Не утопим ли мы в желчи свое государство?

|
Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Это злые крикливые времена. Они закончатся тогда, когда наш птичий базар немного утихнет, когда мы научимся думать, прежде чем кричать. И когда элиты достучатся до людей. Это такое испытание на способность общества повзрослеть. Элита должна повзрослеть по-своему, народные массы — по-своему. Голова должна подружиться с телом.

Историческое существование Украины — это существование между мирами, пишет  ZN.ua. На нас часто смотрели как на территорию, пространство, почву для чего-то или кого-то еще. Наполеон подумывал строить здесь страну под названием "Наполеонида". Гитлер планировал переселять сюда "расово полноценный генетический материал". Сталин разминал Украину между пальцами, словно кровавый пластилин. Наш труд обогащал других. Наш талант давал гордость другим. Наш дух был закрепощен. Украинство столетиями превращали в этническое чудачество. Язык столетиями превращали в акцент, суржик, "геканье". Почти превратили.

Берега и обереги

Нас уже не должно было быть. Мы уже должны были раствориться в других. Но этого почему-то не произошло. Как только очередной исторический монстр подводил Украину к краю ассимиляции, то есть де-факто исчезновения, исчезал сам монстр, но не Украина. Так было с царской Россией. Так было с Советским Союзом. Некая высшая сила не дает нам исчезнуть. Она регулярно дает нам шанс на успех и мы регулярно этот шанс упускаем. Каждый потом по-своему объясняет, почему так вышло. Как правило, виним того, кто по идее является "данностью небес" — собственный народ. Не везет нам с ним. Мы хорошие, народ плохой.

На эту тему: Украина на грани капитуляции

Сегодня это особенно заметно. Нынешняя Украина — словно река о двух берегах. По одну сторону (назовем ее условно берегом А) — та часть элиты, которая не мыслит себя без Украины. По другую (назовем ее берегом Б) — анти-элита. Тоже мыслящие люди, для которых Украина, как говорит Сурков, это — "этнография", провинциальность, придаток к России. Между этими двумя берегами, между преданностью и презрением, — бурный поток жизни, народные массы, люди, чье отношение к Украине — точка между А и Б. Для них собственная страна — часть их "я", но не "превыше всего". Как, собственно, и для большинства других людей на Земле.

Эти народные массы, этот непонятный многим "электорат" и есть она — наша страна, простые люди, для которых превыше всего более приземленные вещи. Как прокормить семью и вырастить детей, как выжить в эпоху вирусов, опухолей и инфарктов. Как найти хоть каплю морального национального комфорта в трясине национального злословия.

Украинская анти-элита — тема для отдельной статьи. Ее призвание и смысл — вернуть Украину в тень России. Хотите понять, как она мыслит — включите российские пропагандистские шоу, где она вслух произносит то, о чем молчит в Украине. Анти-элита — величина преимущественно статичная, словно болезнетворная бактерия, живущая в организме, но "включающаяся" лишь при определенных условиях. Интереснее те, чье призвание состоит в том, чтобы эти "определенные условия" никогда не настали. То есть элита, "берег А". Образованные, вдохновенные, патриотичные.

Грехи телесные и духовные

Украинская государственность много лет держалась на тех, кто верил в Украину. Поначалу их было совсем мало, потом стало больше. Это они воспитали поколение, которое видит будущее Украины в Европе и с Европой. Это они сделали так, чтобы украинской язык перестал быть "этнографией". Они — украинская закваска, которая подняла хлеб.

В наших условиях функция элиты состоит в том, чтобы, во-первых, создать нацию, а во-вторых, повести ее вперед, вдохновить, быть образцом. Ну что ж, нация создана. Идея Украины закрепилась в умах и душах миллионов активных, молодых, упорных. А вот со вторым заданием как-то не заладилось: со стадии добрых пожеланий дело сдвинулось не так уж и далеко.

Своими устремлениями мы в Европе, а своим существом застряли в постсоветских грехах. И я здесь не только о грехах телесных (коррупции, например), но и о грехах духовных. Например, о грехе двоемыслия. Слишком часто мы за Европу, но против толерантности, борьбы за права женщин, уважения к меньшинствам, свободы слова для оппонентов. То есть против всего того, что и составляет эту самую Европу.

Слишком часто мы одновременно и за Европу, и против нее. Да и сама демократия нам порою не так уж и по вкусу — причем как рядовым украинцам, так и некоторым нерядовым. Но ведь Европа — это больше, чем декоммунизация и стремление двигаться "прочь от Москвы". Это политический и общественный язык, кодекс ценностей, нормы поведения. Все то, что мы пока так и не переварили.

В добрые времена и в недобрые

В начале войны был момент, когда казалось, что в Украине начался новый отсчет. Тысячи людей ушли на фронт, чтобы Украина была. С этого страшного момента наша независимость уже точно была не подарком судьбы, а результатом немыслимой жертвы, оплаченной тысячами жизней. Но и это не принесло покоя нашей национальной душе. АТОшники и волонтеры защитили Украину в решающий момент, но и их жертва не дала ответа на проклятый украинский вопрос: что же нас, таких разных, объединяет?

Почему в самый страшный, самый трудный момент эта страна не посыпалась и народ от нее не отступился? Почему идея краха украинского проекта, которую так настойчиво продвигала и продвигает в украинские умы Россия, в этих умах не прижилась? Может, не так уж и плох этот народ? Может, вместо того, чтобы любить его в добрые времена и не любить в недобрые, стоит принять его как данность, понять, что важно для него? Может, имеет смысл, где нужно — воспитывать его, а где нужно (кто знает!), может, смирить свою гордыню и самому у него воспитываться?

В 2014-м Украина устояла. И теперь в очередной раз задается вопросом: а сейчас — что? Один мой друг, светлый и веселый человек, уже почти год в жестокой депрессии ибо Украина проголосовала "не за того". Он и дальше не мыслит себя без Украины, но Украина стала существовать для него как-то отдельно от населяющих ее людей. Он верит в Украину, но не верит больше в украинцев. И он такой не один.

Право на весну

Теодор Герцль утверждал когда-то, что великую нацию не построить без великого врага. 18 марта 2014 года в Москве этот враг оформился вполне официально, на конституционном уровне. Им стала страна, которая, воспользовавшись нашей слабостью, аннексировала нашу землю. Страны, которые аннексируют твою землю, не могут быть ни друзьями, ни братьями. Враждовать с кем-то не обязательно означает непрерывно с этим кем-то воевать, но аннексия делает нормальные отношения невозможными, это клинический факт.

Крымское вероломство для одних украинцев было пощечиной и шоком, а для других – ожидаемым и логичным продолжением "извечного противостояния" между Украиной и Россией. Как бы там ни было, 2014 год частично объединил и первых, и вторых. Тех, кто "всегда знал", и тех, кто "все-таки верил". Тех, кто считал возможным нормальное сосуществование, и тех, кто считал его иллюзией. Мы все попали в общий виртуальный (а кое-кто и невиртуальный) окоп ибо на нас напали, нас обидели, нас оболгали.

Никогда не забуду смешного и надутого Никиту Михалкова, обиженно вопрошающего, почему большинство русскоязычных украинцев на Востоке и Юге все же не поддержали "русскую весну". Его объяснение вполне вписывалось в михалковское понимание того, что движет людьми: он счел, что люди испугались. На самом деле, большинство украинцев Востока и Юга не поддержали Путина по той простой причине, что они — украинцы. Независимо от этнического происхождения, уровня национального самосознания и языка. Украина для них хоть и не превыше всего, но это — их страна. Кто нападает на Украину, кто приходит как тать в ночи и крадет чужую землю, тот не имеет права ни на какую весну.

Камень в почке

Тогда, в 2014-м, на какой-то миг возникло оно — "чуття великої родини". Позднее это чувство, как говорили в известном фильме, становилось все меньше и меньше, пока не стало крохотным, словно камень в почке. А еще позже мы вновь перессорились. Жестко и жестоко, даже по нашим меркам. Перебанили друг друга в соцсетях. Стали друг для друга врагами, даже большими, чем тот, кто украл нашу землю. Это тяжкий и горький момент. В конце концов, зачем врагу война, если еще немного и мы возненавидим друг друга больше, чем врага?

Эта грань может быть самым опасным моментом нашей современной истории. Даже более опасным, чем 2014 год. Ибо страны умирают не тогда, когда их уничтожают, а когда собственные граждане перестают в них верить. В 1941-м Гитлер не смог одолеть Советский Союз, а всего лишь 50 лет спустя Советский Союз скончался без всякого Гитлера. Ибо превратился в воплощение всего неудачного, ретроградного и отсталого в глазах собственных граждан. Любая альтернатива казалась лучше, чем это скучное, бедное, нелепое царство рутинно умирающих генсеков. И да, в этот момент хватило одного толчка, чтобы все посыпалось.

Наши украинские "генсеки" не умирают. Мы их рутинно выбрасываем на помойку — порой фигурально, а порой и буквально. Год за годом наша политическая система становится все более токсичной. После каждых новых выборов нам все труднее проходить детоксикацию и жить в нормальном ритме. В 2019-м детоксикация не произошла и вовсе. Последние выборы все еще гудят в украинских головах.

После каждых выборов есть шанс на единение. Был шанс и после этих. Сегодня его, кажется, уже нет. Мы перессорились всерьез и надолго. Кто-то и дальше будет за одного, а кто-то — за второго. Кто-то и дальше будет кричать о победе, а кто-то — о мире. Вопрос в том, расплатимся ли мы за эту междоусобицу своей государственностью. Ведь враг, напавший на нас и заливший нас кровью, как-то незаметно отошел на второй план. Теперь основной шквал наших эмоций достается не ему, а самой мерзкой, отвратительной категории населения Земли — украинцам, которые с нами не согласны. Наш дух переполнился безнадежностью и агрессией. Мы уже не можем вспомнить, когда в последний раз хорошо говорили об Украине. Вот это он и есть — путь к ситуации, когда "хватит одного толчка".

Если демократия превращается в поток грязи, которой сначала первые поливают вторых, а потом вторые первых, если ничего, кроме горечи, в наших разговорах нет, если майдан, а потом снова майдан — это наш ответ на тупики украинской политики, то, увы, есть вероятность, что в конце концов мы выполним работу врага. Сделаем так, чтобы Украина обрыдла украинцам. Убедим себя в крахе своего же национального проекта. Утопим государство в желчи.

Хуже чем сейчас...

"Хуже, чем сейчас, еще никогда не было" — это фраза, которую я слышу всю жизнь. Украинцы в своей массе живут все дольше, одеваются все лучше, путешествуют все больше, но эта фраза никуда не исчезает. Эмоционально мы, словно Алиса в Стране Чудес, все летим в свою воображаемую черную нору. В нашем воображении нет никого беднее и несчастнее нас. По какой-то непонятной причине нам комфортно так говорить и думать.

И все же, почему именно сейчас стало так темно? Что такого изменилось в нашей отдельно взятой Стране Чудес? Что сейчас такого принципиально нового? Власть делает ошибки? Так она их всегда делает, у нас и не такое бывало. Россия побеждает? Послушайте российские и пророссийские голоса и услышите, что и они ропщут. На самом деле ни элита, ни анти-элита, ни Путин, никто не может изменить того, кто мы есть, нашей сути, нашего свободного выбора между добром и злом, который мы делаем ежедневно и ежеминутно. Украина в ее нынешнем состоянии — продукт по крайней мере трех десятилетий независимости, и ни одна власть — хорошая или плохая — не в состоянии изменить ее коренным образом за считанные месяцы или даже годы.

Принципиально новый фактор (то, чего не было еще недавно) — постоянное повышение градуса ненависти в обществе и утрата элитой, нашими лучшими, веры в собственный народ. Светлые потемнели. Закваска утратила силу. Соль перестала быть соленой. Берег А, на энтузиазме и вере которого столько лет держалась Украина, стал видеть большинство украинцев как "полезных идиотов Путина". Начал говорить о собственном народе с таким же неистовым пренебрежением, с каким украинская анти-элита и Москва годами говорили об Украине в целом.

Голова и тело

Пренебрежение — то ли к Украине как явлению, то ли к украинскому народу как фактору — начинает доминировать в украинском политическом дискурсе. Теперь уже по оба берега. Помноженное на хроническое отсутствие в обществе доверия, оно может привести к постепенному распаду общества изнутри. Чувство единой семьи вырождается в чувство тотальной "зрады". Причем "зрады", которая идет не от "верхов", а от "низов". А если силы притяжения нет ни сверху, ни снизу, то что будет держать нас вместе?

Элита, конфликтующая с народом, — это голова, конфликтующая с телом. Как ни парадоксально, в этом тоже нет ничего принципиально нового. Этот странный вирус уже некоторое время бушует по миру, в каждой стране по-своему. "Тело" бунтует против "головы". "Забытые" американцы, англичане, бразильцы (список можно продолжать) голосуют "не за тех", а элита не находит ничего лучше, чем стыдить свой народ за свою же вину — за то, что не достучалась до него. Это глобальная беда: светлые и разумные не могут достучаться до не таких светлых и не таких разумных. Либо слов правильных не находят, либо же эти слова просто не доходят до сознания масс. Либо не такие уж они и светлые. Вначале было Слово, а что было в конце?

Гиперболоид инженера Цукерберга

Возможно, в конце был Твиттер и Фейсбук. Элита — что в Украине, что в других точках мира — не была готова к наступлению эры социальных сетей. Вместо мира печатных и телевизионных медиа, где право голоса нужно было заслужить или можно было купить, возник мир, где голос есть у всех. Политический дискурс превратился в птичий базар, часто перерастающий в ярмарку ненависти. Разумному его перекричать непросто. Простые ответы стали доминировать над здравым смыслом. А простые ответы — это всегда опасно. Это может быть фашизм.

Когда-то Гитлер сказал немцам, что во всем виноваты евреи, и немцам этот простой ответ понравился. Нынче через социальные сети человек легко находит своих "евреев" (политических оппонентов, либералов, американцев, этнические меньшинства, Сороса, deep state и так далее), направляя на них всю свою ненависть. Твиттер и Фейсбук превратились в гиперболоид, луч смерти, которым уничтожается голос разума и выжигается несогласие. В руках умелых политиков, знатоков алгоритмов, шустрых манипуляторов это — невероятное оружие. Всем нравится собирать лайки и ретвиты. Никому не нравится собирать проклятия и ненависть.

Как следствие, мы разбились на стаи. Главной заповедью политического дискурса стало: либо иди со своей стаей (делай и говори то, чем одержим твой "информационный пузырь"), либо молчи. Где Украина в этом бесконечном море раздутых эго? А нет ее там.

На эту тему: ...Будущее, несомненно, принесет нам очередные качели

Новое начало

Это злые крикливые времена. Они закончатся тогда, когда наш птичий базар немного утихнет, когда мы научимся думать, прежде чем кричать. И когда элиты достучатся до людей. Это такое испытание на способность общества повзрослеть. Элита должна повзрослеть по-своему, народные массы — по-своему. Голова должна подружиться с телом. Возможно, элита — и наша, и мировая — все же научится говорить с народом через новые медиа, аккумулируя не худшее, а лучшее в человеке. Социальные сети могут быть не только лучом смерти, я в этом убежден.

Быть может ближе к лету, когда Бог в очередной раз спасет Украину и мир (на сей раз от коронавируса), элита и народ пересекутся где-нибудь в церкви и вспомнят тихую старую заповедь: возлюби ближнего своего, как самого себя. И, возможно, вспомнив эту заповедь, они посмотрят на самих себя, на свои слова и поступки последних лет, на весь крик и раздрай, до которых мы (как люди, как страна, как человечество) опустились, — и устыдятся. И кто знает, быть может, это чувство стыда за самих себя и будет для всех нас настоящим новым началом.

Александр Щерба, Чрезвычайный и Полномочный Посол Украины в Австрии;  опубликовано в издании  ZN.ua

На эту тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Последние новости

20:01
У вівторок в Україні +19 - +22 градуси, на півдні до +27, дощі на Лівобережжі (МАПА)
19:32
Вперше в історії відбудуться дві позачергові Ради в один день
19:09
Китайський державний інвестор CNBM обурений шахрайськими діями уряду України
18:45
На Закарпатті не вистачає кисневих концентраторів, майже на 90% заповнені лікарні другої та третьої хвилі – ОДА
17:16
Рада обклала українців даниною, запровадивши державний збір за виліт пасажирів, крім приватних чартерів
16:00
"Справа Шеремета: з підозрюваної Дугарь зняли електронний браслет
15:12
Міністр про відкриття кордонів ЄС для українців із 14 липня: Шансів немає, наші цифри зараз значно гірші, ніж це потрібно
14:05
Корнієнко підтримав законопроєкт Бужанського щодо продовження викладання російською в школах
14:05
Хроніка ООС на 13 липня: шестеро бійців Об’єднаних сил поранено, двоє загинули
13:01
Дефіцит велосипедів виник у світі - ЗМІ

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com