Олег Животов: «Мы не сдавали Луганскую СБУ»

Версия для печатиВерсия для печати
Фото:

Версия экс-заместителя председателя Луганского СБУ того, как начиналась война.

Корреспондент издания «Тиждень» встретился с офицером СБУ, полковником Животовым, первым заместителем генерала Петрулевича, начальника Луганского СБУ весной 2014-го, руководителем спецоперации по расследованию деятельности так называемой «Армии Юго-Востока». Он рассказал свою версию трагических событий первых месяцев «русской весны» в Луганске. Животов считает разговоры на тему «сдали Луганское СБУ» клеветой и провокацией российских спецслужб.

В тему: Как захватывали луганскую СБУ

— Луганск стал точкой бифуркации потому, что если в том же Донецке сепаратистов на первом этапе представляли полные маргиналы, то в Луганске это было вполне боевое звено. Более того, именно в Луганске действовал человек, который был главным координатором сепаратистского движения во всех юго-восточных областях Украины, Алексей Рельке. Которого мы задержали, чем сорвали все планы россиян относительно одновременного восстания во всех областях, которые их интересовали.

Это и стало главной причиной досрочного штурма Луганского СБУ. О Рельке сейчас почти забыли, и это не случайно, и об этом чуть дальше. Это кадровый сотрудник российской разведки, работал в немецкой полиции, подразделении, которое работало по русским. В 35 лет он выходит на пенсию и вдруг в 2007 году переселяется в Украину — получает новое задание и фронт работы.

При этом, продолжает получать пенсию через российский «Сбербанк». Больше о нем можно узнать из фильма под названием «Нам не оставили выбора», который в феврале 2016 года выпустило так называемое «МГБ ЛНР». На него замыкались все сепаратистские движения — например, у нас зафиксированы несколько его контактов с общеизвестным харьковским персонажем Топазом, где Рельке прямо подтверждает, что он является главным координатором во всех юго-восточных областях.

В той же беседе он говорит, что у нас готовы 300 автоматов и до 12 000 личного состава — Топаз взамен жалуется, что на Харьковщине все далеко не так радужно. Для доставки оружия в Украину россияне использовали местных луганских контрабандистов, которые все давно были на крючке у российских спецслужб.

В тему: Урало-Кавказ Украины. Криминальное гетто в столице контрабанды страны

Местное руководство Партии регионов решило снова сыграть в игру 2005 года — «покачать» ситуацию, попугать Киев и договориться с ним на своих условиях. А Россия просто воспользовалась моментом и зашла на плечах и тех, и других. Это никак не отменяет того, что именно местные олигархи, с помощью коммунистов, сделали все для реализации сепаратистского сценария.

Киевская власть, в свою очередь, думала, как всегда, все «порешать». Не давала добро на активные действия даже тем силовикам, которые остались верны присяге и были готовы действовать. Затем этих же силовиков нередко бросали на произвол судьбы. В процессе «решалова» тогдашняя власть закономерно потеряла всякое влияние на ситуацию. Как и шансы на ее мирное решение.

До моего и генерала Петрулевича назначения в Луганск 11 марта 2014 года СБУ там руководил пророссийски настроенный генерал-лейтенант Третьяк. Той самый, ранее руководивший безопасностью Партии регионов и Януковича, тот самый, который вместе с сыном-предателем сейчас находится в «ДНР». Именно этот человек, в сговоре с местными олигархами и лидерами сепаратистского движения готовил крымский сценарий на Донбассе.

Уже с начала февраля 2014-го так называемые «Луганская гвардия», «Молодая гвардия» и «Луганская Самооборона» во главе с Арсеном Клинчаевым и Александром Харитоновым, с участием «Великого Войска Донского» (атаман Леонид Рубан, подчиненный Козицына), сепаратистских организаций, имевших свой штаб в здании обладминистрации (!), проводили по городам области систематические митинги и акции с призывом к вводу российских войск. В феврале Рубан призвал Путина ввести российские войска в Украину.

2 марта облсовет устами своего председателя Валерия Голенко выступил с призывом о непризнании украинских властей. 9 марта милиция дает агрессивной толпе избить проукраинских митингующих и сдает сепаратистам здание ОГА. В штурме участвовала и агентура СБУ, которая перешла на сторону сепаратистов по указанию своих хозяев.

Именно после этого мы с Петрулевичем и были отправлены тогдашним председателем СБУ Наливайченко в Луганск — ведь Луганское управление тогда просто бездействовало, никакой информации, никакой реакции, ни одного дела. Кстати, Петрулевич сам родом из Донецка, имел опыт службы в Донбассе, что очень удивляло «сепаров», когда они приходили с нами общаться — они думали, что в СБУ все из Львова.

На дорогах уже стояла так называемая «самооборона», которая вместе с милицией контролировала все дороги. По первоначальному плану все дальнейшее должно было состояться по крымскому варианту — в «час Х» они, после «референдума», должны были отрезать Луганщину от Украины и дать спокойно зайти российским войскам. Мирно, красиво — все как хотел Кремль. Но они не пошли на это, потому что им нужен был весь Юго-Восток, а там почва не была столь подготовлена, как в Луганске.

В СБУ есть аудиозапись разговора капитана ГРУ Банных, которого мы арестовали 5 апреля, с другим ГРУшником; они прямо говорят, что даже в начале апреля, не то что марта, у них были готовы только Донецкая и Луганская область, а остальные области — «слабые», и что нужно еще много времени. Главная цель россиян было не допустить проведения президентских выборов в мае. Интересно, что до сих пор по Третьяку, Голенко, Пристюку нет ни одного уголовного дела за сепаратизм и государственную измену.

Первое, что мы нашли в Луганске — это факт исчезновения почти всех дел и оперативных разработок по агентуре за прошлые годы. Нам пытались «втюхать» акты об их якобы уничтожении, по приказу тогдашнего первого заместителя главы СБУ генерал-лейтенанта С.П. Черных. Правда, актов об уничтожении, где должен быть четкий перечень того, что уничтожено, тоже не оказалось — их тоже типа уничтожили.

Затем, как только мы вышли на «Армию Юго-Востока», начались рапорты о том, что, мол, нельзя задерживать их лидеров, ведь это наши люди, цитирую — «они осуществляют помощь по стабилизации ситуации в стране». Так, много бывшей агентуры СБУ пошло в сепаратисты, это правда. И прикрывали их преимущественно те, кто в дальнейшем изменил и перешел на сторону врага. Но еще интереснее, что некоторые должностные лица из числа тогдашних и нынешних руководителей в Киеве уговаривали Наливайченко не менять Третьяка — мол, область спокойная, нечего ее баламутить.

Значительная часть офицеров управления была деморализована и сочувствовала сепаратистам. Из 580 работников — а это все, и оперативники, и водители, и дворники, и медики, и другой технический персонал — в 2014-м году уволилось более 300 сотрудников. Несколько десятков из них служат в «МГБ ЛНР», многие — в «МВД ЛНР», остальные — либо в России, или на украинской территории.

Мы не могли сразу начать чистку — просто не было времени. В то же время контрразведку сразу переключили на работу по сепаратистам и прямой агентуре РФ. У многих людей загорелись глаза, в них проснулся профи, ведь они впервые занимались борьбой с реальными диверсантами, а не защитой Януковича и отправлением титушок на «Антимайдан». Арестовали Харитонова и Клинчаева.

Ввели круглосуточную систему работу судов, чтобы получать быстро разрешение на аресты. Но были и такие, которые отказывались выполнять приказы, ибо откровенно говорили, что поддерживают сепаратистов — они писали рапорты об увольнении или мы их сами отстраняли от работы, это офицерский состав. Оперативники в массе своей остались. Удалось сразу сменить всех заместителей. Была и прямая российская агентура — например, майор Панферов, который во времена Третьяка был переведен в СБУ прямо из ФСБ (!) на должность помощника начальника управления по антитеррористическому центру.

Уже 13 марта мы получили информацию об «Армию Юго-Востока». Я непосредственно руководил операцией по ее разработке и ликвидации. Об этом знали только Председатель СБУ и генерал Петрулевич, поэтому когда кто-то пытается выступать в роли инсайдера, то это ложь — вся информация была только у нас троих. Киев предоставил все технические возможности, поэтому мы слышали и знали, фактически, все.

Эту «армию» не стоит называть сепаратистами — это прямая агентура ФСБ и ГРУ. Их задачей было добывать информацию о ВСУ, формировать боевые отряды, блокировать движение военных колонн и делать закладки оружия. Их лидеры — Валерий Болотов, Алексей Карякин и упомянутый Рельке, сразу начали выступать в роли «партизан», которые призывали к военному восстанию против украинской власти.

Все видеоролики от имени этой «армии» снимались на складе в оружейном магазине Карякина в Стаханове, который, кстати, охраняла милиция. Они систематически устраивали учебные стрельбы из оружия, которое хранилось на этом складе. Для получения инструкций, радиооборудования и обмена информацией они ездили в Донецк Ростовской области. Также у них была сеть электронных почт, на которые они загоняли информацию, а дублирующие пароли были у соответствующих сотрудников российских спецслужб.

5 апреля мы провели широкомасштабную операцию по аресту диверсантов «АЮВ». Арестовали многих, но особенно отмечу Карякина (ныне — глава «парламента ЛНР»), Рельке (первый командующий «АЮВ»), Шварева и Дядюна (будущая «4 бригада «ЛНР»), Струбчевского и Моралишвили (будущая «бригада Дремова»), Сабакаря из «донского казачества» (первого начальника «штаба контрразведки ЛНР»), упомянутого капитана ГРУ Банных и им подобных.

Мы изъяли компьютер Шварева, нашли и задокументировали все доказательства работы на российские спецслужбы. Скажу откровенно — мы не успели провести экспертизу оружия, потому что сначала, при задержании, вынуждены были быстро все паковать и отправлять в Луганск, потому что собралась агрессивная толпа. А на следующий день нас взяли штурмом. И когда российские спецслужбы для прикрытия запустили слухи о том, что, мол, это были какие-то макеты и самодельные «обрезы» — скажите, а почему тогда было бы не показать это, как русские всегда делали: мол, вот посмотрите, что СБУ творит, подбрасывает «мирным людям» хлам?

Конечно, они не показали, потому что на следующий день этим «хламом» и вооружились, в дополнение к тому, что захватили в самом здании управления. Слухи о том, что туда свозили оружие из области, пошли именно отсюда. На самом деле, оружие, которым сотрудники СБУ должны были вооружиться в ситуации войны, там лежало со времен СССР. А заминирована оружейка была муляжом — мы не могли позволить себе рисковать, управление находилось в окружении жилых домов.

Считаю, что мы на тот момент смогли накрыть почти всех главных действующих лиц сепаратистского сценария. Те, что сбежали, потому что их предупредили предатели из числа людей Третьяка, например, Болотов и Мозговой, меняли место своего пребывания каждую ночь, а Рубан сбежал в РФ. Несмотря на многократные обращения к руководству государства о необходимости срочного снятия с должности тогдашнего руководителя луганской милиции Гуславского, ничего сделано не было.

События 6 апреля подтвердили нашу обеспокоенность, ведь милиция во главе с Гуславским не привела план «Волна» на случай массовых беспорядков, не защитило само здание, хотя это ее прямая обязанность — кстати, именно за это сейчас судят экс-руководителя одесской милиции Фучеджи за события 2 мая. Но почему-то ни к кому из луганской милиции никаких вопросов нет.

Уже после штурма Наливайченко неоднократно, в том числе в присутствии секретаря СНБО Парубия и меня лично, требовал от Авакова снять с должности Гуславского. Аваков отвечал, дословно — я доверяю Гуславскому больше всех. Подтверждением факта прямого сговора отдельных руководителей луганской милиции с «АЮВ» является выступление 5 апреля 2014 года Болотова, где он заявляет: «Милиция предает нас .....» - это имеются в виду аресты, которые мы провели.

В тему: Министр внутренних дел — еще и мошенник

Сам штурм луганского СБУ был вынужденной импровизацией. Россияне, и некоторые местные, испугались, что мы взяли Рельке. Он знал слишком много и был готов говорить. После задержания даже предлагал себя перевербовать. Рассказал о планах российских спецслужб о одновременным захватом власти во всех юго-восточных областях в мае. Следует заметить, что спецслужбы РФ в то время не согласовали между собой эти планы.

ФСБ планировало мирные протесты и референдум по «крымскому» варианту, а ГРУ РФ — путем вооруженного восстания. Утром 6 апреля нас начали блокировать. Сначала пришли «казаки», затем афганцы — договариваться, чтобы освободили Дядюна и Карякина, и начало штурма их застало в кабинете Петрулевича. И они открыто говорили — это не наши люди. А в этот момент милиция просто разошлась, а «Беркут» стоял за углом и, посмеиваясь, смотрел на все, что происходило.

И как не вспомнить Гуславского, которого агрессивная толпа, в разгар штурма (!), пропускает к нам, и который нам обещает — мол, отпустите задержанных «и тогда я отведу толпу от управления», при этом дав слово офицера. А на понедельник пообещал лично доставить освобожденных лиц в суд. Со скрипом получили разрешение Киева, отпустили. Но Гуславский зачем-то лично привез Рельке и Ко из изолятора прямо под управление, где они и возглавили дальнейшее штурм.

В тему: Луганские правоохранители о грубых кадровых ошибках новой власти

Почему мы не стреляли? А стреляли наши коллеги во Львове и Ивано-Франковске двумя месяцами раньше? Нет, их управления сожгли и захватили оружие. Зато в Хмельницком за использование оружия нашего коллегу судят до сих пор. Такие вопросы поднимают дилетанты и популисты. Я как бывший военный прокурор и кадровый военнослужащий утверждаю, что 6 апреля сотрудники СБУ не имели права применять огнестрельное оружие.

Поскольку, согласно еще действующему законодательству, запрещено использование огнестрельного оружия в случае массового скопления людей, если от этого могут пострадать посторонние лица. В условиях штурма Управления было невозможно вести прицельную стрельбу и избежать жертв среди посторонних лиц — для этого и был нужен «живой щит». 6 апреля часть нападавших была «обдолбанная», но без оружия.

«Обдолбанный» — это не образ, а реальность — в парке возле управления людей поили водой из каких-то кастрюль, после чего они реально бесились и не чувствовали боли. Никогда не забуду, как Петрулевича во время первого штурма пытаются затянуть в толпу, наши «альфовцы», которых было только 8, бьют всем, чем могут нападающих, а те, словно не чувствуя боли от разбитых уже голов, продолжают с сумасшедшими глазами тянуть генерала ... И главное — именно стрельбы от нас и ожидали россияне. Напоминаю, что буквально за несколько дней до этого был перехвачен и опубликован в СМИ разговор Стрелкова со своими кураторами, они четко говорят — нам нужно несколько десятков трупов мирных жителей, и тогда через несколько часов российская армия будет здесь.

Никогда не забуду того, как мы звонили Наливайченко в Киев во время штурма и просили о помощи. он при нас по громкой связи, в свою очередь, звонил Авакову, кричал и просил прислать, наконец, милицию. Тот соглашался, обещал, но никто так и не пришёл. До сих пор стыдно смотреть в глаза своих коллег, которые тогда были со мной, потому что я им обещал постоянно — мол, Киев нас не бросит. И это помогало более шести часов держаться нескольким десяткам против пятитысячный толпы. Но в конце концов нас все же захватили. Затем, когда мы сидели в кабинете Петрулевича, вокруг нас бегало сепаратистское «быдло», то чувствовали себя точь-в-точь как офицеры в 1917 году — вроде все сделали правильно, но нас предали.

Петрулевич с 26 марта ходил с шунтом в животе после операции. Простите за подробности, кровью в туалет ходил. Он вообще должен был до 10 апреля находится на стационарном лечении после операции, но 27 марта уже вышел на службу. Его сильно избили в кабинете, когда нас же захватили, шунт намотался на почки. Но он остался, упросил, чтобы замов отпустили. Написал прощальную записку, потому что мы не знали, что будет дальше.

А спасся он чудом. Как я уже говорил, штурм был настолько внезапным, что работники ФСБ и ГРУ появились в здании значительно позже после захвата здания. А среди толпы сепаратистов был и наши люди, в частности, Николай Цукур — он потом стал замкомбата батальона «Торнадо», который и организовал спасение Петрулевича. Вывел его в чужой одежде типа «за сигаретами» — только в хаосе, который в первую ночь там царил, это могло получиться. Больно, что сейчас Цукур, который более года воевал на передовой, арестован. Считаю его патриотом Украины.

Уже 7 апреля прилетел Наливайченко с Парубием и сотней «альфачей» из Киева. Мы несколько раз выдвигались на штурм — и несколько раз в последний момент его отменяли. В первую очередь, из-за милиции, которая не просто пропускала и сопровождала еду и стройматериалы для баррикад в захваченное здание, но и, по оперативной информации, собиралась стрелять нам в спину, если бы мы начали штурм.

Ну, и мгновенно «сливала» все сепаратистам. Военнослужащие 80-ки нам помогать отказались — мол, мы в АТО не участвуем, и была их горстка в 60 бойцов с несколькими БТРами с одним боекомплектом. Пограничники заявили, что не могут дать БТР, потому что он «задействован в охране границы». Упомяну «теплым словом» и губернатора Болотских, который даже отказался выключить свет и воду в захваченной здания. А еще постоянные «переговоры» с сепаратистами — попытки «порешать». Вот поэтому штурма так и не было.

Крики о том, что, мол, мы взяли «не тех людей» и это возмутило ситуацию, начались в российской прессе. Утверждаю, что мы сильно поломали их игру по «мирному» захвату власти. Тем удивительнее, что эту тему подхватили некоторые СМИ в Украине. Следует вспомнить, что именно сотрудник российской разведки Рельке 7 апреля сказал, что Петрулевич лично и добровольно открыл склад с оружием. Я утверждаю, что это классическая провокация российских спецслужб, которая имела целью дискредитацию Петрулевича и привела к снятию его с должности.

Я передал следователям военной прокуратуры неопровержимые доказательства невиновности Петрулевича. В частности, сами лидеры сепаратистов «председатель парламента ЛНР» Алексей Карякин, глава «Кабинета Министров ЛНР» Геннадий Ципкалов и Алексей Рельке в видеосюжетах «ГТРК ЛНР» рассказали, что сепаратисты срезали петли на дверях склада вооружения Управления, предварительно розминировав их, и зашли в помещение склада. 10 апреля 2014-го появляется письмо неизвестных сотрудников луганского СБУ о том, что, мол, Наливайченко с Петрулевичем сдали Луганск, потому что «выкосили» всех профессионалов оттуда.

А дальше, 2 мая, первый заместитель министра внутренних дел Евдокимов сообщает письменно Турчинову и Махницкому о том, что он находился 29 апреля во Луганске и встречался с Болотовым в захваченной сепаратистами ОГА. Увидел в кабинете у последнего украинские герб и флаг. Сделал вывод на основании этого, что Болотов является патриотом Украины (!), а ситуацию в регионе спровоцировало СБУ, которое арестовало невиновных лиц.

На основании этого Евдокимов предложил руководству государства прекратить АТО и вывести всех силовиков из Луганской области. Интересная инициатива от интересного человека, согласитесь. Проводится даже несколько акций протеста, где протестующим выдают оперативно сделанные рубашки с требованиями наказать тех, кто «сдал Луганск».

Еще не могу не вспомнить, как через неделю после захвата СБУ российские СМИ раздували тему мешков с секретными документами по управлению, которые нашли просто на остановке в Луганске — мол, предатель Петрулевич не уничтожил их при штурме. Только вот эти документы были, как оказалось, за 2010-2013 годы — те самые, которые якобы были уничтожены, и касались учета оружия.

Кстати, большинство документов мы как раз успели сжечь или вынести. Весной 2015 года появляется письмо от якобы ветеранов Службы внешней разведки о том, что Наливайченко и Петрулевич — агенты ФСБ. Правда, при проверке оказалось, что таких людей в СВР нет, адреса — липовые. Но волна пошла. А Рельке, которого мы повторно задержали в мае 2014-го в Стаханове, был благополучно обменен в сентябре 2014 года.

Прокуратура перед обменом заявила, что доказательств нет, поэтому чего держать хорошего человека в тюрьме? Он потом с успехом убивал наших солдат под Дебальцево. Примечательно, что у нас, тех, кто его арестовывал, показаний не взяли ни в течение 4 месяцев его пребывания в Украине, ни до сих пор. Вы будете смеяться, но Рельке до сих пор не находится в розыске. Самое неприятное, что всех предателей, кого удалось снять с должностей в Луганске, после нашего ухода туда вернулись. И эти люди прекрасно себя чувствуют. А мы — мы же «сдали Луганск» ...

***

Олег Животов — военнослужащий. Родился в Харькове. Окончил Харьковское высшее военное училище, служил в стратегической авиации в Прилуках. 10 лет отслужил в военной прокуратуре. Дальше — Главное следственное управление СБУ, первый заместитель Председателя Луганского СБУ. Позже — работа в спецгруппе СБУ по Донбассу.

Богдан Буткевич, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент


В тему:


Читайте «Аргумент» в Facebook и Twitter

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter.

Важно

Как эффективно контролировать местную власть

Алгоритм из 6 шагов поможет каждому контролировать любых чиновников.

Как эффективно контролировать местную власть

© 2011 «АРГУМЕНТ»
Републикация материалов: для интернет-изданий обязательной является прямая гиперссылка, для печатных изданий - по запросу через электронную почту. Ссылки или гиперссылки, должны быть расположены при использовании текста - в начале используемой информации, при использовании графической информации - непосредственно под объектом заимствования. При републикации в электронных изданиях в каждом случае использования вставлять гиперссылку на главную страницу сайта www.argumentua.com и на страницу размещения соответствующего материала. При любом использовании материалов не допускается изменение оригинального текста. Сокращение или перекомпоновка частей материала допускается, но только в той мере, в какой это не приводит к искажению его смысла.
Редакция не несет ответственности за достоверность рекламных объявлений, размещенных на сайте а также за содержание веб-сайтов, на которые даны гиперссылки. 
Контакт:  uargumentum@gmail.com