имело свои особенности. В это время резко снижается боеспособность украинского казачества, что объяснялось с одной стороны развитием регулярных войск и уменьшением роли нерегулярных, а с другой — экономическим разорением многих казачьих хозяйств, связанным с практически непрерывным участием украинских казаков в войнах, превращением их в крестьян и тому подобное. Украинские казацкие полки перестали играть роль весомой боевой силы и превратились во вспомогательные части. Как отчитывался в 1736 году во время Крымского похода фельдмаршал Б. К. Миних: «В прежние времена гетманские казаки могли выставлять в поле до 100 000 человек; в 1733 г. число служащих убавлено до 30 000 и в нынешнем году до 20 000, из которых теперь 16 000 человек наряжены в крымский поход; им велено в начале апреля быть у Царицынки в полном числе, но мы уже прошли 300 верст от Царицынки, а Козаков гетманских при армии только 12 730 человек, и половина их на телегах едут, и отчасти плохолюдны, отчасти худоконны, большую часть их мы принуждены возить с собою, как мышей, которые напрасно только хлеб едят» [8, с. 1341–1342].

В тему: Как Петербург покупал украинскую элиту

В то же время значительно возросла роль украинских земель в обеспечении русской армии материальными ресурсами. Так, одной из главных задач, которую поставила перед Гетманщиной российская власть, стала организация поставок продовольствия. Стоит отметить, что с начала XVIII в. в украинских землях начали располагаться полевые части российской армии (раньше были только гарнизоны в нескольких городах), обеспечение продовольствием и фуражом которых велось за счет местного населения. Для этого была введена система «консистентских» сборов «порций» (продовольствия) и «раций» (фуража) [4, с.188]. Например, начиная с 1711 в Гетманщине стояло 11 российских драгунских полков (около 13 тыс. чел.). За три года для их содержания с местного населения было собрано 35700 четвертей (четверть — около 210 л.) муки, 4462 четвертей круп, 285 тыс. фунтов (фунт — 409 гр.) соли и 3,2 млн. фунтов сала [9, с. 115-119]. В 1733 году с Украины собрали продовольствия и фуража общей стоимостью 147 тыс. руб. [2, с. 177].

С началом русско-турецкой войны положение населения ухудшилось, поскольку количество российских воинов, расквартированных в Гетманщине, резко возросло. Так, в 1736 г.. на территории Левобережья стояло 37 полков русской армии (около 50 тыс. чел.). В 1737 их число возросло до 50 (около 70 тыс. чел.). Соответственно, значительная часть необходимого продовольствия и фуража собиралась с украинских казаков и крестьян.

2017 05 28 Nicolaychuk 3

Крестьянин

В императорском указе от 6 мая 1736 года, из-за отсутствия достаточного количества провианта в магазинах, в Гетманщине и территории слободских полков с каждого переписного двора должны были собрать по одной осьмушке (104,95 л.) муки или ржи, четвертую часть четверика (6, 5 л.) круп и два четверика (52,4 л.) овса. Кроме того, желающие могли сдать и больше. Сбор провианта и фуража должен был начаться в сентябре, после окончания сбора урожая. Также в документе определялись места доставки хлеба, а именно: Харьков, Киев, Переволочная, Усть-Самара, Лубны, Полтава, Изюм, Кременчуг. При этом, крестьяне должны были самостоятельно доставлять собранные хлеб и крупы в эти города [10, № 6948]. Всего с украинцев собрали и отправили в Крым (там стояли российские войска) более 20 тыс. четвертей зерна [4, с. 189].

Вдобавок к этому, из-за необходимости обеспечить продовольствием армию фельдмаршала Б. К. Миниха, казацкая старшина согласилась дополнительно собрать 40 тыс. четвертей хлеба [11, с. 85-86]. Подобные собрания так называемого «сентябрьского» и «октябрьского» хлеба продолжались до самого конца войны.

2017 05 28 Nicolaychuk 4

Крестьянка

Еще одним способом изъятия продовольствия и фуража у украинцев стали государственные закупки. 16 июля 1736 года вышел императорский указ, в котором прописывались нормы таких закупок. Подчеркивая хороший урожай хлеба, российские власти наложили на украинцев дополнительный сбор провианта и фуража в размере 100 тыс. четвертей ржи, овса и муки за соответствующую оплату: мука — 1,5 руб. за четверть, овес — 50 коп., крупа — 2 руб. Выполнение указа возлагалось на казацкую старшину. Оплата осуществлялась с доходов Гетманщины и Слобожанщины. Доставляли провиант наемные перевозчики. Интересным фактом стало то, что при сборе хлеба в Левобережной Украине запрещалось винокурение, на которое местное жители использовали значительные запасы зерна [10, № 7011].

С выполнением этого распоряжения сразу начались проблемы. Прежде всего, это касалось оплаты. Фактически сразу после выхода указа снизилась цена муки до 80 коп. (ниже рыночной). Позже вообще ввели систему квитанций, по которым через определенный период времени украинские крестьяне должны были получить оплату за поставленное продовольствие и фураж. Разумеется, такая схема открывала путь к злоупотреблениям, и хотя часть квитанций компенсировалась (иногда и в натуральной форме), российское государство осталось должно населению украинских земель значительную сумму. Так, долг за собранный хлеб и фураж с Гетманщины и Слободской Украины во время войны 1735-1739 гг. по состоянию на 1763 год составлял около 100 тыс. руб. [4, с. 192]. Для сравнения, общая сумма собранных налогов с Гетманщины на 1730-е гг. составляла около 95 тыс. руб. [12].

В конце 1736 года российские власти дополнительно закупили еще 61 539 четвертей муки, 3831 четверть круп и 29316 четвертей ячменя. На следующий год закупки были повторены практически в таком же объеме [2, с. 169].

Все эти сборы хлеба легли тяжелым бременем на украинских казаков и крестьян. Население массово уклонялось от этих поборов, что привело к росту недоимок. Российские власти и казацкая старшина пытались с этим бороться: накладывали штрафы, запрещали винокурение и тому подобное. Однако главная проблема заключалась в том, что нормы сбора фуража и провианта просто были неподъемными, поскольку они определялись согласно потребностям российской армии, а не возможностей населения. Соответственно, все это привело к массовому разорению крестьянских и казачьих хозяйств и заставило российские власти в 1738 г. перейти к закупке хлеба собственно на российских землях [4, с. 192-193].

Стоит отметить, что Левобережная Украина на 30-е гг. XVIII в. еще не была «житницей» Российской империи. Напротив, исследования историков свидетельствуют, что, например, хозяйство Гетманщины было неэффективным. Это объясняется рядом причин.

Территория Гетманщины была малозаселенной. По подсчетам исследователей, общая численность населения автономии насчитывала от 1, 5 до 2 млн. чел. Плотность населения составляла 15-20 чел. на км2. Такие цифры свидетельствуют о том, что в первой половине XVIII в. украинцы только начали активно распахивать доступны земли [13, с. 56-57]. Кроме того, этот период отметился постоянными войнами. Сюда же добавлялись стихийные бедствия и катаклизмы: засухи, нападения саранчи и т.д. [14, с. 101-102]. Все это существенно сказывалось на эффективности земледелия, которая и так была очень низкой по сравнению с Западной Европой. Так, например, в 1733 году Й.-Б. Вейсбах в проекте (так и не воплощенному в жизнь) экономических преобразований в Гетманщине отмечал низкую эффективность ее хозяйства; в частности, критиковал методы введения сельского хозяйства (отсутствие сбалансированной кормовой базы для скота и надлежащих условий для хранения зерна); при этом он предлагал пригласить на украинские земли колонистов (немцев-протестантов), которые подняли уровень агрокультуры [15, с. 63-67].

В тему: Трагедия немецких колонистов или Убийство по признаку

2017 05 28 Nicolaychuk 5

Рядовой драгунского полка российской армии (1732-1742 гг.)

К сожалению, известно немного информации об урожайности украинских земель в 1730-е гг., поэтому трудно проанализировать, сколько хлеба выращивалось и, соответственно, изымалось в пользу армии. Однако, если привлечь информацию за более поздний период, то средняя урожайность вряд ли превышала сам-4 для ржи (основная зерновая культура в то время) и сам-3 для пшеницы [16, с. 26-27]. Учитывая такую низкую урожайность, огромные хлебные поборы еще больше подрывали экономическое развитие украинских земель. Еще до окончания войны, весной 1738 года сложилась ситуация, что часть жителей Гетманщины и Слобожанщины не имела зерна на посевную, поэтому российская администрация была вынуждена выдать казакам и крестьянам часть зерна, которая хранилось в магазинах [7, с. 155].

Кроме продовольствия, Украина вынуждена была удовлетворять потребности российской армии в лошадях и волах. Главным источником пополнения кавалерийского ремонта стали сборы лошадей с населения для драгунских полков, составлявших основу регулярной кавалерии русской армии. Принцип, по которому проходили эти сборы, был аналогичен рекрутским наборам, то есть с определенной численности населения (в разные годы она была разной) поставлялся один конь. Относительно украинских территорий, то лошадей собирали с двух категорий населения: священнослужителей и российских землевладельцев, которые владели селами в Гетманщине или на территории Слободской Украины.

Духовенство сначала попадало под общие условия набора. Так, согласно императорскому указу от 6 сентября 1736 года на него распространялась норма — один «драгунский» конь с 253 ревизских душ. В последующие годы ситуация несколько изменилась. Сенатский указ от 17 марта 1737 года определил норму как один конь с 284 чел. В 1738 г. число душ, с которых собирались лошади, составляло 200 чел. [10 № 7048; 17 № 7205, 7611].

2017 05 28 Nicolaychuk 6

Ландмилиционеры

Второй категорией населения, которая подпадала под «конский» налог, стали российские землевладельцы, которые владели селами на украинской территории. Согласно сенатского указа от 6 сентября 1736 года, они отдавали одну лошадь сз каждых 120 дворов. Для помещиков Слободской Украины норма была одна лошадь с 253 чел. При этом, землевладельцы из Гетманщины отдавали лошадей бесплатно, поскольку «... они никаких от государственных податей не платят» [10, № 7048]. В Слобожанщине собранных лошадей зачисляли в качестве налога в сумме 8 руб. за каждое животное.

В 1738 году условия сборов для российских помещиков на украинских землях изменили, в частности, указ от 3 июля 1738 года определил норму для сдачи лошадей с 50 дворов. При этом, никаких упоминаний о каких-то компенсациях или зачислении в качестве налогов не было. Такое увеличения сборов очевидно связано с чрезвычайно большими потерями лошадей во время походов и боевых действий. Так, непосредственный участник русско-турецкой войны 1735-1739 г.г. Х. Манштейн (прусский офицер на службе в российской армии) вспоминал, что «Никогда еще русская армия не теряла столько лошадей и быков» [18, с. 150].

В тему: Рождение украинской бюрократии. Как элита Гетманщины стала имперскими чиновниками

Кроме российских помещиков, под сборы лошадей подпали и иностранцы, имевшие владения в Гетманщине. Это было закреплено сенатским указом от 16 декабря 1736 года, содержащим ответ на запрос Генеральной военной канцелярии о сборе лошадей с землевладельцев-иностранцев. В документе сообщалось, что на них распространялась та же норма о сборе лошадей, что и на русских, которые владели украинскими селами [17 № 7125].

Кроме обязательных сборов, для обеспечения кавалерийских полков создавали также конские заводы. В Гетманщине они были организованы в Ямполе и Батурине. Для кирасирских полков основали конезавод вблизи Гадяча. Для этих хозяйств закупили 5 тыс. кобыл, к которым позднее докупили 50 немецких жеребцов. Для лошадей построили необходимые помещения, а для надзора за ними направляли 3-4 казаков, ветеринара и определенное число крестьян. О деятельности заводов полковая старшина должна была ежемесячно отчитываться Генеральной военной канцелярии, которая, в свою очередь, направляла квартальные и ежегодный отчеты Военной Коллегии [17 № 8168, № 8252].

Российская власть пыталась сделать конезаводы основным источником пополнения кавалерийского ремонта, поскольку принудительные сборы лошадей очень негативно влияли на положение сельского хозяйства (изымались лучшие лошади). Однако эффективность этих предприятий была относительно невысокой. По подсчетам Л. Г. Бескровного количество поголовья на всех конезаводах (не только украинских) на 1740 год составило 4414 голов, что обеспечивало лишь половину от необходимых потребностей кавалерийских полков. Соответственно, принудительные сборы лошадей с населения продолжались до 1756 года [5, с. 126-127].

В течение войны российское государство также вынуждено было покупать лошадей у населения. Не обошла эта участь население Левобережной и Слободской Украины. Лишь в 1739 г. на территории слободских полков российские офицеры закупили более 14 тыс. лошадей [4, с. 202-203].

2017 05 28 Nicolaychuk 7

Офицер и солдат кирасирского полка российской армии (1732-1742 гг.)

Еще одной тяжкой повинностью для украинцев стали реквизиции волов. Российское военное командование придавало важное значение украинским волам: во-первых, как тягловой силе, которую была выгоднее содержать, нежели лошадей (волы не нуждались в овсе), во-вторых — источнику мяса для личного состава армии.

Ежегодно с 1735 по 1739 год с украинских земель должны были поставлять 70-80 тыс. волов. Основным методом их получения стал выкуп. Однако, как это было с закупкой продовольствия, средств на необходимое количество волов в государственном бюджете не хватало. Соответственно, часть волов бралась в долг по квитанциям. Так, в 1737 г. российские власти выделили средств на закупку только 45 тыс. волов, за остальные должны были деньги вернуть позже [4, с. 196]. Главными поставщиками волов становились рядовые казаки, крестьяне и мещане. Казацкая старшина пыталась избежать этой повинности, перекладывая ее на своих подданных.

С 1736 года на законодательном уровне украинцам запретили продавать волов за границу. Запрет продолжался до 1739 года, то есть до окончания войны [19, с. 118].

В тему: «Украинская земля насквозь пропитана кровью». Украина и ее место в Европе глазами британца

Кроме обязательных закупок, российские офицеры мобилизовывали волов для перевозки различных грузов (прежде всего продовольствия) со складов к местам дислокации армии. В 1737 г. с этой целью у населения Гетманщины и Слободской Украины изъяли 28 тыс. пар волов. В 1738 году с левобережных полков собрали 23 тыс. пар волов. В следующем году российское командование поставило задачу собрать еще 22 тыс. пар волов [4 c. 197]. Проблемой было то, что очень часто эти волы не возвращались владельцам. Это очень больно било по украинским крестьянам и казакам, хозяйства которых массово разорялись. Вследствие реквизиций волов, украинское население перестало выполнять и сборы провианта, поскольку без волов распахивать достаточное количество земли было невозможно. Собственно, именно во время русско-турецкой войны 1735-1739 гг. появилась народная песня, строки которой были помещены в «Історії русів»: «Москалики-соколики, поїли ви наші волики, а коли вернетесь здорові, поїсте й останні корови!», которые красноречивее всего характеризует масштабы реквизиций [20].

На 1739 год ситуация стала настолько критической, что украинское население оказалось неспособным выполнить очередное требование о поставке волов. Из уже собранных 13 тыс. пар волов почти 7,5 тыс. оказались непригодными к работе [4, с. 197]. Теперь даже казацкая старшина не могла уклониться от этой обязанности. Так, 10 волов конфисковали у генерального казначея Я. Марковича [11, с. 126].

Таким образом, во время русско-турецкой войны 1735-1739 г.г. украинские земли стали одним из основных источников продовольствия, фуража и тягловой силы для русской армии. При этом, требования российских властей никак соотносились с реальным экономическим положением Гетманщины и Слободской Украины. Это привело к массовому разорению украинских крестьян и казаков. Вынуждена это была признать и российская власть, которая после окончания войны в 1739 г. уменьшила количество расквартированных на украинских землях войск и отменила ряд налогов и сборов. Все это дает основания говорить о том, что захват Российской империей Северного Причерноморья и Крыма было бы невозможным без человеческих и материальных ресурсов украинских земель.

Литература и источники

1. Байов А .К. Русская армия в царствование императрицы Анны Иоанновны. Война России с Турцией в 1736–1739 гг.: В 2 т. — СПб.: Электро-тип. Н.Я. Стойковой, 1906. Том 1. Первые три года войны. — 1906. — 828 с.

2. Слабченко М. Организация хозяйства Украины от Хмельнищины до мировой войны / Часть 1. Хозяйство Гетманщины в XVII–XVIII ст. — Т. 4. Состав и управление государственным хозяйством Гетманщины ХVІІ — ХVІІІ вв. — Николаев: ГИУ, 1925. — 325 с.

3. Романовський В. Війна 1735-1739 років та її наслідки для України // Нариси з соціально-економічної історії України. — К., 1932. — Т. 1. — С. 27-42.

4. Апанович О. М. Збройні сили України першої половини XVIII ст. — Дніпропетровськ: Січ, 2004. — 232 с.

5. Бескровный Л. Г. Русская армия и флот в XVIII веке. — М.: Воениздат, 1958. — 645 с.

6. Репан О. «Іржа на лезі»: лівобережне козацтво і російсько-турецька війна 1735–1739 рр. — К.: ВД «Києво-Могилянська Академія», 2009. — 195 с.

7. Севастьянова І. Роль України у забезпеченні російської армії під час російсько-турецької війни 1735–1739 років // Етнічна історія народів Європи. — 2008. — Вип. 27. — С. 152–156. — Режим доступу: http://nbuv.gov.ua/UJRN/eine_2008_27_26.

8. Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. Книга четвертая. Том XVI–XX. — СПб, Товарищество «Общественная польза». — 1851–1879. — 1656 с.

9. Киевская старина.— 1905. — № 9. — 119 с.

10. Полное собрание законов Российской империи. Собрание первое (далі — ПСЗ). — СПб.: Типография II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830. — Т. 9 (1733–1736 гг.). — 1016 с.

11. Дневник Якова Марковича. Том 4. 1735–1740. — Київ — Львів, 1913. — 385 с.

12. Лапшин С.А. Компетенція та матеріальне забезпечення правління гетьманського уряду // Історія (збірка наукових праць). — Київ, 2009. — 500 c.

13. Замура О. «Великий шаленець»: смерть і смертність у Гетьманщині XVIII столітті. — К., 2014. — 239 с.

14. Слабченко М. Организация хозяйства Украины от Хмельнищины до мировой войны. Часть 1. Хозяйство Гетманщины в XVII–XVIII ст. — Т. 1. Землевладение и формы сельского хозяйства Гетманщины в ХVІІ—ХVІІІ ст. — Одесса: ГИУ, 1922. — 222 с.

15. Лазарев Я. А. Проект экономических преобразований на Гетманской Украине генерала И. Б. Вейсбаха 1733 г. // Славянский альманах. — 2016. — Вып. 3–4. — С. 56–79.

16. Острась Е. С. Врожайність зернових культур, хлібні ціни та забезпечення населення хлібом в Лівобережній Україні в другій половині XVIII cт. — Донецьк: Донецький національний університет, 2003. — 80 с.

17. ПСЗ. — СПб.: Типография II Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1830. — Т. 10 (1737–1739 гг.). — 990 с.

18. Манштейн Х. Г. Записки Манштейна о России. 1727–1744 / Манштейн Х. Г. — СПб.: Тип. В. С. Балашева, 1875. — С. 150.

19. Ніколайчук О. С. Гетьманщина у російсько-турецьких війнах за матеріалами «Полного собрания законов Российской империи»: дис... кандидата історичних наук: 07.00.06. — К., 2016. — 220 с.

20. «Історія русів» / пер. І. Драча // Режим доступу http://litopys.org.ua/istrus/rusiv8.htm (22.05.2017).

Ілюстрації: 1-4 ілюстрації Тимофія Калинського до праці Олександра Рігельмана «Літописна оповідь про Малу Росію», 1786 р.; 5-7Висковатов А. Историческое описание одежды и вооружения Российских войск с древнейших времён до 1855 г." (СПб., 1841-62)., доступ: http://www.memorandum.ru/viskowatov/imglist.html

Александр Николайчук, кандидат исторических наук; опубликовано  на сайте Historians.in.ua

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

Важно

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

Предлагаем внимательно изучить советы и рекомендации перед принятием решения о совершении любых сделок в самом Крыму и с участием юридических лиц, осуществляющих деятельность на полуострове.

Памятка потребителям при посещении оккупированных территорий Крыма

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на г